13. Полуночники. Защитник. Допрос

               — Мы услышали кое-что интересное! Плюс я снял на телефон, как Хьюстон угощает кофе Цаплю! Исторический день! Кто хочет посмотреть?
               Ввалился в полицейский участок шумно и громок Хазард размашистым шагом. Но увы, никто не хотел смотреть его историческое видео с его слов. Сейчас в участке правила ночная смена. Маньяки и трудоголики своей работы, в касту который Хазард категорически себя не причислял, а Хьюстон просто не желал навешивать на себя ярлыки. В больнице наличествовали свои белые призраки, так и в участке Сен-Сир присутствовала своя ночная стража. Полуночники, как их окрестил Хазард и все негласно с этим согласились, крайне прохладно относились к дневной смене. Несмотря на то что они являлись сотрудниками одного участка, и у одного человека могло выпасть распределение дежурств и на дневную и на ночную смену, все же каждый разделял свою сторону силы, на которой он прибывал. А из-за этого офицер Стар и Стэмпэр чувствовали себя не в своей тарелке. Их смена закончилась, они на всех законных основаниях должны уже сидеть дома, но остались. А потому полуночники не слишком им рады, несмотря на довольно вежливое и корректное обращение к коллегам. Но Хьюстона вся эта распря не волновала, а Хазарда забавляла, из-за чего инспекторов терпели.
               — Показать тебе видео, Степлер? Это что-то с чем-то! — сел напротив Грэйс Стэмпэр Хазард, поставив стул спинкой к столу, свесился с него, возвышаясь над офицером.
               — Лучше расскажите, что узнали интересного, — глухо откликнулась офицер Стэмпэр, устало сортируя и перебирая все скопленные заметки с записками сотрудников, фиксировавших телефонные звонки по делу Джаспера Форда. Куча на её столе за эти дни стала угрожающе расти, превращаясь в лавину, способной накрыть ненароком проходящего путника.
               — О! Много! Много чего! — уклончиво пропел Хазард, закуривая. — Как у тебя дела, Звезда? Что там с видеозаписями?
               — Работаю, — отозвался Тейлор Стар. — Для автостоянок чаще всего применяются классические корпусные камеры видеонаблюдения уличного исполнения. Можно использовать скоростные поворотные видеокамеры, но на сегодняшний день это является экзотикой, главным образом, наверное, из-за цены. Для системы видеонаблюдения, в том числе и уличного, высокое разрешение камеры видеонаблюдения категория относительная. Все зависит от задач, стоящих перед системой. Они оставили в стороне такие довольно специфические, как распознание автомобильных номеров или автоматическая идентификация человека, так что их видеокамеры дают качество, которое сегодня обеспечивает AHD[1] видеонаблюдение, — сел на своего любимого конька Тейлор Стар. Он весь даже как-то подтянулся и расцвёл, несмотря на сверхурочные с полуночниками.
               — Ты не видишь номер автомобиля, — подвёл итог подошедший Хьюстон, встав за Хазардом, из-за чего вся тройка вздрогнула от неожиданности.
               — Д-да, — сразу же скис и замялся офицер Стар. — Я работаю над этим. Проблема даже не в самой картинке, а в камерах и программном обеспечении. Они работаю на последнем издыхании, честное слово! Удивительно, что они вообще что-то ещё снимают! Я пока даже до самого видео ещё не добрался... Все очень плохо...
               — Инспектор Хьюстон. Инспектор Хазард.
               Двое мужчин повернулись на звук голоса. В проёме стояла старший инспектор Мира Вар. Хазард с ленцой встал со стула и, поставив его, туда откуда взял, поплёлся к Защитнику. Хьюстон уже по интонации её голоса уловил, что ничего хорошего она им не скажет. К тому же, если она участвовала в допросе, то вытянула все, что только можно выудить из человека. В этом деле Мира Вар посерьёзнее их всех вместе взятых будет.
               — Дело собираются передать в Налоговую службу. В управление по делам о нарушениях налогового законодательства, — с места в карьер пригвоздила подошедших Мира Вар.
               — У нас забирают дело? — скис Хазард, как-то сразу ощерившись от такого расклада.
               — Что не так? Преступник в камере. Он во всем сознался. Большая часть собранный улик против него. Все счастливы, — с каменным лицом сказала старший инспектор.
               — Доктор Мо сообщила результаты? — спросил Хьюстон, начавший понимать, куда клонит Мира Вар.
