Свет Нового Солнца. Книга 1. Пролог-1

Ссылка на предыдущую часть: http://www.proza.ru/2018/05/22/1734


«Ты изменился»

С губ Макса сорвался крик, он открыл глаза и обнаружил себя лежащим в своей кровати. В лицо ударил яркий слепящий свет, а жуткий кошмар блекнул с каждой секундой. Юноша облегченно вздохнул.

«Значит просто дурацкий сон?» — пронеслось у него в голове. Свежий воздух приятно бодрил, и Макс потянулся, ощущая приятную волну, прошедшую по телу. Все еще щурясь от слепящего света, юноша сел, спуская ноги вниз. Они уперлись в нечто теплое и пушистое, отчего Макс довольно улыбнулся. Он и не помнил, чтобы у его кровати лежал такой приятный ковёр. Глаза, наконец, привыкли к яркому освещению, и юноша огляделся.

И тут же с волнением в душе понял, что находится отнюдь не в своей комнате. Если помещение вообще можно было назвать комнатой! Вокруг ровным строем шли деревянные стены, образуя сужавшийся кверху конус. Словно парень очутился внутри большого полого дерева. Тут и там с потолка свисали лианы с цветущими на них фиолетовыми цветами. На стенах в изобилии росли незнакомые растения. Солнечный свет лился внутрь дерева через проделанные в нём отверстия-окна. И у этих окон даже занавески имелись. Они состояли из виноградных лоз и сейчас были отодвинуты.

Макс соскочил. Он понял, что и кровать, на которой он спал, была вовсе и не кроватью. А большим упругим грибом.

Не понимая, что происходит, юноша завертелся на месте и взглянул вниз. Теперь он понял, что никакого ковра не было и в помине. Вместо этого ноги щекотала пушистая трава и множество розовых одуванчиков, семена которых взлетали вверх при каждом движении Макса.

— Да что тут вообще происходит? — Ощущая панику, выкрикнул вслух юноша.

И тут дверь-дупло в противоположной от Макса стене распахнулось. Внутрь дерева, поднимая целый вихрь одуванчиков, быстрым шагом вошёл отец Макса. Коротко оглядев комнату, он остановил взгляд на сыне.

— Чего буянишь?

— Пап? — Макс не мог поверить своим глазам. Он не видел отца несколько лет. А теперь тот, как ни в чём не бывало, стоял перед ним. У отца была коротко стриженая борода. Под густыми черными бровями замерли живые, очень яркие глаза. Одет отец был до безобразия нелепо! Тело скрывал большой тёмно-зелёный плащ с накинутым на голову капюшоном. В руке покоился длинный деревянный посох. И не похоже было, что такой странный наряд хоть сколько-нибудь смущал отца.

Да что там! Юноша вдруг понял, что и сам одет похоже. Он заметил на себе светло-коричневый жакет, из-под которого виднелась зеленая рубаха.

Не давая юноше опомниться, отец пару раз стукнул посохом по земле, что-то властно произнося. И тут же земля кругом задрожала, словно повинуясь воле отца. В воздух поднялись тысячи потревоженных одуванчиков, а затем все вокруг начало меняться. Макс едва успевал отмечать творившиеся чудеса. Прямо на его глазах стены дрожали и шевелились, словно живые. Растения на них начали сжиматься и уменьшаться, словно рост для них обратился вспять. Лианы втягивались обратно в потолок, цветы закрывались и исчезали. Даже большой гриб-кровать начал скукоживаться, становясь все меньше и меньше, пока не превратился в обычную травинку.

Оставшиеся совсем голыми стены тоже начали меняться. Вместе с крышей они раскрывались, подобно лепесткам цветка, медленно и вальяжно. Распластавшись наполовину, они остановились и начали медленно уходить под землю.

Макс замер от неожиданности. Увиденное ломало его представление о мире, полностью зачеркивало все, что он знал ранее. Юноша пытался найти разумное объяснение случившемуся, но у него не получалось. Нигде не было видно механизмов или рычагов. А, значит, случившееся действительно было чудом. Макс сглотнул. В голове стучало одно единственное слово: «магия!»

Тем временем стены окончательно ушли под землю. Макс недоуменно огляделся. Похоже, они с отцом находились в саду. Вот только сад этот был не совсем обычным. Всюду, куда не падал взгляд, росли гигантские растения.  Простые травинки здесь были ростом с деревья Их стебли сияли насыщенным изумрудным цветом, и казалось, что сквозь прозрачную оболочку внутри течёт желе.

Прекрасными башнями вокруг высились цветы. Не уступая ростом пятиэтажным домам, они обладали теми же изумрудными стеблями и яркими цветными бутонами. Но больше всех Макса поразил гигантский кустарник, росший далеко вдали. Он был не меньше небоскреба, а его вершина тонула среди облаков.

