Книга V. Часть 3. Tel vice, tel supplice. Глава 4

http://www.proza.ru/2016/09/16/77 - начало 1 книги

http://www.proza.ru/2018/04/02/2063 - предыдущая глава

1927 г. (Париж)

ДЖОРИ

Инцидент с Мойрой быстро забылся, не оставив следа, в отличие от рьяного новообразовавшегося ухажера моей девочки. Вот кем следовало заняться в первую очередь. Как того Отелло, присутствие предателя выводило из равновесия. Не сосчитать сколько раз я успел пожалеть, что послушал совета Женевьев и не убил его сразу, как и предписывала ситуация.

Несколько раз он попадался мне в штабе. По словам Маркоса, Серж не давал ни малейшей причины придраться. Ребятам он нравился, был легким в общении, ссор не искал. Все поручения выполнял качественно и ответственно. Конфликтовать с оборотнями не стремился, относясь лояльно к каждому виду существ.

Я старался не показывать к нему повышенного интереса, ничем не выделяя, чтобы не потерять лицо и не дать повода для сплетен и пересудов. Поэтому не мог приказать следить за его действиями и передвижениями. Еще не хватало стать посмешищем, которому пытается рога наставить какой-то сопляк. Оставалось уповать на благоразумие Эль и на свою грозную репутацию, в надежде, что придурок опомнится, внемлет голосу разума и поймет, что не стоит дергать тигра за усы. Я его предупредил, но не опускаться же до прямых угроз.

Приходилось молча скрежетать зубами и вежливо раскланиваться при встречах, любезно интересуясь, как у новичка дела и нет ли проблем, отчаянно желая доставить эти проблемы ему собственными руками. Я надеялся, что рано или поздно что-то произойдет, что позволит избавиться от предателя законным путем. И вскоре появилась такая возможность, если не уничтожить Сержа, то загрузить работой по самую макушку, чтобы не возникало ни мыслей, ни желаний ставить мне палки в колеса и держался он от Эль как можно дальше, а вернее, глубже.

На последнем собрании в Штабе отчитывающийся за рейд по катакомбам Эмиль выражал крайнюю степень недовольства хаосом, по-прежнему творившимся в глубинном царстве Эйдриана Толе. Вышеназванный член совета, по идее, должен поддерживать там порядок, пусть не самолично, так с помощью подручных. Но он, как и двое остальных старейшин, скинул обязанности на мои плечи, получая удовлетворение от того, что в его ведомстве одна из самых загадочных, древних и овеянных тайнами частей города. Его не волновало ни состояние тоннелей, приходящих в аварийно-опасное состояние, ни социальный аспект от временного пребывания в катакомбах молодого пополнения. А ведь именно от них — полубезумных и мучающихся от неожиданных способностей и потребностей вампиров и исходила основная доля беспокойства.

Молодняку требовались наставники и учителя, те, кто помог бы им обрести контроль над собой и стать членами нашего общества, а не просто самозваные лидеры. Среди моих сотрудников никто не хотел связываться с этой морокой. Не мог же я насильно заставлять. Пришлось организовать поочередные проверки, что парни мои делать откровенно не любили, если сказать мягко.

И сейчас, слушая возмущенного Эмиля, жалующегося на абсолютный беспредел и анархию в подземельях, где нет ни правил, ни законов, я мысленно довольно потирал руки, едва не расплываясь в торжествующей улыбке. Кажется, у нас наконец-то появилась нянька, новый куратор, мудрый наставник, который не посмеет отказаться от возложенной миссии. А если посмеет, то у меня будет повод выдвинуть обвинение. Неподчинение, уклонение от вклада в общее дело. В лучшем случае смачный пинок из города, в худшем — замуруем его в тех же катакомбах без крови на неопределенный срок.

