Поверить в чудеса

Глава 1
Зима удивительное время года, холодное, промозглое, но по-своему прекрасное. Когда солнцу удается пробиться сквозь седые облака, мир становится волшебным. Всё вокруг сверкает и переливается. И на душе становится легче, и в чудо больше верится.
Ирина вздохнула и отвернулась от окна. Не любила она зиму, и давно не верила ни в какие чудеса. Не случались они в её жизни. Никогда. А потому привыкла верить и надеяться только на себя. И добиваться всего, не ожидания чудес. Вот только не всегда получается, а сил и желания с каждым годом все меньше. Словно не тридцать лет ей, а все шестьдесят.
…Иру с детства называли невезучей. Если она не учила урок, её обязательно вызывали к доске, и в дневнике появлялась жирная двойка. Если в школе появлялся вирус, то маленькая Ирочка умудрялась переболеть им два раза. На контрольных ей обязательно попадался самый сложный вариант, на светофоре всегда горел красный, новая одежда портилась, каблуки ломались, а однажды на голову свалилась огромная сосулька, из-за чего Ира надолго загремела в больницу с сотрясением мозга.
- Повезло, могла и погибнуть, - услышала она голос врача, немолодого, усатого мужчины. Но на его слова о везении никто не обратил внимания. Плачущая мама поглаживала засыпающую дочку по забинтованной голове и, вытирая слёзы, говорила:
- Невезучая ты моя…
Когда Ире исполнилось семь лет, из семьи ушёл отец. Ушёл громко, со скандалом и битьём посуды. Причём посуду била не мама, а он сам, уличённый в измене. Называл жену курицей, клушей и другими обидными словами, кричал, что устал решать их вечные проблемы. В конце упрекнул в том, что даже дочь нормальную она ему родить не смогла. Разве это нормально, что девчонка не ребенок, а просто тридцать три несчастья?!
Ушёл он, унося с собой лишь один чемодан, благородно оставив квартиру жене. Квартиру, купленную её же родителями…
Ира же долго сидела в своей комнате, боясь выйти. Из всего папиного гневного монолога, девочка уяснила только одно: он ушел из-за нее.
Через пару часов заплаканная мама сама пришла к дочери и обняла ее.
- Мамочка, прости меня… - прошептала Ира.
- За что? – удивилась мама.
- Папа ведь ушёл из-за меня…
- Ну что ты, котенок, - погладила ее по голове мама. – Папа… Папа ушел к другой тете. Так бывает. Папа полюбил ее и… И ушел.
- А нас он больше не любит?
- Ирочка, папа всегда-всегда будет любить тебя! И будет приезжать к тебе. Ты ведь его дочка, он тебя никогда не бросит!
Но папа так больше и не появился. Он ни разу не позвонил и ни разу не приехал. Ира, в силу возраста, еще надеялась на чудо, но оно не произошло – папа исчез навсегда.
Ира училась, усердно боролась со своей невезучестью. Жизнь ее была беспрестанной борьбой. Когда ей исполнилось семнадцать, мама, краснея и пряча глаза, призналась, что собирается замуж. Она ожидала от дочери криков, слёз и упрёков, но Ирина безумно обрадовалась, ей хотелось видеть маму счастливой.
Новый мамин муж, Сергей Иванович, оказался неплохим мужчиной. Он быстро нашёл с падчерицей общий язык. А может, это было потому, что жили они раздельно? Сразу же после скромной свадьбы, мама переехала к новому мужу, оставив дочь одну. Это решение далось ей нелегко, но Ира смогла убедить мать, что уже взрослая и может жить одна. Тем более, что квартира Сергея Ивановича находилась всего через три дома от них.
Ирина с успехом окончила школу, затем поступила и вскоре получила диплом в медицинском университете. Устроилась на работу и на время забыла о своей невезучести. Всё складывалось хорошо, даже несмотря на то, что это «хорошо», требовало огромных усилий с её стороны. А потом… А потом она влюбилась.
Игнат был словно с обложки глянцевого журнала, просто ожившая девичья мечта. А как красиво он ухаживал! Засыпал цветами, дарил подарки, а через два месяца сделал предложение. Ира летала от счастья, решив, что её встреча с Игнатом, это награда, за всю её невезучесть, за бессонные ночи и слёзы в подушку, за то, что несмотря ни на что она никогда не сдавалась, а боролась за своё место под солнцем.
Розовые очки спали через год после свадьбы. Новоиспечённый муж нигде не работал, предпочитая тратить зарплату жены, целыми днями лежал на диване, а по вечерам исчезал и приходил только глубокой ночью. Ирина плакала, но прощала все его выходки и оправдывала его перед мамой, с первого дня невзлюбившей зятя.
Конец наступил по всем законам жанра - Ира вернулась домой не вовремя. И первое, что ей бросилось в глаза, были женские босоножки на огромных каблуках. Мгновенно всё понявшая Ирина спокойно направилась в  спальню, где устроились голубки. Игнат, увидев жену, испугался, побледнел и забормотал что-то про «не нужно скандалов». Но Ира и не думала скандалить. Она с ненавистью разглядывала соперницу, судорожно натягивающую на себя платье. Девица выскочила в коридор, схватила босоножки в руки и босиком вылетела за дверь.
- Ируська, я всё объясню, - проблеял Игнат, кутаясь в одеяло.
- Замолчи. – Ледяным тоном велела ему Ирина и, открыв шкаф, за полчаса сложила вещи мужа в сумку.
- Ира, ну так же нельзя, - укоризненно взглянул на неё Игнат.
- Забирай и уходи. – Велела Ирина.
- Ируська…
- Я считаю до трёх.
- Любимая, пойми, - пытался достучаться до неё Игнат, но все его попытки только раздражали девушку. Она смотрела на мужа с плохо скрываемым презрением и недоумевала, как провела с ним столько времени.
- Один, - начала отсчёт она.
- Милая…
- Два.
- Ира, прекрати! – вконец разозлился Игнат. – Это уже не смешно, ты ведёшь себя как ребёнок!
- Три, - промолвила Ирина и, увидев, что муж не тронулся с места, подхватила сумку и, выйдя на балкон, скинула её вниз.
- Идиотка! – завопил, не ожидавший от неё такого поступка Игнат, и кубарем скатился по лестнице. – Истеричка! – услышала Ира его крик и тут же внизу хлопнула подъездная дверь.
Ирина вздрогнула от этого стука и, словно очнувшись, вдруг отчётливо поняла – это конец. Закрыв лицо руками, она опустилась на пол и беззвучно заплакала. Ей как всегда не повезло.
А через неделю Ира узнала, что беременна. Испугалась она в тот момент безумно, было очень страшно остаться одной с ребёнком, как когда-то осталась с ней мама.  Первой мыслью было – надо делать аборт. Но позже, взяв себя в руки, Ирина поняла, что не сможет убить ребёнка.
Но стать матерью ей было не суждено. Она была на шестом месяце, когда ночью у неё неожиданно открылось кровотечение. Малыша спасти не удалось, но это была не последняя плохая новость.
- Ирина Максимовна, мы с вами коллеги, вы тоже врач, вы сильная женщина и... – пряча от Иры глаза, бормотал врач.  – И…
- Ну что вы тянете? – замерев от ужаса, воскликнула Ирина. – Что со мной?
- Вы больше не сможете иметь детей, - вынес приговор врач.
Этот период жизни остался в памяти Иры одним сплошным чёрным пятном. Она ходила на работу, разговаривала с людьми, пила, ела, спала, но почти ничего не помнила из всего этого.
Но время, как известно, лечит. Вскоре боль притупилась, а потом и вовсе исчезла. Ира всё своё внимание сосредоточила на работе.
Она днями занималась больными, полностью погрузившись в чужие проблемы. А ночи просиживала над бумагами, стараясь добиться своей цели, стать заведующей больницы. Но, несмотря на её усилия, место заведующей заняла дочь какого-то чиновника. Она с первого взгляда невзлюбила Ирину и не успокоилась, пока не подписала её заявление об уходе.
Лишившись любимой работы, Ира неделю просидела одна в квартире, смотря все телепередачи подряд и заедая своё горе шоколадом. А потом как всегда возродилась из пепла, села на диету, чтобы убрать лишние килограммы, набранные за время депрессии, и… устроилась врачом на машину «скорой помощи». Мама, узнав об этом, пришла в ужас, но сделать ничего не смогла. Ирина твёрдо решила начать новую жизнь.
Но как бы она не храбрилась, на неё всё чаще и чаще накатывала тоска. А когда в тёплый осенний день ей исполнилось тридцать, вдруг поняла, что прожила эти годы зря. Все её усилия пропали даром. С этого дня Ирина жила по инерции, ничего не пытаясь изменить, окончательно потеряв веру в то, что может быть в её жизни что-то хорошее.

- Ирина Максимовна, срочный вызов! – вырвала её из тягостных воспоминаний, Аня, диспетчерша, молоденькая девушка, едва закончившая университет и думающая в первую очередь о парнях, а в последнюю о работе.
- Иду, - откликнулась Ира, подхватывая чемодан.
За окном «скорой» замелькал заснеженный город, залитый солнцем. Знакомые с детства улочки, дома. Остановилась машина у музея боевой славы.
- Зовите, если что, - привычно отозвался водитель Ваня, откидываясь на спинку сиденья и опуская шапку на глаза. Ирина в ответ только кивнула и скрылась в дверях.
В холле её встретила высокая женщина в старомодном сером костюме.
- Ну наконец-то! – облегчённо воскликнула она.
- Что у вас случилось? – поинтересовалась Ира. – Где больной?
- Ой, вы знаете, мы так перепугались! – затараторила женщина, ведя её через выставочные залы в свой кабинет. – Пришёл дедуля, долго бродил по залам, мы на него и внимания не обращали, ходит и ходит. А он вдруг замер, схватился за сердце и упал. Мы его тормошить начали, а он без сознания. Мы «скорую» вызвали, его на диван перенесли. Я уже изволновалась, думаю, помрёт ещё, а мне отвечай потом.
Когда она замолчала, они как раз подошли к  кабинету. Дедуля лежал на диване, лицо его было белее мела, а из груди вырывалось хриплое дыхание.  Рядом с ним суетилась девушка, лет двадцати.
- Спасибо, Вера, можешь идти, - отпустила её женщина, и девушка мигом выскочила за дверь.
Ирина действовала слаженно и быстро. Повадила ваткой с нашатырём перед носом старика, приводя его в сознание, сделала электрокардиограмму, смерила давление.
- Ну что, дедушка, придётся вам в больницу ехать, - просмотрев кардиограмму, нахмурилась Ира.
- Что дочка, помирать мне скоро? – слабо улыбнулся дед.
- Ну что вы, лет десять-пятнадцать проживёте ещё! – пообещала Ирина, набирая номер водитель. – Ванька, бери носилки и иди сюда. Встретьте его, пожалуйста, - попросила она женщину в сером костюме.
- Да не надо мне не десять и не пятнадцать, - вздохнул дед. – Мне бы ещё годик протянуть, правнука увидеть. Скоро должен родиться. – Лицо его просветлело, на губах заиграла улыбка.
- А вы не нервничайте, и всё будет хорошо! Чего это вы сегодня себя довели так?
- Да я, дочка, всю войну прошёл, - вытер глаза рукавом дед. – Часто сюда хожу, вспоминаю. Сколько друзей моих полегло, всю семью потерял я. А сегодня вот что-то прихватило…
- Ну зачем же вы душу травите? – сердце Ирины сжалось. – Я знаю, это часть вашей жизни и это не забыть, но в вашем возрасте себя беречь надо, а вы…
- Знаю, милая, знаю…
Договорить им не дали, появился Ванька с носилками, поднялась суматоха. И лишь у дверей больницы, дед взял Иру за руку и тихо прошептал:
- Спасибо, дочка…
Это был последний вызов за день. Удивительно, такое бывает редко, но телефон молчал до конца Ирининой смены. В девять вечера женщина переоделась, попрощалась с коллегами и вышла на улицу. Вдохнула морозный воздух и вдруг почувствовала, как виски словно сжало обручем. Такими приступами мигрени она страдала уже второй год. Сейчас ей полагалось как можно быстрее добраться до дома, выпить таблетку и лечь в постель.
Добравшись до стоянки, Ира открыла машину и завела мотор. Прибавив газу, она быстро доехала до дома. К этому времени боль в голове уже пульсировала, к горлу подкатывала тошнота.
Войдя в квартиру, Ирина, не включая света, прошла на кухню, проглотила таблетку и, прямо в джинсах и свитере, забралась под одеяло. Спасительный сон уже забирал её в свои объятия, когда зазвонил телефон. В глазах у Иры словно вспыхнул огонь, боль ударила с новой силой.
Проклиная всё на свете, она сползла с кровати и, подойдя к телефону, сняла трубку.
- Ира? – раздался слабый женский голос. – Ирина Анелова?
- Да, это я. – Насторожилась Ира, на мгновение забыв про головную боль. – Вы кто?
- Ира… Вы… Ты меня не знаешь… Меня зовут Настя. Я… Я твоя сестра.
- Кто? – переспросила Ирина, опускаясь на стул. – Простите, у меня нет сестры. Я у мамы одна.
- А у папы?
Этот вопрос поставил её в тупик. Странно, но она никогда не думала, что где-то могут быть её сводные братья или сёстры, дети блудного отца.
- Что же ты молчишь, Ира? – женщина на том конце провода закашлялась. – Ты не веришь мне?
- Ну почему же? Верю. – Отмерла Ирина. – Сестра так сестра. Вот только извини, но я ничего не хочу ни знать, ни слышать об отце.
- Соответственно и обо мне тоже?
Ира промолчала, но женщина всё поняла без слов.
- Я понимаю тебя, - вздохнула Настя. – Тебе обидно, ведь папа о тебе никогда не вспоминал, но…
- Что тебе нужно? – разозлилась Ирина. Настя, своими словами, нажала на больную мозоль. – С какой стати ты объявилась?
- Ты злишься, - грустно констатировала Настя. – И сейчас разозлишься ещё больше. Мне бы сейчас положить трубку и исчезнуть, но я не могу. Не имею на это права.
- Может, хватит тянуть кота за хвост? Что тебе нужно? Денег?
- Нет, мне не нужны твои деньги. Мне очень нужно поговорить с тобой, кое-что рассказать. Ты можешь сейчас приехать ко мне?
- Ну и наглость! – восхитилась Ирина. – С какой стати? Тебе нужно, ты и приезжай!
- Я не могу. Не могу по состоянию здоровья. Ира, - вдруг зачастила Настя, - ты, конечно, можешь сейчас бросить трубку и забыть обо мне. Но умоляю, приезжай, ты – моя последняя надежда!
- Хорошо, я приеду, - скрипнув зубами от злости, согласилась Ирина и, записав адрес, аккуратно положила трубку и провела рукой по лбу. Притупившаяся было боль, с новой силой застучала в висках.
- За каким чёртом мне это надо? – пробормотала она, тяжело поднимаясь.
Выйдя в прихожую, Ира взглянула в зеркало и вздохнула. Оттуда на неё смотрела ещё молодая и красивая, но измотанная и усталая женщина. Когда-то Ирина считала себя очень красивой, но после предательства Игната, потери ребёнка и ещё двух неудачных романов, просто махнула на себя рукой.  Длинные каштановые волосы она или заплетала в косу или, чаще всего, закалывала в пучок, чтобы не мешали. Косметика давно пылилась в ванной на полке, она даже забыла, когда в последний раз брала в руки помаду. А одежда вообще отдельная тема. Вместо некогда любимых юбок и платьев теперь она носила лишь джинсы, да растянутые свитера.
- Мда… - протянула она. – Интересно, что подумает обо мне эта нежданная сестричка, увидев в таком виде? Что я бомж? Что папенька бросил, так мы опустились, не смогли справиться без него? Ну уж нет!
Поднявшая голову гордость заставила забыть про головную боль. Сняв, уже зашнурованные кроссовки с ног, Ирина ринулась в ванную. Открыв кран с холодной водой, она быстро умылась и, вытерев лицо, подвела глаза и накрасила губы. Вместо извечного пучка, завязала волосы в высокий хвост. Оставшись довольной своим преображением, Ира метнулась в спальню и, распахнув шкаф, критически оглядела свой гардероб.
- Да, Ирина Максимовна, ты окончательно себя запустила, - вынесла вердикт она.
Выбрав более менее приличные свитер и джинсы, Ира влезла в кроссовки и спустилась вниз.
Она и сама не понимала, зачем мчится сейчас к этой, так называемой сестре, ночью, с дикой мигренью. Да и не собиралась она этого делать! Но безысходность и обречённость в голосе этой женщины заставили её согласиться.
Жила Настя на окраине города, в старом блочном доме на три этажа. Припарковав машину у самого крыльца, Ирина вошла в подъезд и едва не задохнулась. Здесь нестерпимо воняло кошачьей мочой и кислой капустой. Зажав пальцами нос, Ира поднялась на последний, третий этаж.
Дверь в квартиру Насти была обита чёрным дерматином, висящим на ней лохмотьями. Звонка не было вовсе, как и глазка. На лестнице было выбито окно и из него нестерпимо дуло. Шагнув к двери, Ирина постучала. Некоторое время в квартире царила тишина, а потом раздался шорох и дверь приоткрылась. На пороге стояла невысокая, излишне худая девушка, лет двадцати пяти.
- Настя? - спросила Ирина.
- Здравствуй Ира, - кивнула девушка и посторонилась, пропуская сестру в квартиру. – Я тебя именно такой и представляла.
- Сомнительный комплимент, - хмыкнула Ирина, зная, что её внешний вид далёк от идеала.
- Я тебя обидела? – испугалась девушка. – Прости…
- Да ладно, ничего! – отмахнулась Ира. – Ну и о чём ты хотела поговорить?
- Проходи в комнату, не здесь же стоять. – Настя шагнула вперёд и распахнула дверь, ведущую в единственную комнату в этой квартире. Ирина прошла за ней и удивлённо замерла на пороге. Такого она давно не видела! Даже в квартирах своих многочисленных пациентов, было гораздо более богато, чем здесь. У самой двери стоял старый шкаф, с покосившимися дверцами, рядом с ним стол, накрытый клеенкой. На окне не было даже намёка на шторы. Под окном стоял скрипучий диван, на который и опустилась Настя.
Эта комната была освещена лучше чем коридор, и только сейчас Ира заметила что сестра мертвенно бледна. На её лбу выступили капельки пота, хотя в квартире было прохладно.
- Присаживайся, - кивнула на стул, примостившийся у стола, Настя. – Сейчас я минутку передохну и принесу чая. Прости, что выдернула тебя так поздно, но боюсь, до утра просто могу не дожить.
- Что с тобой? – тихо спросила Ирина, опускаясь на стул. – Чем ты больна? Может всё не так серьёзно? Я врач, я могу помочь!
- Врачи мне уже не помогут, - грустно помотала головой Настя. – Никто не поможет.
- Что с тобой? – повторила свой вопрос Ира.
- У меня больное сердце.