Словно кнут, жесткий голос отца заставил юношу очнуться:

— Чего расселся, у нас мало времени. Пошли.

— Но пап…

Макс даже не знал с чего начать расспрос. В голове вертелось слишком много всего, один вопрос сменялся другим. Но отец явно не собирался его ждать. Он бросил сыну большой кожаный рюкзак, и, развернувшись, вошёл под своды гигантских растений. Всё еще пребывая в шоковом состоянии, юноша поглядел ему вслед. Не похоже было, что отец остановится.

Макс не мог, не хотел вставать. Ноги отказывались его слушаться. Но снова остаться без отца ему совсем не хотелось. Все еще озираясь по сторонам, он подхватил рюкзак и побежал следом.

Его взгляд прошелся по земле, где сплошным одеялом рос мох, густой и плотный, точно ворсяной ковер. А затем внимание привлекло изумительнейшее явление. Прямо из-подо мха, в нескольких шагах от парня, вспыхнул сноп золотистых искр. Светящиеся золотые частички замерцали, взлетая вверх и освещая все вокруг. После подъема они плавно опускались на землю, исчезая в пушистом мхе. «Словно невидимые феи взлетают, оставляя за собой волшебную пыльцу…» - вдруг подумал Макс. Отец нашелся за очередным стеблем.

— Пап, где мы?

— Северная окраина Изумрудного леса. Уже недалеко Лайнел.

«Лайнел» — это слово эхом отдалось в голове, и словно последний кирпичик встал на своё место, Макс вдруг всё понял. «Это ведь не мой отец!» — неожиданно пронеслась в голове мысль. Тут же она нашла продолжение — «Это отец другого Макса, которого я видел в зеркале. И, похоже, здесь его зовут Лайнел»

— Куда я попал? — Спросил вслух Макс, но вместо ответа прямо перед идущими людьми вспыхнул очень большой столб золотых искр. Храня молчание, отец уверенно прошел сквозь него. Макс замешкался, ощущая уходящую уверенность. 

Крупицы уже остановились и начали медленно оседать, когда парень, наконец, решился осторожно погрузить в них руку. И сразу же по телу прошла приятная волна тепла, до ушей донесся едва слышный звон. А в следующую секунду юноша вдруг отчетливо понял, что должен делать. Нужно было рассказать отцу всё «как есть». И сделать это требовалось прежде, чем случится что-либо непоправимое.

Принятое решение придало сил, и парень поспешил вперед. Отодвинув гигантский лист, он оказался на небольшой полянке. Противоположная её сторона заканчивалась у скалы, казавшейся тут совершенно «не к месту». Словно ненужный осколок среди всех этих прекрасных растений, скала выглядела какой-то ненастоящей, несуразной. Ее как будто и не должно было быть посреди буйства жизни. В передней части скалы находилась железная дверь, которая лишь дополняла ощущение искусственности.

Отец стоял посреди поляны, прямо возле скалы. Глаза под надбровными морщинами спокойно и неотрывно глядели на дверь, словно с ней у него было связанно немало воспоминаний. Он заговорил прежде, чем Макс пустился в объяснения:

— Прошло уже двадцать лет с тех пор, как я стоял перед этой дверью. Не решаясь сделать и шага вперед, не в силах собрать свою волю в кулак.

Он замолчал и взглянул на сына.

— Так же, как и ты. Я знал, насколько труден этот путь. Поэтому я сделаю тебе последний подарок, как когда-то сделал и мой отец.

Макс запротестовал было, говоря, что сейчас нужно поговорить. Но тут воткнутый в землю посох отца засиял ярким зеленым светом. Вделанная в скалу дверь резко распахнулась, а у Макса аж затылок заболел от предчувствия беды. Он повернул голову к открывшемуся проходу. Как раз вовремя, чтобы заметить происходившее там! Словно змеи, из тьмы прохода по направлению к парню вырывались извивающиеся лианы. В доли мгновения они настигли и опутали замешкавшегося Макса, повалив его на землю. Связанный по рукам и ногам, он начал кричать, что отец ошибся. Что он не тот Лайнел.

Но ни агрессивная трава, ни отец на крики внимания не обратили. Лианы упорно затаскивали Макса внутрь прохода, отец молча смотрел на это. Встретившись с ним взглядом, юноша вдруг замолк. По взгляду отца было понятно, что тот не доволен.

— А ты изменился, Лайнел. Надеюсь, это не помешает тебе найти Свой путь. Прощай.


Ссылка на следующую часть: http://www.proza.ru/2018/05/25/1745


Рецензии