Горький итог или свалка

Выехав из  города,  Сокуров   прикинул,       ехать  ему  в  Черновку  через Карповку или  через  Сосновку:  в первом случае   дорога  идет  по открытому месту, во втором    -  через  лес.   
Притормозив  у  развилки  дорог,  Сокуров  выбрал  более  живописный путь     и  пустил свою видавшую виды машину  на хорошей  скорости. 
В июльский жаркий  день,    чувствуя слабое  головокружение,   Сокуров  остановил  машину  на обочине шоссе  и  шагнул   в лес. Деревья  золотистыми   стволами  устремились   в небо,  в нижнем  ярусе    густо росли  молодые   деревца. 
Неожиданно  между сосен  блеснуло   инородное  тело.  Заинтересованный,   человек подошёл  и увидел  застрявшее  между  соснами  дуло  танка,   а затем и сам танк,   бока его  замшели, по капоту ползали муравьи и паучки, исчезая во влажной прозелени швов. Некогда   боевой   танк  выглядел настоящим монстром.

Едва  Сокуров  обогнул  пару  сосен,    перед ним возникла   свалка.
Он   всматривался  в  фантасмагорическую картину:   пылесосы соседствовали  со  старыми  холодильниками,   различные  электроприборы  валялись рядом  с    оконными рамами,  банками с  красками и   лаками,   подгнившие    доски  сгрудились  лесенкой возле  обломков   жести,  всё это было усыпано  оборванными  проводами,     мотками  кабеля.
 Совсем  близко от себя он увидел  оранжевый   баллон  с надписью:    ОПАСНО  и   предупреждающим   черным  крестиком.     Сокуров вздрогнул, увидев рядом   фабричную  упаковку  с маркировкой  ЧКБХ -    Черновский   комбинат  бытовой  химии.   Туда-то    он  и  ехал  с проверкой.

***

Остановившись возле двери,  чтобы  проводить мужа, -    дальше  он  не разрешил,   Марфа заметила  в  глазах   Степана  грустинку:      
- Береги себя  и детей, - добавил  он,  прощаясь.
    Едва за мужем захлопнулась  дверь,  она подбежала   к окну.  Степан  стоял  на улице    возле  багажника  старенького автомобиля.        Он поднял  голову,   помахал  жене,   сел  за руль  автомобиля  и его,  как говорится,   и след  простыл.

На  кухонной  стене висела  фотография.      Как   славно улыбаются  Маша и Саня,    девочка   обнимает за плечи  брата, оба   красивые,  загорелые.
Когда дети  заболели,  на них больно  было  смотреть:  лицо покрыли   красные  пятна, корочки,    на теле появились   фурункулы.   Дети   не   посещали     школу,  проводили   время у   телевизора   или  за книгами.
Марфа   узнавала,   что задано,  и  делала с  семиклассницей Машей   и пятиклассником   Саней уроки.    Разуверившись в средствах,  предписанных  врачом,    она,    изучив     книги   по народной  медицине,  покупала  у   старушек   череду,  чистотел,   зверобой,  заваривала    чаи, делала детям  ванны и компрессы.
Когда  недавно  позвонила Надя   и  с воодушевлением сообщила об  открытии у них  в Пинске  Центра  по  гематологии   и токсикологии,   Марфа поняла,  что нельзя упускать  такую  возможность.  Быстро  собрала   вещи,   узнала  расписание автобуса.
       Отъезд   пришёлся  на      тот    день, когда   Степан  отправлялся в Черновку.  Все  разъехались, дом  опустел.