- Точнее. Какой у тебя диагноз? – деловито спросила Ирина, в ней проснулся врач.
- Острая дилатация сердца.
- Так… - пробормотала Ира, переваривая слова сестры. – Это всё конечно, серьёзно, но о смерти говорить рано! Дилатация сердца лечится!
- Я не истеричка и не стала бы говорить, что умираю, если бы это было не так. Меня лечили, я обошла многих врачей, мне устанавливали кардиостимулятор. Ты думаешь, почему я живу в этом месте? – Настя с плохо скрываемой брезгливостью обвела взглядом своё жилище. – Потому что я продала всё, что у меня было, чтобы оплатить лечение.
- И что? Что в итоге тебе сказали врачи?
- Сказали, что меня уже не спасти. Но это всё не важно, Ира! Я позвала тебя не за этим!
- А зачем же?
- Ты вправе меня ненавидеть, за то, что мама увела твоего отца из семьи, но…
- Давай не будем об этом? – перебила её Ирина. – Мы с тобой не маленькие дети, чтобы устраивать разборки. Если я кого-то и могу ненавидеть, то это отца. Но Бог ему судья.
- Я всё понимаю, - заломила руки Настя. – Но всё-таки послушай меня. Это очень важно!
- Хорошо, я тебя внимательно слушаю, - кивнула Ира и замолчала. Настя же, с силой сжав кулаки, приступила к рассказу.

Глава 2
- Папа ушёл от нас, когда мне было десять. Мама не слишком переживала по этому поводу, она быстро нашла ему замену. С тех пор у нас дома мужчины менялись примерно раз в две недели. И все были как на подбор красивыми ублюдками. Сначала у них была любовь, потом они требовали денег и били меня и маму. Подростковый возраст я проходила с синяками. А когда мне стукнуло шестнадцать, папа вернулся.
- Вот как, - ухмыльнулась Ирина.
- Я была рада ему уже потому, что, наконец, прекратились эти мамины романы. У отца был ещё тот характер, но он, по крайней мере, не распускал руки. – Не реагируя на Ирин выпад, продолжила Настя. – Мы жили не хуже и не лучше других, и я успокоилась. Окончила школу, устроилась на работу. Потом вышла замуж.
- Ты замужем?
- Нет, - покачала головой Настя. – Он детей не хотел, даже слышать не мог о них, а я забеременела. Он как узнал об этом, тут же ушёл, я осталась одна. К тому времени, как родилась Светочка, родителей уже не было. Но я не унывала. Дочка росла, я справлялась, помогали друзья. Было трудно, но терпимо. А потом, как гром среди ясного неба – сердце.
- У тебя есть дочь? – тихо спросила Ирина, уже догадывающаяся, зачем Настя искала её.
- Да, - лицо Насти озарила улыбка. – Светочка. Ей шесть лет.
- И где она сейчас?
- В санаторий уехала, от школы. Послезавтра уже должна вернуться. Я познакомлю вас. Она замечательная девочка! Вот, смотри!
Настя схватила телефон и, открыв в нём фотографию дочери, протянула его Ирине. С экрана смотрела милая, светленькая девочка, с ясным взглядом зеленых глаз.
- Красивая, - улыбнулась Ира. – На тебя похожа.
- Спасибо, - просияла Настя. – Она самая лучшая! Ласковая, милая, добрая, хорошо учится!
Настя замолчала, а потом взглянула, глазами, полными слёз на сестру и, молитвенно сложив руки, пробормотала:
- Я не знаю, как тебя попросить об этом…
- Да я уже догадалась, - качнула головой Ира. – Ты хочешь, чтобы я удочерила Свету?
- Ирочка, она не сможет в детском доме… - слёзы полились по щекам Насти. – Прошу тебя, умоляю, заклинаю! Только не оставь её, у нас с ней никого нет, на всём белом свете! Я как заболела, и понадобились деньги, все друзья куда-то исчезли. Ира, умоляю! Хочешь, на колени встану?
- Прекрати, - оборвала её Ирина. – Почему ты не хочешь попытаться найти её отца?
- Она ему не нужна. Почему за столько лет он ни разу не поинтересовался дочерью?
- Он знает, что ты родила? Может он вообще считает, что ты сделала аборт!
- Нет, он знает. Когда родилась Светочка, я сообщила ему. В ответ услышала много «приятного». Ира, я бы ни за что не стала беспокоить тебя, если бы у меня был кто-то, кто мог бы забрать Свету к себе.
- Ты же ничего обо мне не знаешь, - из последних сил отбивалась Ирина. – Вдруг я алкоголичка, наркоманка, ведущая аморальный образ жизни?
- Ну, во-первых, если бы ты была такой, не примчалась бы ко мне среди ночи, - улыбнулась Настя. – А во-вторых, я ведь искала тебя, кое-что знаю о тебе.
- Настя, я не знаю, что тебе сказать… - пробормотала Ира, проводя рукой по лицу, словно пытаясь избавиться от наваждения, кошмарного сна. – Ты пойми, взять к себе ребёнка, это такой ответственный шаг. Я не могу принять решение вот так, на ходу… Мне надо всё обдумать, осмыслить.
- Я понимаю тебя. И не тороплю. Скоро приедет Светочка, ты с ней познакомишься и поймёшь, что она золотой ребёнок.
- Хорошо. – Ирина поднялась и огляделась. – Дай мне свою медицинскую карту, я посмотрю её. Попробуем побороться ещё!
- Ты, конечно, можешь посмотреть, но бороться уже нет смысла, - Настя тяжело поднялась и, вытащив карту из шкафа, протянула её сестре.
- А вот это упадническое настроение ты брось! – велела ей Ира. – Рано ещё умирать!
Настя в ответ лишь махнула рукой.
- Давай чая попьём? – предложила она.
- Нет, не сегодня, - отказалась Ирина. – Я устала очень за день, голова болит…
Сказав эти слова, она неожиданно поняла, что головная боль давно прошла. Странно, никогда ещё мигрень не проходила так быстро и так легко!
- Я пойду, Настя, а ты отдыхай.
Попрощавшись с сестрой, Ирина спрятала медицинскую карту под куртку и бегом бросилась к машине, мечтая только о горячей ванне и чашке крепкого кофе.
Вернувшись  домой и, исполнив своё желание – приняв ванну, Ира закуталась в халат и, захватив с собой медицинскую карту сестры и чашку с обжигающим кофе, с ногами уселась в кресло.
Полчаса ушло на то, чтобы разобраться с почерком своих коллег и внимательно изучить все странички. Через полчаса Ирина со вздохом закрыла карту и положила её на тумбочку. Сомнений не осталось, Настя действительно очень больна. Всё оказалось так, как она и говорила. Относительно недавно ей делали операцию, но ощутимых результатов она не дала.
Поняв, что Настя и правда умирает, Ирина почувствовала озноб. По спине поползли противные мурашки. Отставив чашку с так и недопитым кофе в сторону, она обхватила себя за плечи, стараясь согреться.
Что будет с ребёнком, когда Настя умрёт? Если они вправду настолько одиноки, девочку непременно отправят в детский дом. Там живут тысячи детей, наверняка привыкнет и Светочка. Но как же тогда она, Ирина, сможет спокойно спать? Ведь она её единственная родственница, и на кого, если не на неё рассчитывать ребёнку?
А Настя? Она, конечно, поймёт её, но будет умирать с мыслью, что любимая дочка будет воспитываться в казённом учреждении, с чужими людьми. Какой она там вырастет? Озлобившимся на весь мир волчонком?
- Господи, что же мне делать? – простонала Ирина, откидывая голову на спинку кресла и закрывая глаза.
Внезапно ей в голову пришла мысль, что её не рождённому ребёнку сейчас было бы как раз шесть лет. А ведь она тоже ждала дочку… Сердце её сжалось.
От напряженных мыслей голова опять начала болеть. Перебравшись в постель, Ира погасила свет и прошептала слова её любимой книжной героини:
- Я подумаю об этом завтра…

Следующий день начался с обильного снегопада. Снег валил крупными хлопьями, быстро наметая высоченные сугробы. По улице бежали прохожие, кутаясь в шарфы и шапки и стараясь поскорее скрыться где-нибудь в тёплом помещении. И лишь одна парочка, парень и девушка спокойно вышагивали по тротуару, смеясь и стараясь удержать снежинки на ладонях. Было видно, что им нипочём непогода, им просто хорошо вместе, а остальное неважно.
Ирина, застывшая у окна, несколько минут завистливо наблюдала за парой, а потом, вздохнув, отвернулась. Хорошо им, молодым, ни забот, ни хлопот и вся жизнь впереди! Как-то незаметно она записала себя в старухи…
Всю ночь ей снились Настя и Светочка, и проснулась она совершенно разбитой. А решение так и осталось не принятым…
Впереди был длинный день, и чем его занять Ира не знала. Телевизор раздражал, читать не хотелось, работа не шла на ум. Все мысли были заняты и в итоге Ирина оставила все дела и вытянувшись на диване, закрыла глаза.
Вроде бы всё логично, ребёнка она может забрать. Она уже не девчонка, детей у неё никогда не будет и она уже не раз задумывалась о том, чтобы усыновить малыша. Так почему бы не забрать ребёнка сестры? Всё-таки родная кровь, не чужой какой-нибудь.
Но было очень, просто безумно страшно сделать такой шаг. Справится ли она с ролью матери? Сумеет ли поладить с девочкой? Как отнесутся родные к её решению? Даже подумать о том, чтобы рассказать маме о произошедшем было страшно, а ведь рассказать всё равно придётся… Вряд ли она обрадуется новым родственникам.
Так ни до чего не додумавшись, Ирина поднялась и, одевшись потеплее, спустилась вниз. Метель стихла, зато усилился мороз. Надев поверх шапки капюшон, Ира припустила к ближайшему магазину.
В тёплом помещении играла музыка, и бродили редкие в этот час покупатели. Основной наплыв людей здесь вечером, часов в девять-десять. Бывало, возвращается она с работы, а здесь не протолкнуться и очереди километровые. А сейчас побродить между полок одно удовольствие.
Взяв в руки корзину, Ира медленно побрела по магазину. В отделе сладостей взгляд её невольно остановился на женщине, держащей за руку девочку лет шести. Они выбирали конфеты и выглядели абсолютно счастливыми. Во второй раз за эти сутки в голову Ирины пришла мысль, которую она запрещала себе вот уже шесть лет – её малышке было бы столько же. И она тоже могла бы сейчас вот так же выбирать с ней шоколад, спешить домой и не чувствовать себя такой одинокой.
Сердце сжалось, в глазах защипало от жалости к себе. Не дав слезам скатиться, Ирина резко развернулась и с преувеличенным вниманием стала перебирать шоколадки. Выбрав пять штук с разными вкусами, она перешла в отдел фруктов.
Рассчитавшись и набив пакет продуктами, Ира подошла к своему дому и, вместо того, чтобы вернуться в квартиру, направилась к машине. Щелкнула брелком сигнализации и уселась за руль. Путь её лежал к Насте.
Войдя в уже знакомый подъезд, девушка быстро поднялась по лестнице и остановилась перед дверью в квартиру сестры. Откуда-то слышалась весёлая музыка и, прислушавшись, Ирина с удивлением поняла, что музыка льётся из квартиры Насти.
Едва она нажала на звонок, как дверь тут же распахнулась и на пороге возникла Настя. Но её было не узнать! На щеках девушки играл румянец, глаза были подкрашены, вместо серого спортивного костюма на ней было тёплое шерстяное, но красивое короткое платье.
- Настя? – окинув сестру взглядом, недоверчиво спросила Ирина.
- Что, не узнала? – усмехнулась Настя и посторонилась. – Проходи.
- Тебе лучше?
- Нет, - по лицу Насти словно пробежала тень. – Ты же врач, думаешь, в моём состоянии может быть лучше? Просто… Завтра приезжает Светочка, вот я и настраиваюсь. Не хочу, чтобы она раньше времени о чём-то догадалась.
- Ну зачем ты так? – пробормотала Ира, чувствуя, что слёзы опять подступают к глазам. Эк её сегодня забирает! Разнюнилась как кисейная барышня!
- Как?
- Настя, я посмотрела твою карточку и… Знаешь, ещё не всё потеряно! Мы ещё поборемся! – соврала она, стараясь поддержать сестру.
- Ир, давай не будем об этом? – попросила Настя. – Я не ребёнок и всё понимаю. Не надо мне лгать, хорошо?
- Но я не лгу!
- Ира! – повысила голос Настя. – Я прошу тебя! Проходи, я чайник поставлю.
- Кстати, - оживилась Ирина и протянула сестре пакет. – Вот, это тебе.
- Я не нищая! – отшатнулась Настя. – Не надо было!
- Зачем ты меня обижаешь? Я же от чистого сердца! Тебе сейчас нужны витамины, там фрукты. И Свете конфеты и шоколадки. Что же я, подарок вам не могу сделать?
- Спасибо… - голос Насти сорвался, она шагнула к сестре и порывисто обняла её. – Как жаль, что я не нашла тебя раньше. Уверена, мы бы смогли подружиться…
- Идём пить чай! – преувеличенно весело воскликнула Ирина и принялась снимать куртку. Настя понимающе улыбнулась и скрылась на кухне. Раздевшись, Ира последовала за ней.
Кухня мало чем отличалась от комнаты. Здесь стояла ржавая тёмно-коричневая плита, маленький столик и два стула. На стене у плиты кухонный гарнитур с покосившимися дверцами.
Настя хлопотала у плиты, где закипал старый эмалированный чайник. Быстро вымыв фрукты, она выложила их на тарелку, затем быстро распечатала коробку конфет. Последним на столе появился пакетик орешек.
- Я подумала, дети обычно любят орешки, - смутилась Ирина.
- Света не любит, а я обожаю, - заявила Настя и, выхватив один, тут же закинула его в рот и даже зажмурилась от удовольствия.
- А что она любит? – поинтересовалась Ира. – Расскажи мне о ней.
- Ты что-то решила? – осторожно спросила Настя.
- Не торопи меня.
- Понятно, - кивнула Настя. – А что Света, она обычный ребёнок. Любит мультики, смотрит всё подряд. Если бы не отгоняла её от телевизора, наверное, сутками бы сидела. Учится хорошо. Читает по слогам, зато хорошо считает. Не любит ни орешки, ни чипсы, зато обожает всё сладкое, особенно мармелад, барбарисовый.
Лицо Насти озарилось, при воспоминании о дочери. А потом так же стремительно угасло.
- Во сколько она приезжает? – спросила Ирина, сглотнув тугой комок в горле.
- В одиннадцать, завтра. Автобус подъедет к школе, не нужно далеко идти.
- Школа у вас рядом?
- Да, вон, из окна видно, - кивнула головой Настя. – Слушай, Ириш, а расскажи-ка ты о себе? Я ведь, по сути, о тебе ничего не знаю!
- В моей жизни нет абсолютно ничего интересного, - усмехнулась Ира. – Но раз хочешь, то слушай.
Настя быстро разлила чай по чашкам и уселась напротив сестры.

От Насти Ира ушла только ближе к обеду. Вернувшись домой, она, не раздеваясь, прошла в комнату и уселась на диван. Решение было принято – она заберёт ребёнка. Завтра она вместе с Настей встретит девочку, познакомится с ней, а потом постарается подружиться. Обычно дети хорошо к ней относились, Светочка, наверняка, не станет исключением.
А теперь предстояло позвонить маме и договориться о встрече. Ей следовало сообщить о её решении, иначе она смертельно обидится. Разговор предстоял серьёзный. Сняв трубку, Ирина набрала номер и почти сразу же услышала мамин голос.
- Привет мамочка! – поздоровалась Ира. – Как вы там?
- Привет Иришка! – обрадовалась её звонку мама. – Всё хорошо у нас. Ты как? Я тебе с утра звонила, ты всё трубку не брала. Где была?
- Мам, ты дома? – проигнорировала её вопрос Ирина. – Можно к вам зайти? Разговор есть.
- Что-то случилось? – встревожилась мама.
- Приду – расскажу.
- Я дома. Жду. – Коротко ответила мама и отключилась.
Ира, развернувшись, вышла из квартиры и дворами побежала к дому родителей.
Дверь ей открыл отчим.
- Привет Ирина! – улыбнулся он ей, помогая снять куртку. – Что это ты мать так напугала? Она после твоего звонка сама не своя, вон, на кухне валерьянку пьёт.
- Да? – удивилась Ира. – Я даже не подумала, что она испугается! Но валерьянка ей сейчас не помешает…
- Что там у тебя стряслось? – нахмурился Сергей Иванович.
- Сейчас всё расскажу, - пообещала Ирина, снимая ботинки.
Она любила бывать у родителей. Здесь было так тепло и уютно, всегда пахло чем-то вкусным, и только здесь она вопреки всякой логике чувствовала себя действительно «как дома».
- Аня, Ирочка пришла! – крикнул отчим, и мама тут же выскочила в прихожую.
- Ира! Что случилось? У тебя был такой странный голос по телефону!
- Мам, ты чего такая испуганная? – улыбнулась Ирина. – Ничего страшного не случилось. Сейчас я всё расскажу.
- Так почему ты тянешь? – взвилась мама.
- Так, девчонки, хватит спорить, - примирительно проговорил Сергей Иванович. – Идёмте в комнату, спокойно поговорим.
Пройдя в гостиную, Ира уютно устроилась на диване и начала рассказ. По мере того, как она говорила, глаза мамы всё больше темнели, а под конец она взорвалась.
- Да ты с ума сошла, если собралась забрать девчонку к себе! Ира, я тебе категорически запрещаю это делать!
- Мам, перестань, - поморщилась Ирина. – Я уже всё решила.
- Нет, она всё решила! Да ты даже не соизволила посоветоваться с нами! Тебе что, не важно наше мнение?
- Важно, очень важно, - Ира поднялась и, подойдя к матери, примирительно погладила её по плечу. – Но ты зря сердишься. Да, ты зла на отца, но при чём здесь Настя и Света? Особенно Света! Ты подумай, девочка ещё совсем маленькая, как она останется одна? У них же никого нет!
- Но почему именно ты? – простонала мама. – Как так может быть, что у них никого нет? Должны же у неё быть какие-то друзья! Почему, вместо того, чтобы найти бывшего мужа эта Настя стала искать тебя!
- Её муж даже слышать не хотел о ребёнке, - напомнила ей Ирина.
- Да Боже мой, это было шесть лет назад! Шесть! За это время человек способен кардинально измениться!
- Если бы он изменился, он бы сам нашёл дочь, - возразила Ира. – И потом, мам, ты же знаешь, у меня не будет детей… Может, это мой шанс? Ведь Светочка ровесница моего ребёнка…
- Господи, что же ты себе навыдумывала! – ужаснулась мама. – Сергей! Что ты молчишь?! Скажи что-нибудь, убеди её не делать ошибки!
- А я полностью согласен и Иришей, - отчим неожиданно встал на сторону Иры.
- Что? – ахнула мама.
- Аня, я вообще не понимаю, почему ты воспринимаешь это в штыки? – пожал плечами Сергей Иванович. – Какая ошибка? Было бы ошибкой, если бы Ира бросила эту девочку на произвол судьбы!