               — Ещё нет. Мы с вами Хьюстон побеседуем ещё раз с Грэгом Сиксом. Раз вы получили новые данные, то есть шанс отбить ситуацию в нашу пользу. Плюс у нас имеется ещё не профильтрованная информация, которой занимаются эти двое, — кивнула Мира Вар на двух офицеров. — Мы закроем это дело, — отрезала она категоричным тоном.
               — А почему ты с Хьюстоном? — сразу воспрянул Хазард от возможности утереть нос службе, покусившейся на его работу, из-за которой он незаслуженно задержался. — К тому же нашу инфу следует сказать Степлер. Думаю, именно она будет одним из наших коней в этой игре.
               — Я пока предупрежу офицера Чоко подготовить оборудование к допросу. Говорите что хотели сказать и преступим, — отдала распоряжение Мира Вар, удалившись к допросной.
               — Даже если получиться притянуть все за уши...
               — Убийство должно остаться убийством. Это наша юрисдикция, — закончил за Хазарда Хьюстон, подходя к офицеру Стэмпэр, та подняв голову, поправила очки в ожидании указаний.
               — Джоан Сикс сказала следующее: её муж воровал и сбывал машины. В субботу он угнал машину. AMC Спирит...
               — Хетчбэк[2] или лифтбэк? — сразу же уточнила Грэйс Стэмпэр.
               — А есть разница?
               — С хетчбэками нередко путают автомобили с близким к нему и довольно редким типом кузова лифтбэк. Особенность последнего — в более длинном заднем свесе, по длине которого лифтбэк соответствует седану или универсалу, но отличается от последнего покатой или ступенчатой задней стенкой кузова и менее выраженной ориентацией на перевозку грузов.
               — Спасибо за краткий экскурс. Но мы сейчас не о том, — взял слово Хазард за место перебитого Хьюстона. Тот не стал продолжать, а ушёл к Мире Вар, оставив встревоженную Грэйс Стэмпэр, провожавшую его взглядом.
               — Я перебила старшего по званию, — начала паниковать офицер, воображая себе последствия одни страшнее другого.
               — Что? — теперь уже смешался Хазард. — Боже! Забей! Чем дольше мы говорим, тем больший шанс я имею пропустить шоу! Короче, прошерсти бумаги на наличие упоминаний виденного белого AMC Спирита, который стрелял газами на всю округу! Звук просто оглушительный, как сказал Джоан. В ночь убийства муженёк именно на этой машине приехал к Джасперу Форду, не успел сбагрить своему подельнику на металлолом. Эта твоя сейчас первоочередная задача. Кто-то наверно жаловался на шум, такое убожество и в прелигированном районе города! Короче, работай! — спешил Хазард, вывалив второпях откровения Джоан Сикс и умчался в смежную комнату допросной, желая засвидетельствовать совместную работу Миры Вар и Хьюстона.
               Хазард пришёл как раз вовремя в комнату наблюдения. Кейси Чоко кивнув инспектору, сидела за аппаратурой, готовая в любой момент начать запись. Хьюстон отправившись за Мирой Вар, ещё не подошёл. Защитник сидела спиной к ним, задержанный лицом к стеклу. Несмотря на свою могучую комплекцию, мужчина весь обмяк на стуле, весь сдулся приняв своё поражение. Опустив голову на грудь, Хазард не видел его лица, зато мохнатая медвежья борода торчала отчётливо. Самый настоящий Медведь, окрестил его Хазард про себя.
               Наконец, в комнату вошёл Хьюстон, не спеша попивая свою ядрёную смесь. Для Защитника он взял стаканчик с горячей водой. Уму непостижимо, но старший инспектор отказывалась пить что-либо, кроме горячей воды. Горячей! Почему не холодной в самом деле? Но это один из многих вопросов висящий в участке без ответа, который входит в подгруппу: «Закидоны со странностями сотрудников участка Сен-Сир».
               Хьюстон сел на стул, продолжая пить. Защитник обернулась, затем возвратилась в исходное положение, тем самым дав понять сотруднику за стеклом включить запись.
               — Второй допрос подозреваемого Грэга Сикса, по делу об убийстве антиквара-коллекционера Джаспера Форда. Допрос проводят старший инспектор Мира Вар с инспекторов Хьюстоном.
