Потерянный мир. Глава 1

Владимир Линник третий день не находил себе места.
Утром он выходил из дому, сливаясь с потоком других работяг. Вечером этот поток  выплевывал его, как отработанный материал. Следующим утром снова шел на работу, обходил свой участок, проверяя механизмы фильтровального блока, делал профилактику, составлял отчет и исправлял поломки. И так каждый день. И так из года в год. И он уже привык к этому монотонному ритму жизни. И все было как будто прежним и обыденным… За исключение того, что уже третий день в этом монотонном гуле назойливо пульсировала одна и та же фраза:
- Мне не за что тебя уважать!
Эти слова вспыхивали, как красные огни на блоке управления, и тут же гасли. Они растворялись в шуршании шестеренок, но снова возникали и снова пульсировали, подпитывая болезненную обиду на сына.
За что?
Гул компрессора ввинчивался в седеющие виски и не давал сосредоточиться на работе.
Разве он мало работает, чтобы обеспечить своим неблагодарным детям нормальную жизнь? Разве виноват в том, что их мать долго болела? Он сделал все возможное. Купил на черном рынке все, что сказал доктор. Отдал последнее. Но никто не оценил его усилий! Ни одного доброго слова не услышал тогда ни от сына, ни от дочери. Он ни в чем не виноват, но они с тех пор, как умерла их мать, смотрят на него как на врага.
Разве дети не должны уважать своего отца? Каким бы он ни был?
Электролитный буфер перелился через край, и Владимир стал спешно вытирать рукавом спецовки стекающие по пластиковой панели потоки вязкой жидкости.
Да, он ударил его. Любой среагировал бы так, услышав подобные слова от родного сына. Но из дома не выгонял.
Ему и самому надоела эта вонючая спецовка, пропитанная всякой дрянью. Может быть он и сам хотел жить где-нибудь на верхнем этаже Рейтполиса. Поплевывать в потолок и иметь проблемы только с тем, какой галстук одеть к новому костюму. Но здесь, на четвертом этаже, эти галстучки и бабочки можно было лицезреть разве что на лупоглазых манекенах в торговом центре. Он и сам, может быть, хотел послать ко всем чертям этот фильтровальный блок с его узкими коридорами и низкими потолками. Махина, обеспечивающая воздухом весь тридцать восьмой сектор, казалось, вытягивала не только избыток углекислоты, но и остатки  духа из старого работяги. Он - одна из шестеренок, запчасть, износившаяся и изъеденная коррозией. Здесь его место. Совсем не там, где витает в своих мыслях сынок, черт бы его побрал!
В шестнадцать лет одни сетевые игры в голове! Можно было бы уже и о чем-то серьезном думать. Все только давай, никакой отдачи, никакого уважения!
В пятом секторе надо было сменить индуктор. Работа не спорилась. На складе пришлось просидеть час, наблюдая за медленными движениями кривоватых пальцев кладовщика по сетевому экрану.
«Скупердяй, глаза щурит, будто я его собственную вещь хочу забрать! - Кладовщик еще больше испортил настроение. - Специально долго копается, чтобы система сняла штраф за простой».
А что скажешь? Устроился бы на хоть какую-нибудь работу, было бы меньше дури в голове. Он, видите ли, в болоте живет! А сколько усилий стоит, чтобы в этом болоте создать мало-мальски пригодные условия для существования? Попробовал бы хоть копейку заработать! Три дня ни ответа ни привета. Шею свернул? Плевать, что отец переживает, нормально работать не может. На все плевать.
- Не вернулся Сашка? - вмешался в мысли вопрос кладовщика.
«Сам с собой разговариваю», - вздохнул Владимир. Пришлось ответить.
 - Навернулся Сашка… Майя явно знает, где ее братец прячется, но молчит и волком смотрит. Вся в мать. Вот что им надо, скажи? Вместо того, чтобы зубрить науку в школе, рисует! И не дай бог что сказать, тоже сбежит? Кому нужны ее рисунки? Здесь? Никто и копейки не заплатит. Училась бы хорошо, получила бы профессию какую-нибудь, а так…
Кладовщик, наконец-то, выдал нужную деталь, сочувственно качая головой.
 - Если сегодня не появится, заставлю Майю рассказать все как на духу. А то: на связь не выходил, ничего не знаю... Все она знает — по глазам видно.