- Да вы оба сошли с ума! – закричала мама. – Ей замуж нужно выходить, свою жизнь устраивать, а не вешать на шею чужого ребёнка!
- Мама, да ты же сама говорила, что мне нужно усыновить малыша!
- Да! Но сначала выйти замуж! И делать это вдвоём с мужем! Ты знаешь, как трудно выйти замуж с ребёнком на руках?
- Но ты же вышла, - улыбнулась Ира.
- Да ты уже взрослой была!
- Сергей Иванович, - повернулась к отчиму девушка. – Неужели вы бы не женились на маме, если бы встретили её раньше, когда я была маленькой?
- Безусловно, женился бы, - твёрдо заявил Сергей Иванович.
- Вот! Мам, если бы ты видела Настю, если бы ты видела, в каких условиях они живут с ребёнком!
- Делай ты что хочешь! – махнула рукой мама и отвернулась к окну. – Как будто бы я не знаю, что если тебе в голову что втемяшится, то это уже всё, никто не переубедит.
- Мам, у меня всё будет хорошо, - Ира подошла к маме и обняла её. – Если встретится мне настоящий мужчина, то он меня и с ребёнком возьмёт. Ну подумай сама, если бы я тогда родила, у меня сейчас тоже была бы шестилетняя дочка.
- Но это была бы ТВОЯ дочка, - слабо возразила мама.
- А ты забудь об отце, - попросила Ирина. – Это просто маленькая девочка, которой нужна помощь, понимаешь? У неё никого нет на всём белом свете, и если я ей не помогу, она отправится в детский дом.
Мама в ответ промолчала, но это не значило, что она согласилась с дочкой.
- Я пойду, - отстранилась Ира. – Хочу отдохнуть немного, скоро уже на работу.
- Ага, пойдёт она! – возмутилась мама, вытирая слёзы. – Никуда ты не пойдёшь! Идём обедать. Вон, какая худющая стала.
- Да я нормально питаюсь, - попыталась отбиться Ирина, но мама была неумолима.
- Знаю я, как ты питаешься! Иди, мой руки и за стол! – велела она и скрылась в кухне.
- Не сомневайся, ты всё делаешь правильно, - пробормотал Сергей Иванович и похлопал девушку по спине. – А мама со временем привыкнет, и ещё будет относиться к девочке как внучке. Она отходчивая, ты же знаешь.
- Знаю, - улыбнулась ему в ответ Ира. – Спасибо за поддержку.
Глава 3
На следующий день в девять утра, Ирина влетела в ординаторскую, на ходу снимая с себя халат.
- Ирина Максимовна, что с вами? – округлила глаза одна из медсестёр, пьющих чай. – Куда вы так спешите?
- Не важно, девчонки, - отмахнулась Ира, натягивая кроссовки и путаясь в шнурках. – Лучше скажите мне, что можно подарить шестилетней девочке, чтобы она очень, очень обрадовалась?
- Смотря что она любит, - протянула Люба, мама трёх малышей. – У всех же разные пристрастия.
- Она очень любит мультфильмы, её мама говорит, что все подряд смотрит.
- Купите ей просто куклу, - посоветовала самая молоденькая медсестра Рита. – Верняк понравится, по себе помню.
- Рит, вот что ты такое говоришь? – фыркнула Люба. – Ты в какое время росла, а сейчас какое? Не слушайте её, Ирина Максимовна! Если мультики очень любит, так купите ей диск!
- Кто сейчас дисками пользуется? – скривилась Рита. – Открывай интернет и вот тебе, мультики на любой вкус!
- Поверь мне, ребёнку диск понравится! В шесть лет девочка вряд ли умеет пользоваться компьютером, да ещё набирать слова, а диск вставила и смотри себе! – возразила Люба. – Молчи Ритка, заведёшь себе детей, тогда и будешь спорить, что для них лучше!
- А какие мультики лучше для девочки? – завязывая шарф, поинтересовалась Ирина.
- А вот, смотрите, - Люба полезла в сумку и извлекла оттуда яркую коробочку в целлофановой обёртке. – Своим девчонкам вчера купила, перед работой.
Ира схватила диск и, пробежав его глазами, попросила;
- Любаш, отдай его мне? Обещаю, я тебе потом точно такой же куплю!
- Ну я не знаю… - растерялась Люба. – Девочки ждут, я им уже рассказала… Да вы в магазин зайдите, там много таких!
- Люба, я очень тебя прошу! – взмолилась Ирина. – Мне ещё в супермаркет бежать, гостинцев купить, а в одиннадцать в школу, к автобусу, девочку встречать! Пожалуйста! Давай я тебе денег дам, а ты по пути зайдёшь и своим новый купишь?
- Да ладно, берите так, если очень нужно! – сдалась Люба.
- Спасибо большое! – обрадовалась Ира и схватила диск. – Обещаю, куплю для твоих девчонок ещё два!
С этими словами она выскочила за дверь и побежала к выходу.
- Странная она, - пробормотала Люба, допивая свой чай. – Никогда её такой не видела.
- А что за девчонку она встречает? – полюбопытствовала Рита. – У неё же вроде детей нет? Родственница какая-то?
- Да не похоже, по всему видно, что ребёнка она совсем не знает… Может удочерить решила?
- Нет, она же сказала «её мама говорила»!
Люба в ответ только пожала плечами и стала собираться домой, её смена подходила к концу.

Набив пакет продуктами и прихватив огромную коробку торта, Ирина бегом бросилась к автомобилю. Время поджимало, стрелки часов приближались к одиннадцати, а ещё следовало забрать Настю.
Вихрем поднявшись к квартире сестры, Ира нажала на звонок. Ждать пришлось долго, и она уже всерьёз обеспокоилась. Но, наконец, дверь открылась и на пороге возникла Настя. Но в каком виде! Лицо её было серым, волосы кое-как собраны в хвост, дышала она тяжело.
- Ты чего? – испугалась Ирина, увидев сестру. – Ты не готова?
- Ир, забери Светочку одна? – попросила Настя, прислоняясь к косяку. – Мне очень плохо…
- Что с тобой? Где болит?
- Сердце… Сердце заходится и дышать трудно, - просипела Настя и закашлялась.
- Ты выпила какое-нибудь лекарство?
- Выпила, - кивнула Настя. – А толку? Эти лекарства это попытки врачей отделаться от меня…
- Прекрати! Давай вызовем «скорую»?
- Зачем? – вскинула на неё глаза Настя. – Что толку? Ир, прекрати меня обманывать, ты же прекрасно понимаешь всё…
- Так, успокойся! – разозлилась Ирина. – Хорошо, сейчас я еду за Светой, а ты иди, приляг! Но если к нашему приходу тебе не станет лучше, я вызову «скорую»! Ты давно приняла лекарство?
- Минут десять назад…
- Значит, ещё не подействовало. Иди, ложись!
- Хорошо, - прошелестела Настя и поплелась в комнату, держась за стену.
Поставив сумки у двери, Ирина побежала вниз по лестнице и, выйдя из подъезда, направилась к школе. Успела она как раз вовремя, автобус въезжал в школьный двор. Из него высыпала ватага ребятишек в разноцветных курточках и Ира растерялась – как найти Светочку?
Толпа детей потихоньку рассасывалась и у автобуса осталась всего одна девочка, в тёмно-серой куртке и белоснежной шапке. В руках она держала небольшой рюкзачок.
- Света? – подошла к ней Ирина. Девочка вскинула голову и на Иру взглянули Настины глаза.
- Да. А вы кто? Где мама?
- Мама ждёт нас дома, - улыбнулась ей Ирина. – А я её… Я её сестра, твоя тётя.
- Нет у мамы никакой сестры! – насупилась Света.
- Есть, - мягко поправила её Ира. – Ты меня просто раньше не видела. Идём домой?
Девочка замялась, видно было, что в ней идёт борьба. Вроде бы нужно поверить этой тёте, а вроде бы мама велела никуда с незнакомыми взрослыми не ходить.
- Света, ты чего здесь стоишь? Вы кто? – к ним подошла невысокая девушка, в длинной куртке.
- А вы? – вопросом на вопрос ответила Ирина.
- Я учительница Светы, Ангелина Васильевна, - представилась девушка. – А вы кто? Где мама Светы?
- Я сестра Насти, Ирина, - представилась Ира. – Настя плохо себя чувствует, и не смогла прийти за девочкой.
- Насколько я знаю, у Насти и Светы нет никаких родственников, - заявила Ангелина Васильевна. – И ни о какой сестре я раньше не слышала.
- Это длинный рассказ…
- Я не могу отдать вам ребёнка, - взяла Свету за руку учительница. – Пройдёмте, пожалуйста, в школу, поговорите с директором.
- Может проще позвонить Насте? – предложила Ирина. – Света-то, наверняка, узнает голос мамы?
- Точно! – обрадовалась Ангелина Васильевна и вытащила телефон. – Где-то у меня был её номер…
Набрав номер, девушка приложила телефон к уху и долго слушала гудки.
- Не отвечает.
- Как не отвечает? – не на шутку встревожилась Ирина. – Господи, ей же было так плохо! Вы понимаете, что нам нужно домой?
- Вот вы и бегите, а Света останется в школе, - беспрекословно заявила Ангелина Васильевна. – Я приведу её домой сама. А лучше, попросите Анастасию позвонить директору и разрешить отдать девочку вам.
- Ладно, - сдалась Ирина. – Пусть будет по-вашему.
Ангелина Васильевна, взяв Свету за руку, повела её в школу, а Ира, что есть силы, припустила к Насте. Запыхавшись, она поднялась на лестницу и толкнула дверь в квартиру, которую сама же и оставила открытой.
- Настя! – позвала она из коридора. – Настя!
Но в квартире стояла тишина. Какая-то неестественная тишина, от которой по спине Иры поползли противные мурашки. Руки похолодели, ноги стали ватными.
- Настя, - уже тише позвала она, подходя к двери в комнату. Оттуда не раздалось ни звука. Вздохнув, словно перед прыжком в воду, Ирина толкнула дверь и переступила порог.
Настя лежала на диване, неестественно свесив руку вниз. Её лицо было бледным как мел, но удивительно спокойным. Одного взгляда хватило Ирине чтобы понять – Настя мертва.
- Настя…- выдохнула она, подходя к дивану. – Настя, как же так… Настя…
В груди всё сжалось, было безумно жаль сестру.
- Настя, Настя, ну как же? Ты же обещала, что познакомишь меня со Светочкой? – пробормотала Ирина, опускаясь на пол. – Как же я с ней теперь одна?  Мне же её не отдадут!
Неожиданно неплотно прикрытая форточка окна хлопнула, по комнате пролетел ветер, шевельнув лист бумаги, лежащий на столе.
Словно во сне Ира поднялась и взяла лист в руки. Это оказалось завещание, в котором Настя оставляла квартиру дочери и просила отдать ребёнка сестре, Анеловой Ирине Максимовне.
Ира в силу профессии не верила в потусторонние силы, но сейчас ей вдруг стало жутко. Видимо дух Насти находился здесь, в этой комнате. А как иначе объяснить открывшуюся форточку, ветер, поднявший вверх завещание, после её вопроса?
- Спасибо… - пробормотала Ирина и негнущимися пальцами достала из кармана телефон и вызвала «скорую» и полицию.
Два часа ушло на объяснение с официальными структурами. Вызванные полицией органы опеки объяснили Ире, что, несмотря на завещание, оставленное Настей, отдать девочку ей они не могут. Пока не могут. Процедура удочерения длительная и тяжёлая, а Свете это время придётся пожить в детском доме.
- Но как же так? – растерялась Ира. – Вы представляете, как трудно будет девочке? Почему она не может пожить у меня? Ведь я её родная тётя!
- Ирина Максимовна, поймите, таков закон…
- Но и вы поймите меня! – повысила голос Ирина. – Я не могу допустить, чтобы Свету отправили в детский дом! Прошу вас, вы же тоже женщина, вы должны меня понять! Ну кому будет хуже, если ребёнок будет жить у родного человека, в нормальных условиях?
- Я понимаю вас, - мягко возразила женщина из органов опеки. – Но я не имею права отдать вам девочку. Где она сейчас?
- В школе, - вздохнула Ирина. – Извините, мне нужно позвонить.
Отойдя в сторону, девушка набрала номер своего давнего пациента, полковника, и попросила его о помощи. Пообещав уладить проблему, он отключился.
- Ирина Максимовна, что же вы сразу не сказали, что у вас такие знакомые? – расцвела улыбкой строгий представитель власти, после короткого телефонного разговора. – Надо было сразу предупредить! Конечно, вы можете забрать девочку прямо сегодня! Мы не будем чинить вам препятствия.
- Спасибо, - сухо поблагодарила её Ирина и, дождавшись когда тело Насти увезут, заперла квартиру и побрела в школу, чувствуя гигантскую усталость.
- Опять вы! – всплеснула руками Ангелина Васильевна, увидев Иру на пороге класса. Света сидела за партой и что-то сосредоточенно рисовала, высунув язык. – Где Анастасия? Почему она не позвонила?
- Можно вас на минутку, - попросила её Ира. Учительница вышла за дверь и, уперев руки в бока, сурово спросила:
- Ну? Я вас слушаю!
- Вот, - Ира протянула завещание девушке. – А вот мой паспорт.
- Завещание? – растерялась Ангелина Васильевна. – Почему завещание? Где Анастасия? Она что… Умерла?
Ира вместо ответа только кивнула и прислонилась к стене.
- Когда? – выдавила из себя учительница.
- Сегодня. – Коротко ответила Ирина. – Пока мы с вами препирались, Настя уже была мертва.
- Но почему? Она ведь такая молодая! Сколько ей было? Лет двадцать семь?
- Двадцать пять. – Поправила её Ирина. – Настя была больна, вы не знали?
- Нет. Чем?
- У неё было больное сердце.
- Какой ужас! – ахнула Ангелина Васильевна и закрыла рот ладошкой. – Я всегда обращала внимание, что она какая-то слишком бледная, передвигалась медленно, словно ходить было трудно, но чтобы так… Господи, как жаль-то! А как же Светочка?
- Света останется со мной, вы же читали завещание. Вот только не знаю, как сказать… Света не видела меня никогда, как она воспримет эту новость от чужого человека?
- Почему не видела, если вы её тётя?
- Настя нашла меня всего несколько дней назад. – Пояснила Ирина. – Мы сводные сёстры, у нас общий папа.
- Понятно… - вздохнула Ангелина Васильевна. – Послушайте, Ирина Максимовна, а давайте я объясню всё Свете? Всё-таки меня она знает, мне будет легче подобрать правильные слова!
- Правда? – обрадовалась Ира. – Буду вам очень благодарна!

Время тянулось томительно медленно. Ира бродила по пустому школьному коридору и прислушивалась к звукам из класса. Но там была тишина.
- Ну что они там делают? – пробормотала Ирина, подходя к дверям класса и прижимаясь к ним ухом. В этот момент дверь отворилась и на пороге появилась учительница.
- Ну что? – взволнованно спросила Ира.
- Я ей всё сказала, - опустила голову Ангелина Васильевна. – Но у меня плохо получилось. Светочка молчит и плачет. Ни слова не говорит.
Обойдя учительницу, Ирина шагнула в класс и присела рядом с девочкой.
- Светочка, привет! – провела она рукой по голову ребёнка. – Меня зовут Ира, я твоя тётя. Сейчас мы поедем ко мне домой, теперь ты будешь жить у меня. Ты не против?
Света ничего не ответила, только увернулась от её руки и отвернулась.
- Светочка, ну ты же не можешь здесь сидеть, - ласково оговаривала её Настя. – Послушай меня, пожалуйста, пойдём со мной.
- Светочка, иди с тётей, - подошла к девочке с другой стороны Ангелина Васильевна. – Она хорошая, ты ничего не бойся.
- Пойдём, милая, - Ирина взяла девочку за руку и потянула к себе. К её облегчению Света послушно поднялась и, взяв свой рюкзачок в руку, пошла следом за ней.
- Спасибо вам, - оглянулась на учительницу Ирина, та в ответ только махнула рукой и смахнула слёзы с ресниц.

Усадив Свету в машину, Ирина хорошенько пристегнула её ремнём и сама уселась за руль.
- Света, а что ты будешь на ужин? Нам же нужно заехать в магазин! Знаешь, у меня совершенно пустой холодильник!
Об оставленных в квартире Насти пакетах с продуктами она благополучно забыла, а когда вспомнила, возвращаться туда не было никакого желания.
Света ничего не ответила, лишь сердито дёрнула головой и отвернулась к окну.
- Не хочешь со мной говорить? – поняла Ира. – Ну что ж, тогда выберу на свой вкус. Надеюсь, тебе понравится.
Заведя мотор, Ирина выехала на проспект и оглянулась на притихшую Свету. Девочка смотрела в окно, её глаза были красными от слёз.
- Тебе у меня понравится, - принялась болтать всякую ерунду Ира, совершенно не зная, чем утешить ребёнка. – У тебя будет своя большая комната. Правда сейчас там нет ничего детского, но мы купим мебель, поедем в магазин, и ты выберешь сама. Накупим тебе одежды, новой, красивой. Игрушек. А хочешь, я куплю тебе компьютер? Ты когда-нибудь им пользовалась? Умеешь на нём играть?
Но Света оставалась безучастной и в диалог не вступала. В конце концов, Ирина замолчала. Вскоре они подъехали к супермаркету, и она опять обратилась с вопросом к ребёнку:
- Ты пойдёшь со мной или останешься в машине?
Света как всегда промолчала.
- Ладно, тогда я закрою машину, и ты подождёшь меня здесь, хорошо?
Ирина вышла из автомобиля, поставила его на сигнализацию и вошла в магазин. Быстро закинув в корзину пачку мюсли и палку колбасы, Ира рассчиталась и вернулась в машину.
- Свет, а ты когда-нибудь пробовала мюсли? – спросила она у ребёнка. – Знаешь, что это такое?
Ответом ей как всегда было молчание.
- Это такие хлопья с кусочками фруктов, - пояснила Ира. У неё появилось чувство, что она разговаривает сама с собой, а в машине у неё сидит не живой ребёнок, а кукла. – Очень вкусно, - добавила она. – Тебе понравится.
Доехав до дома, Ирина поставила машину на стоянку и открыла дверцу со стороны Светы.
- Выходи, милая, мы приехали.
Девочка послушно вышла из машины и вслед за Ирой вошла в подъезд, а затем и в квартиру.
- Снимай курточку, - велела ей Ирина. – Знаешь, детских тапочек у меня нет, сегодня тебе придётся побыть босиком. Но завтра мы тебе обязательно всё купим!
Света стянула куртку и осталась стоять в прихожей, тупо пялясь в стену.
- Пойдём, я покажу тебе, где ванная, - Ира взяла девочку за руку и вздрогнула: - А ты чего такая холодная? Замёрзла?
Света не отреагировала. Проведя её в ванную и выдав ей чистое полотенце, Ира вышла в коридор и прислонилась к стене.