А если согласится, то честь ему и уважение, страна героя вознаградит по заслугам. Пусть торчит подлец в подполье и об Эль не вспоминает. Чем меньше будет попадать на глаза моей девочке, тем быстрее она его забудет. Некоторое время меня еще мучили сомнения. Все-таки это далеко не честный и не благородный поступок. Даже в большой степени мелочный и подловатый. Ведь парень никак не выступал в открытую, и мстить ему вроде бы не за что, наоборот, я все еще его должник. Но в том-то и суть, что не за что, а очень хотелось. И отказывать себе в желаниях я не привык. Совесть и принципы, вступающие в конфронтацию с ревностью и неприязнью, не давали покоя, что мне совсем несвойственно и откровенно бесило.

ЭЛЬ

Я получила приглашение на ужин с Сержем лишь спустя три недели. Совсем уже было решила, что парень забыл обо мне и нашем разговоре. Оно и немудрено, предстала перед ним мокрой курицей, жалкой и ничтожной, причем уже во второй раз. Зачем ему знакомая с подмоченной репутацией? Как в прямом, так и в переносном смысле.

Но в начале апреля меня пригласила очень интересная девушка вампирша, с которой я общалась уже несколько лет. Я поддерживала с ней приятельские отношения, несмотря на то, что она болезненно пережила расставание с Джори. Но, в отличие от той же Мойры, Агнешка всегда была со мной очень приветлива. Мне нравилось рассматривать ее новые картины, которые эмигрантка из Польши с упоением плодила, невзирая на отсутствие таланта и художественного вкуса. Надо признать, я даже находила в них некоторое очарование, наверное, из-за необычного стиля автора. Хотя ни за что бы не повесила подобное у себя, и пара подаренных ею в творческом экстазе шедевров тихо хранилась под кроватью.

Агнешка славилась легким заводным характером и страстью к шумным вечеринкам. Она праздновала абсолютно все, что хоть с натяжкой можно было считать знаменательной датой. Начиная от общегосударственных и общемировых праздников, и заканчивая днем рождения своего бульдога.

На этот раз многолюдное сборище было приглашено на агнешкино новоселье. Красавица недавно приобрела элитное жилье — новомодную, шикарную квартиру, расположенную между Домом Инвалидов и Военной Академией с потрясающим видом на Эйфелеву башню. Поколебавшись мгновение, я согласилась прийти на праздник. Джори пришлось на пару дней уехать по делам на север Франции. Хотя мне не рекомендовалось гулять одной по ночам, но Маркос с женой тоже присутствовали, а значит, мне точно ничего не угрожало. Невыносимо скучно сидеть вечерами одной. Курсовые написаны заранее, до экзаменов еще целая вечность, новых романов скучающие вдовы и жены толстосумов написать, похоже, не успели.

К большому удовольствию на шумной террасе, где в основном толпились приглашенные гости, любуясь вечерним Парижем, я обнаружила улыбающегося Сержа.

— Здравствуй, Эль, — приветствовал он, целуя мне руку. — Я знал, что сегодня ты будешь здесь, вот и напросился на приглашение, — он засмеялся. — А ты, как всегда, прекрасно выглядишь.

— Я думала, ты давно забыл обо мне, — сказала я правду. — Столичная жизнь любому голову вскружит.

— Виноват, не сдержал обещание, — признал вампир. — Не хочу жаловаться, но твой друг — просто деспот! Конечно, я заслужил, не оправдываюсь, но он сослал меня так далеко и глубоко, что не так просто выбраться. Назначил смотрящим за катакомбами. Та еще работенка.

Я заинтересованно подняла глаза.

— И какие они, эти подземелья? Мне еще ни разу не довелось побывать там. Джори против. Но, наверное, это очень интересно? Ведь это целая глава развития и становления Парижа! Я много читала об этом.

— Смотря что считать интересным. Разве что, те места, где можно заблудиться и не вернуться, умерев с голоду, или оссуарий, где со всех сторон пялятся в мрачном свете жизнерадостные черепа усопших. Я уж не говорю об одуревшем от крови молодняке, с которым мне поручили нянчится, — но увидев мой удивленно-озадаченный взгляд, он вновь рассмеялся, и поймав официанта взял для нас два бокала с красным вином. — Но вообще-то, конечно, там довольно загадочно. Может быть, когда-нибудь устрою тебе экскурсию.