***
Рейтполис — вечный двигатель, а человек в нем — маленькая деталь или клетка, как в живом организме. Поток автомобилей на проезжей части и людей на узких тротуарах непрерывный, как кровь в сосудах. Прекратится движение крови, и жизнь остановится. Узкие тротуары едва вмещают поток пешеходов. Ты идешь и идешь, будто плывешь по течению, и только мощные поручни, отделяющие тротуар от проезжей части, не дают смешаться людям и машинам. Потоки информации тоже здесь. Они пронизывают тело города подобно нервной системе, образовывая сосудисто-нервные пучки. Их можно почувствовать, будто они связаны с собственной нервной системой единой сетью. Человеческий и информационный потоки всегда рядом.  Они движутся иногда в унисон, иногда в резонанс, но движутся всегда и везде, часто переплетаясь и сливаясь с одно целое. В них нельзя останавливаться, — утонешь.
Сашка не любил эту часть Рейтполиса. Здесь было светлее, чем этажом ниже, но свет выглядел слишком назойливым. Прожектора слепили глаза, а от вездесущей яркой рекламы подкатывала тошнота. Хотя тошнило, возможно, после той похлебки, которую сегодня утром он пробовал в приюте для нелегалов. Точно не определишь.
Он поднялся на пятый этаж в поисках адреса, который нашел вчера в каталоге Главного Сайта.
Шел второй день поиска работы.
Хозяин одной из торговых точек вчера несколько минут скептически рассматривал его тощую фигуру и в итоге отрицательно покачал головой:
- Хилый ты  какой-то… Может, больной?
- Да нет…
Было неловко от того, что его так рассматривают. Вспомнил, что давно не стригся.
- А справка есть?
- Нет.
- Ну, так вали отсюда. Мне работать надо.
В другом месте, ремонтном цехе, выяснилось, что Сашка «еще пацан» и «ничего не умеет», хотя в объявлении о приеме на работу значилось: «разнорабочий».
В третьем объявлении не требовалось быть большим, сильным и обладать специальными навыками. Там значилось: «Требуется здоровый молодой человек 16-25 лет, без вредных привычек и семейных связей».
Уходя и дому, Сашка схватил с собой только минипорт для связи с Майей. Поскольку денег не было ни копейки, на подъемник с четвертого на пятый этаж пришлось пробираться тайком. Он протиснулся в кабину, битком набитую людьми, в самый последний момент, прячась за чьей-то мощной спиной. Сканер не успел его зафиксировать, и это было хорошим знаком. Заскакивая в кабинку, случайно наступил на ногу пышной даме, которая недоверчиво покосилась и ближе прижала к себе свою сумку. Он извинился, но доверия у дамы от этого не прибавилось.
Подъемник тронулся. Один за другим замелькали технические пролеты вертикального туннеля.
Без семейных связей.…
Он устал от упреков и уходил из дому с одной мыслью: не возвращаться, пока не заработает достаточное количество денег для того, чтобы не слушать постоянные претензии на тему сидения у отца на шее. Какая бы проблема не возникла, каждый раз все сводилось к одному: довольствуйся малым, ищи работу, твои желания не соответствуют моим возможностям. Как же хотелось выбраться из этого болота! Стать на твердую землю, уверенно, самостоятельно, чтобы ни от кого и ни от чего не зависеть. Сколько для этого надо было денег, Сашка представлял с трудом. Но то, что не вернется, пока не заработает их, знал наверняка.
Пятый этаж тридцать восьмого сектора мало чем отличался от четвертого. Чуть больше количество вечно спешащих куда-то людей на улицах, более оживленное движение транспорта. А в остальном — стекло, металл и пластик, как везде на нижних этажах.
По указанному на объявлении адресу значилась неприметная квартира в одной из блочных высоток.
Двери открыла женщина средних лет. Сашка снова почувствовал на себе оценивающий взгляд, который скользнул снизу вверх, начиная от его нечищеных ботинок, затем по потертым джинсам и видавшей виды рубашке и заканчивая лохматой шевелюрой. Внешний вид незнакомки явно контрастировал с его собственным. Аккуратно собранные на затылке темные волосы, строгий брючный костюм черного цвета, высокие каблуки…
Узнав, что пришли по объявлению, незнакомка пригласила парня зайти.
Переступив порог, он оказался в почти пустой комнате, в центре которой стоял круглый стол и несколько стульев. Возле стены напротив входа в квартиру приютилась одинокая этажерка, на ней — стопка бумаг.
- Присаживайтесь, - сказала незнакомка.
Сашка сел на стул и только теперь заметил небольшой эксет* на стене справа от себя. Сетевой экран был неотъемлемой частью жизни верхних этажей Мегаполиса и его заветной мечтой…
Женщина выполнила несколько манипуляций на экране и отключила его. Вслед за этим она положила на стол перед посетителем более простое электронное приспособление - обычный планшет.
- Вы умеете этим пользоваться?
Сашка кивнул. Конечно, он умеет этим пользоваться. Спрашивает еще. Он много чем умел пользоваться. «Она - из-за Кордона. Хуже, если из полиции…, - не давало покоя неожиданно пришедшее предположение. - Ни то, ни другое не предвещает ничего хорошего, если они пронюхали про Гуляку».
- Заполните анкету.
Задумавшись, Сашка не сразу сообразил, что именно от него хотят.
- Какую вы предлагаете работу? - нерешительно спросил он.
- Об этом потом. Мы сначала должны определить, подходите ли вы нам.
Посмотрел на анкету. Анкета как анкета.
Все же на всякий случай отметил, что не имеет родственников, что ему не шестнадцать, а семнадцать лет, и вместо своей фамилии написал другую.
Несколько недель назад ему удалось запустить сетевой дрон и обойти пароли в нескольких играх. Дрон по имени Гуляка спокойно спал в своей уютной пиксельной каморке, не подозревая, что может принести неприятности своему создателю.
Незнакомка в черном забрала планшет с анкетой и велела вернуться через три часа.
Выйдя на улицу, Сашка снова окунулся в суетливую жизнь Мегаполиса, но на этот раз полный сомнений. Возвращаться через три часа или нет?
О специфике предлагаемой работы узнать ничего не удалось. Было в этом что-то манящее, но и пугающее одновременно. Перед глазами стоял сетевой экран, а воображение рисовало немыслимые картины, описывающие его, Александра Линника — сотрудника большой компании. У него - сетевой экран, личный кабинет. Он — начальник департамента разработки электронной продукции нового поколения, на голову выше того хлама, которым заполнены нижние этажи Мегаполиса. Он живет за кордоном, на верхнем этаже. А как же по-другому? Ведь только там возможна реализация его идей…

