Свет Нового Солнца. Книга 1. Пролог

Пролог

«Прости. И удачи!»

Погода последних дней Июня выдалась особенно хорошей. Воцарилось то самое редкое время, когда весенние холода были уже позади, а летняя жара все ещё не вступила в полную силу. Приятный тёплый ветерок нежно щекотал волосы случайных прохожих, а всё живое буквально расцветало и радовалось наступившей идиллии.

Не был исключением и шестнадцатилетний парень по имени Макс. Он испустил грустный тяжелый вздох и посмотрел сквозь окно. Как ему сейчас хотелось выйти наружу, пройтись по хорошо знакомым улицам, вдохнуть свежего воздуха а, может быть, даже встретить кого-нибудь из своих друзей. Но Макс не мог этого сделать. Он сидел в душном, плохо проветриваемом здании банка, ожидая своей очереди. Занятие весьма скучное для парня его возраста. Очередь тянулась медленно, а кондиционеры, как назло, не работали.

Смахнув стекавшую по виску каплю пота, Макс огляделся по сторонам. Возле него сидела полная, одетая в платье в горошек женщина, то и дело отиравшая платком лицо. Она недовольно забурчала, что очередь тянется слишком долго, после чего взглянула на электронное табло. Красным на нем горели цифры, которые показывали трехзначные номера.

Позади Макса заплакал трехлетний мальчик. Мать ребёнка игрушкой попыталась успокоить его, но тот закричал лишь сильнее. Ему явно не хотелось сидеть в таком душном месте. И он не был исключением. Возле касс, перекрикивая даже плач ребенка, ругался пожилой мужчина. Работник банка растерянно оправдывался перед ним и говорил, что монтажники должны вот-вот приехать и починить кондиционеры.
Макс моргнул и отвернулся от всей этой суеты. Его взгляд прошелся по остальным людям и задержался на стеклянной стене. Через нее очень хорошо просматривалась улица.

Прямо возле здания банка расположился небольшой работающий фонтан. И, как и полагается любому уважающему себя фонтану, этот обзавёлся целой стайкой резвящейся детворы. Смотря на радостные детские лица, Макс понемногу начинал завидовать ребятам. Конечно, сам он вряд ли стал бы плескаться в фонтане. Но, вот по видневшемуся дальше парку, юноша прошёлся бы с огромным удовольствием.
Макс встал и двинулся было к выходу, как в голове всплыли слова его матери: «Максим! Сколько можно пропускать очередь? Ещё раз такое повторится, и я на месяц отлучу тебя от интернета!»

Надо признать, в словах матери была доля правды. Ведь Макс пытался оплатить квитанции уже в четвертый раз. Три предыдущих, уверенный, что не пропустит очереди, он выходил «прогуляться». И каждый раз, словно по волшебству, что-то случалось. То терялся номерок его очереди, то объявлялся старый друг. То, попросту, наслаждаясь прекрасной погодой — Макс забывал о времени.

Поэтому сейчас, после сурового родительского внушения, он твёрдо решил сопротивляться всем соблазнам. И никуда не уходить. Ну… разве что, по нужде отлучиться. Макс взглянул на табло, убедился, что очередь без него никуда не денется, и так и сделал.

Туалет был пустым, да и в отличие от душного зала хорошо проветривался. Поймав себя на мысли, что лучше бы уж кассы поставили тут, Макс улыбнулся. Уже в приподнятом настроении, он подошел к начищенным до блеска раковинам и включил воду.

Холодные струи обтекали кисти, вызывая приятные ощущения, а парень предавался размышлениям о предстоявшем отдыхе. В уме рождалось множество идей, и Макс с удовольствием смаковал их. При этом он не замечал одной странности в зеркале. А странность эта, надо сказать, удивила бы любого. Она происходила с  отражением Макса в зеркале. Конечно, это было очень достоверное отражение. Те же коротко стриженные торчащие волосы. Тот же упрямый лоб, сильный подбородок и карие глаза. Да и легкая практичная одежда была такой же, как и на Максе. Но всё же с отражением было что-то не так. Почему-то оно совсем не хотело повторять действий Макса. Вместо этого, словно живя своей собственной жизнью, отражение встало со скрещенными на груди руками и очень серьезно так посмотрело на юношу.

