Горький итог или свалка

Выехав из  города,  Сокуров   прикинул,       ехать  ему  в  Черновку  через Карповку или  через  Сосновку:  в первом случае   дорога  идет  по открытому месту, во втором    -  через  лес.   
Притормозив  у  развилки  дорог,  Сокуров  выбрал  более  живописный путь     и  пустил свою видавшую виды машину  на хорошей  скорости. 
В июльский жаркий  день,    чувствуя слабое  головокружение,   Сокуров  остановил  машину  на обочине шоссе  и  шагнул   в лес. Деревья  золотистыми   стволами  устремились   в небо,  в нижнем  ярусе    густо росли  молодые   деревца. 
Неожиданно  между сосен  блеснуло   инородное  тело.  Заинтересованный,   человек подошёл  и увидел  застрявшее  между  соснами  дуло  танка,   а затем и сам танк,   бока его  замшели, по капоту ползали муравьи и паучки, исчезая во влажной прозелени швов. Некогда   боевой   танк  выглядел настоящим монстром.

Едва  Сокуров  обогнул  пару  сосен,    перед ним возникла   свалка.
Он   всматривался  в  фантасмагорическую картину:   пылесосы соседствовали  со  старыми  холодильниками,   различные  электроприборы  валялись рядом  с    оконными рамами,  банками с  красками и   лаками,   подгнившие    доски  сгрудились  лесенкой возле  обломков   жести,  всё это было усыпано  оборванными  проводами,     мотками  кабеля.
 Совсем  близко от себя он увидел  оранжевый   баллон  с надписью:    ОПАСНО  и   предупреждающим   черным  крестиком.     Сокуров вздрогнул, увидев рядом   фабричную  упаковку  с маркировкой  ЧКБХ -    Черновский   комбинат  бытовой  химии.   Туда-то    он  и  ехал  с проверкой.

***

Остановившись возле двери,  чтобы  проводить мужа, -    дальше  он  не разрешил,   Марфа заметила  в  глазах   Степана  грустинку:      
- Береги себя  и детей, - добавил  он,  прощаясь.
    Едва за мужем захлопнулась  дверь,  она подбежала   к окну.  Степан  стоял  на улице    возле  багажника   «москвича».        Он поднял  голову,   помахал  жене,   сел  за руль  автомобиля  и его,  как говорится,   и след  простыл.

На  кухонной  стене висела  фотография.      Как   славно улыбаются  Маша и Саня,    девочка   обнимает за плечи  брата, оба   красивые,  загорелые.
Когда дети  заболели,  на них больно  было  смотреть:  лицо покрыли   красные  пятна, корочки,    на теле появились   фурункулы.   Дети   не   посещали     школу,  проводили   время у   телевизора   или  за книгами.
Марфа   узнавала,   что задано,  и  делала с  семиклассницей Машей   и пятиклассником   Саней уроки.    Разуверившись в средствах,  предписанных  врачом,    она,    изучив     книги   по народной  медицине,  покупала  у   старушек   череду,  чистотел,   зверобой,  заваривала    чаи, делала детям  ванны и компрессы.
Когда  недавно  позвонила Надя   и  с воодушевлением сообщила об  открытии у них  в Нинске  Центра  по  гематологии   и гистологии,   Марфа поняла,  что нельзя упускать  такую  возможность.  Быстро  собрала   вещи,   приобрела билеты.
       Отъезд   пришёлся  на      тот    день, когда   Степан  отправлялся в Черновку.