Двери открыл мужчина.
Сашка не ожидал увидеть другого человека на пороге свой мечты и растерялся.
- Заходи. Чего мнешься? Не передумал?
Голубая рубашка с галстуком, серые брюки, туфли, вычищенные до блеска. Приятная улыбка, сплошная доброжелательность.
- Ты нам подходишь, - заявил он, как только Сашка снова оказался в той же комнате, что и при первом своем визите.
Незнакомец поставил два стула напротив друг друга, на один из которых сел сам, а на другой пригласил сесть Сашку.
- Нам нужны крепкие парни, вроде тебя, - сказал он. - Мы создаем команду испытателей нового сетевого продукта, который перевернет все представления о виртуальном пространстве!
- В смысле?
Мужчина улыбнулся, и его восторженный тон сменился на вкрадчивый тон заговорщика:
- Представь себе, что ты потерял что-то очень ценное и хотел бы это вернуть. Или, наоборот, ты не терял, но очень хочешь найти? Что-то такое, без чего не представляешь своей жизни? Это может быть конкретная вещь, но может быть и нечто нематериальное, на что ты имеешь полное право, но по разным причинам не можешь это себе позволить. Как тебе такая идея?
- Вы создаете виртуальную иллюзию и хотите, чтобы кто-то на это повелся?
Встречный вопрос вызвал у мужчины короткое замешательство, но он быстро собрался с мыслями.
- В принципе, ты прав. Но согласись, это - прорыв в индустрии развлечений. Встречал ли ты что-то подобное такому квесту?
Сашка много чего встречал. Он бывал практически во всех виртуалках, распространенных на нижних этажах Мегаполиса. Он побывал в некоторых виртуалках верхних этажей, - с помощью Гуляки. Все обычно сводилось к погружению в виртуальное пространство и выполнению задания. Одного задания для всех игроков. Но в словах незнакомца прозвучала необычная идея.
- Вам удалось найти способ интегрироваться в мышление игрока?
Незнакомец сдержанно рассмеялся. Было заметно, что новый потенциальный испытатель вызывал у него интерес.
- А ты парень не промах. Соображаешь, на удивление, быстро. Любишь играть?
- Люблю.
- В таком случае - по рукам! Ты участвуешь в испытании продукта и получаешь за это плату. Взамен обязуешься не разглашать полученную информацию. Согласен?