               Затем Защитник зачитала собранные личностные данные на Грэга Сикса для протокола. Несмотря на то что это второй допрос, они должны каждый раз проводить эти процедуры, в случае поднятия старых дел из архивов. Также она разъяснила ему его права и обязанности при даче показаний. На все формальности ушло минут десять. Не дождавшись никакой реакции, даже поднятия головы, Защитник тем не менее начала допрос. При первом допросе, после избиения своей жены он сознался во всём. Что приехал к нему, к её любовнику, этой падле богатой, набросился на него с дубинкой, убил ударом по голове. Все излияние проходило очень громко и эмоционально, половина слов просто проглатывались из-за рыданий. Мира Вар за все время своей службы ни разу не видела, чтобы мужчины могли так реветь. Она даже растерялась вместе с суперинтендантом, который также впал в ступор от таких душевных излияний. Продолжать допрос не имело смысла. Он наговорил в общей сложности так много и неразборчиво, все повторял, что это он убил, не понимая, что играет на руку настоящему убийце вместе с верхушкой власти, стремящихся побыстрее закрыть за решёткой любого кто попадётся.
               — Мистер Сикс, — начала Защитник, намереваясь вторым допросом, после того, как задержанный успокоился выявить точную хронологическую последовательность, — при первом нашем разговоре, вы сказали, что поехали к любовнику вашей жены, Джоан Сикс. Как вы узнали про их отношения?
               Ноль реакции.
               — Вы приехали к дому мистера Джаспера Форда. На какой машине? Во сколько часов вы к нему приехали?
               Ноль реакции.
               Защитника поставила локти на стол, подперев подбородок руками. Плохо дело. Если задержанный не скажет им связно хоть что-нибудь, судья может использовать запись первого допроса как основную, списав его признание на эмоциональный срыв. Присяжным тоже может понравиться воспроизведение сломленного преступника сознающегося в своих прегрешениях. У них заберут дело. Мира Вар не могла этого допустить! Кстати, о грехах...
               Старший инспектор взглянула искоса на инспектора Хьюстона. Против обыкновения, вокруг него не было того вакуумного состояния, как обычно. Наоборот, какое-то не плотное что-то мягкое обволакивало комнату, делая нахождение в помещении рядом с ним приемлемым. Странно. Обычно все наоборот. Но сейчас не на этом нужно сконцентрироваться!
               — Вы убили мистера Джаспера Форда? — ледяным тоном сделала попытку Мира Вар, заставив задержанного проявить хоть какую-то реакции.
               Её вопрос наконец-то возымел успех. Грэг Сикс вздрогнул, а затем медленно поднял голову, посмотрев своими голубыми глазами... на Хьюстона. Казалось, он вообще не слышал до всего времени Защитника, так же как не воспринимал её присутствия в комнате. Только слова об убийстве пробудили его от сна.
               — Я ожидал большего от их совместной работы, — с разочарование в голосе наблюдал Хазард. — Хьюстона мы всегда оставляем, как козырь для допросов. Если честно, он их совсем не умеет вести. Но на определённый контингент его влияние потрясающее, — поделился Хазард, наблюдавший, как и офицер Чоко пробуждение Медведя, все внимание которого переключилось на Хьюстона. Хьюстон гипнотизировал его своим присутствием, старший инспектор не могла этого не заметить. Она медленно откинулась на спинку стула, не решаясь встать и уйти из комнаты. Он может заговорить, если будет вести разговор Хьюстон. Если Хьюстон соизволит как-то начать! Но он молчал Девой Марией, ожидая исповеди.
               — Например? — спросила Кейси Чоко желая, сколько не узнать больше об инспекторе Хьюстоне, а послушать самого Хазарда.
               — Я... — сглотнул Грэг Сикс, как от тяжёлой жажды, сверкая больным взглядом голубых глаз. — Я убил его.
                — Я не буду выпрашивать у вас подробности, — заговорить Хьюстон, заставив уже нервничать всех присутствующих своим молчанием. — Я не буду задавать вопросы. Просто... выговоритесь. С самого начала. До самого конца. Когда мы сами себя виним, мы чувствуем, что никто другой не вправе более винить нас. Отпущение грехов даёт нам не священник, а сама исповедь[3].
               — Я... Я не хотел! Честно! Я хотел только поговорить! Я хотел сказать ему держаться подальше от моей жены! Она всё для меня! Я на всё готов ради неё! — снова завыл Грэг Сикс поддавшись вперёд к Хьюстону, выливая на него все то, что изливалось на первом допросе на Боба Честерфилда и Миру Вар. Старший инспектор непроизвольно скрипнула зубами, посмотрела на часы. Сколько это будет продолжаться? Но она продолжала сидеть. Она будет сидеть, пока не встанет инспектор Хьюстон, поскольку тот выжидательно обволакивал всех своей мягкой пустотой, унося куда-то в сторону. Унося в глубины своего подсознания.
               А в это время Хазард задумался, покусывая сигарету. В смотровой комнате нельзя курить, хотя ему очень хотелось. Он глазел на Медведя, этого грузного детину, который как ребёнок всхлипывал и исповедовался молчавшему Хьюстону о своём поступке. Исповедь...
