Новый гедонизм или Портрет Дориана Грея

В соавторстве с Климентовой О.С.
«Не тратьте понапрасну золотые дни,
Слушая нудных святош, не пытайтесь
исправить то, что неисправимо,
не отдавайте свою жизнь невеждам,
пошлякам и ничтожествам, следуя
ложным идеям и нездоровым стремлениям
нашей эпохи. Живите! Живите той
чудесной жизнью, что скрыта в вас!»
О.Уайльд «Портрет Дориана Грея»

Человек наделен  чувством прекрасного. Как физиологически, так и психологически он стремится к наслаждению, удовлетворению своих потребностей и желаний. Это естественно и понятно. Однако существует большой риск переступить ту зыбкую грань, где кончается приемлемое и, если так можно сказать, нормальное, и начинается то, что уже именуется грехом, пороком. Во все времена человек стремился к наслаждению, жизни в своё удовольствие. Но религиозные, моральные  догматы ограничивали такую личность в этом желании, отсюда вытекало общественное порицание, муки совести и как внешние, так и внутренние противоречия и разногласия.
Первым, кто решил «узаконить» тягу к удовольствию, был греческий философ, ученик Сократа, Аристипп, извлекавший наслаждение из того, что было в этот миг доступно, и не трудился разыскивать наслаждение в том, что было недоступно. Философ смело проповедовал праздную, роскошную жизнь, аргументируя это такими словами: «Если бы роскошь была дурна, её не было бы на пирах у богов».
Те ученики, которые сохранили верность учению Аристиппа и назывались киренаиками, придерживались следующих положений. Они принимали два состояния души  - боль и наслаждение: плавное движение является наслаждением, резкое – болью. Кроме того, они различают конечное благо и счастье; именно конечное благо есть частное наслаждение, а счастье – совокупность частных наслаждений, включающая также наслаждения прошлые и будущие. Доказательством того, что наслаждение является конечным благом, в том, что мы с детства бессознательно влечемся к нему и, достигнув его, более ничего не ищем, а также в том, что мы больше всего избегаем боли, которая противоположна наслаждению. Таким образом, считая, что боль неприятна, а наслаждение приятно, они главным образом заботились о последнем.
Так, мы можем сделать вывод, что Аристипп стал основоположником нового направления в философии, а киренаики (ученики философа) разработали теоретическую основу этого учения, в дальнейшем получившего название гедонизм.
«Новая философская энциклопедия» даёт следующее определение гедонизму: «тип этических учений, а также система нравственных воззрений, согласно которым все моральное определение выводится из удовольствия и страдания».
Стоит отметить, что у киренаиков обнаруживается двойственность гедонизма как практического учения: с одной стороны, в той мере, в какой гедонизм утверждал самоценность личности, в нем очевидны гуманистические черты, с другой - в той мере, в какой предполагалось, что удовольствие является абсолютной ценностью, гедонизм оказывался возможной основой для апологии зла и аморализма, т.к. он утверждает, что ценно, но не делает предписаний, как должны вести себя люди.
Различают «эгоистический гедонизм» (теории, согласно которым исключительно личное удовольствие является конечной целью действий) и «универсалистский гедонизм» (когда удовольствие как общее счастье является конечной целью действий).
В христианской традиции Средних веков идеям гедонизма не было места (жёстко порицались); лишь в эпоху Возрождения они находят новых сторонников (Боккаччо, Бруни, Петрарка), да и то в его мягкой эпикурейской версии. В новоевропейской мысли с идеями гедонизма происходят существенные трансформации. Эти идеи оказываются воплощенными более или менее полно и адекватно в большинстве философско-этических учений того времени.
К. Маркс и Дж. Мур с разных позиций сформулировали положения об удовольствии как о практически-поведенческом и объяснительно-теоретическом принципе. В марксизме наслаждения и страдания выступают функцией действительных социальных отношений людей. З. Фрейд с психологической точки зрения доказал, что удовольствие, будучи исходным, не может быть универсальным принципом поведения общественного индивида, тем более если речь идет о нравственных основаниях поведения. Мур показал, что гедонизм утверждая удовольствие в качестве единственного добра, в полной мере воплотил в себе натуралистическую ошибку. В частности, в гедонизме смешиваются понятия  «желание» и «достойное желание»; привнесение в гедонистическое рассуждение критериев рациональности неявно устанавливает предел удовольствию и тем самым разрушает целостность гедонизма как концепции, утверждающей абсолютность ценности удовольствия.
