Дворяне в ВОВ 2 часть

«Броня крепка и танки наши быстры»
И очередной материал про преемственность Царской и Советской России. Как известно новое сложное вооружение изобретает группа конструкторов. Так вот в группе создателей легендарного танка Т -34, оказалась самая настоящая баронесса Вера Михайловна фон Розенберг. Блестящий математик, она закончила высшие Бестужевские женские технические курсы общетехнического направления, т.е. высшее техническое образование получено до Революции (а вы думали все дворянки – это зефирные смолянки?). Отец - фон Розенберг, барон, генерал - майор РИА, герой Соцтруда (великолепное сочетание), при Николае 2 разработал те самые гаубицы, которые будут в ВОВ крушить форты Кенигсберга, при Сталине разрабатывал минометы, т.е. именно он давал дочери путевку в жизнь. Работа самой Веры Михайловны «Её большим способностям и высокому математическому развитию принадлежат заслуги в разработке практических расчётов в исследовании работы механизмов и устройств артсистем. Верой Михайловной разработана методика расчёта противооткатных устройств, по которой непосредственно или под её руководством рассчитано большинство артсистем, находящихся на вооружении в Красной Армии». За разработку башни Т - 34 она стала лауреатом Сталинской премии. Ее родной брат стал дважды Сталинским лауреатом за разработку новых образцов артиллерийского вооружения— в 43 и 50 - м, он же разрабатывал ракеты, запускавшиеся с подводных лодок.
В разработке же "Катюши" участвовал засекреченный князь Дмитрий Мышецкий (он работал в закрытом НИИ). В 1943 ему было присвоено звание генерал-майора инженерно-артиллерийской службы.
Звание генерал – лейтенанта инженерно – технической службы в 1944 году заслужил  смоленский помещик и советский академик Борис Юрьев. В историю он вошел как изобретатель первых советских вертолетов, а свои первые геликоптеры он построил еще при Николае 2. В Первой мировой воевал на «Илье Муромце» попал в немецкий плен в Новогеоргиевске, после ПМВ стал зятем Жуковского, работал всю жизнь в ЦАГИ, за вклад в разработку советской авиации в годы войны награжден двумя Сталинскими премиями в 43 и 46  годах.


«Наши мертвые нас не оставят в беде…»
Но не только живые приближали Победу. Еще один конструктор «Катюши» Георгий Лангемак – его отец статский советник, сам он закончил гимназию с серебряной медалью, буквально перед революцией он становится прапорщиком РИА, в РККА дослужился до военинженера 1 – го ранга (подполковника). Именно он ввел термин «космонавтика» в русский язык. Арестован и расстрелян в 38 году. Ну а саму идею ракетных снарядов разработал еще в царской России химик Николай Тихомиров – потомственный дворянин, сын действительного статского советника, он уже в СССР разрабатывал ракетные снаряды на бездымном порохе, умер своей смертью в 30 - м. Оба они не дожили до войны, но их вклад в создание грозных «Катюш» был настолько велик, что они оба стали последними героями Соцтруда СССР посмертно в 1991 году за разработку ракетного оружия. Всего год не дожил до Победы потомственный дворянин Александр Котельников – доктор царской России и профессор России советской, он работал с 30 – го по 44 в знаменитом ЦАГИ в качестве научного руководителя группы аспирантов- механиков, стал лауреатом Сталинской премии в 43 году.  Его сын Владимир, родившийся в 1908 году (и следовательно тоже потомственный дворянин), перед войной стал создателем шифровальной аппаратуры «Москва», именно он обеспечил безопасность правительственной связи в годы ВОВ за что был отмечен двумя Сталинскими премиями.   
«Нынче все срока закончены…»
Как давно известно подавляющее большинство перешедших на сторону Гитлера советских граждан, в т. военнослужащих РККА – это самые натуральные рабочие и крестьяне, начиная от полицаев и лагерных надзирателей, заканчивая старшими командирами РККА. Каминский, Власов, палач Тонька – пулеметчица, предатели выдававшие подпольщиков Молодой гвардии и обливавшие помоями Зою Космодемьянскую и т.д.
Причем ни один из вышеперечисленных серьезно от сталинских репрессий не пострадал, и мы видим перед собой благополучные продукты коммунистической системы.
Многие трудящиеся просто дезертировали массами в 41 - 42 или косили от фронта как могли, ожидая прихода немцев, как кумиры всего СССР футболисты Старостины.
А в это время представитель старинного рода западнорусских дворян зэк -епископ Лука Войно – Ясенецкий, прошедший три ссылки, тюрьмы и переживший угрозу расстрела, отправлял телеграмму Калинину. «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».
Дальше были бесконечные тяжелейшие операции в советском госпитале под православной иконой по 8 часов всю войну, открытие церквей, медаль за доблестный труд в ВОВ, и Сталинская премия – он станет единственным священником, награжденным ей, почти всю отдаст на послевоенных детдомовцев.
И в это время в Туполевской шараге трудится зэк- конструктор потомственный дворянин Борис Стечкин, разрабатывая новые советские авиадвигатели. Это был его второй арест, первый был в 30 –м, через год освободили, а в 37 сел опять, в 43 – м был освобожден, поскольку был единственным кандидатом на должность научного руководителя завода опытных образцов авиадвигателей. А начинал свой путь конструктора Стечкин опять же при царе, он рассчитывал для Нестерова мертвую петлю, создавал мотор для «Царь – танка», и прицел для бомбометания «Ильи Муромца». Потом будут Сталинская премия, ордена Ленина, Трудового Красного знамени и т.д.
В это же время на фронт рвется обычный зэк  Лев Гумилев выходец из дворян (строго формально он дворянином не являлся, хотя отец – личный дворянин, а мать – потомственная дворянка) – а ведь красное колесо ездило по нему и его семье полжизни. Отец – знаменитый поэт, добровольно ушедший защищать Родину в ПМВ, расстрелян ЧК, мать – знаменитую русскую поэтессу (интересно что никто никогда не заикался про «советскую поэтессу») гнобила коммунистическая власть как могла.  Сам Лев сидел до войны, в начале войны, и после войны. Он мог бы просто не рваться на фронт, его туда никто не гнал, но… он рвался на фронт, и таки ж попал в 45 году, не имея никакой военной подготовки, уже в 33 – летнем возрасте с лагерями, подорвавшими здоровье. Что же дальше? Дальше рядовому Гумилеву была объявлена благодарность«за отличные боевые действия при прорыве сильно укреплённой обороны немцев восточнее города Штаргард и овладении важными узлами коммуникаций и сильными опорными пунктами обороны немцев в Померании». Войну закончил в Берлине. «немцы, пытаясь задержать меня, стреляли в меня из пушек, но не попали…».


Рецензии