Один день из жизни князя Барятинского

          Солнце уже взошло, но пока пряталось за высокими деревьями парка в усадьбе князей Барятинских. Жаркие его лучи ещё не успели выпить росу с цветов, и они склонили свои бутоны под  её тяжестью. Птицы на все голоса уже славили новый день, который  обещался быть погожим.

          Иван Викторович  Барятинский неспешно вышел из своего большого дома и направился в парк, где его обступили дубы и липы. Оглянувшись назад, он залюбовался своим домом. Здание было двух - этажное, с оригинальной системой отопления, стенами метровой толщины и соединялось с флигелем одноэтажным переходом.  В своё время, Льговское имение было представлено от России на Всемирной выставке в Париже и получило золотую медаль, как образцовое. Иван Викторович гордился своим родовым гнездом и отцом, который его построил.

          Его отец, Виктор Иванович, был очень красив, смел, широко образован и прекрасно рисовал. Он, участник  Синопского сражения и Севастопольской обороны,  вышел в отставку в чине капитана 1 ранга. Живя в Суджанском уезде, отец ревностно занимался общественными делами в качестве почётного мирового судьи и земского гласного, т.е. имеющего решающий голос.

          Иван Викторович усмехнулся, вспомнив, как их род называют в высших кругах: - «Эти красивые Барятинские!».  Постояв, князь направился в  северо - восточную часть парка к башне. Башня была трёх -  ярусная, с ведущей на смотровую площадку винтовой лестницей. Она была построена по проекту итальянского архитектора Росси его дядюшкой, Барятинским Владимиром Ивановичем, генерал  -  лейтенантом в отставке.
          Князь поднялся на смотровую площадку башни, чтобы увидеть восход солнца. Справа от башни шла  ажурная кирпичная ограда – граница с городскими землями, слева -  река Сейм, которая была естественной границей с северной стороны парка. По семейным преданиям на эту башню поднимался Шамиль – имам Кавказа и осматривал окрестности.

          Шамиль, был почётным пленником его другого  дядюшки  - Барятинского Александра Ивановича, генерала  - фельдмаршала, наместника Кавказа, знаменитого на всю Россию своими подвигами.
Сам Иван Викторович, был  не последней спицей в колесе Российской истории, но перед умом дяди благоговел! А как же иначе?
Ведь  Кавказская война была самой длинной в истории России (1817 -1864),без малого 50 лет. Связана  она с присоединением Чечни, Горного Дагестана и Северного Кавказа, с целью не допустить в этот регион Иран и Турцию, которые стремились туда попасть, поощряемые Англией, Францией и другими западными странами. Со временем переросла в освободительную войну горцев против «неверных».

          Александр Иванович Барятинский - командующий  экспедиционной, по сути - десантной армией. Он  не только  умелый солдат, но одновременно - философ, этнограф, геополитик.  Его личная библиотека составляла 50 тысяч томов.
Генерал  – фельдмаршал сумел остановить войну, сделал то, что многие годы не удавалось никому. Он сумел переиграть и  пленить Шамиля, спасти нашу Родину, прежде всего потому, что понял душу горцев, глубоко изучил ислам, постиг глубинную природу мюридизма – движения горцев против «неверных», за торжество исламской веры. Целью мюридов был обширный, а в идеале и всемирный халифат. Он отказался от карательных  экспедиций в горы и продолжил планомерную работу по строительству крепостей, прорубанию просек и переселению казаков для освоения взятых под контроль территорий.Покой, порядок, сохранение обычаев и религии горцев на подвластной Барятинскому территории, позволила им сделать сравнение не в пользу Шамиля,  и тот сдался князю.
 
          Ивана Викторовича поражала таинственная способность знаменитого дяди побеждать и при этом не уничтожать побеждённого, вчерашнего опаснейшего врага, а напротив, сделать его своим  другом и другом России.

          Иван Викторович, спустившись со смотровой площадки башни, пошёл по тропинке, которая вела к домовой церкви, освященной во имя Великого князя Александра Невского. Раннее  утро, хорошее время для молитвы. Помолившись о живых и умерших  родственниках, он стал молиться о благодетелях.
          Нет, сам лично  он не нуждался в благодетелях, он был крупным землевладельцем, имел 4000 десятин земельных угодий. После окончания службы, а прослужил он во флоте почти 12 лет, совершил кругосветное путешествие, участвовал в Русско – турецкой войне  (1877 – 1678г.), в 1885 году вышел в отставку в чине капитан -  лейтенанта.
          Поселившись в усадьбе, которую передал ему отец, он посвятил себя ведению хозяйства и общественной деятельности. Был избран уездным предводителем дворянства сначала  в Суджанском  уезде, а затем в Льговском.  С 1900 года он управляет городом. А это ко многому обязывает. Ему надо решать все хозяйственные, врачебные и социальные вопросы. А  денег в казне катастрофически не хватает, несмотря на то, что вступил в действие сахарный завод, основными налогоплательщиками остаются  землевладельцы.
          Сегодня Иван Викторович молился за благодетеля – купца  Дерюгина, который завещал на нужды приюта 10.000 рублей и 20.000 рублей на устройство Льговского банка, проценты, от деятельности которого, должны поступать в местную казну.
          И не только за него. В Льгове проходили благотворительные  вечера, на которые собиралась вся знать.  Никому в голову не приходила  мысль,  игнорировать это мероприятие, в противном случае, тому человеку никто бы руки  не подал. Помещики и купцы, чтобы не упасть в грязь лицом друг перед другом, старались  больше  пожертвовать на благое дело.
- Дай Бог давать, не дай Бог просить, - говорили они.