_________________               

* Эксет - экран сетевой. Сенсорная панель, обеспечивающая быстрый выход в сеть. Доступен только зарегистрированным пользователям.


Рецензии
Здравствуй, Танечка! Очень рада новой встрече. Снова очутилась в знакомом по "Рейтингу" Мегаполисе. Интересная завязка. Подросток ищет работу. Видно, что парень смышлёный, рассудительный и даже сложный квест его не пугает. Думаю, далее будет всё интереснее. С уважением,

Элла Лякишева   01.07.2018 20:06     Заявить о нарушении
Здравствуйте Элла Евгеньевна!
Мы с Сашкой вернулись с конкурса копирайта на свою страницу. Между прочим, взяли там первое место по результатам читательского голосования и пару тысяч прозо-баллов.
Рассказ небольшой, но я его разбила на 4 главы. Его можно считать прелюдией к "Рейтингу"
Хотела бы у Вас попросить просмотреть этот рассказ в плане лексических ошибок. Было много замечаний по поводу корявого стиля изложения. Кое-что я исправила, но если увидите то, что режет глаз, напишите, пожалуйста. Для меня это очень важно.

Татьяна Гищак   01.07.2018 21:57   Заявить о нарушении
А где ещё две главы?

Элла Лякишева   01.07.2018 23:04   Заявить о нарушении
Обязательно посмотрю ещё раз и скажу, если что замечу! Только завтра с утра на свежую голову, хорошо?

Элла Лякишева   01.07.2018 23:05   Заявить о нарушении
Ой! Забыла поздравить! Таня, поздравляю с победой! А я на этот конкурс и заглядывать опасаюсь. А Жюри то же самое или другие лица?

Элла Лякишева   01.07.2018 23:15   Заявить о нарушении
Площадка К2 притягивает публику самую разнообразную. Основное жюри - сами авторы, поэтому от конкурса к конкурсу оно меняется. Анонимность и общий критический настрой создают интересную атмосферу - жаркую. Некоторые кусаются по делу, другие - по принципу "а баба яга против", третьи не кусаются, а дают советы и указывают на слабые и сильные места в тексте. И если воспринимать эти "баталии" с юмором, то можно почерпнуть для себя много полезного.
Например, в этот раз я узнала, что мне свойственен приближенный тип повествования от третьего лица (иногда слишком приближенный) и ряд "системных" ошибок, с ним связанных, которых в следующих работах можно попытаться избежать. Думаю, что ради таких находок можно рискнуть подставить себя под удар.
А идеи для конкурсов какие! Я - в восторге. Очень интересные, в основном - философские, а мне такое нравится. Например, ближайшая тема - "Столкновение с бездной", при этом главный герой должен столкнутся с Нечто необъяснимым, что заставит изменить его мировоззрение. И я снова буду участвовать, и меня снова будут кусать, и мне снова будет интересно))))

Татьяна Гищак   02.07.2018 06:50   Заявить о нарушении
Танечка, я рада тому, что тебе интересно! Это очень важно. А во что такое приближённый тон повествования, я, к сожалению, не знаю. Какие-то новомодные "придумки" типа "галлюцинаторный реализм".

Элла Лякишева   02.07.2018 07:05   Заявить о нарушении