***

Сокуров  вошёл  в кабинет    Иванова,  недавно назначенного   начальником  Черновского  филиала.
-  Здравствуйте,  Анатолий  Иванович,  я  прибыл к вам, чтобы  выяснить,   какие  у вас  трудности.  Рассказывайте.
Иванов, мужчина с крупным холеным лицом,   держался уверенно:
- Присаживайтесь, чайку,  кофейку? У нас  все хорошо.    Так и передайте    вашему директору.
- Понятно.  К  делу.   В апреле    вы  уволили  двух      специалистов из  цеха ПАВ,   а  в конце квартала  недопоставили    отбеливатели. Как вы это объясните?
Иванов посмотрел   на  Сокурова  снисходительно:
 - Зарплату  было   нечем платить,  вот и произвели   сокращение.  Инвесторы  не торопятся   вкладывать  в нас.  Так и скажите    главному:   если  не будет  денег,  мы  остановимся. 
Ого! апломба у новоиспеченного не занимать.
- Деньги  будут.  Сейчас  о другом, Анатолий  Иванович. Я   видел свалку   поблизости  от Черновки.  Там были препараты вашего филиала.  Чем вы объясните этот вопиющий   факт?
- Проблема с отходами всегда остро стояла в нашей  отрасли. Я  хочу  на совещании поставить вопрос о строительстве  мусороперерабатывающего цеха.
- Прожекты хорошие,  но  потрудитесь ответить, почему токсичные  вещества для дезинсекции  помещений,     содержащие  хлориды,  находятся не там, где им положено быть,  а именно   в  контейнерах,  а на  открытом воздухе, вблизи    населенного  пункта?   
Иванов,  исподлобья   глянул на приезжего  инженера:
-  Не  может такого быть!
-  Я  сам  видел  эту свалку.     Это  грубое  нарушение  КЗОТ.
Иванов  почувствовал,  что дело приняло дурной  оборот: 
- Вы говорите,  баллоны  с дезинсектором?  Понятия  не имею, как они туда попали.  Их мог туда   выбросить   кто  угодно. 
- Там   была заводская   упаковка.  Вызовите, пожалуйста,  ответственного   за   отходы. 
Иванов     через коммутатор  попросил секретаршу вызвать инженера Потапова.
Секретарша перезвонила и ответила, что Потапова  нет, он  в командировке.
Сокуров начал терять  терпение:
-   Если я сообщу  о случившемся   в Министерство,   вас по головке не  поглядят.
-  Вы  этого  не сделаете!
- Почему?
- Потому что мы  -  ваш филиал, и я  скажу,  что это вы    дали негласное   разрешение     на вывоз. 
У Сокурова перехватило  дыхание  от подобной   наглости.  Он  поднял  голос:
- Потрудитесь выполнять  распоряжение!  Ликвидируйте продукцию со  свалки!      
 
Иванов    придал  своему лицу и голосу  соответствующее  подчиненному выражение:
- Я все  понял,  Степан Алексеевич.  Мы обязательно  примем   меры, спасибо  за сигнал.      
 - В кратчайшие сроки, Иванов! Запомните.

Сокуров  шел по длинному коридору   административного здания,    недовольный.    Так  вот  каков   Иванов.    Ещё  один карьерист,  такие   люди  за свое кресло  борются отчаянно,  а  дела у них   на втором плане   или  вообще стоят.
Ему   вспомнился  тяжелый,      угрожающий       взгляд новоиспеченного  начальника, брошенный им вслед  выходящего  из кабинета    Сокурова.   

***


Надя  встретила   сестру и детей  на автобусной  станции   и проводила их  в Медицинский Центр. Сочувственно поглядывая на Саню и Машу, она сказала:
- Держитесь, вы теперь уже взрослые.
Марфа  поцеловала своих дорогих чад, сунула  Маше  мобильный   телефон:
- Вот,  звони,  посылай сообщения,  только не забудь зарядить.
Оставив детей на попечение  медперсонала, Марфа   с сестрой   вышли из просторного,  похожего на новомодную гостиницу   Центра.
Прогулявшись по  живописному чистенькому городу, они пришли к Наде    в   двухкомнатную  квартиру     недавно  построенного    дома.  Надя сияла, словно красное  солнышко:
- Как  тебе нравится? Ты ведь на новом  месте  еще не была.
- Великолепно, светло, чисто. Однако,  мне и в прежней  квартире  нравилось:  тихий   зеленый  район.
-  Ты еще  не видела кухню – огромная!
На кухне Надя приготовила   баранину.   
- Что ты добавила к  поджарке?– спросила Марфа.
-  Это карри.  Я купила  кулинарную книгу «Знаки Зодиака»,  там  каждому знаку полагаются свои  блюда и   пряности.  Иван   - Козерог,   значит, ему  положена баранина с карри. 
Марфа  знала, что  сестра  обожает мужа.   Весёлый  остроумный Иван  был  незаменим  в быту:  и починит, и приготовит, и  с сыном посидит.    С таким не пропадешь.
- Иван скоро вернется?
-   Поздно:  автобусный  рейс из Тулы   прибывает  в десять  вечера.