- Господи, за что мне это? – прошептала она. – Я не справлюсь, не смогу, я не знаю, как себя вести с ней… А я ещё дура плакала в школе, что невезучая! Во взрослой жизни невезение стало глобальным, боюсь подумать, что будет дальше!
Прошло двадцать минут, а девочка из ванной так и не вышла. Ирина подошла к двери и постучала.
- Свет, ты там как? У тебя всё в порядке? – ответом ей была тишина.
Подёргав за ручку, Ира убедилась, что дверь заперта и повысила голос:
- Света, слышишь меня? Света! Света, отзовись! Света, выходи немедленно! Света!! Света, открой, пожалуйста! Света!
Видимо в её голосе прозвучала самая настоящая паника, потому что замок щёлкнул, и девочка появилась на пороге.
- Ну слава Богу! – выдохнула Ирина. – Света, я тебя очень прошу, никогда больше так не делай. Идём на кухню, будем кушать.
В ответ Света помотала головой.
- Что такое? – не поняла Ира. – Ты не будешь есть? Свет, ну так же нельзя! Тебя обязательно нужно покушать!
Девочка осталась стоять на месте, глядя в пол.
- Хорошо, сдаюсь, - подняла руки вверх Ирина. – Не хочешь, не ешь. Покушаешь позже. Тогда может посмотришь телевизор? Смотри, что у меня есть! – вспомнила она о диске и полезла в сумочку.
- Держи! – протянула она диск ребёнку, но Света даже не взглянула на него. – Ты знаешь, что это такое? Это диск, здесь записано много мультиков. Сейчас мы включим его, и ты выберешь, что будешь смотреть. Идём!
Проведя девочку в гостиную, Ирина усадила её в кресло и включила телевизор.
- Какой ты хочешь смотреть? – Света смотрела в телевизор, но взгляд её был пустым, она словно не понимала, что от неё хотят.
- Светочка… - сердце Иры сжалось. Она подошла к девочке и попыталась обнять её, но та увернулась. – Милая, я понимаю тебя… Тебе больно, страшно, тебе не хочется быть здесь, со мной, хочется домой, но ничего не поделаешь. В жизни не всегда получатся так, как хочется, понимаешь? Мне тоже очень жаль Настю, но… - При этих словах девочка вскочила и, выхватив диск из рук Ирины, грохнула его об землю и скрылась в ванной. Оттуда донеслись её рыдания.
- Светочка, прости меня! – бросилась к дверям Ира. – Прости, если я что-то не так сказала! Я не хотела тебя обидеть! Светочка, выйди, прошу тебя!
Но на этот раз девочка осталась безучастной к её просьбам. Она всё плакала и плакала и нервы Ирины стали сдавать.
- Что же мне делать? – металась она по квартире, заламывая руки. – Кто только придумал эти замки!
Через полтора часа она впала в настоящую истерику и схватилась за телефон. Сейчас ей нужна была поддержка кого-то, кто хоть что-то смыслит в детской психологии. Набрав номер медсестры Любы, она дождалась ответа и завопила в трубку:
- Люба! Люба, это Ирина Максимовна! Люба, мне очень нужна твоя помощь!

Глава 4
Люба ввалилась в прихожую, принеся с собой морозный воздух и оставив грязные лужи талого снега на полу.
- Что у вас случилось? – поинтересовалась она, разматывая огромный платок на голове. – Вы меня вусмерть перепугали, так кричали в трубку!
- Любочка, прости, что выдернула тебя вечером от детей, - жалобно попросила Ира. – Но у меня ЧП, мне нужен трезвомыслящий человек, способный понять ребёнка.
- Какого ребёнка? – деловито спросила Люба, снимая сапоги. – Это вы всё о той девочке, для которой мой диск просили?
- О ней, - кивнула Ирина.
- И где она? Что с ней не так?
- Там, - кивнула на дверь ванной Ира. – Заперлась и плачет. Уже два часа.
- Два часа! – всплеснула руками Люба. – Господи, Ирина Максимовна, чем же вы ребёнка довели?
-  Да ничем я её не доводила! – возмутилась Ирина. – Идём на кухню, я тебе быстренько всё расскажу.
Уютно устроившись за круглым столом, Ира в двух словах поведала коллеге о случившейся сегодня трагедии.
- Ну и кто так с ребёнком разговаривает? – покачала головой Люба, выслушав её рассказ. – У неё же стресс, а вы, как ни в чём не бывало пытались накормить её, да у телека посадить! Ирина Максимовна, ну что вы как маленькая, право слово!
- Ну извини, с детьми раньше дела не имела! – разозлилась Ирина. – Не знаю я, как с ними разговаривать!
- Дети, Ирина Максимовна, такие же люди, как и мы с вами! Пусть они не до конца понимают что-то, но им так же больно, а может и ещё больше! Всё, - поднялась она, - я пойду к девочке и попытаюсь поговорить с ней. А вы сидите здесь.
Люба исчезла в коридоре, а Ира застыла на пороге, чутко прислушиваясь к звукам из коридора и нервно грызя ногти, чего с роду не делала. Тихий Любин голос лился по квартире и, казалось, наполнял её спокойствием. Прошло минут десять, и замок в ванной щёлкнул. Оттуда вылетела опухшая от слёз Светочка и доверчиво прижалась к Любе.
- Вот и славно, вот и умница, - Люба обняла девочку и ласково погладила её по голове. – Не плачь, моя золотая, не надо. Ты сильная девочка, ты справишься. Ты не одна, тётя Ира тебя очень любит. И мама хотела, чтобы ты осталась с ней, а мама ведь плохого тебе не желала?
- Я не хочу, - впервые за вечер подала голос Света. – Не хочу с ней быть, она плохая! И не любит она меня! И мама зря этого хотела! Я не хочу с ней жить!
Ирине внезапно стало обидно до слёз. Она плохая? Да за что? Она же честно пыталась подружиться с ребёнком, разговаривала с ней, старалась отвлечь! Пусть неумело, но ведь у неё никакого опыта!
- Ну что ты, малыш! – мягко возразила Люба. – Тётя Ира не плохая, у неё просто детей никогда не было, вот она и не знает, как с тобой обращаться. Но она научится, вот увидишь! И она, правда, тебя любит! Не обижай её, она знаешь, как за тебя перепугалась?
- Нет, нет, нет! Не хочу с ней жить!
- А где ты хочешь жить? Ведь если ты не будешь жить с тётей Ирой, тебя отправят в детский дом!
- Ну и пусть! – топнула ногой упрямая девчонка. – Не хочу с ней!
- А давай ты сейчас пойдёшь спать? – предложила Люба. – Знаешь, есть такое выражение «утро вечера мудренее». Вот ты утром проснёшься, и всё тебе будет казаться по-другому, и ты поймёшь, какая на самом  деле тётя Ира хорошая.
- Нет, не будет!
- Она не кушала, - подала голос из кухни Ирина.
- Значит, идём ужинать! – беспрекословно заявила Люба.
- Я не хочу, - мотнула головой Светочка. – Я не буду тут есть!
- Деточка, а представь, что мама сейчас была бы здесь, - присела перед ней на корточки Люба. – Что бы она сказала, откажись ты ужинать?
По лицу девочки опять полились слёзы, но зато она позволила взять себя за руку и отвести на кухню. Ирина молча поставила перед ней тарелку и вышла в гостиную. Люба последовала за ней.
- Вы почему ушли? – уперев руки в бока, спросила она. – Обидеться решили? На ребёнка?
- Что я ей сделала? – повернулась к коллеге Ирина. В глазах её блестели слёзы, которые она старательно сдерживала. – Я не знала об их существовании, если бы я только могла быть рядом, поддержать их! Но я не знала! В чём она меня винит?
- Ирина Максимовна, - вздохнула Люба, тяжело опускаясь на диван. – Вы говорите о Светочке, как о взрослом человеке, а она ребёнок! У неё сильный, сильнейший стресс! Она осталась одна, лишилась единственного близкого человека! Вы ей ничего не сделали, просто ей, чтобы выдержать, не сойти с ума, нужно найти для себя врага, того, кого можно обвинить в своих бедах! А вы – незнакомый для неё человек. Почему бы и не сделать вас врагом?
- Ты что, психолог? – разинула рот Ирина.
- Да, я изучала когда-то психологию, - кивнула Люба. – И потом, не забывайте, что у меня свои дети.
- Ну и что мне с этим делать? Как жить с ней, если я для неё враг?
- Придётся перетерпеть это, - вздохнула Люба. – Не скрою, вам будет трудно с этой девочкой, но… Время идёт, а оно ведь лечит. Её боль будет притупляться, забываться, а вы будете рядом, теперь вы станете для неё единственным близким человеком. Она это оценит, вот увидите.
- Я не уверена, что справлюсь, - призналась Ирина. – Я не умею, вести себя с детьми, даже не представляю, чем их кормить! А тут ещё ребёнок с такими проблемами…
- Всё будет хорошо, - пообещала Люба и поднялась. – Я пойду к девочке, а вы постелите ей. Пусть поспит, авось к утру и успокоится немного.
Ира тяжело поднялась и, вытащив из шкафа комплект нового постельного белья, отправилась в свою спальню. Придётся ей перебираться в гостиную, уступив свою комнату Светочке.
Вскоре Люба, ласково что-то бормоча, провела девочку в спальню, уложила её и дождалась, когда она уснёт. Затем вернулась на кухню, где Ирина мрачно разглядывала вино в бокале.
- Садись, Люба, - кивнула она коллеге. – Давай выпьем, а?
- Да я вообще-то не пью.
- А мы по чуть-чуть, - пообещала Ира, доставая второй бокал. – Помянем Настю.
- Ну разве что по чуть-чуть, - согласилась Люба, устраиваясь за столом.
Они молча выпили, молча взяли по кусочку сыра. Посидели в тишине, а потом Люба поднялась:
- Я пойду, Ирина Максимовна, у меня дети и…
- Это я виновата в том, что она умерла, - неожиданно сказала Ирина и из её глаз брызнули слёзы, так тщательно сдерживаемые последнее время.
- Что? – ахнула Люба, падая обратно на стул и прижимая руки к груди. – Что вы такое говорите?
- Я знаю, я виновата, - Ира по-детски всхлипнула и вытерла щёки рукавом кофты. – Если бы я сделала всё как надо, Настя бы ещё увиделась с дочкой, ещё объяснила бы ей всё! Света не испытала бы такой стресс и не возомнила бы меня врагом! Я одна во всём виновата!
- Ирина Максимовна, успокойтесь, пожалуйста! – в голосе Любы сквозила откровенная жалость. – Ну в чём вы виноваты? Вы же сказали, что Настя болела!
- Да, она болела, - кивнула Ирина, наливая очередной бокал вина. – Когда я к ней утром пришла, ей было плохо, она даже не смогла пойти в школу. Я предложила вызвать «скорую», но она отказалась! Но я-то должна была настоять! Я же врач, я же должна была понимать, что в её состоянии дорога каждая минута! А я отправила её полежать, а сама ушла, торопилась в школу!
- Ирина Максимовна, вот что вы такое говорите? – осуждающе покачала головой Люба. – Вот именно, вы же врач, вам ли не знать, что такое дилатация сердца в острой форме? Не спасли бы её ни в какой больнице! Вы же сами видели её карточку, знали, что она доживает последние дни. Да, возможно, если бы Настя смогла сама поговорить с дочерью, было бы лучше, но вы подумайте с другой стороны. А если бы она умерла на несколько часов позже, оставшись с девочкой один на один? Вы представляете, что было бы со Светочкой?
- Представляю, - пьяно кивнула Ира. – Но не могу избавиться от чувства вины.
- Всё наладится, - сказала Люба и украдкой взглянула на часы. Ирина заметила этот взгляд и поднялась.
- Иди, Люба, я же вижу, что ты торопишься. Спасибо тебе большое.
- Да ладно вам, не за что, - отмахнулась женщина, натягивая куртку. – Вы звоните, если что, не стесняйтесь.
Закрыв за ней дверь, Ирина постояла, прижавшись к стене и слушая гулкую тишину в квартире. Ей внезапно стало страшно. Залпом выпив ещё один бокал вина, она на цыпочках прошла в спальню и взглянула на ребёнка. Светочка спала, разметавшись во сне. Её волосы растрепались на подушке, рот приоткрылся. Сердце Иры сжалось. Было безумно жаль ребёнка. Но в то же время, она не испытывала никакого умиления, глядя на неё. Возможно, её материнский инстинкт умер в тот день, когда она потеряла своего малыша. Это пугало и тревожило. Как они уживутся вместе?
- Настя не простит мне, если я не смогу справиться с её дочерью и откажусь от неё, - пробормотала Ирина, скручиваясь в клубок на диване в гостиной. Впервые в жизни она почувствовала себя настолько слабой и одинокой. Уснула она в слезах, с жирными потёками очередной некачественной туши с гордой надписью «водостойкая».
Утро было кошмарным. Открыв глаза, Ирина долго не могла сообразить, почему спит в одежде у себя в гостиной. К тому же, после вчерашнего выпитого вина, у неё жутко болела голова. Со стоном поднявшись, она доплелась до ванной и, взглянув на свою помятую физиономию в зеркале, вспомнила всё.
- Господи, - прошептала она. При мысли о том, что скоро ей придётся будить девочку и общаться с ней, по её телу пробежала дрожь, а руки вспотели. – Оказывается, я боюсь детей, - констатировала она и, включив душ, сняла свитер.
Прохладная вода отрезвила её и привела в бодрое расположение духа.
- Так, Ирина, ты взрослая женщина, - сказала она, глядя на себя в зеркало. – Неужели ты не справишься с шестилетним ребёнком? Вспомни себя в этом возрасте и постарайся для начала подкупить её чем-то.
Легче было сказать, чем сделать. Достаточно вспомнить вчерашний эпизод с диском. А ведь Настя говорила, что дочка обожает мультики.
- Ладно, - решила Ирина. – Начнём, пожалуй, с завтрака.
Покопавшись в памяти, девушка вспомнила, что когда-то, в далёком детстве, мама делала ей на завтрак безумно вкусные оладьи. Вот только как они делаются, она не имела никакого представления.
Схватив телефон, Ира набрала мамин номер и, прижав телефон к уху плечом, открыла холодильник.
- Да, доченька. Доброе утро, - услышала она голос матери. – Чего это ты так рано? У тебя же сегодня выходной!
- Привет, мам, - поздоровалась Ирина. – Слушай, у меня к тебе вопрос. Помнишь, когда-то ты мне оладьи в школу пекла? Можешь рассказать, как они готовятся?
- Зачем тебе? – насторожилась Анна Михайловна.
- Надо, - не пожелала отвечать Ира. – Ну что, тебе сложно что ли рассказать?
- Ира, ты что, забрала этого ребёнка? – обморочным голосом спросила мама. – Забрала?
- Да. Она у меня.
- Господи, но почему так быстро? – ахнула Анна Михайловна. – Я думала, ты ещё всё хорошенько обдумаешь!
- Мам, прекрати, - поморщилась Ирина. Она и сама уже начала сомневаться в правильности своего решения, и слушать мамины слова было выше её сил.
- Что прекрати? Что прекрати? Как можно быть такой легкомысленной, дочь? Ребёнок, это не котёнок! Это такая ответственность! Я даже не думала, что сообщив мне, ты на следующий же день, заберёшь её!
- Мама, Настя вчера умерла, - произнесла Ирина. – Что ты от меня хочешь? Что бы я отдала Светочку в детский дом? Ты даже не представляешь, в каком она вчера была состоянии! Мам, прошу тебя, перестань. Лучше расскажи, как делать оладьи.
- Да делай ты что хочешь! – тяжело вздохнула Анна Михайловна и принялась рассказывать рецепт приготовления оладий.
Через полчаса по квартире поплыл восхитительный аромат. Сложив оладьи на блюдо, Ирина налила в одну вазочку сметаны, в другую клубничного варенья и отправилась будить Свету.
Девочка не спала. Она сидела в кровати, обхватив колени руками и натянув до подбородка одеяло.
- Проснулась? – улыбнулась ей Ирина, входя в комнату. – Как спалось на новом месте?
Света не пожелала ответить, лишь сердито сдвинула брови и отвернулась к стене.
- А ты чего не встаёшь? – спросила Ира, отдёргивая шторы и впуская в комнату свет. – Давай-давай, поднимайся, умывайся, и идём завтракать! Я таких оладий напекла, пальчики оближешь!
Светочка в ответ легла обратно в постель и накрылась одеялом с головой.
- Не хочешь вставать? – поинтересовалась Ира. – Не вопрос, сегодня устроим праздник непослушания. Сейчас я принесу тебе завтрак в постель.
В душе понимая, что делает неправильно, Ирина всё же достала поднос и водрузила на него блюдо с оладьями и вазочки со сметаной и вареньем.
- Ну чего ты лежишь? Вставай, смотри, какая вкуснотища!
Ирина поставила поднос на тумбочку у кровати и, присев рядом с ребёнком, потрясла её за плечо.
- Эй, кто там спрятался от меня, а? Вставай-вставай, а то я сейчас сама всё скушаю!
Света неожиданно взметнулась на кровати и закричала:
- Чего ты прицепилась ко мне? Отстань! Отстань! Отстань! Ненавижу тебя! Ненавижу! И оладьи твои дурацкие!
С этими словами девочка столкнула поднос с тумбочки и вылетела из комнаты. Хрупкая тарелка разбилась, оладьи разлетелись по комнате, а на светлом ковре расплылись уродливые пятна от сметаны и варенья. Ирина, остолбенев, молча смотрела вслед девочке.
Первым побуждением было догнать мерзкую девчонку и надавать ей по пятой точке. Она уже было и вскочила на ноги, но потом всё же заставила себя остановиться и уселась обратно.
- Спокойствие, только спокойствие, - медленно вдохнула и выдохнула она. – Как говорил Карлсон, пустяки, дело житейское. Не хочет добрую меня, увидит строгую. Я не сдамся.
Света как всегда заперлась в ванной. Подойдя к двери, Ира постучала:
- Света, немедленно открой дверь, - велела она железным тоном. – Ты слышишь меня?
- Отстань! – раздалось из-за двери. – Уйди, не хочу тебя видеть!
- А придётся! – повысила голос Ирина. – У мамы ты тоже себя так вела? Раскидывала еду и свинячила в квартире?
Дверь тут же распахнулась и Света коршуном вылетела из ванной. Она с кулаками набросилась на девушку.
- Не смей, не смей говорить о маме! Ненавижу тебя!
- Замолчи сейчас же! – прикрикнула на неё Ира. – Сейчас же ты берёшь тряпку и отправляешься отмывать ковёр, ты поняла меня?
- Не собираюсь я ничего мыть! Не нужна мне твоя чистота, твоя квартира и ты тоже! Отдавай меня в детский дом!
Ира обошла кричащую девочку, взяла в ванной тряпку и протянула ей.
- Вперёд!
- Отстань, отстань, отстань! – завизжала девочка и затопала ногами. – Уйди! Ненавижу, ненавижу, ненавижу!