Когда парень поднял голову, то отшатнулся. Вначале он подумал, что напротив него стоит другой человек. Ведь не могут же отражения оживать! Но этот человек был настолько похож на Макса, что парню вдруг стало не по себе. По спине пробежал холодок. А затем двойник вдруг приветственно кивнул головой. Макс ошарашенно отпрянул. Его словно ушатом холодной воды обдали. Выдавив из себя какой-то нечленораздельный звук, он заскользил на мокром полу и больно грохнулся.

Сердце бешено застучало. Но даже боль от падения не пересилила шока. Сознание не хотело соглашаться с увиденным. И все же, несмотря на это, Максу стало немного любопытно. И это любопытство все росло и росло, пока не стало настолько сильным, что он осторожно поднялся. Вначале над раковинами показалась его голова, а затем и остальное тело.

Макс поднимался осторожно, и так же медленно в зеркале поднимался его двойник. На этот раз он точь в точь копировал действия оригинала. То же напуганное смешное лицо, те же осторожные движения. На всякий случай Макс поднял руку и медленно помахал ею. Двойник безупречно повторил это действие.

Недавний бунт теперь казался Максу плодом его воображения. А еще раз взглянул на зеркало, он окончательно в этом убедился. Это было совсем-совсем обычное отражение.

На смену страху пришло облегчение, а затем даже некоторое разочарование. Уже с улыбкой подходя к шутке разума, Макс подумал — «Наверное, это из-за духоты зала. Бывают же в пустыне миражи…» Это не очень логичное утверждение показалось ему весьма разумным. Уже совсем успокоившись, он бросил скомканную салфетку в мусорное ведро и скорчил зеркалу рожицу.

С этого то всё и началось…

Даже не пытаясь повторить сложной гримасы, двойник резко подался вперед, левой рукой ударяя в зеркало с обратной стороны. Мгновенно от силы удара зеркальная поверхность задрожала, с её глади прямо в воздух вылетела пара зеркальных капель. Будто и не стекло, а воду потревожили. На этом дело не закончилось, капли всё продолжали вытекать. Они встречались в воздухе, соединялись в линии, и текли прямо к Максу. Юноша завороженно смотрел на происходящее. Это нарушало все законы физики. Вот одна из стеклянных нитей коснулась его одежды, другая прицепилась к руке. А между тем нитей становилось все больше.

Макс понял, что теперь уже пора бежать. Он кинулся было назад, собираясь разорвать нити, но не тут то было! Зеркальные цепи вцепились в него не хуже настоящих веревок. Он снова попытался сбросить их, и в этот момент начало происходить нечто совсем невообразимое. Широкой дугой теперь уже всё зеркало стало выгибаться наружу. Будто гигантский мыльный пузырь, выдуваемый из своей рамы. И весь этот пузырь медленно и неуклонно тянулся к Максу, быстро обволакивая парня.

Макс громко закричал, зовя на помощь. Он продолжал шевелиться, пытаясь вырваться из плена. Но вязкая жижа не поддавалась ни на йоту — с таким же успехом можно было попытаться порвать железо.

Тогда, сделав глубокий вдох, парень открыл рот, собираясь снова позвать на помощь. Это-то и стало роковой ошибкой. Стеклянная масса добралась до рта и полилась внутрь. Макс начал полностью растворяться в зеркале.

Последним, что он услышал, стали звуки открываемой двери. А затем, откуда-то сверху, до него донеслись слова двойника: «Прости. И удачи!»


Ссылка на следующую часть: http://www.proza.ru/2018/05/23/1679


Рецензии