Марфа  подумала о том,  что у нее с сестрой  много  общего:  мужья   постоянно  в разъездах,  их надо  собирать,  провожать,  ждать.   Зато  можно  отдохнуть  друг  от друга.
 
В комнате   Марфа  приблизилась  к  солидной  книжной полке,  по краю которой  разместились    фотографии  в  рамочках.  Вот Надя,   здесь она с Иваном,   на другой  фотографии   виден  мальчик,  на следующем  фото    он    уже  молодой  человек.
- Это Павлик  в год      окончания   школы, -  гордо сказала  Надя.
- Красавец.   Где  он   сейчас? 
-  Павлик собирается жениться. Он  сейчас со  Светой, его  девушкой,   у её  родителей гостит. 
- Это  замечательно! Почему  я все новости  последняя   узнаю?
  - Давно не приезжала, вот  и  не знаешь. 
Возле второй   полки, загроможденной  статуэтками и вазочками,  в просторной  клетке  суетился  попугайчик.
- Какой  миленький.  Ты вспоминаешь наши края? – Марфа прикоснулась  к клетке,  попугай  насторожился.
- Конечно. В первый год  после замужества  я уговаривала Ваню съездить  в Кенск   хотя бы несколько дней, мне так не хватало родных мест, нашей речки,  прогулок по лесу, но Иван связан жестким графиком работы,  а в свободные  дни  отсыпается. Так что нам трудно  выбраться. 
Пятнадцать  минут одиннадцатого  Надя  заторопилась  на кухню, чтобы  накрыть на стол   и встретить мужа.


***

Войдя в   номер   черновской   гостиницы,  Сокуров   тяжело  опустился  на диван.  Посидев  немного,  он  вымыл  руки,   достал из  сумки  пакет  с блинчиками,   кефир,  поел  и завалился спать.   Сны ему снились  тревожные.
Перед ним мелькало   крупное лицо Иванова, его орущий  рот,   сжатые  в кулаки,  молотящие  по столу  руки,  испуганная  секретарша, глотающая слёзы и    подбирающая  с пола черепки чашки.
Потом  ему  приснилась     свалка.  Провода  и кабели   превратились  в змей,  извиваясь  и шипя,  они пытались  скрутить и поглотить неосторожно спустившуюся   на ребро свалки  птицу.   

  Перед глазами  спящего человека  поплыло шоссе, Сокуров был  в      «фольксвагене»,  вести машину  одно  удовольствие -   летит как на крыльях,    вокруг  ночь,  вспышки  встречных  фар,  редкие  фонари.
Кулисы  сплошного  леса   расступились,  возникли  огромные   камни,    оказавшись   не  горбылями,   а домами.   
На  полосе возле  зданий    возникло мелькание, появились непонятные перемещающиеся точки.  Сокуров  вгляделся    - это   были  крысы.



 ***

-  Иван, что с попугаем случилось? -  крикнула Надя из кухни.      Попугайчик метался по клетке,  кусал прутья, отчаянно пытаясь вырваться на волю.
-  Погода  на него действует,  духота  эта.   Сейчас я тебя напою, Пупсик, - Иван подошел к волнистому попугайчику, наполнил поилку свежей водой. Но птица к воде не притронулась. Иван посадил дрожащего попугайчика на ладонь, стал поглаживать по крошечной головке.
- Что ты,  глупый,   ночь  на дворе,  спать пора.