Слёзы градом летели по лицу ребёнка, она даже не пыталась их стереть. Лицо её сначала покраснело, а потом начало стремительно бледнеть. Ира поняла, что у Светы началась самая настоящая истерика. Отбросив тряпку в сторону, она присела рядом с девочкой и попыталась обнять её. Но та только оттолкнула её и помчалась обратно в спальню, визжа во всё горло. Ира бросилась за ней. Настя влетела в комнату и принялась топтать оладьи ногами.
- Господи, Светочка, что же ты делаешь? – не на шутку перепугалась Ирина, пытаясь поймать ребёнка. – Света, Светочка, милая, перестань! Бог с ним, с этим ковром, не надо ничего мыть! Перестань, прошу тебя! Успокойся!
Но девочка не унималась, она визжала так громко, что, казалось, зазвенела люстра. У Иры опять разболелась голова, в висках застучало.
- Света, ну перестань же! – умоляла она.
Сделав неосторожное движение, девочка наступила ногой на осколок тарелки и, взвизгнув сильнее обычного, замолчала. Эта тишина показалась Ирине благословенной.
Подняв ногу, Света увидела кровь на стопе и маленький осколок, торчащий из ранки, и повалилась на кровать. Она тяжело дышала, бледное лицо наливалось синевой.
- Боже ты мой! – ахнула Ирина и, схватив девочку за руку, нащупала её пульс. Сердце трепыхалось как бешеное, сосчитать удары было невозможно.
- Сейчас, моя хорошая, потерпи! – Ира бросилась в кухню и открыла аптечку. Дрожащими руками накапала в стакан валерьянки и развела её водой. Принесла его Свете и помогла ей сесть. Девочка послушно приняла стаканчик из её рук и выпила горьковатую жидкость, даже не поморщившись.
- Вот и умница, - погладила её по голове Ирина. – Сейчас станет легче, подожди немножко. Давай, я обработаю твою ножку.
Светочка молча откинулась на подушку. Ира принесла аптечку в комнату и, быстренько обработав рану, перемотала её бинтом.
- Вот так, всё хорошо. Немножко поболит, но ничего страшного! До свадьбы заживёт!
На лбу Светы выступила капельки пота. Лицо её приняло нормальный оттенок, дыхание стало более спокойным, но было видно, что девочке очень плохо.
- Моя хорошая… - пробормотала Ира, поглаживая её по голове. – Подожди, сейчас я сделаю тебе чая.
Сбегав на кухню и вернувшись с большой кружкой горячего сладкого чая, Ира протянула её ребёнку. Света выпила половину и, накрывшись одеялом, отвернулась к стене.
- Ладно, поспи, - вздохнула Ирина и отправилась за веником и совком, убирать осколки.

Глава 5
Едва она закончила уборку, как раздался телефонный звонок. Звонила Люба.
- Доброе утро, Ирина Максимовна! – поздоровалась она. – Как ваши дела? Как Светочка?
- Доброе? – усмехнулась Ира. – Да уж, доброе. Ужасные у нас дела, Люба.
- Что случилось? – испугалась женщина.
Она молча выслушала рассказ Ирины о поведении Светочки и вздохнула:
- Ирина Максимовна, а вы не знаете, девочка ничем не больна?
- Что ты имеешь в виду? – насторожилась Ира.
- Конечно, это может быть банальной истерикой на фоне стресса, но… Понимаете, мы с вами медики и… И мне кажется, что это похоже на какой-то припадок. Сестра ничего не говорила вам о здоровье девочки?
- Нет… - одними губами прошептала Ирина, чувствуя, как холодеют руки. – Люба, как же я сама не догадалась? Наверное, испугалась сильно. Ты ведь права! Это и правда, похоже на припадок! Господи, а если она действительно больна? Что же мне делать? Как узнать?
- Попробуйте сходить в поликлинику, по месту прописки девочки, - посоветовала Люба. Из глубины квартиры кто-то из детей громко позвал маму, и женщина поспешила распрощаться.
- Легко сказать сходи, - пробурчала Ирина, положив трубку. – А с кем я оставлю Свету?
По-хорошему, следовало попросить о помощи маму, но Ира боялась даже представить, что она скажет ей, если Света закатит такую же истерику в её присутствии. Нет, вариант с мамой отпадал. Попросить соседку? Возможно, но ей совсем не хотелось, чтобы кто-то раньше времени знал о ребёнке. В глубине души она по-прежнему сомневалась, что сможет справиться со Светочкой и сдержать данное сестре обещание.
- Господи, ну за что мне это? – закатила глаза Ирина и, поискав газету с объявлениями, набрала номер агентства «Няня на дом». Няню пообещали прислать в течение часа.
Накрасившись и переодевшись, Ира уселась у окна, с нетерпением поглядывая на часы. Наконец раздался долгожданный звонок. Бросившись к двери, Ирина открыла её и замерла на пороге. На лестничной площадке стоял парень, лет двадцати пяти. Высокий, с голубыми глазами и светло-русыми волосами.
- Агентство «Няня на дом»! – просиял белозубой улыбкой парень. – Добрый день, меня зовут Павел!
- Вы? Няня? – недоверчиво переспросила Ирина и попятилась. – Вы?
- Понимаю ваше удивление, - зачастил Павел, просачиваясь в квартиру. – Вы не смотрите, что я молод и потрясающе красив! Я умею ладить с детьми, на меня ещё не было ни одной жалобы!
- И долго же вы работаете в агентстве? – поинтересовалась Ирина, разглядывая снимающего ботинки парня. Что и говорить, он был сложен как Аполлон и явно знал себе цену.
- Второй день, - бесхитростно признался Павел. – Вы – мой первый заказ.
- Мда, - крякнула Ира. – Боюсь, что последний.
- Почему? – красиво изогнул бровь парень.
- Сложный ребёнок, - развела руками Ирина. – Не уверена, что вы справитесь!
- Будьте спокойны, мамочка! – выставил вперёд ладони Павел. – Ваше чадо в надёжных руках, он будет ходить у меня по струночке!
- Очень хотелось бы верить, - вздохнула Ирина, натягивая куртку.  – Только у меня девочка.
- Так это ещё лучше! Все девочки, начиная с пятилетнего возраста от меня без ума! Мы с ней поладим!
- Ну-ну! – хмыкнула Ирина. – Ладно, Павел, я ухожу. Постараюсь вернуться поскорее. Светочка сейчас спит, ей нехорошо. Вы её, пожалуйста, не трогайте. Ваша задача спокойно посидеть в квартире, дождаться моего возвращения. Если Света встанет, покормите её. В холодильнике есть колбаса и масло, сделаете ей бутерброд. Но я не думаю, что она поднимется.
- Всё будет хорошо, не переживайте! – заверил её Павел. Ирина скептически оглядела его и с тяжёлым сердцем вышла из квартиры.
Находиться весь день дома она не могла, поэтому прибегнуть к помощи этой сомнительной «няни» было просто необходимо. Для начала она отправилась в поликлинику.
Втиснувшись в переполненный трамвай, Ирина замерла у двери, боясь пошелохнуться. Когда трамвай замер на нужной остановке, девушка, несмотря на старания, всё же оказалась оттеснена от двери. Протискиваясь к выходу, она случайно наступила на ногу бабульке в сером платке.
- Что ж ты делаешь-то, паразитка?! – заверещала она и попыталась лягнуть Ирину.
- Простите, пожалуйста, - пролепетала Ира, продолжая свой путь.
- Простите! – передразнила её бабуля. – Зальют глаза с утра!
- Успокойтесь, бабушка, - положила ей руку на плечо девушка, с книгой под мышкой. – Что с этих алкашей взять?
- Почему это алкашей? – остановилась от неожиданности Ирина. – Вы с ума сошли?
- А то нет! – хмыкнула девушка. – Вы в зеркало на себя давно смотрели?
- Девушка, вы выходите или нет? – обернулся к ней водитель. – Нечего людей задерживать!
Пришлось Ирине молча проглотить оскорбление и выйти на улицу.
- Что не так-то? – пробормотала она, разглядывая себя. Оглядевшись по сторонам, она увидела магазин с большими витринами и устремилась туда. Замерев перед стеклом, она всмотрелась в своё отражение и представила, как выглядит в глазах других людей.
- Боже, какой позор, - ахнула она, прижимая руки к груди. – Я врач, а выгляжу и впрямь как бомжиха какая-то!
Появилось острое желание зайти в этот вот магазин и немедленно купить новую одежду. Но вспомнив об оставленной дома Светочке и няне Павле, Ирина поспешила по своим делам, оставив внешний вид на потом.
Поликлиника, в районе, где жили Настя и Светочка была только одна, туда Ира и отправилась. Толкнув тяжёлую дверь, она вдохнула знакомый запах хлорки и пристроилась в хвосте очереди в регистратуру. Очередь двигалась с черепашьей скоростью: медсёстры, вместо того, чтобы заниматься делами, обсуждали какой-то новый модный сериал. Прошло двадцать минут, а ничего не изменилось. Бабулька, стоящая впереди Ирины, вдруг вздохнула и принялась разматывать платок. Губы её задрожали.
- Вам плохо? – обратилась к ней Ирина.
- Душно что-то, - промямлила старушка, нашаривая в кармане валидол и засовывая его в рот. – Целый час уже стоим, - пожаловалась она. – Бардак! Сталина на них нет!
- Час? – поразилась Ира. – Да они что там, с ума посходили?
- Здесь всегда так, - вклинился в их разговор мужчина, лет шестидесяти. – Они нас за людей не считают. Языками чешут, а очередь собирается. Потом на обед уходят, а если кто возмущаться вздумает, орать начинают, что они имеют право на отдых. А чем вы перетрудились? Язык от разговоров устал?
- Ну это уже ни в какие рамки не лезет! – искренне возмутилась Ирина. В её родной больнице такого себе никогда не позволяли. – Пропустите, пожалуйста! – принялась она проталкиваться сквозь очередь к окошку. Люди покорно расступились перед ней, поглядывая кто с надеждой, а кто с откровенным любопытством.
- Девушки, мне нужна карточка Анеловой Светланы.
- Вы не видите, мы заняты? – вызверилась на неё одна из девиц, оторвавшись от обсуждения сериала. – Ждите, освободимся, будет вам карточка!
- Чем вы заняты? – повысила голос Ирина. – Сериал недообсуждали?
- Да как вы смеете? – возмутилась вторая медсестра. – Ну-ка встаньте в очередь и не мешайте работать!
- Я, девушки, сейчас встану в очередь, - угрожающим тоном сказала Ира. – Встану и позвоню кое-куда. И к вечеру в вашу поликлинику явится проверка, а ваше начальство узнает, кого за неё следует благодарить. Только боюсь благодарности оно не испытает.
- Слушай ты, - поднялась первая девушка, уперев руки в бока. – Ещё поугрожай мне тут! Сейчас санитаров вызову, ты какая-то неадекватная! И вообще, я тебя не припомню, ты у нас вообще прописана?
- Не доросла ещё, тыкать мне! – заявила Ирина, доставая телефон и набирая номер знакомого врача, ещё с той, прежней работы. Сейчас он занимал большую должность в министерстве здравоохранения и не раз предлагал ей найти местечко потеплее.
- Алло, - раздался его громовой голос. – Ирочка, душа моя, ты ли это?
- Привет Ванька, - поприветствовала его Ира. – Мне нужна твоя помощь.
- Всё, что угодно! – горячо пообещал мужчина.
- Ну это ты зря, мало ли что я у тебя попрошу, - засмеялась Ирина. – Но ты не пугайся, от тебя многого не требуется.
Вкратце обрисовав ситуацию, девушка положила трубку и победно посмотрела на притихших девиц.
- Ну и что? – скривилась одна из них. – Я тоже могу какому-нибудь из своих парней позвонить и сценку разыграть! Нашлась тут, гроза морей и океанов!
- Ну-ну, сейчас посмотрим, - усмехнулась Ирина, оглядываясь на притихшую очередь. Глаза людей горели любопытством, казалось, они на время забыли про свои болячки, наблюдая за разыгрывающейся перед ними сценой.
Прошло минут пять, как в конце коридора показался высокий представительный мужчина, лет сорока пяти. Он шёл, вернее, практически бежал по коридору, полы его халата разметались, лицо было испуганным.
- Альберт Моисеевич, - ахнула одна из девиц и посерела лицом.
- Кто здесь врач высшей категории Анелова Ирина Максимовна? – слегка запыхавшись, поинтересовался мужчина.
- Я, - подала голос Ирина. – А вы простите, кто?
- Я главврач этой больницы, Альберт Моисеевич Корнелюк. Что у вас здесь произошло?
- Да в общем-то ничего особенного, - мило улыбнулась Ирина, хотя глаза её оставались колючими. – Просто у вас в регистратуре людям плохо становится от духоты и часового ожидания, а ваши сотрудники, вместо того, чтобы работать, обсуждают сериал и орут на посетителей.
- Марина, Софья! – метнул взгляд на девиц Альберт Моисеевич. – Что вы себе позволяете?
- Мы… Мы… Мы… - замямлили девицы, краснея и пряча глаза. – Мы же не знали, что она врач и вообще…
- А с обычными людьми значит можно так обращаться? – язвительно поинтересовалась Ирина. – Значит так, Альберт Моисеевич, я надеюсь, вы проконтролируете эту ситуацию? В противном случае мне придётся сообщить об этом куда следует.
- Ну что вы, Ирина Максимовна! – заломил руки главврач. – Уверяю вас, такое больше не повторится! Ваш муж мне всё доходчиво объяснил!
- Мой кто? – вздрогнула Ира.
- Ваш муж, Иван Андреевич из здравоохранения.
- Ах муж, - одним уголком рта улыбнулась Ирина. – Ну что ж, я рада, что мы достигли консенсуса.
- Приступайте к работе, - метнул на подчинённых ледяной взгляд Альберт Моисеевич и скрылся.
- Простите, пожалуйста, Ирина Максимовна, - залебезили противные девицы. – Какая вы сказали, вам нужна карточка?
- Анеловой Светланы Александровны. – Сообщила Ира и через пару минут уже держала её в руках.
Быстро пролистнув карточку и так ничего толкового из неё и не узнав, Ирина отправилась к педиатру. Толстая, неопрятного вида тётка встретила её приветливо и назвала по имени. Видимо весть о посетившем их «враче высшей категории» разлетелась по больнице со скоростью звука. Пролистнув карточку, педиатр поправила круглые очки и сообщила:
- Ирина Максимовна, вам не ко мне. Девочка очень редко болеет, с её здоровьем нет никаких проблем. Чего не скажешь о психике.
- Что вы имеете в виду? – похолодела Ирина.
- Видите, - открыв карточку, ткнула пальцем в страницу женщина. – Девочка наблюдалась у психиатра. В соседнем отделении. Вам нужно сходить туда, там вам дадут более полную информацию.
Поблагодарив докторшу, Ирина бегом пересекла двор и влетела в соседний корпус. В отличие от предыдущего здесь царила идеальная чистота, никаких скоплений людей не наблюдалось, а врачи ходили в идеально белых и отглаженных халатах.
Найдя нужного врача, Ирина постучалась в кабинет и увидела приятного мужчину, по виду её ровесника. На вопрос о Светочке, он вскинул на неё глаза и поинтересовался:
- А вы простите кто? Почему спрашиваете о девочке?
- Я её тётя, Ирина Максимовна, - представилась Ира, присаживаясь на предложенный стул.
- Насколько я помню, у Светы и её матери не было никаких родственников.
- Правильно, - кивнула Ира. – Я сводная сестра Насти, у нас общий отец. Она нашла меня незадолго до смерти и попросила позаботиться о дочери.
- Анастасия умерла? – помедлив, спросил доктор. – Когда?
- Вчера утром, - сообщила Ирина. – Я забрала Свету к себе, а сегодня утром она закатила истерику. Потом ей стало плохо, и я еле привела её в чувство. Знаете, я сама врач, видела всякое, но мне стало страшно. Это походило на какой-то припадок.
- Всё верно, - кивнул врач. – Это и был припадок. Истерический припадок или проще сказать невроз.
- Света больна? – сглотнула Ирина. – Серьёзно?
- Я бы так не сказал, - побарабанил пальцами по столу врач. – У неё есть кое-какие отклонения… Девочка родилась нормальной, но когда она была маленькой, её отец избивал мать и её саму, у них случались скандалы, что не могло отрицательно не сказаться на нежной психике ребёнка.
- Отец? – поразилась Ира. – Но Настя сказала, что он бросил её, едва узнав о беременности! И больше не появлялся в их жизни!
- Не знаю, что вам сказала Анастасия, но я говорю только то, чем она поделилась со мной.
- Ладно, это не важно. Скажите, чем мне это грозит? Что может натворить Света?
- У неё не часто, но всё же проявлялись эти припадки. – Сообщил доктор. – Они возникали вследствие какой-то психической или эмоциональной травмы. Например, был случай, когда у девочки погиб её любимый попугай. Её мать привыкла к таким припадкам и уже не пугалась их. Она умела легко купировать их. Теперь этому предстоит научиться вам.
- Ну что ж, травма у неё была похлеще, чем гибель любимого попугая, - вздохнула Ирина. – Что мне делать, если это повторится?
- Не ждите, пока девочке станет плохо. И главное не бойтесь. И не ругайте девочку, она не может контролировать свои действия. Постарайтесь успокоить её. Можно брызнуть на лицо и шею холодной воды, похлопать ладонью по щеке. Только не бить, как обычно рекомендуют, а именно слегка похлопать. Если это не отрезвляет её, смочите ватку уксусом или лучше нашатырным спиртом и дайте понюхать её. Настя поступала именно так, чаще всего это помогало. Главное не затягивайте. Как только у неё начинается припадок, постарайтесь купировать его. Если этого не сделать, девочке может быть реально плохо, а тогда уже без специалистов не обойтись.
- Может ей давать какие-то успокоительные? Чтобы эти припадки не случались?
- Конечно. Анастасия всегда давала ей валерьянку или пустырник. Она ведь маленькая ещё, ничего крепче ей не нужно.
- Скажите, доктор, со временем это пройдёт? – с надеждой спросила Ира. – Она перерастёт болезнь?
- Это одному Богу известно, - развёл руками врач. – В подростковом возрасте, когда меняется организм, проблема может отступить, а может и наоборот, войти в новую силу. Здесь важны ваши усилия. Если ребёнок будет расти в спокойной, благоприятной обстановке, шансы, что она выздоровеет возрастают.
- Я постараюсь, - кивнула Ирина и поднялась. – Спасибо, доктор.
Выйдя на улицу, она медленно побрела по тротуару, низко опустив голову. Болезнь Светы напугала её. Одно дело взять к себе здорового ребёнка, а совсем другое больного. Видимо Настя потому так и боялась, что дочь отдадут в детский дом. Там эти припадки случались бы чаще, детский коллектив жесток. И тогда девочку отправили бы в специнтернат. И вся её жизнь полетела бы под откос.
И почему Настя соврала про отца Светочки? Почему не сказала, что жила с ним после рождения дочери? Постеснялась признаться в том, что муж-тиран бил её? Может из-за него заболела не только девочка, но и болезнь Насти наступила по той же причине?