***

Степан Сокуров  вошёл  в кабинет    Иванова,  недавно назначенного   начальником  Черновского  филиала.
-  Здравствуйте,  Анатолий  Иванович,  я  прибыл к вам, чтобы  выяснить,   какие  у вас  трудности.  Рассказывайте.
Иванов, мужчина с крупным холеным лицом,   держался уверенно:
- Присаживайтесь.  У нас  все хорошо.    Так и передайте    вашему директору.
- Понятно.  К  делу.   В апреле    вы  уволили  двух      специалистов из  цеха ПАВ,   а  в конце квартала  недопоставили    отбеливатели. Как вы это объясните?
Иванов посмотрел   на  Сокурова  снисходительно:
 - Зарплату  было   нечем платить,  вот и произвели   сокращение.  Инвесторы  не торопятся   вкладывать  в нас.  Так и скажите    главному:   если  не будет  денег,  мы  остановимся. 
Ого! апломба у новоиспеченного не занимать.
- Деньги  будут.  Сейчас  о другом, Анатолий  Иванович. Я   видел свалку   поблизости  от Черновки.  Там были препараты вашего филиала.  Чем вы объясните этот вопиющий   факт?
- Проблема с отходами всегда остро стояла в нашей  отрасли. Я  хочу  на совещании поставить вопрос о строительстве  мусороперерабатывающего цеха.
- Прожекты хорошие,  но  потрудитесь ответить, почему токсичные  вещества для дезинсекции  помещений,     содержащие  хлориды,  находятся не там, где им положено быть,  а именно   в  контейнерах,  а на  открытом воздухе, вблизи    населенного  пункта?   
Иванов,  исподлобья   глянул на приезжего  инженера:
-  Не  может такого быть!
-  Я  сам  видел  эту свалку.     Это  грубое  нарушение  КЗОТ.
Иванов  почувствовал,  что дело приняло дурной  оборот: 
- Вы говорите,  баллоны  с дезинсектором?  Понятия  не имею, как они туда попали.  Их мог туда   выбросить   кто  угодно. 
- Там   была заводская   упаковка.  Вызовите, пожалуйста,  ответственного   за   отходы. 
Иванов     через коммутатор  попросил секретаршу вызвать инженера Потапова.
Секретарша перезвонила и ответила, что Потапова  нет, он  в командировке.
Сокуров начал терять  терпение:
-   Если я сообщу  о случившемся   в Министерство,   вас по головке не  поглядят.
-  Вы  этого  не сделаете!
- Почему?
- Потому что мы  -  ваш филиал, и я  скажу,  что это вы    дали негласное   разрешение     на вывоз. 
У Сокурова перехватило  дыхание  от подобной   наглости.  Он  поднял  голос:
- Потрудитесь выполнять  распоряжение!  Ликвидируйте продукцию со  свалки!      
 
Иванов    придал  своему лицу и голосу  соответствующее  подчиненному выражение:
- Я все  понял,  Степан Алексеевич.  Мы обязательно  примем   меры, спасибо  за сигнал.      
 - В кратчайшие сроки, Иванов! Запомните.

Сокуров  шел по длинному коридору   административного здания,    недовольный.    Так  вот  каков   Иванов.    Ещё  один карьерист,  такие   люди  за свое кресло  борются отчаянно,  а  дела у них   на втором плане   или  вообще стоят.
Ему   вспомнился  тяжелый,      угрожающий       взгляд новоиспеченного  начальника, брошенный им вслед  выходящего  из кабинета    Сокурова.   

***


Надя  встретила   сестру и детей  на автобусной  станции   и проводила их  в Медицинский Центр. Сочувственно поглядывая на Саню и Машу, она сказала:
- Держитесь, вы теперь уже взрослые.
Марфа  поцеловала своих дорогих чад, сунула  Маше  мобильный   телефон:
- Вот,  звони,  посылай сообщения,  только не забудь зарядить вовремя.
Оставив детей на попечение  медперсонала, Марфа   с сестрой   вышли из просторного,  похожего на новомодную гостиницу   Центра.

Прогулявшись по  живописному  городу, они пришли к Наде    в   двухкомнатную  квартиру     недавно  построенного    дома.  Надя сияла, словно красное  солнышко:
- Как  тебе нравится? Ты ведь на новом  месте  еще не была.
- Великолепно, светло, чисто. Однако,  мне и в прежней  квартире  нравилось:  тихий   зеленый  район.
-  Ты еще  не видела кухню – огромная!
На кухне Надя приготовила   баранину.   
- Что ты добавила к  поджарке?– спросила Марфа.
-  Это карри.  Я купила  кулинарную книгу «Знаки Зодиака»,  там  каждому знаку полагаются свои  блюда и   пряности.  Иван   - Козерог,   значит, ему  положена баранина с карри. 
Марфа  знала, что  сестра  обожает мужа.   Весёлый  остроумный Иван  был  незаменим  в быту:  и починит, и приготовит, и  с сыном посидит.    С таким не пропадешь.
- Иван скоро вернется?
-   Поздно:  автобусный  рейс из Тулы   прибывает  в десять  вечера.

Марфа  подумала о том,  что у нее с сестрой  много  общего:  мужья   постоянно  в разъездах,  их надо  собирать,  провожать,  ждать.   Зато  можно  отдохнуть  друг  от друга.
 

***

Войдя в   номер      гостиницы,  Сокуров   тяжело  опустился  на диван.  Посидев  немного,  он  вымыл  руки,   достал из  сумки  пакет  с блинчиками,   кефир,  поел  и завалился спать.   Сны ему снились  тревожные.
Перед ним мелькало   крупное лицо Иванова, его орущий  рот,   сжатые  в кулаки,  молотящие  по столу  руки,  испуганная  секретарша, глотающая слёзы и    подбирающая  с пола черепки чашки.
Потом  ему  приснилась     свалка.  Провода  и кабели   превратились  в змей,  извиваясь  и шипя,  они пытались  скрутить и поглотить неосторожно спустившуюся   на ребро свалки  птицу.   