«Ну, да, конечно, — подумала я про себя. — Джори будет в восторге. Боюсь, в таком случае, бедный жизнерадостный череп Сержа пополнит ряды обитателей оссуария». Но вслух ничего не озвучила, только благодарно сжала его руку.

На вечеринке присутствовало много наших знакомых, поэтому поговорить толком не удалось. Несколько раз я наталкивалась на недовольный взгляд Маркоса, но выдержанный и спокойный мексиканец ничего не сказал. Ему-то я чем не угодила?

В конце новоселья, когда подвыпившая хозяйка апартаментов с чувством и от широты души вручала каждому гостю в подарок по одной из бесчисленных картин, Серж напомнил о договоренном ужине и, получив согласие, пообещал заехать завтра после заката.

К назначенному времени я была вполне готова. К себе я его пока не приглашала, и не думаю, что стоило это делать без ведома Джори. Поэтому вышла сама, когда он посигналил из машины у подъезда. Правда, тут же пришлось вернуться в квартиру. Мужчина оказался оригинальным и вместо обычного букета принес горшочек с комнатным растением — каллой Эфиопской, как он мне сообщил. Очень красивые, крупные, будто восковые цветы заняли место на кухонном окне и очень оживили обстановку.

«Будет теперь за кем ухаживать», — подумала я с улыбкой. Лучше бы подумала, как объяснить это Джори. Я вздохнула. У мужчин все так сложно. Я чувствовала, что Серж хороший человек, и своим ощущениям привыкла доверять, жаль, что брат не разделяет моего мнения.

По дороге в выбранный спутником ресторан мы разговорились о технике и прогрессе. Благодаря Джори, несмотря на то, что не очень интересовалась подобными вещами, я была вполне подкована в этих вопросах. Спутник даже удивился моим познаниям и тем, что я в курсе всех новостей и достижений. Сам он признался, что с техникой на «вы». Еще будучи человеком, Серж больше тянулся к гуманитарным наукам.

Он любил читать, немного писал, не стихи, конечно, а прозу — заметки и воспоминания. Пообещал, что непременно уделит в записях большое внимание моей скромной персоне, чем заставил серьезно покраснеть. А еще он обожал музыку, иногда играл на рояле для души дома, так как недавно приобрел у соседа старенький инструмент. Я была поражена и удивлена в хорошем смысле. Вот уж не ожидала от него. С виду вампир вовсе не выглядел такой тонкой натурой.

Его в свою очередь интересовало, почему я со своими познаниями до сих пор не обзавелась личным транспортом.

— Современные девушки сейчас поголовно обучаются вождению. Это же безумно модно, разве ты не в курсе? — спросил он, неторопливо ведя машину по Елисейским полям. — Мне даже кажется, что в последнее время у дам разговоров об автомобилях больше, чем у джентльменов. Вместо сплетен о любовниках и нарядах, они обсуждают, сколько лошадиных сил в их железных игрушках и из кожи какого поросенка сделаны их водительские перчатки. А как же ты?

Его слова задели за живое, вновь всколыхнув в душе обиду на Джори. Даже посторонние люди замечают то, что он в упор не видит. Пришлось признаться Сержу честно, как есть, что брат слишком беспокоится обо мне.

— Ерунда! Что тут опасного? Ведь речь не о том, чтобы участвовать в состязаниях, а о спокойных парижских улицах. Здесь на каждом шагу постовой, да жандарм следят, чтобы никто не нарушал правила, — и тут он резко свернул на боковую дорогу, ведущую к парку, а вовсе не к ресторану, и остановился на обочине.

— Давай я все тебе покажу. Хочешь? Полагаю, ты сама в себе сомневаешься или названый брат убедил, что ты не справишься. А стоит попробовать, и все получится.

Я сперва даже не поняла, о чем он толкует, а когда сообразила, то уставилась на него огромными от восторга и неожиданности глазами.