Ирина невольно сжала кулаки. Не видев этого мужчину ни разу, она уже испытывала к нему жгучую ненависть.
Посмотрев на часы, Ирина поспешила в полицию, узнать, когда можно забрать тело Насти. Это заняло у неё всего полчаса времени. Нужное отделение полиции находилось близко. Там ей сообщили, что экспертиза уже проведена и тело можно забирать завтра.
Выйдя на улицу, Ирина слегка растерянно посмотрела по сторонам. Она понимала, что кроме неё никто не будет заниматься похоронами, да просто некому ими заниматься! Но с какого боку подступиться к этому делу она не имела представления.
- Чёрт с ними, с деньгами, - пробурчала она, доставая мобильник. – Но лучше я обращусь к компетентным людям, способным всё организовать.
Договорившись о встрече с сотрудником ритуальной службы, Настя поспешила в отдел опеки, узнать, какие документы должна собрать для удочерения Светочки.
Оттуда она вышла спустя час, с гудящей головой и списком необходимых документов, и сразу же направилась в квартиру Насти.
Поднявшись на этаж, она замерла перед дверью, боясь войти. Но делать было нечего, поэтому повернув ключ, она приоткрыла дверь и переступила порог. Здесь стоял затхлый воздух, и ещё пахло чем-то неприятным, страшным. Смертью, наверное.
С трудом заставив себя сделать шаг, Ирина прошла мимо ванной в комнату и, подойдя к двери, вдруг почувствовала движение позади себя. Она попыталась оглянуться, но не успела. На её голову обрушился удар. Перед глазами всё поплыло, по шее потекло что-то тёплое и липкое, колени подогнулись и Ирина рухнула на пол.

Глава 6
Очнулась она от чьего-то незнакомого голоса и похлопывания по щекам. Сознание возвращалось медленно, глаза и вовсе не хотели открываться. И только когда кто-то плеснул в её лицо воды, она поморщилась и попыталась заслониться руками.
- Ну слава Богу! – воскликнул мужской голос. – Мы уже хотели «скорую» вызывать!
- Вы кто? – просипела Ирина, принимая вертикальное положение и опираясь спиной об стену.
Она валялась в коридоре Настиной квартиры, а перед ней стояли совсем ещё молодые парень и девушка.
- Мы ритуальные агенты, - сообщила ей девушка. – Меня зовут Валя, а его Артём. Мы с вами договаривались о встрече.
- Да-да, я помню, - простонала Ирина, прикладывая руку к гудящей голове и нащупав гигантскую шишку. Пальцы тут же испачкались кровью.
- Как вы себя чувствуете? – присел рядом с ней Артём. – Что случилось?
- Понятия не имею… Я вошла в квартиру, а потом удар и темнота.
- Наверное, вы спугнули грабителя, - сделала предположение Валя. – Вы новости смотрите? По всем телеканалам рассказывают о серии краж в квартирах. Вы просто не вовремя вернулись домой.
- Может быть, - пожала плечами Ирина. – Ребят, помогите мне встать, пожалуйста.
Валя и Артём дружно подхватили её под руки и поставили на ноги.
- Спасибо, - поблагодарила Ирина.
- Вам лучше? – с тревогой заглянул ей в лицо Артём.
- Жить буду, - невесело усмехнулась Ира. – Проходите, поговорим.
Толкнув дверь в комнату, Ирина застыла на пороге. Немногочисленные вещи Насти и Светочки были разбросаны по полу, шкафы открыты.
- Ну точно грабитель! – подпрыгнула Валя. – Вызывайте полицию, пока следы не затоптали!
И как не не хотелось Ире общаться с представителями правопорядка, она не могла не признать, что Валя права. Поэтому вытащив телефон, она набрала короткий номер.
Полчаса они ждали приезда опергруппы. За это время они успели обсудить все детали предстоящих похорон. Ребята нетерпеливо поглядывали на часы, но всё же не осмелились оставить бледную как мел Ирину одну. Да и свидетелями они являлись, как ни крути.
Наконец приехали полицейские. Побродив по квартире, они присели у стола и вопросительно уставились на компанию, рядком сидевшую на диване.
- Что у вас пропало?
- Понятия не имею, - простонала Ирина. – Это квартира моей покойной сестры.
- Зачем вы сюда приехали?
- Я должна была здесь встретиться вот с ними, - мотнула головой в сторону притихших ребят Ира.
После этих слов, внимание полицейских переключилось на Артёма и Валю. Спустя двадцать минут стражи порядка лениво потянулись к двери. Они, точно как и Валя, решили, что это дело обычного грабителя.
- Будем искать, - пообещали они, хотя всем было понятно, что никого они не найдут.
- Может вас проводить? – спросила Валя, выйдя на улицу.
- Спасибо, ребята, - искренне поблагодарила их Ирина. – Я доберусь сама. Встретимся завтра в восемь у морга.
Расставшись у подъезда, они разбрелись в разные стороны. Ирина пожалела, что не взяла сегодня машину и, придерживая голову рукой, побрела к остановке.
Родная квартира встретила её криками. Трясущимися руками Ира вставила ключ в замок и, повернув его, влетела в прихожую.
- Что случилось? – крикнула она, и на её голос из гостиной выскочил «няня» Павел. Но в каком он был виде! Волосы всколочены, одежда облита молоком, на скуле наливался огромный синяк.
- Ирина Максимовна, - завизжал он, - мы так не договаривались! Вы не предупредили меня, какой у вас ребёнок! Это же не девочка, это исчадие ада!
- Полегче на поворотах, - повысила голос Ирина, вылезая из куртки. – Что у вас произошло?
- Я, как вы и просили, не стал трогать девочку. Но когда она поднялась, я попытался покормить её. Так она вылила молоко на меня, затем принялась визжать и кататься по полу. Я перепугался, попытался остановить её, так получил по лицу! Потом она вроде как успокоилась, посидела немного. А потом начала громить квартиру!
Словно в подтверждение её слов, из гостиной раздался грохот, а потом звук бьющегося стекла.
- Вот! Слышите? – истерически взвизгнул Павел и бросился к дверям. – Всё, я ухожу!
- Подождите, а деньги?
Схватив протянутые купюры, «няня» не глядя сунул их в карман и, держа ботинки в руках, побежал вниз по лестнице.
- До чего же нежные пошли мужчины, - вздохнула Ирина, подходя к зеркалу. Оттуда на неё смотрела испуганная женщина, со всколоченными волосами и со следами крови на шее. – Жуть, - вздрогнула она. – Была у меня чёрная полоса в жизни, так хоть спокойная, размеренная. А сейчас вообще какой-то кошмар наступил…
Словно в подтверждение её слов из гостиной опять раздался грохот. Оторвавшись от зеркала, Ирина метнулась туда и замерла на пороге. Её любовно обставленная комната выглядела так, как будто по ней пронёсся ураган. Нет, скорее торнадо, самой разрушительной силы, которая только может быть.
Диванные подушки валялись на полу, штора сорвана, из шкафа вытащены бокалы из дорогого фарфорового сервиза, подаренного ей на день рождения. Некоторые из них были разбиты. Из тумбочки вывернуты все документы, все они были скомканы, а пара листочков даже порваны.
Несколько мгновений Ирина обводила взглядом кавардак в доме, а потом побежала в спальню, откуда раздались рыдания.
Светочка лежала на кровати, уткнувшись лицом в подушку, и заходилась в плаче. На ней были надеты только майка и трусики. Только сейчас Ирина заметила, насколько худа девочка. Из-под майки выпирали рёбра, ноги напоминали цыплячьи косточки.
Раздражение, которое возникло у Иры при виде разгромленной комнаты, уступило место жалости.
- Светочка… - тихо позвала она. – Светочка, это я…
Девочка вскинула голову, взглянула на неё и тут же спряталась под подушку.
- Уйди, - потребовала она. – Не трогай меня.
- Светочка, ну так же нельзя, - Ирина присела рядом с девочкой и погладила её по худой спине. – Давай поговорим, нельзя всё держать в себе.
- Уйди! – громче повторила Света, в её голосе прорезались визгливые нотки. – Уйди!!
Опасаясь очередного припадка, Ирина поднялась и вышла из комнаты. Больше часа ушло у неё на уборку гостиной, ещё полчаса она пыталась разгладить документы и оценить ущерб.
Когда время перевалило к вечеру, она опять робко заглянула в спальню к Свете.
- Светочка… - тихо позвала Ира. – Светочка, ты слышишь меня?
Девочка не отзывалась, не послышалось её уже ставшего привычным «уйди». Сердце Ирины забилось быстрее. Подойдя к кровати, она низко наклонилась над ребёнком и услышала её тихое дыхание. Света спала, подложив ладошки под щёку. Тяжело вздохнув, Ирина накрыла её одеялом и на цыпочках вышла из комнаты.
Посидев в темноте, она вышла в коридор и, покопавшись в своей сумочке, вытащила оттуда визитку доктора Светы, которую она, слава Богу, догадалась у него взять. Косовой Игорь Петрович, значилось на визитке. Ниже были написаны несколько номеров. Наугад набрав один из них, Ирина поднесла телефон к уху. Доктор не заставил себя долго ждать.
- Я слушаю.
- Игорь Петрович? – на всякий случай спросила Ира.
- Да, это я.
- Вас беспокоит Ирина, я сегодня была у вас. По поводу Светы Анеловой.
- Да-да, слушаю вас. Что-то случилось?
- Я не знаю что делать, - призналась Ирина. – Светочка уже сутки ничего не ест и даже не пьёт. Пока меня не было дома, она устроила погром в квартире и до смерти перепугала няню. А потом повалилась в кровать и уснула.
Доктор испустил тяжёлый вздох и сказал:
-  Давайте ваш адрес, я приеду.
Продиктовав адрес, Ирина бросила телефон и ринулась в ванную. Придя домой, она так и не успела умыться и смыть кровь. А ей вовсе не хотелось посвящать постороннего человека в то, что приключилось с ней в квартире сестры.
Прошло полтора часа, пока Игорь Петрович позвонил в дверь. Войдя в прихожую, он стряхнул с пальто несколько снежинок и только тогда поднял глаза на хозяйку.
«Какой красивый мужчина» - мелькнула в голове Ирины мысль, которой она тут же устыдилась. У неё такое происходит, а она думает о мужчинах! Но как бы она себя не корила, она всё же почувствовала себя неловко, стоя в застиранном свитере и растянутых штанах перед доктором.
- Где она? – спросил он.
- Проходите, пожалуйста, - сделала приглашающий жест рукой Ирина. Проводив врача в спальню к Светочке, сама Ира исчезла из комнаты. Но далеко не ушла, притаилась за дверью, надеясь подслушать разговор. Но ей это не удалось. Вместо ожидаемых криков и слёз, она слышала только всхлипы и тихое бормотание Светочки и ласковый голос Игоря Петровича.
- Да уж, нам бы дома такой доктор не помешал, - вздохнула Ира и отправилась на кухню готовить ужин. Она надеялась, что после разговора с психологом, Светочка всё же разрешит покормить себя.
Так и вышло. На плите закипал суп, когда Игорь Петрович привёл на кухню насупленную девочку. На ней были надеты школьные брюки и кофточка, а волосы были хоть и распущены, но аккуратно расчёсаны.
- Не умею делать девочкам причёски, - смущённо признался врач. – Это уж придётся вам.
- Да я с удовольствием! – воскликнула Ирина и, с опаской подойдя к девочке, коснулась её волос. Света напряглась, но промолчала, лишь сильнее сжала руку врача. Косичка у Иры не получилась с первого раза, зато на третий на голове девочки появилось что-то более-менее приемлемое.
- Ну вот, вроде ничего, - улыбнулась Ира, заглядывая в лицо Светочки. – Тебе нравится, малыш?
- Нормально, - буркнула девочка, залезая на стул.
- Сейчас будем кушать, - засуетилась Ирина, доставая из шкафчика три тарелки. – Игорь Петрович, надеюсь, вы не откажетесь поужинать с нами?
- Ни в коем случае! – широко улыбнулся врач, присаживаясь рядом со Светочкой. – Как я могу отказаться? У вас здесь такие запахи, что слюнки текут.
Ирина просияла в ответ, польщённая его похвалой и быстренько разлила суп по тарелкам.
Светочка ела медленно и без удовольствия, но под строгим взглядом Игоря Петровича всё же не решилась отказаться от еды.
- Всё, - наконец отодвинула она от себя тарелку. – Я наелась.
- Умница, - похвалил её доктор. – А теперь марш в душ!
Света послушно поплелась к ванной.
- Ой, погоди! – вскинулась Ирина. – Сейчас я дам тебе полотенце и какую-нибудь свою майку поменьше. У Светы пока нет никаких вещей, - ответила она на изумлённый взгляд Игоря Петровича.
Снабдив девочку всем необходимым, Ира вернулась за стол.
- Спасибо вам, - поблагодарила доктора она. – Не представляю, чтобы мы без вас делали. Я очень испугалась Светкиной истерики. Я и с обычными детьми никогда дела не имела, а тут такое…
- Абсолютно не за что меня благодарить, - отмахнулся Игорь Петрович, отправляя в рот очередную ложку супа. – Это моя работа, а Света моя пациентка. Обращайтесь ко мне в любое время.
- Спасибо, - ещё раз повторила Ирина и, вспомнив о завтрашнем дне, потемнела лицом. – Игорь Петрович…
- Ирина, - неожиданно коснулся её руки доктор. – Пожалуйста, называйте меня просто Игорь. Я же не старик какой-то, в самом деле.
- Хорошо! – тут же согласилась Ирина, обрадовавшись его предложению. – Игорь, я хотела спросить… Завтра похороны Насти и я не знаю, стоит ли брать Свету с собой.
- Я думаю, что не стоит, - покачал головой Игорь. – У девочки и так большой стресс. Боюсь, если она побывает на похоронах, это может нанести большой урон её психике.
- Я понимаю это, но разве можно не дать ей проститься…
- Это для её же блага, - опять дотронулся до её руки доктор. По телу Ирины разлилось приятное тепло, щёки невольно покраснели.
- Ну что ж, спасибо за ужин, всё было очень вкусно! – вдруг резко поднялся Игорь. – Мне пора.
- А как же Света? – растерялась Ирина. – Она не закатит мне опять истерику?
- Уверен, что нет. Сейчас она примет душ, включите ей телевизор, а потом уложите спать. Вам есть с кем оставить её завтра, пока вы будете на похоронах?
- Я что-нибудь придумаю, - отмахнулась Ирина, вспомнив о сегодняшней «няне». Вряд ли теперь ей удастся вызвать няню на дом, перепуганный Павел наверняка прославил их в своём агентстве.
- Если что – звоните, - ещё раз напомнил ей Игорь и, пожав на прощание руку, вышел из квартиры.
Ира осталась одна и ей стало страшно. Несмотря на уверения врача, она всё же сомневалась, что этот вечер ей со Светочкой удастся провести спокойно. Нервно расхаживая по прихожей, она прислушивалась к звукам из ванной, но слышала только плеск воды. Наконец он стих и показалась Света, закутанная в полотенце.
- С лёгким паром, - улыбнулась Ирина. – Пойдём, я посушу тебе волосы.
- Мама никогда не сушила волосы, - глянув на неё из-подо лба, буркнула Светочка. – Фен очень вреден.
- И она была абсолютно права, - тут же пошла на попятный Ира. – Тогда давай я помогу закрутить тебе полотенце и идём смотреть мультики. Ты любишь мультики?
Света секунду подумала, а потом несмело кивнула. Обрадовавшись, что она хотя бы заговорила с ней, Ирина быстро закрутила полотенце на голове у девочки и отвела её к телевизору. Лицо ребёнка просветлело, было видно, что действие мультфильма захватило её.
Оставив девочку одну, Ирина взяла телефон и, закрывшись на кухне, позвонила Любе.
- Мы угадали, - мрачно сказала она, едва услышав голос коллеги. – У Светы действительно был припадок. Более того, эти припадки у неё с детства, после того, как папаша избивал её и Настю.
Люба заахала и принялась выпытывать подробности. Ирина пересказала ей сегодняшний день, опустив только нападение на её саму. После того, как она несколько раз повторила имя Игоря, Люба насторожилась:
- А что это вы заладили, Игорь, Игорь? Влюбились, что ли?
- Нет, ну что ты, - покраснела Ирина. – Я же не девочка, чтобы вот так вот влюбляться ни с того, ни с сего. Ну просто он такой мужчина, шикарный в общем. И добрый. Вон, бросился мне на помощь с первого зова. А ведь у него наверняка были свои дела!
- Ну точно влюбилась, - хмыкнула Люба. – У меня так же было, когда с мужем познакомилась. Чтобы он ни делал, я всем восхищалась.
- Да ладно тебе, мне сейчас не до этого! Если помнишь, у меня сестра умерла!
- Но жизнь на этом не закончилась! – возразила Люба. – Тем более сестру свою вы знали без году неделю. Я понимаю, что вам жаль её, но чтобы сильно скорбеть… Простите мне мой цинизм, конечно.
- Да какой цинизм, ты права, - вздохнула Ира. – Но ведь у меня теперь ребёнок.
- И что? Разве вам помешает поддержка мужчины? Да ещё психолога? Это же клад самый настоящий! Не упустите свой шанс! Завтра похороны, я всё понимаю. Но послезавтра встаёте и идёте в парикмахерскую и по магазинам! Вы в свои тридцать выглядите как… Как… Да не знаю как! И можете увольнять меня теперь, но вам давно было пора глаза открыть!
- Открыли уже, - хмыкнула Ирина и рассказала Любе о случае в трамвае.
- Вот! – непонятно чему обрадовалась Люба. – Что я вам говорила? Так что действуйте!
- Люб, тебе сколько лет? – неожиданно спросила Ирина.
- Тридцать семь, - опешила Люба. – А что?
- А то, что говори мне «ты». Мы не на работе, да и почти ровесницы.
- Я не против! – воскликнула Люба.
- Слушай, а тебе завтра на работу? – задумалась Ира. – Если я отпрошу тебя, ты сможешь посидеть со Светкой?
- Смогу, конечно, - легко согласилась Люба. – А почему маму не попросишь? Он же не работает, да и живёт рядом вроде.
- Мама, - хмыкнула Ирина. – Мама сразу же была против того, чтобы я забрала Светочку, а уж если узнает про то, что она больна! Страшно представить, что она мне устроит. Истерика будет не хуже чем у девочки.
- Ну рано или поздно тебе придётся познакомить её с так называемой внучкой, - резонно заметила Люба.
- Придётся, - согласилась Ира. – Но я сейчас не готова к этому. Пусть лучше позже.
- Вот, а чтобы мама проще восприняла эту новость, у тебя должна быть защита! – вернулась к началу разговора Люба. – Поэтому не упусти этого Игоря!
- Постараюсь, - засмеялась Ирина и, попрощавшись, отправилась укладывать Свету спать. У неё и самой уже слипались глаза, а завтра предстоял тяжёлый день.