Несмотря на то, что в дальнейшем гедонизм не был так широко распространен, в XIX-ХХ в. он, все же находит отклик в литературе. Например, в таких произведениях, как «Здравствуй, грусть» Франсуазы Саган, «О дивный, новый мир» Олдоса Хаксли, «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда.
Обратимся к «Портрету Дориана Грея» как к самой популярной, обсуждаемой, скандальной книге, затрагивающей гедонистическую тему. Чтобы подробно проанализировать произведение, укажем теоретические положения гедонистического учения  и найдём их черты в тексте.
Основными чертами жизни гедониста выступают:
1) Стремление к получению жизненных благ (материальных и душевных);
2) Расширение рамок личной свободы вплоть до вседозволенности;
3) Избегание опасностей;
4) Игнорирование гражданского и личного долга, если он ограничивает желания человека;
5) Нежелание прилагать к делу лишние усилия (к учёбе, развитию, разрешению конфликтных ситуаций и т.п.)
Стоит заметить, что идеи гедонизма в произведении высказывает лорд Генри, более того, он предлагает концепцию «нового гедонизма»: «новый гедонизм – вот что нужно нашему поколению. И вы могли бы стать его зримым символом. Я открою вам великий секрет жизни – лечите душу ощущениями, а ощущения пусть врачует душа».
Эта концепция заключается в том, что наслаждение красотой обеспечит духовное развитие, а оно, в свою очередь, приведет к конечному благу. Лорд Генри называет Дориана символом гедонизма, ведь тот и молод и богат и красив. Поддавшись сладким речам своего друга, он стал находить наслаждение в наркотиках, выпивках, в любовницах и любовниках. Он нарушал всем известное правило «свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого», тем самым расширяя границы своей дозволенности. Самоубийства Сибилы и Алана Кэмпбела, убийство Бэзила, смерть Джеймса – все эти погибшие жизни забирали с собой остатки морали Дориана.  Люди были для него всего лишь источник получения собственного наслаждения. Лорд Генри не говорит, как ему нужно поступать, он лишь рассуждает о том,  в чем прелесть нового гедонизма.  Гедонизм, основанный на собственном благополучии, в итоге привел к разложению личности Дориана, падению его духовно. Этот эгоистический гедонизм явился не наслаждением прекрасным, а напротив, потерей интереса к нему.  Дориан Грей не разрешает конфликты, а напротив, принимает в них участие. Вся его жизнь состоит из празднеств. Он легкомыслен и для него нет ничего важного, ведь как бы быстро не шло время, его красота непоколебима.  Он добивается того, что ему нужно любым способом, ведь как говорил лорд Генри: «Всякое желание, которое мы стараемся подавить, бродит в нашей душе и отравляет нас. А согрешив, человек избавляется от влечения к греху, ибо осуществление – это путь к очищению. После остаются лишь воспоминания о наслаждении и сладострастие раскаяния».
Уайльд писал: «Гедонизм этот будет прибегать к услугам интеллекта, но никакими теориями или учениями не станет подменять многообразный опыт страстей. Цель гедонизма – именно этот опыт сам по себе, а не плоды его, горькие или сладкие. В нашей жизни не должно быть места аскетизму, умерщвляющему чувства, так же как и грубому распутству, притупляющему их. Гедонизм научит людей во всей полноте переживать каждое мгновение жизни, ибо и сама жизнь – лишь преходящее мгновение». Автор излагает идеи гедонизма через теоретика лорда Генри, а Дориан претворяет их в жизнь. У Генри Уоттона нет цели физически развратить Дориана, т.к. это уничтожит его красоту. Он намеренно делает все, чтобы сохранить прекрасный вид юноши. Первое, что он делает – убеждает друга в важности молодости. Уайльд, работая над своим романом, не знал, к какому выводу он придет, но, тем не менее, поняв, что эгоистическому гедонизму нет в мире места, он убивает своего героя. Благодаря всем этим примерам мы убеждаемся, что «Портрет Дориана Грея» вмещает в себе практически все черты гедонизма.
Не случайно произведение называют гимном всему аморальному, ведь на его страницах подробно описано пагубное влияние гедонизма на личность.  Таким образом, выводом может послужить высказывание Вольтера: «Некоторые думают, что покупают наслаждение, а сами продают себя ему в рабство».


Рецензии