— Прямо сейчас?! — воскликнула я. — Что, здесь? Но я же не знаю, я не умею, я ведь никогда…

Серж ободряюще положил мне ладонь на плечо и задорно улыбнулся. Потом вышел из машины, открыл дверцу и препроводил меня, идущую на нетвердых ногах, к водительскому месту. Усевшись, я с благоговением дотронулась до руля, погладила его шероховатую поверхность, поставила ноги на педали, мысленно представляя, как с ревом несусь вдаль лихо, одной рукой, как Джори, управляя железным механизмом.

Новоявленный инструктор уже устроился на моем месте и понимающе помолчал немного, давая время справиться с эмоциями. Я была ему безмерно благодарна, потому что от избытка чувств дрожали пальцы, и нога нервно подергивалась. А я вовсе не хотела, чтобы в первый раз случилась неприятность. Но проведение решило это за меня как раз наоборот.

Не успел Серж открыть рот, чтобы начать вводный курс, как со стороны главного шоссе, на том же повороте, куда мы свернули, раздался громкий хлопок, похожий на выстрел, резкий визг тормозов, рев двигателя, а следом удар по заднему бамперу нашего автомобиля. Меня с силой бросило вперед, но спаситель оказался быстрее и удержал. Я отделалась легким испугом, хотя могло быть и хуже. Произошла авария.

Именно то, из-за чего Джори противился моему обучению. Неужели я действительно такая невезучая? Даже с места не сдвинулась, только руль потрогала, а уже разбила машину. Обидно, просто невыносимо. Аж кулаки сжались от досады на судьбу и свою нелепость и бестолковость.

Однако сейчас не до эмоций. Нужно задвинуть разочарование подальше и выяснить не ранен ли водитель, не справившийся с управлением. Но пока я предавалась самобичеванию, Серж, убедившись, что я жива, уже выскочил из автомобиля. К счастью, когда я выбралась наконец на дорогу, выяснилось, что мужчина средних лет цел и невредим, больше испугался, не стал ли он причиной чьей-то гибели.

— Прямо на повороте колесо лопнуло! — взволнованно тараторил он, размахивая руками. — Ведь я только из мастерской! Вот как им верить? А я запаниковал, руль выпустил, вот и вы пострадали из-за меня, простофили такого. Я все оплачу, не сомневайтесь, я порядочный человек, мне не нужны проблемы. Ваша машина в порядке будет, месье, честное слово.

Несостоявшийся наставник посмотрел на меня, а потом подошел к мужчине, испуганно дернувшемуся. Наверное, тот думал, что пострадавший будет чинить расправу на месте. «Вот ведь бедняга», — подумала я с грустью.

А вампир просто взял его за виски и тихо внушил, чтобы тот все забыл и оправлялся искать механика. Послушно повернувшись, мужчина потрусил в сторону шоссе.

— Прости, Эль, — приобнял меня за плечи парень. — Первый урок пошел прахом, — и тут он встрепенулся и повел носом. — Ты ранена? У тебя кровь!

— Где? — удивилась я, совершенно ничего не чувствуя.

Наверняка, даже если я и стукнулась, то неосознанно, инстинктивно избавилась от боли и даже не заметила этого. А Серж осторожно приподнял за подбородок и повернул мою голову к свету фонаря.

— Так и есть, ты рассекла лоб, под челкой сразу незаметно. Но ранка довольно глубокая, странно, что кровь не течет.

Я едва не скрипнула зубами от досады. Эта несчастная царапина через пару часов исчезнет бесследно, но как я это Сержу объясню?  Если он что-то узнает, Джори нас обоих в порошок сотрет. Список моих самовольных проступков и так растет с пугающей прогрессией. Пока я лихорадочно искала хоть какое-то правдоподобное объяснение, Серж предложил:

— Могу дать каплю крови. Согласна?

Я отчаянно замотала головой и даже попятилась. Нет, только не это. Тут уж подавно ничего не объяснишь, не говоря о том, что меня тошнит от вкуса крови. Но парень понял мой отказ, как нежелание рисковать с обращением.