Глава 7
С похорон Ирина вернулась в три часа дня, чувствуя себя выжатой как лимон. По дороге домой у неё разболелась голова, вчерашняя травма давала о себе знать. В который раз девушка подумала, что стоит показаться врачу, но эта мысль появлялась и тут же исчезала.
Люба и Светочка мирно смотрели мультфильм про Маугли, в квартире витал аромат жареной курицы.
- Привет, - поздоровалась Ира, входя в гостиную.
- Привет! – улыбнулась Люба и, подойдя к подруге, спросила: - Ну как всё прошло?
- А ты как думаешь? – махнула рукой Ирина. – Идём на кухню, не хочу, чтобы она слышала.
Усевшись за стол, Ира налила в чашку холодного чая и сказала:
- Это было ужасно. У Насти действительно практически никого не было. Кроме меня и ритуальных агентов Артёма и Вали, на кладбище пришла девушка, вроде она была то ли подругой, то ли соседкой Насти. И ещё какой-то парень, молодой совсем, ему лет двадцать пять от силы. Вот он меня заинтересовал.
- Чем же?
- Он плакал, понимаешь? Стоял у могилы и плакал! Не знаю, кем он приходится Насте, хотя очень бы хотелось узнать.
- Почему же ты не спросила? – подняла вверх брови Люба.
- Не успела. На кладбище было неудобно, думала, познакомимся на поминках, но он исчез сразу после похорон.
- Может это её любовник? – предположила Люба.
- Вряд ли у Насти в её состоянии был любовник, - покачала головой Ирина. – Мне казалось, что ей вообще не до этого. Хотя кто знает!
- А этот твой Игорь? Он был?
- Нет, зачем бы он туда поехал? – удивилась Ира.
- Поддержать тебя.
- Я ему чужой человек, с чего бы ему меня поддерживать?
- Но он же понравился тебе! Ведь понравился же?
- Понравился, - не стала кривить душой Ирина. – Но это не значит, что ему понравилась я. Он пожалел Светку, поэтому и приехал. Посмотри на меня, разве я могу кому-то понравиться?
- Можешь, - кивнула Люба. – Но посетить парикмахерскую тебе не мешало бы. Впрочем, это я тебе уже говорила.
- Мне сейчас не до красоты.
- Ладно, Ир, мне пора, - взглянула на часы Люба. – Тебе тоже не мешает отдохнуть. Тебе сегодня в ночную? С кем ты оставишь девочку?
- Понятия не имею, - вздохнула Ира. Она уже всю голову сломала, обдумывая этот вопрос.
- Может уже пора познакомить её с твоей мамой?
- Может и пора. Я ещё не решила. Свете завтра в школу, а у неё никаких вещей, хочу съездить с ней по магазинам.
- А где же её вещи?
- Не хочу, чтобы что-то напоминало ей о прошлой жизни, боюсь очередного приступа. Купим всё новое и начнём новую жизнь. Надеюсь, у нас получится.
- Удачи тебе в этом, - пожелала Люба и отправилась одеваться.
Ирина подошла к Свете.
- Светочка, собирайся, мы едем в магазин.
- Зачем? – исподлобья взглянула на неё девочка.
- Купим тебе новые вещи.
- Зачем? – повторила свой вопрос девочка.
- Ну как, тебе же нужно в чём-то ходить в школу!
- У меня есть вещи. Они дома.
- Разве ты не хочешь купить что-нибудь новое? – осторожно коснулась её волос Ирина.
- Ну ладно, - неожиданно легко согласилась Света и соскочила с дивана. – Поехали.
Обрадовавшись настроению девочки, Ира оделась сама и помогла одеться ей. Света даже позволила взять её за руку, когда они спускались по лестнице. Решив, что девочка начала привыкать к ней и поняла, что ничего плохого она ей не желает, Ирина почувствовала громадное облегчение.
Остановив машину у первого попавшегося торгового центра, Ира вошла туда со Светочкой. В первый раз она почувствовала себя матерью, ведя рядом с собой ребёнка. В душе всколыхнулась радость и какое-то подобие гордости. Спина сама собой выпрямилась, губы расплылись в улыбке.
- Ну что, что будем смотреть тебе в первую очередь? – спросила она у девочки. – Курта у тебя вроде есть, давай какую-нибудь кофточку купим?
- Фу, эта куртка уже старая! – неожиданно наморщила носик Света. – Посмотри, надо мной в школе все смеются!
- Да? – протянула Ирина, отойдя на шаг и разглядывая девочку. – Ну что ж, если хочешь, значит, купим и куртку. Идём.
Пробравшись к вешалкам, на которых болтались симпатичные детские куртки самых разных мастей и расцветок, Ирина стала медленно перебирать их, прикидывая, какая могла бы подойти Светочке. К ним тут же подскочила продавщица:
- Здравствуйте! Я могу вам чем-нибудь помочь?
- Да, можете! – обрадовалась её появлению Ирина. – Мне нужно одеть вот эту девочку, - кивнула она на Свету. – А я если честно растерялась, тут такой выбор!
- Какой суммой вы располагаете?
- Деньги есть, но куртка мне нужна не дорогая, поскольку вещей нужно много.
- Ну тогда куртка, которая у вас в руках, вам не подойдёт, - отобрала вешалку из её рук продавщица. – Это одна из самых дорогих. Обратите внимание на эту, симпатичная вещица, качественная и относительно недорогая.
Куртка и в самом деле выглядела симпатично. Светло-фиолетового цвета, с весёлыми цветочками на карманах и капюшоном, отороченным мехом.
- Свет, смотри, тебе нравится? – обратилась к девочке Ира.
- Нет, - мотнула головой девочка. – Она дурацкая какая-то.
- Почему дурацкая? – изумилась продавщица. – У нас такие часто берут!
- Цветочки смешные, глупые.
- Ну тогда может такая?
Девушка доставала куртки одну за другой, но все они были забракованы Светой. В конце концов, продавщица растерянно посмотрела на Иру и разве руками:
- Это всё, что мы можем вам предложить.
- Свет, неужели тебе ничего-ничего не понравилось? – присела перед девочкой на корточки Ира. – Ну так же не бывает!
- Кое-что понравилось, - призналась Света.
- И что же?
- Вот эта! – девочка шагнула к вешалке и вытащила ту самую дорогую куртку.
- Губа не дура, - тихонько присвистнула продавщица. Ире следовало бы возмутиться, но у неё в голове мелькнула та же мысль.
- Ты уверена? – пробормотала она.
- Да. Эта самая красивая. Остальные дурацкие.
- Ну ладно, - сдалась Ирина. – Купим эту, если она тебе так нравится.
- Что-то ещё вам предложить? – профессионально вежливо поинтересовалась продавщица. В глазах её застыло осуждение.
- Помогите мне, пожалуйста, ещё выбрать для неё пару кофточек, джинсы и платье. Боюсь, больше мы не потянем.
- Проходите сюда, - позвала их девушка в соседний отдел. И здесь ситуация повторилась в точности.
Света безошибочно угадывала самый дорогой товар и указывала на него. На робкие попытки Иры отговорить её, переключить внимание на другие вещи, она отвечала категорическим отказом. Боясь очередной истерики, Ирина подчинялась. Когда они закончили покупки, кошелёк её заметно похудел.
- Идём, нужно зайти в ещё одно место, - потянула она ребёнка из магазина.
Уложив покупки в багажник, завела мотор и вскоре подъехала к магазину, торгующему электроникой.
- А сюда мы зачем? – спросила Светочка.
- Хочу купить тебе мобильный телефон.
- Мне? – изумилась девочка. – Зачем?!
- Затем, что я много работаю, а тебе надо ходить в школу. Я не хочу волноваться, хочу, чтобы ты всегда была на связи.
- Круто! – присвистнула Света.
- Только на дорогой телефон не рассчитывай, у меня почти не осталось денег. – Предупредила её Ирина, идём.
Войдя в магазин, они долго бродили между полок, разглядывая выставленные за стеклом телефоны. От их обилия рябило в глазах, и Ира несколько растерялась. Она совсем не разбиралась в их функциях и фирмах, а телефон хотелось купить качественный. Наконец её выбор остановился на красивой раскладушке ярко-розового цвета.
- Как тебе такой? – показала она его Свете.
- Фу, ну ты что? – отшатнулась девочка. – Это старьё! Где ты видела, чтобы сейчас пользовались телефоном с кнопками?
- Света! – построжела Ирина. – Ты ещё слишком мала для дорогого сенсорного телефона. Потеряешь, будет жалко. Зачем он тебе? Позвонить ты мне сможешь и по такому.
- Не хочу такой! – заупрямилась Света и, оглядевшись по сторонам, указала, естественно, на самый дорогой аппарат. – Вот этот купи!
- Нет! – проявила выдержку Ира. – На этот раз будет по-моему. Мы берём этот телефон и точка. Молодой человек! – позвала она одного из продавцов, - оформите мне покупку, пожалуйста!
Света обиженно надулась и до самого дома не проронила ни слова. Впрочем, Ирину это особенно не взволновало. Если она взяла на себя воспитание ребёнка, то должна действительно воспитывать его, а не потакать капризам. Своей вины она не чувствовала, а Света подуется и успокоится.
Дома девочка сразу же скрылась в своей комнате, захватив с собой пакеты.
- Будешь примерять, покажись мне! – крикнула ей вслед Ирина, но Света ничего ей не ответила.
- Ладно, как хочешь, - пробурчала она, забираясь с ногами на диван и доставая мобильник. Время клонилось к вечеру, скоро ей выходить на смену, а с кем оставить Свету она так и не придумала. Значит, хочешь, не хочешь, а придётся обращаться к маме.
- Мамочка привет! Как твои дела?
- Нормально. Твои как? Как справляешься с ролью матери? – ехидно спросила Анна Михайловна.
- Пока вроде неплохо, - покривила душой Ирина и сразу же перешла к главному вопросу: - Мам, ты не могла бы сегодня переночевать со Светочкой? У меня смена и…
- Я почему-то так и подумала, - вздохнула мама. – Ладно, куда же я денусь? Приводи её к нам.
- Мам, ты не поняла, я хочу, чтобы ты переночевала у меня. Понимаешь, Света пережила такой стресс, она с трудом привыкает к моей квартире, а тут я опять её куда-то поведу…
- Не хочу я Сергея на ночь одного оставлять, - пробурчала Анна Михайловна.
- Мам, ты что же, ревнуешь что ли? – рассмеялась Ира. – Да Сергей Иванович не видит никого кроме тебя, за это ты можешь быть спокойна!
- Ой да ладно тебе, скажешь тоже! – смутилась мама. – Ладно, жди, скоро буду!
- Спасибо мамочка! – обрадованно воскликнула Ира и бросила трубку.
За час до прихода мамы, Ира успела испечь оладьи и открыть банку с вареньем. Это кушанье вызывало у неё нехорошие ассоциации, но она постаралась задавить их в зародыше. Вряд ли в тот раз Свету взбесили именно оладьи, поэтому вовсе не обязательно, что увидев их, она опять закатит истерику.
Звонок в дверь раздался, когда она домывала сковородку. Решив, что это пришла мама, Ира бросилась к дверям как была – в фартуке и с грязными руками. Загремев замками, она распахнула дверь и застыла на месте от удивления – на пороге стоял Игорь. Он был как всегда идеально одет и благоухал дорогими духами. Рядом с ним Ирина вдруг почувствовала себя замарашкой.
- Вы? – отступила на шаг она, пряча руки за спину. – Простите, не ожидала вас увидеть!
- Здравствуйте Ира! – лучезарно улыбнулся Игорь. – Простите, что без предупреждения. Я пытался дозвониться вам, но вы почему-то не брали трубку.
- Наверное, не слышала, на кухне была… - пробормотала Ира.
- Я не помешал?
- Нет, конечно! – отмерла Ирина. – Проходите!
Игорь вошёл в квартиру, разулся и, пройдя в гостиную, уселся на диван. Почему-то при его появлении, комната стала вдруг выглядеть светлее и просторней. А может это Ире, успевшей забыть, что такое мужчина в доме, только казалось…
- Как Света? Где она? Как прошли похороны? – засыпал её вопросами Игорь.
- Простите, я на минутку! – выпалила Ира и бросилась в ванную. Там, она быстро сполоснула руки, подвела глаза и пригладила волосы. Выйти к мужчине она осмелилась только тогда, когда из зеркала на неё взглянула вполне приличная девушка.
- Как Света говорите? – начала она, проходя мимо Игоря и присев рядом с ним на диван. – Честно говоря, даже не знаю, хорошо или плохо. Вроде бы у нас появился контакт, но…
Игорь обернулся к ней и под внимательным взглядом его голубых глаз, она тут же замолчала. Все слова вылетели из головы.
- Но что? – поторопил её Игорь. Пришлось Ире отводить взгляд и продолжать рассказ.
Она говорила, но кожей чувствовала, как он смотрит на неё. Его взгляд словно прожигал в ней дыру, заставляя сердце трепетать, а мозг плавиться. Слова давались ей с трудом, и она понимала, что выглядит как дура.
- Как вы думаете, что значила её выходка в магазине? – наконец нашла в себе силы повернуться к мужчине Ирина. – Ведь она осознанно выбирала самые дорогие вещи! Проверка на вшивость?
- Обычные капризы. Света не приняла вас и всеми способами пытается досадить. Вам придётся с ней тяжело, но знайте, я всегда рядом.
- Что? – ахнула Ира.
- Ирина, вы такая сильная, самоотверженная женщина, - Игорь взял её за руку и, придвинувшись ближе, заглянул в глаза. – Редкий человек согласится забрать к себе ребёнка с такими проблемами. Вы удивительная, я восхищаюсь вами!
- С-спасибо, - проблеяла Ирина, чувствуя, что ноги её отнимаются, за спиной будто вырастают крылья, а голову заволакивает туманом.
- Знайте, чтобы не случилось у вас, вы только позвоните, я приеду. Вдвоём мы сможем обуздать Светин непростой характер.
Их идиллию нарушил звонок в дверь, и Ира чуть не застонала от досады. Надо же было испортить такой момент! Она чувствовала, ещё немного и Игорь бы поцеловал её!
- Вы кого-то ждёте? – спросил Игорь.
- Это моя мама, - вздохнула Ирина. – Мне сегодня в ночную на работу, вот я и попросила её посидеть со Светой. Мне ещё предстоит познакомить их…
- Помочь?
- Да! – обрадованно воскликнула Ира, благодаря небеса, что в такой момент Игорь оказался рядом. – Если можете, то помогите. Я очень боюсь истерики Светы. А мама… Она не хотела, чтобы я забирала девочку. И если она узнает о её болезни, то мне… - девушка выразительно провела ладонью по горлу.
- Не волнуйтесь, всё будет хорошо, - пообещал Игорь и выпустил её руку. – Бегите, открывайте дверь.
- Почему так долго не открывала? – проворчала мама, входя в квартиру. – Где девочка?
- В спальне, примеряет новые вещи, - сообщила Ира, забирая у матери пальто и вешая его в шкаф.
- Ну давай, зови её, знакомь с… с внучкой, - запнулась Анна Михайловна.
- Проходи мама, мне надо тебе ещё кое с кем познакомить.
- Да? – удивилась та. – С кем же?
Ира хитро взглянула на неё и потянула за собой. Игорь поднялся при появлении дам.
- Здравствуйте! – улыбнулась мама, окидывая мужчину внимательным взглядом. – Я мама Ирочки, Анна Сергеевна.
- Очень приятно, - поцеловал её руку Игорь. – Игорь, знакомый вашей дочери и врач…
Ира из-за спины мамы скрестила руки перед собой, напоминая Игорю, что маме не нужно рассказывать о болезни Светочки.
- И врач по профессии, - выкрутился Игорь, правильно расценив её жест.
- Так вы коллеги! – расцвела мама. – Ну что же, я очень рада, что у моей дочери такие знакомые!
- Сейчас я приведу Свету! – Ира побежала в комнату девочки, внутренне сжавшись. Присутствие Игоря успокаивало, но она всё равно боялась, что девочка закатит истерику, так сказать, назло ей.
Но, несмотря на её опасения, знакомство бабушки с внучкой прошло вполне мирно. Света приняла плюшевого мишку, принесенного ей Анной Михайловной, и вернулась к себе.
- Угрюмая девочка, - вздохнула мама. – Тяжело тебе с ней будет.
«Ты даже не представляешь насколько», - мрачно подумала Ирина, а вслух, улыбнувшись, сказала:
- Ну а что ты от неё хотела? Светочка пережила такой стресс! Ничего, всё наладится!
Игорь внезапно кашлянул, взглянул на часы и поднялся:
- Милые дамы, я вынужден откланяться! У меня дела!
- Как? Уже? – расстроилась мама, явно посчитав Игоря потенциальным зятем.
- Что поделаешь, работа! – развёл руками мужчина.
- Я вас провожу! – подскочила Ирина и выпорхнула вслед за ним в коридор. Анна Михайловна проводила её лукавым взглядом.
- А почему ты зовёшь его на «вы»? – спросила она, когда дочь вернулась в комнату.
- Мы едва знакомы, - пожала плечами Ира. – Да я как-то и не задумывалась об этом.
- Как это едва знакомы? – удивилась мама. – Ты же сказала, он твой коллега?
- Не совсем, - уклончиво ответила Ирина. – Он действительно врач, но мы не работаем вместе. Он психиатр.
- Боже мой, как же вы познакомились? – ахнула Анна Михайловна. – Ты что, обращалась к психиатру?!
- Мам, ну ты что, с ума сошла? – рассмеялась Ира. – Нет, конечно. Мы познакомились у одного моего пациента. На вызове.
- И ты привела домой человека, которого едва знаешь?
- А что такого? – дёрнула плечиком Ирина. – Я ему книгу обещала дать, вот он и заглянул. И вообще, что за претензии, мама? Я далеко не девочка, я что, не могу пригласить к себе мужчину?
- Ириша, что с тобой? – поразилась мама. – Я разве что-то сказала тебе? Я только обрадовалась, увидев его! Думаешь, мне нравится, то что ты всё одна и одна?
- Ну, вот и хорошо, - буркнула Ира, вскользь подумав, что психические заболевания, наверное, заразны. В противном случае, почему тогда она вдруг вспылила?
- Но что-то ты темнишь, - констатировала Анна Михайловна. – Вызов, книга. Ну кто сейчас за книгами гоняется, когда есть интернет?
- Мам, отцепись, а? – огрызнулась Ирина. – Всё, мне пора собираться.
- Мужчина вон, какой представительный в гости пришёл, а ты ходишь непонятно в чём! – крикнула ей вслед мама. – Дочь, пора бы уже обновить гардероб!
- Чёрте что происходит, - бурчала себе под нос Ира, натягивая привычный свитер и джинсы. – В последнее время все словно зациклились на моей внешности! И мама, и Люба, люди посторонние и те за бомжиху приняли! Неужели я так плохо выгляжу?