  Перед глазами  спящего человека  поплыло шоссе, Сокуров был  за рулем,         машина    летит как на крыльях,    вокруг  ночь,  вспышки  встречных  фар,  редкие  фонари.
Кулисы  сплошного  леса   расступились,  возникли  огромные   камни,    оказавшиеся    домами.   
На  полосе возле  зданий    возникло мелькание, появились непонятные перемещающиеся точки.  Сокуров  вгляделся    - это   были  крысы.



 
***


   Сокуров    открыл  глаза.     Тревожные мысли перекинулись   на детей.   Они   сейчас в Пинске, на обследовании.   Марфа    очень надеется на помощь специалистов.
 Сокуров   набрал номер     Марфы, она не брала трубку,   спит,наверное.      Решено, он едет  в Пинск,    увидит  своих.   
  Шоссе было пустынно,    машин   мало. Сидя  за рулем  старенькой  машины,  он чувствовал  в  окружающем пространстве     что-то тревожное.  Напряжение      звенело    в воздухе,    ноги  были   свинцовыми.
 
Далеко впереди  показался  автомобиль,    Вырастая,       он   резко вильнул,    пересек  белую  линию.   Ошеломленный  Сокуров  не успел дать задний ход, как     произошло столкновение,   сопровождаемое  лающим скрежетом  металла.
Мимо  промчалось несколько  автомобилей.
Наконец, одна    машина притормозила около   разбитого  "Ауди" .     Сокурова   в полубессознательном  состоянии  отвезли    в больницу Пинска. 

 
Когда Марфе  сообщили  об аварии,  ее чуть удар  не хватил.

Ну вот, дожила: дети и муж  в  больнице!  Она позвонила Наде,  сестра появилась незамедлительно.
- Какое  несчастье.  Что со Степаном? Что врачи говорят?
- Говорят, что состояние  тяжелое, но не смертельно.  Один врач сказал, что Степе повезло, голова и позвоночник целы. Многочисленные переломы -  дело времени.  Надя, проведай,  пожалуйся,  Саню и Машу, я сейчас просто не в состоянии к ним идти. Скажи об аварии осторожно,  чтобы  не испугать.
 - Не волнуйся. Я понимаю, Саня и Маша  не должны впадать  в уныние.  Я позабочусь о них, принесу фрукты.   

Марфа   склонилась над постелью мужа.  Степан, весь  в бинтах, лежал с закрытыми глазами.   За  что судьба наказывает ее? Врач сказал,  что   могут  возникнуть  проблемы,   все зависит  от жизненных  ресурсов организма.   Раньше Степан  никогда не болел. Но в последнее  время частые    командировки сильно пошатнули его здоровье. 
Потом  она стала  думать, почему  случилась  авария,   возможно,   кто-то  хотел свести  счеты  с ее  мужем.   Он ведь  принципиальный, рубит правду-матку  в глаза.   Надо  поговорить  с кем-то из юристов...
Когда  пришел следователь,  Сокуров   тихо  отчетливо сказал, что   перед ним      внезапно появился  черный   автомобиль, вроде пикап,  но  номера назвать он не может.
***

Когда Сокурова на инвалидном  кресле доставили  домой,  то там  его    уже дожидались Саша и   Маша.
- С возвращением,  - закричали  они, смеясь и хлопая в ладоши. Марфа светилась счастьем: наконец, все вместе,  дома.

Сокуров сразу же попросил  газеты.  Из прессы он  узнал, что
Комбинат расформировали, Иванова  перевели   в другой  район.    

- Марфа,  принеси, пожалуйста лист бумаги  и ручку, - окликнул жену Сокуров.
- Зачем тебе, горе ты мое? -  отозвалась Марфа, приближаясь.
- Буду писать докладную в вышестоящие инстанции.  Буду бороться, чтобы  свалку  закрыли.  Для меня теперь   это дело первостепенной  важности, ведь кому-то надо  очищать нашу землю.

Марфа подошла вплотную к мужу,  радость озарила    её  осунувшееся, все еще красивое лицо: муж  полон  энергии, значит, скоро  встанет   на ноги.  Из соседней комнаты доносились азартные  голоса  детей, игравших в Монополь.





    


Рецензии
ГлобалГлистный муСОРлИлРОСум!! - новеллы
http://www.proza.ru/2018/09/27/1668

Вакула Песняк   27.09.2018 21:49     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.