— В таком случае, я обязан отвезти тебя в больницу. Если не зашить рану, шрам будет большой и некрасивый. Ты точно не простишь потом, что по моей вине пострадало твое прелестное личико. Едем. — И он мягко, но настойчиво взял меня за талию и повел к машине.

Все слабые отговорки, что вовсе нет необходимости, и на мне все как на собаке заживает, не возымели ни малейшего эффекта. Серж упрямо вырулил не заглохший, к моему сожалению, автомобиль на проспект, и понесся к ближайшей больнице.

И вот я сижу на клеенчатой кушетке в ярко освещенном кабинете. Остро пахнет антисептиками, назойливо гудят лампы дневного света. Ну и ситуация. Раньше мне ни разу не приходилось изображать человека настолько реально, как сейчас. К тому же, я понимала, что даже не могу обезболить процесс, так как ранка начнет затягиваться прямо на глазах у дежурной медсестры, уже подносящей ко мне кривую хирургическую иглу, от одного вида которой стало дурно. Но Серж крепко и одобряюще держал меня за руку, а улыбчивая женщина обещала, что сделает все красиво и аккуратно. Осталось только зажмуриться и смириться с неизбежным.

Через некоторое время спутник вновь усадил меня в автомобиль и сообщил, что поездка в ресторан откладывается, так как врач настоятельно рекомендовал мне покой и сон. А я раздраженно подумала, что жизнь обычных людей просто ужасна. Сколько страданий они вынуждены терпеть! Не говоря уже о том, что срок отмерян им совсем короткий. И в чем же смысл? Прожить несколько десятков лет, да еще и постоянно от чего-то мучаясь физически. Раны, ушибы, переломы, болезни. Ужас какой-то!

Я, конечно, тоже прежде испытывала боль, и в детстве, и когда сосуществовала с неуравновешенным братцем-охотником, но я всегда могла помочь себе небольшим усилием воли. Обычные же люди мучаются практически бесконечно. Как же это несправедливо! А ведь такие, как я, могут помогать. Мои способности очень пригодились бы в медицине. Будь эльфов на земле побольше, такие проблемы вообще были бы решены. Но и я одна, наверное, кое-что смогла бы.

— Серж, думаю, ты согласишься, что Джори о нашем приключении знать не стоит? — спросила я на крыльце дома.

Страшно предположить, что тот сделает с вампиром, если узнает, что он подвергал мою жизнь опасности.

— Очевидно, ты права, но как ты объяснишь наличие шва на лбу? — поинтересовался парень.

— Он не заметит, — убежденно ответила я, зная, что лишь приду домой, избавлюсь от пластыря и ниток, а к утру уж точно буду в порядке.

— Уверена? — с сомнением уточнил Серж. — Вниманием, на мой взгляд, наш шеф не обделен. Но тебе видней, конечно. Тогда послушайся рекомендаций врача и отдохни. Мне очень не хотелось, чтобы ты пострадала, не таким я видел сегодняшний вечер. Но мы ведь вернемся к этому? — он посмотрел с надеждой.

— Конечно, мы обязательно доберемся до ресторана, — рассмеялась я, давая понять, что на него не обижена и ни в чем не виню. — До встречи.

Как бы мне ни нравились встречи с новым другом, баловал он меня ими не часто. Объяснялось это не его нежеланием, а «обстоятельствами непреодолимой силы», как он говорил. Вот и назавтра он прислал мне сладости и открытку с пожеланием скорейшего выздоровления. В ней же сообщил, что «милейшее начальство» отправляет его в Прованс разбираться с бесконтрольным молодняком, объявившимся в той округе, но он все еще надеется на наш ужин. Что же, надеяться буду и я, а пока с удовольствием прикончила коробочку вкусных конфет, заедая ими роман Золя.
 
ДЖОРИ

Споры с совестью по поводу Сержа продлились не слишком долго. Из Прованса неожиданно начали поступать расплывчатые и неопределенные донесения. По сути, этот регион не являлся нашей юрисдикцией. Париж не обязан наводить порядок на всей территории Франции, если дело не касалось глобальных и серьезных проблем. А тут смутные жалобы местных посвященных на внезапный всплеск необученных новообращенных, наводящий панику на жителей Арля, небольшого городка, почти деревни.

