Эмиграция

      Почему люди уезжают из родной страны?  Бросают насиженные места, квартиры, дачи, отдают добровольно бешеные деньги за то, что будет разорвана та самая нить, что соединяет их с детскими воспоминаниями, с детской мечтой ? Как будто кто-то невидимый одним росчерком пера перечеркнул всё то , хорошее, что было нажито здесь, и поставлена под сомнение та самая главная мысль о родном очаге.
       Это очень грустно, что мы не можем простить обиду, находясь в привычных  для нас местах.  Но только отъезд, только разрыв с гнетущей тебя информацией, может помочь эту травму разорвать. Попадая в новые, абсолютно непривычные для себя условия, и переживая шок от нестыковки взглядов и привычек, человек заново строит свои жизненные принципы, отдаляя тем самым свои негативные воспоминания.
        Он отдал бы всё на свете за то, чтобы вернуть  тот миг, когда она пришла к нему на приём такая светлая, вычищенная самой жизнью, но не сдавшаяся в своей способности бескорыстно любить своё дитятко, взращенное таким мужеством в отсутствии родительской помощи, финансового благословения Родины и любви ушедшего до рождения девочки мужа.  Какие колоссальные силы питали и поддерживали эту женщину! Только слепой мог это не заметить. И ведь она ему понравилась; ну вот, и метнулся бы к ней, как к спасению своему, как к истинному источнику будущей счастливой супружеской жизни. Так нет же. Держала рутина, привычка побеждать всё неподдающееся его собственным в-общем-то пред(убеждениям). И конечно, держал брак.
     Вот и победил.  И сам не рад. Разрушил это хрупкое, нежное, чисто материнское, так редко встречающееся в женщинах и потому такое (бес)ценное.
       Женщина не смогла победить эту дъявольскую силу несогласия со всем чистым, неповинным в людских грехах. И поехала она в новую жизнь еле живая, на полусогнутых от боли ногах, волоча за собой за руку одну маленькую, 5-летнюю и одну 17-летнюю , рыдающую девицу, да ещё 9 чемоданов впридачу. Только старенькая гитара на спине согревала её в этой несокрушимой вере, что едет она к благополучию и внутреннему спокойствию, что здесь её как мать-одиночку не бросят на произвол судьбы, ей окажут материальную помощь и помогут поднять двух девочек.
       Так и случилось. И вот тогда-то вдруг стало до боли обидно, что такого некрасивого отъезда могло бы и не быть. Верил бы в Любовь или уж в Бога, как учила его наставница, может быть и удержал бы свою жар-птицу за хвост!
       Поживём - увидим!


.






   


Рецензии