Что  произошло  потом,  никто не мог понять.   Дом  задрожал, заходил  ходуном,    с   полок   стали  падать  фигурки,   фотографии,  вазочки.   
Надя и   Иван,  позвав Марфу,   побежали  вниз   по лестнице.    За ними  слышались     крики людей,  жильцы  в панике   покидали  квартиры.    Выбежав  во двор,  многие    садились в     машины  и   уезжали.
 Иван  был вне себя:
- Надо же,  дожили!  Почему  метеорологи  не предупредили о землетрясении?
- Может быть, сказали, а мы пропустили, - Надя всматривалась в ночное   небо,  будто пытаясь  найти там  ответ.
- Я очень волнуюсь за детей,  я поеду туда, - Марфа порывалась бежать.   
-  Куда ты поедешь, ночь,  транспорт не ходит.
-  Возьму  такси.  Черт, у меня  сумочка  осталась наверху, там деньги,  телефон,  - Марфа бросилась к дому, но Иван удержал ее.
- Стой, не глупи, с детьми,  я уверен,  все  в порядке.  Когда все успокоится,   мы обязательно  позвоним  в Центр и   поедем   туда.

Долго   они  бродили по двору,   а с ними   еще разные люди.  И только  удостоверившись,  что  земля под ногами устойчива, а  дом на  месте,     они   вернулись    к себе.

***


Рано утром,   Сокуров    открыл  глаза.  Вид  бегущих  крыс преследовал его,  отчего они убегали, от какой  беды?   Тревожные мысли перекинулись   на детей.   Они   сейчас в Нинске, на обследовании.   Марфа    очень надеется на помощь специалистов.
 Саня и Маша, он  ими гордился,  любил ходить на родительские собрания  -  узнавал об успехах детей. Однажды осенью, возвращаясь с дальней прогулки, они попали под дождь. Дома, шутя и смеясь, стащили с себя мокрую одежду. Потом в  кругах  технической  интеллигенции говорили о  пролившем в тот день «грязном» дожде.

  В этот  предрассветный  час Сокуров   порывался  позвонить   Марфе,  но убрал  в сторону телефон:    она спит, конечно, и видит хорошие  сны.    Решено, он едет  в Нинск,    увидит  своих.   

На рассвете   шоссе было пустынно,  встречных  машин   мало. Сидя  за рулем  «москвича»,  он чувствовал  в  окружающем пространстве     что-то тревожное, какие-то неуловимые  отклонения от привычного  фона.  Напряжение      звенело    в воздухе,    ноги  были   свинцовыми.
Сокуров  включил  радио. Строгий  голос сообщил  о  том, что сегодня  ночью  в  Нинске  произошло  землетрясение силой четыре  балла по шкале Рихтера. Жертв  и разрушений  нет.
Сокуров резко  прибавил  скорость.
 
Далеко впереди  показалась  темная точка,   некоторое  время, вырастая,  машина маячила в поле видимости;  надвигаясь  глыбой, пикап   резко вильнул,    пересек  белую  линию.   Ошеломленный  Сокуров  не успел дать задний ход, как     произошло столкновение,   сопровождаемое  лающим скрежетом  металла.

Через  какое-то время  водитель  иномарки притормозил около   разбитого   «москвича».     Сокуров   в полубессознательном  состоянии  был  доставлен   в больницу ближайшего  населенного  пункта.

Когда Марфе  сообщили  об аварии,  она примчалась в больницу      и  буквально не выходила оттуда до тех пор,   пока ей не сказали, что жизнь      мужа   вне опасности;    однако   Марфа    понимала, что  из-за      тяжелых  травм  Степану  предстоит   длительное  лечение.


Рецензии
ГлобалГлистный муСОРлИлРОСум!! - новеллы
http://www.proza.ru/2018/09/27/1668

Вакула Песняк   27.09.2018 21:49     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.