          Сам  Иван Викторович за свой счёт открыл дополнительные классы, где дети овладевают навыком различного ремесла и выходят в трудовую жизнь уже  подготовленными. А  учителю, за каждого выпускника, выплачивает надбавку – 5 рублей.
          Это он выписал дипломированного агронома, а потом убедил некоторых землевладельцев, чтобы они  за свой счет отправили  на учёбу в технические классы  крестьянских детей для изучения  устройства машин и оборудования, используемых в сельском хозяйстве.

          После завтрака, князь велел закладывать коляску. Сегодня состоится дворянское собрание. Колёса мирно стучали по булыжной дороге, ведущей в правобережную часть города. По мостику пересекли реку Сейм, что несёт свои воды к реке Десна.
          Заседали долго и особенно бурно обсуждали  распределение финансов.
Решили выделить средства на учёбу одного рабочего и одного крестьянина, которым надо научиться борьбе  с оврагами, осушению болот, организации орошения. За счёт местного бюджета решили открыть   мастерскую по изготовлению корзин и выделить средства на поддержку гончарного промысла.
Обсудили темпы строительства  спирто – водочного завода.
Большой проблемой в городе оставалось пьянство, поэтому одобрили состав уездного  попечительства  о народной трезвости, которое возглавил сам князь.
Несмотря на то, что в городе уже действовал каменный Знаменский собор и  деревянная Покровская церковь возле кладбища, шло строительство большого Свято -  Николаевского  храма во имя святителя Николая Чудотворца,  Русской  Древлеправославной  Церкви во имя великомученика  Димитрия  Солунского  и  церкви -  Всех Скорбящих радость во дворе тюрьмы. Решали вопросы об изыскании средств, для продолжения строительства духовных центров, ведь оно шло на народные пожертвования.

          Разъезжались  далеко за полдень.

          Отдохнув после позднего обеда, князь направился в покои жены и, игриво подкручивая усы, обратился к ней:
- Княгинюшка, а не совершить ли нам конную прогулку?
Мария Владимировна благосклонно улыбнулась и согласилась составить мужу компанию. Ехали просёлочной дорогой, сворачивали на узкие тропинки. Картины сменяли одна другую. Лесопосадки  с серебристыми тополями, уступали место берёзовым рощицам, открывались поля, с наливающимися колосьями ржи и пшеницы, поля украшали синие, как небо васильки.  За полями расстилались луга с душистым  разнотравьем.

          Любуясь природой, князь думал о том, как красива Русская земля! Сколько в мире желающих овладеть ею? Кто только не шёл на неё, чтобы взять  её  в полон? Русскую землю  били копытами  кони кочевников, литовцев, поляков, французов, варягов, но не смогли подчинить себе! А сколько было междоусобиц? Всё выдержала, всё стерпела  многострадальная Русская земля!
-  Да, не благоустроена наша земля, но  даже одетая в берёзовые рощи и луга ромашковые, укрытая платочком голубого неба, она необыкновенно хороша и притягательна, - думал князь.

          На обратном пути снова завязался  разговор о делах. Дело в том, что княгиня – Мария Владимировна на свои средства открыла приют для малолетних  детей и престарелых людей, и советовалась с мужем  по  организационным  и финансовым вопросам.
          Домой возвратились, когда солнце уже спряталось за могучие стволы дубовой рощи и только его последние лучи  ещё  путались в кудрявых кронах дубов.
          А перед сном князь  долго сидел в кабинете за письменным столом, думая как улучшить жизнь людей. Девятнадцатый век подходил к концу, и уже было видно расслоение крестьянства, более успешные крестьянские семьи  вызывали зависть. Большой урон наносят пожары, потому что большинство  домов покрыты соломой или тёсом.
Ему пришла на ум блестящая идея, открыть земской склад и напрямую продавать мелкие изделия для ведения сельского хозяйства  и домашнего обихода напрямую. Если люди будут покупать со склада, экономия составит 30%, и торговцы будут вынуждены снизить цены в лавках. А кровельное железо надо продавать без наценки, по оптовой цене.
          Ночь опустилась над городом. Спали горожане, уснул и князь. Люди не знали, что скоро начнётся  первая Мировая война, а потом Государственный переворот и Гражданская война. 
          Князь тоже не знал, что в 1907 году его изберут депутатом  третьей Государственной Думы от Курской области, в 1914 году он уедет на фронт, а уже в  1915 году его убьют в Галиции в прифронтовой полосе и похоронят в фамильном склепе усадьбы «Марьино».
          Ему, почётному гражданину города Льгова, кавалеру многих боевых орденов, не могло присниться в страшном сне, что в 1930 году будут осквернены и сожжены  останки 28 захоронений знатного рода  Барятинских, в том числе его и генерала -  фельдмаршала. Только ветер поплачет о них. А в 90–е годы разрушат его любимое родовое гнездо.

          По иронии судьбы, люди помнят Шамиля, но забыли  про пленившего его, забудут, что по указу самодержца Александра  II, Русская Императорская Армия три дня носила траур  по усопшему генералу – фельдмаршалу Александру Ивановичу Барятинскому.
          Стёрты с лица земли могилы славного русского рода князей Барятинских, который  ведёт своё начало от святого благоверного князя Михаила Черниговского, происходившего от Рюрика  и от равноапостольного князя Владимира, теми,  кому русская история, русская слава, как кость в горле.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/106110.html,
http://gp-okorokova.livejournal.com/16028.html.


Рецензии