               — Как-то было у нас одно дело, — заговорил Хазард после продолжительного молчания. Кейси Чоко заметила, что Хазард перестал улыбаться. В данный момент он говорил с ней серьёзно и без подколов. — Мы поймали одного священника. Педофила. Мы очень долго к нему подкапывались, весь отдел взвинчен и честно сказать, уже на пределе. Но вот он всё-таки прокололся, ошибся. Арестовали. Но самое поганое, святоша прикрывался святым писанием и разговаривал с нами, со своим адвокатом только через библию. Мягко говоря, допрос не шёл, как и построение защиты у адвоката. Мы в тупике. Несколько дней его мурыжили. И тут Хьюстон до сих пор наблюдавший весь этот балаган, не вмешивающийся до этого, заходит в допросную вместо меня, садиться напротив пастора. И начинает с ним говорить. Через библию. Используя стихи писания против него же. Библейский контраргумент против другого библейского контраргумента.
               Хазард замолчал. Офицер Чоко напряжённо, не сводя глаз с его лица, слушала, вникая в каждое слово. Она перевела взгляд в допросную, где Грэг Сикс начал успокаиваться. Его приступ прекратился, он даже как-то выпрямился на стуле. Инспектор Хьюстон протянул ему салфетки, прихваченные им из закусочной. Взяв их с кроткой благодарностью, детина высморкался, взял без спроса стаканчик с водой у Миры Вар, та не шелохнулась, залпом выпил, готовый выговориться.
               — Три дня, — заговорил Хазард, заставив Кейси Чоко вздрогнуть и снова обратиться вслух, — он сломал его за три дня. Три дня перекрёстного библейского допроса, в результате которого Хьюстон вышел победителем и вывернул всю веру этой мрази наизнанку. — Хазард вытащил сигарету изо рта, посмотрел на неё и, скривившись, выкинул в мусорку. — За этим допросом следил весь участок. Его представили на суде. Все в шоке от этих двоих. Пожалуй, больше всего в шоке из-за Хьюстона. Он... Я не раз пересушивал запись этого допроса. Я в какой-то степени улавливал концепцию аргументов священника, но Хьюстона... Я так и не разобрался. Я так и не постиг, как он умудрился переделать непоколебимую веру этого фанатика.
               — В общем... — нерешительно, с запинками заговорил Грэг Сикс, рассказывая свою версию событий. — Я не... Я не знаю, правда не знаю, когда у неё началась связь с этим... С эти Фордом. Скорее всего, ещё в самую первую встречу. Она обычно не приходит ко мне на работу, но в тот раз я забыл документы с телефоном и... Джоан... Джоан принесла их мне на работу. А я в этот самый момент обслуживал машину этого... Я отвлёкся от своего дела буквально на минуту, представив их друг другу, а затем без какой-либо задней мысли вернулся к работе! Вот я дурак! — хлопнул со всей дури по столу Грэг Сикс в сердцах, пустые стаканчики подпрыгнули, упав на пол. Но никто не наклонился их поднять. — Дурак! Тупой осёл! Да Джоан! Джоан!! Не хватит слов описать, какая у меня женщина, понятно? — вызывающе выплюнул Грэг Сикс, словно Хьюстон мог усомниться в его словах. — Надо быть последним придурком знакомить свою жену с такими типами, как этот антиквар. Они умеют голову заворачивать красивыми речами, уж поверь мне, мужик! — фамильярно разошёлся Медведь, но потом опомнился где находиться и по какой причине, а не в баре с друганами своими тут же сник. — В общем... Я совершил ошибку. Роковую. Я долго ничего не видел. Пока... Пока не увидел платок... Да! Этот платок я подарил ей на нашу годовщину. Очень как-то дорогой фирмы, мне всучила его девчонка в бутике. Джоан он понравился... Да... Я уверен в этом... Она носила его не снимая, повязывая как только можно... А потом... — у Грэга Сикса перехватило дыхание, словно ему ударили под дых. Столько боли он получил в этот момент. — Я увидел этот платок как-то в машине Форда... До этого она не снимала его ни разу и нигде тем более не оставляла, а тут... Я сразу сопоставил все эти её отговорки, задержки, непринятые звонки... В общем, я понял что к чему, — сокрушенно закончил вводную часть своей истории задержанный, постепенно опять проваливаясь в апатию. Но он посмотрел на Хьюстона, тут же пристыжено потупился, что не может рассказать все до конца, тяжело выдохнул, собравшись с моральными силами. А затем продолжил:
               — Узнать домашний адрес не составило труда, — сухо повествовал Грэг Сикс дальше. — Я приехал к нему. До этого набрался знатно. Останови меня патруль... Возможно, всего этого не случилось... Я бы не убил человека... Я даже хотел, чтобы меня кто-нибудь остановил, — посмотрел в глаза инспектору задержанный, ища в них понимание, но затем тут же отвернулся, не решившись смотреть на Хьюстона дольше. — Меня никто не остановил... Я приехал к... к его дому приехал... вот... под... поднялся на крыльцо. Забарабанил в дверь. Он открыл мне, да. Открыл! Я... честно сказать, — начало опять трясти этого дородного мужика, как только он приближался к апогею. — Я не помню, как мы оказались у него в кабинете... Я думаю, это был кабинет! Он... он предложил мне выпить... да... выпить самое то в такой ситуации, правда же? Вот... он отвернулся от меня. Отвернулся в тот самый момент, когда начал говорить про мою жену! МОЮ жену, чёрт возьми! — обливаясь слезами в приступе беспомощной ярости бил по столу Грэг Сикс сотрясая допросную тяжёлыми ударами. — Я, НЕ ВЫДЕРЖАВ ЭТОГО, ВЗЯЛ ПОЗАДИ МЕНЯ ПАЛКУ И С РАЗМАХУ ПРОЕХАЛСЯ ПО ЕГО ЧЕРЕПУ!!!!! — выкрикнул Грэг Сикс в последнем порыве, а затем затих. Слышен остался только его плачь в ладони, закрывающие его лицо, настолько сильно звенела тишина в воздухе.
               Все кончено, решила Мира Вар смотря бесстрастно на задержанного. Даже притом, что он разговорился, ничего существенного он им не рассказал. К тому же он не может даже добраться до того момента, как унёс собой домой вторую половину кия, не говоря уже об избиении обожаемой жены. До этих моментов в его психическом состоянии даже подбираться без помощи психолога, похоже, не получиться. Что первая запись допроса, что вторая не имели никакой решающе важной зацепки для их дела, которая поможет оправдать мужчину, сидящего напротив неё. Он сам себе не помогает. Убедить его в своей же собственной невиновности не получиться. Слишком сильно глубоко сидит в его мозгу чувство вины. Его только вещественные доказательства смогут убедить. Так что же им теперь делать?
               — Куда вы дели машину, на которой приехали к мистеру Форду? — перестал церемониться Хьюстон. — Во сколько вы к нему приехали?
               Грэг Сикс не ожидал такой интонации в голосе инспектора, как и Мира Вар. Что-то абсолютное появилось в ней. Сила, не терпящая лжи. Соври он сейчас, язык его проткнут тысяча игл, представил почему-то задержанный, вздрогнув от присутствия инспектора. Волшебный эффект мягкости Хьюстона прошёл, теперь на всех начала воздействовать его космическая пустота, выдавливая кислород из лёгких. Но необходимо досидеть, приказал себе Мира Вар, сжав под столом свои руки, поскольку они начали дрожать.
               — Я не помню время. Совершенно, — выдавливал из последний сил Грэг Сикс бледнея на глазах. — Я так же не помню, как уехал оттуда. Но... Но машину я бросил... да... я бросил её... Я сжёг её за хозяйственными корпусами за несколько зданий от благотворительной столовой на Проспекте Уайденера[4], 131, — выпалил на одном дыхании Грэг Сикс, а затем затих.
               Хьюстон встал из-за стола с громким скрипом. Царапанье стула по полу в настоящий момент казалось благодатью для ушей. Он обошёл старшего инспектора, сидящую неподвижно, мягко коснулся её плеча, сказав:
               — Допрос окончен, — а затем вышел из допросной, оставив Мире Вар завершить формальную часть закрытия допроса, при этом мягко захлопнул за собой дверь, но даже после его ухода в комнате продолжало ощущаться присутствие чего-то. Чего-то что подмяло всех под своё влияние.
 
[1] AHD — это технология передачи HD/Full HD видеоизображения, звука и управляющих сигналов по обычному коаксиальному кабелю на расстояние 500-м без потерь качества и задержек.
[2] Хетчбэк — название кузова легкового автомобиля с одним или двумя рядами сидений, дверью в задней стенке и укорочённым задним свесом.
[3] Цитата из книги Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея».
[4] Джозеф Эрли Уайденер (19 августа 1871 — 26 октября 1943) — американский бизнесмен, коллекционер и филантроп. Является одним из благотворителей Национальной галереи искусства в Вашингтоне.


Рецензии