Не сомневаюсь, что марсельские власти разберутся или закроют глаза, нам-то какое дело? Нам никакого, разумеется, а мне в самый раз. Что будет разумней и великодушней, чем выделить из столицы специалиста? Проявить заботу о пригородах и показать заинтересованность во всеобщем французском благополучии. Со стороны так и выглядело, я даже не собирался посвящать в свои планы Совет. Подумаешь, мелочевка какая, кому это интересно?

— В связи со сложившейся ситуацией я решил, что ты, как никто, способен разобраться в этом деле, — вещал я серьезным тоном, торопясь «обрадовать» неугодного вампира высокой честью. — Ты хорошо знаешь те места, думаю, это не составит сложности. Вопрос нешуточный, мы не можем проигнорировать грубейшие нарушения правил нашими собратьями. Сам понимаешь, как хрупок и ненадежен мир, как легко потерять доверие оппонентов.

Серж кивнул сдержано и почти невозмутимо. Но от меня не ускользнула тень недовольства, промелькнувшая на его лице.

— Мне докладывали, как умело и успешно ты проявил себя в катакомбах, — я продолжал сыпать ему соль на раны, ничуть этим не смущаясь. — Прирожденный наставник и лидер. Как тебе это удалось? Талант, не иначе.

Пусть спасибо скажет, что я всего лишь отправляю его с глаз долой, а не вырвал сердце, на этот раз окончательно. Ведь пока я раздумывал и спорил с совестью, предатель времени даром не терял.

После поездки к бельгийской границе штабные и светские слухи развеяли все сомнения. В мое отсутствие одна из бывших любовниц затеяла новоселье, пригласив и Эль. Само по себе ничего страшного и предосудительного, хорошо, если эльфийка немного развеялась, и не скучала. А вот то, что весь вечер она провела в обществе неотступно прилипшего Сержа, привело в бешенство. Мне всегда казалось, что у таких идиотов напрочь отсутствует инстинкт самосохранения. Но ведь парень не выглядит безмозглым болваном.

Неужели настолько увлекся девушкой, что перестал осознавать степень своего безрассудства? И катакомбы не показались ему должным предупреждением?  Если он такой упорный и несгибаемый, то и новое задание ему по плечу. Как раз обещал его отблагодарить. Вот и пусть покажет, на что еще способен, — чем не высшая благодарность?

Все-таки весна, несмотря на обилие солнечных дней, чудесное время. А в этом году она выдалась на редкость ранней и теплой. По ночам влюбленные парочки не давали городу уснуть до рассвета, в парках цвела сирень, и полыхали на клумбах тюльпаны, а запахи пробуждающейся природы кружили головы даже вампирам. Мы с Эль наслаждались радостями весеннего Парижа, а о зарвавшемся наглеце я вспоминал, лишь получая очередное донесение из Прованса о проделанной работе.

Надо сказать, ситуация по-прежнему оставалась напряженной. До сих пор не был найден виновник вопиющего нарушения закона о немотивируемом обращении, как неясны и его цели. Наверное, если бы я отправил туда кого-то из проверенных людей, то непременно поторопил с расследованием, что-то подсказал и отрядил кого-нибудь в помощь.

Но там возился Серж, и меня вполне устраивало, что он основательно застрял. Поэтому я слал ему указания копать глубже, тщательнее проверять все факты и добиваться результата. Впрочем, особо на результат я, честно говоря, не рассчитывал.

http://www.proza.ru/2018/06/07/1728 - продолжение


Рецензии
Давненько не видела продолжения. Порадовали наконец-то. Интересная получилась глава!

Василиса Ветрова   30.05.2018 23:19     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Василиса.
Очень рад Вашему визиту и прошу извинить за столь долгое ожидание.))
С признательностью.

Гай Северин   31.05.2018 00:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.