Девушка повертелась перед зеркалом и решила, что ничего такого страшного в её облике нет. И Игорю она понравилась такая, какая она есть…
При воспоминании об Игоре, внутри неё разлилось тепло, губы непроизвольно растянулись в улыбке, а в глазах словно зажглись фонарики. Глупо хихикнув, она послала своему отражению воздушный поцелуй и побежала одеваться.
По дороге остановилась перед дверью в комнату Светы и прислушалась. Оттуда не доносилось ни звука. Постучав, Ирина толкнула дверь. Девочка сидела на кровати, обхватив колени руками и тоскливо глядя в окно.
- Свет, а ты чего тут одна сидишь? – подошла к ней Ира. – Ты маму не стесняйся, выходи. Телевизор посмотри. Там в гостиной в шкафу у меня книг много, в том числе и детских. Ты ведь умеешь уже читать?
Девочка в ответ кивнула.
- Ну вот! – обрадовалась Ирина. – Почитай. Или иди, поговори с мамой, мне кажется, вы понравитесь друг другу. Мама столько историй разных знает! Зачем ты будешь здесь сидеть одна и грустить?
- Куда ты уходишь? – спросила Света, и сердце Иры дрогнуло. В какой-то момент ей показалось, что девочка не хочет, чтобы она уходила.
- На работу. Я врачом работаю, на «скорой».
- Врачом работаешь, а маме не помогла! – неожиданно крикнула Света и оттолкнула от себя Иру. – Ты же ушла тогда к ней, почему не помогла?
- Светочка, но врачи не Боги! – побледнела Ирина и оглянулась, надеясь, что мама не слышала этих криков. – Есть такие болезни, которые нельзя вылечить! С этим надо смириться!
- Уйди, - в глазах девочки плескалась ненависть. – Уйди, - угрожающе повторила она, и Ирина посмешила ретироваться, опасаясь новой истерики.
Из дома она уходила с тяжёлым сердцем. Она боялась, что непредупреждённая мама каким-либо словом или действием потревожит хрупкую психику Светы и станет свидетелем очередного припадка. Но поделать она ничего не могла, оставалось только надеяться, что всё будет хорошо…

Смена началась тревожно. Ира едва успела переодеться, как поступил вызов. Рыдающая мама вызывала врачей для дочери, которая вскрыла себе вены. Прыгнув в «скорую», Ирина спрятала отчего-то озябшие руки в карманы и уставилась на дорогу, освещённую светом фонарей.
- Чего это вы такая грустная, Ирина Максимовна? – покосившись на неё, спросил водитель Ванька. – Случилось чего?
- Да нет, всё нормально, - отмахнулась девушка. Что она могла ему ответить? Что услышав, какой вызов её ожидает, похолодела внутри? Что у неё мелькнула мысль о том, что будет со Светочкой в подростковом возрасте, с её-то психикой? И не станет ли она такой же вот матерью, как эта, которая рыдала в трубку?
Отогнав мрачные мысли, Ира вытащила телефон и позвонила маме.
- Алло.
- Мамуль, как вы там?
- Ирка, да ты чего? – поразилась мама. – Всё у нас в порядке!
- Где Света?
- Сидит в гостиной, книжку какую-то листает. Я ужин готовлю. Чего ты волнуешься?
- Ничего… - пробурчала Ирина и отключилась.
- Ирина Максимовна, а у нас тут слух по больнице пошёл… - замялся Ванька. – Вы малышку удочерили?
- Откуда ты знаешь? – вздрогнула Ира. – Люба проговорилась?
- Почему Люба? – удивился водитель. – Ритка сказала. Она говорила, вы какой-то диск у Любы выпрашивали, вот и растрезвонила, что у вас ребёнок завёлся. А бабы наши и решили, что вы детдомовского себе взяли.
- Правильно решили, - призналась девушка, решив не делать тайны, всё равно все обо всём узнают. – Только не детдомовского. Это дочь моей сестры.
- У вас разве сестра есть?
- Была. – Поправила его Ирина. – Настя умерла. Сегодня похоронили.
- Ничего себе! – присвистнул Ванька. – Так что же вы на работу-то вышли? Попросили бы выходной, вам бы дали! Такое горе!
- Не стоит, - мотнула головой Ира. – Всё нормально Вань, я справлюсь. Я же железная леди, - усмехнулась она. – Думаешь, я не знаю, какие слухи обо мне ходят? И мужа я выгнала, и детей не люблю, и вообще никого не люблю, кроме себя родимой.
- Да ладно вам… - смущённо пробормотал Ванька, пряча глаза. – Ничего такого не говорят.
- Говорят-говорят, не лги мне. Только я внимания не обращаю. Никто обо мне ничего толком не знает, а на мнение людей мне давно плевать. Останавливай, приехали. – Выглянув в окно, велела она.
Квартира находилась на первом этаже. Едва Ирина нажала на звонок, как дверь тут же распахнулась. На пороге стояла опухшая от слёз женщина, в застиранном длинном халате.
- Ну слава Богу! – воскликнула она. – Проходите скорее!
- Где девочка? – спросила Ира, проходя в квартиру вслед за хозяйкой.
- В спальне. Я ей руки перевязала, а что дальше делать не знаю. Она крови много потеряла, без сознания уже была. Вы ей поможете?
- Всё будет хорошо, - пообещала Ирина, проходя в комнату, где на постели лежала бледная, как мел девушка, лет шестнадцати.
Поставив ей капельницу, Ира помахала перед её носом ваткой с нашатырём. Девушка сморщилась и открыла затуманенные глаза.
- Где я? – пробормотала она. – Я жива?
- Жива- жива, - кивнула Ирина, присаживаясь рядом с ней. – Как себя чувствуешь?
- Голова кружится, - простонала девушка. – И пить очень хочется.
- Принесите ей воды, - велела Ира, мнущейся на пороге матери. – Как тебя зовут?
- Оля.
- Ну и зачем? Зачем ты это сделала?
Девушка открыла рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент появилась её мать, со стаканом в руке. Она тут же замолчала и принялась жадно пить воду.
- Вы понимаете, что я обязана сообщить об этом случае? – обернулась к ней Ирина. – Суицидников забирают в специализированные учреждения.
- В психушку? – вздрогнула мама.
- В психоневрологический диспансер, - поправила её Ира.
- Не надо меня в психушку! – занервничала Оля. – Доктор, прошу вас, не надо! Придумайте что-нибудь, я не хочу в больницу!
- Да? – повернулась к ней Ира. – Я сейчас что-нибудь придумаю, а ты завтра повторишь попытку и на этот раз успешно, и кто в этом будет виноват?
- Я больше не буду, - горячо пообещала девушка и заплакала. – Мамочка, прости!
Мама, рыдая, бросилась к дочери и принялась целовать её.
- Доченька, ну зачем? Зачем ты это сделала?
- Он бросил меня, - в голос ревела Оля. – Сказал, что любит другую, а меня больше видеть не хочет!
- Вот дура-то, а? – в сердцах воскликнула Ирина. – Ну и чёрт с ним! Себя убивать-то зачем? Знаешь, сколько у тебя таких ещё будет?
- Не хочу я больше! – ревела девчонка. – Этого хочу! Мам, скажи, скажи ему обо всём этом, может он опять меня полюбит!
- Да не любил он тебя никогда, - с жалостью посмотрела на неё мама. – Дурочка ты моя… Обо мне бы хоть подумала!
- Прости…
- Так, что делать будем? – перебила их Ирина.
- Прошу вас, не сообщайте никуда, - утёрла слёзы мама. – Не портите девочке жизнь. Я с неё теперь глаз не спущу!
- Я обещаю, я больше ничего не сделаю! – подтвердила её слова Оля.
Посмотрев на их зарёванные лица, Ира махнула рукой. И в самом деле, зачем портить ей жизнь? Чтобы на всю жизнь осталось клеймо?
- Ну что ж, Оля, я надеюсь на твоё благоразумие, - пробормотала Ирина и, забрав чемодан, вышла из квартиры.

Глава 8
Остальные вызовы были привычными, можно сказать рутинными: температура, давление, боли в животе. И лишь под утро, когда Ира всё чаще зевала и с нетерпением поглядывала на часы, их вызвали к сердечнику.
Дверь в квартиру им открыла девушка, лет восемнадцати, с огромным животом, примерно на седьмом месяце беременности. На совершенно бледном лице выделялись только большие испуганные глаза.
- Здравствуйте! Кому плохо?
- Дедушке. – Прошептала девушка. – Проходите.
Она провела её в чисто убранную большую комнату, где на диване лежал уже знакомый Ирине старик. Тот самый, которого она забирала из музея в предынфарктном состоянии.
- Здравствуй дочка, - улыбнулся он Ирине. – Вот опять мы свиделись.
- Что же вы не в больнице? – возмутилась она. – Вы в таком состоянии были, вам ещё лежать и лечиться нужно было!
- Ну как же я отлёживаться буду? У меня же внучка одна, в таком положении!
- Беречь себя надо, чтобы совсем одну внучку не оставить! – жёстко резанула Ирина. – А вы поступаете как ребёнок!
- Не ругайте дедушку, - вступилась за старика внучка. – Это я во всём виновата. Забеременела, он меня бросил, а дедуля запретил об аборте думать. Переживает очень, вот сердце и подводит.
- Да я понимаю всё, девушка! Но и вы поймите, что ему беречься надо! Ведь я его сейчас опять в больницу заберу!
- Не поеду! – заупрямился старик. – Настюшу одну не брошу!
- Простите, как вас зовут? – поинтересовалась Ирина.
- Павел Сергеевич я.
- Павел Сергеевич, я, конечно, могу сделать вам укол, но лучше вам от него не будет. Вам сердце подлечить надо, вы понимаете это? Вы желаете внучке добра? Так представьте, что с ней будет, если она однажды найдёт ваш хладный труп в постели?
- Да что же вы такое говорите? – возмутилась девушка.
- Правду! С такими вещами не шутят!
- Дед, поезжай, - принялась уговаривать Настюша старика, ласково поглаживая по руке. – Прошу тебя. Подлечишься и будешь как новенький. А я справлюсь, я же не маленькая. Всё будет хорошо.
Общими усилиями им удалось уговорить упрямого старика. Доставив его в больницу, Ирина поднялась в ординаторскую, где медсёстры пили чай.
- Ну и ночка, - выдохнула она, снимая халат. – Столько вызовов! Надеюсь, это последний!
- Садитесь, - засуетились девушки, пододвигая к ней вазочку с конфетами. – Попейте чайку.
- Ира, ты мобильный забыла, - протянула ей телефон Люба. – Он у тебя разрывается.
- Как забыла? Когда? – ахнула Ира, почувствовав, как сильно забилось сердце.
- Да когда на вызов к деду ехала.
- Господи, неужели что-то случилось? – перепугалась она, просматривая последние вызовы. Она ожидала увидеть звонок от мамы, но номер был ей незнаком. И всё же звонил он ей, аж целых восемь раз.
Набрав его, Ира прижала телефон к уху. Долго неслись длинные гудки, а потом раздался взволнованный мужской голос.
- Ирина Максимовна, ну наконец-то! Я час до вас дозваниваюсь!
- Я на работе была, - принялась машинально оправдываться она и тут же насторожилась: - А вы вообще кто?
- Директор кладбища. – Огорошил ей мужчина.
- Кто? – икнула от неожиданности Ира и пролила на себя чай. – Кто?
- Директор кладбища. – Повторил он. – Вы сегодня, вернее уже вчера, у нас хоронили Анелову Анастасию Максимовну. Я не ошибаюсь?
- Нет, - мотнула головой Ирина, забыв, что звонивший её не видит. – А что случилось?
- Сегодня под утро сторож делал обход и увидел… Кхм… - замялся мужчина. – Увидел, что могила Анеловой разрыта.
- Что?! – подскочила Ирина. – Как это? Как такое могло произойти?!
- Ирина Максимовна, думаю, нам лучше поговорить при личной встрече. Вы можете сейчас подъехать на кладбище?
- Да, - бросив взгляд на часы, ответила Ира. – Я буду примерно через час.
Отключив телефон и никому ничего не объясняя, Ирина бросилась к заведующей, отпрашиваться. До конца смены оставалось полтора часа, поэтому она надеялась на благодушие начальницы. Так и вышло, услышав её просьбу, заведующая отпустила её, даже ни о чём не спросив.
За пять минут переодевшись, Ира бросилась к машине, прикидывая, как бы ей ещё успеть отвезти Свету в школу. По всему выходило, что она никак не сможет это сделать. Пришлось опять обратиться за помощью к матери.
- Ира, ты с ума сошла? – вместо привычного «алло», услышала она сонный голос мамы. – Семь утра! Ты чего трезвонишь?
- У вас всё нормально? Света спит?
- Спит, куда ж ей деваться! Ира, ты будешь сумасшедшей мамашей!
- Мам, не время сейчас! – девушка прижала телефон плечом к уху и, заведя мотор, вцепилась в руль. – Я хотела тебя попросить отвезти Светку в школу.
- Дочка, ты не забыла, что я тоже работаю?
- Мам, всего один раз! – взмолилась Ирина. – Я никак не успеваю вовремя приехать!
- Почему? Что-то случилось?
Сначала Ира хотела опять придумать какую-нибудь отмазку, чтобы не беспокоить маму, но потом вдруг выдала:
- Я еду на кладбище. Кто-то за ночь вскрыл могилу Насти.
- Что?! – ахнула мама. – Господи, но кто?
- Понятия не имею, - вздохнула Ира. – Мам, отвези Светку в школу.
- Ладно, отвезу конечно, - со вздохом согласилась мама. – Будь осторожна.
- Буду, - пообещала Ирина и бросила телефон на сиденье.
В её сознании мелькнула мысль, позвонить Игорю и попытаться переложить на его плечи хоть капельку ответственности. Но она тут же одёрнула себя. Он ей никто, чужой человек, случайный знакомый, и если она будет его дёргать по любому поводу, он таким и останется. А ей бы очень хотелось перевести его в совсем другой ранг…
На кладбище в этот ранний час стояла тишина. Припарковав машину, Ира выбралась на улицу и зябко поёжилась. То ли за ночь похолодало, то ли её прошиб озноб, от мысли, что она сейчас увидит. Как бы ей не не хотелось заходить на кладбище, делать было нечего, и она со вздохом толкнула скрипучую калитку.
Пройдя по засыпанной гравием дорожке, Ира увидела кучу людей у могилы сестры. Здесь царило оживление. Сторож, которого она видела вчера на похоронах, держал за шкирку молодого парня, лет двадцати пяти на вид.
У парня была модная стрижка, серьга в ухе, узкие джинсы и щеголеватая кожаная куртка. На ногах красовались белые кроссовки. Ира тут же узнала его, именно он вчера привлёк её внимание на похоронах.
- Ирина Максимовна! – бросился к ней мужчина, в чёрном костюме. – Наконец-то! Вот, пока мы приехали, мы нашли виноватого!
Ирина не сразу смогла ответить. В горле встал комок, руки налились холодом, и почему-то затошнило, при виде разгромленной могилы.
- Чего вы ждёте? – просипела она. – Почему не приводите здесь всё в порядок?
- Да как же? – растерялся директор. – Разве можно? Нужно полицию вызывать!
- Вы ещё не вызвали? – удивилась Ира. – Почему?
- Вас ждали, - кротко ответил мужчина.
- Чёрт-те что, - пробормотала девушка, доставая телефон и набирая номер полиции.
- Вы сказали, что нашли виноватого, - спросила Ирина, положив трубку. – Кто он?
- Вот! – посторонился директор кладбища, пропуская её к парню. – Вот он, паразит!
- Да не делал я ничего! – выкрикнул парень и покраснел от досады. – Девушка, поверьте, я бы ни за что в жизни такого не сделал!
- Почему вы решили, что это он и кто он вообще такой? – поинтересовалась Ирина.
- Кто он такой, я не знаю. А решили… Так я едва вам позвонил, как он тут нарисовался! Стоит, топчется, глаза таращит! И вчера он до темна здесь сидел!
- Кто вы? – обратилась к нему Ира. – Да отпустите вы его! – прикрикнула она на сторожа. Он тут же разжал руку и парень, зло посмотрев на него, одёрнул куртку.
- Я Женя.
- Прекрасно Женя. Что вы здесь делаете?
- К Насте пришёл, - насупился он. – А что, нельзя?
- Можно, - кивнула Ира. – Особенно, если бы не произошедшее здесь за ночь.
- Да не я это! Поверьте, не я! Я бы с Настей так никогда не поступил!
- Ты любил её? – тихо спросила Ирина.
- Мы дружили. – Поправил её Женя. – Между нами ничего не было. Да, я любил её, но Настя… Мы познакомились с ней, после того, как она заболела. Она так боролась за свою жизнь…
- Вы его не слушайте, пусть полиция разбирается, - дотронулся до плеча девушки директор кладбища.
- Да перестаньте, - отмахнулась Ира. – Это не он.
- Это не я, - эхом отозвался Женя. – Вот только кто?
- Думаю, в полиции разберутся.
Но в полиции и не думали разбираться. Ленивые стражи порядка решили, что это дело рук так называемых «червей», грабящих могилы. За этой бандой они охотились вот уже второй год и так и не смогли поймать.
- Я вижу, вы за всеми охотитесь и не можете поймать! – не удержалась от колкости Ира, вспомнив, как разгром в квартире Насти приписали на какого-то грабителя, которого не смогли поймать.
- Девушка, не грубите! Мы при исполнении!
- Вот и исполняйте! – огрызнулась Ирина. – Вы понимаете, что это не случайность? Сначала в Настину квартиру кто-то залез и учинил там обыск, потом разгромленная могила! Так не бывает, чтобы это было случайностью!
- Разберёмся, - кивнул полицейский, но сказал это таким тоном, что Ира сразу поняла, никто ни в чём разбираться не будет.
После отъезда полиции, Ира протянула деньги директору кладбища:
- Вот, возьмите, и приведите здесь всё в порядок.
- Нет, что вы! – даже испугался он. – Мы сделаем всё бесплатно, в конце концов, это мы не доглядели!
- Да? Ну что ж, спасибо, - пробормотала Ирина, пряча деньги обратно в кошелёк, и оглянулась на понурого Женю: - Идём, поговорить надо.
Парень кинул полный взгляд тоски на могилу и поплёлся следом за девушкой.
- Садись, - кивнула она, подходя к машине.
- Зачем? – вздрогнул Женя. – Куда вы меня повезёте?
- Не бойся, - усмехнулась Ирина. – Просто хочу поговорить с тобой, а здесь несколько мрачновато, ты не находишь?
Женя оглянулся на кладбище, поёжился и нырнул в машину. Ира отъехала несколько километров и, припарковавшись у первого попавшегося дома, развернулась к парню всем корпусом.
- Рассказывай.
- Что рассказывать?
- Всё. Я о Насте мало что знаю, но так уж вышло, что оказалась во всём этом замешана по самые уши. И мне совсем не нравится, то, что происходит.  Поэтому рассказывай все, что знаешь о ней.
- Да ничего особенного я не знаю. – Как-то разом успокоился Женя. – Мы познакомились, когда она шла из больницы. Грустная, заплаканная. Разговорились, стали общаться. Она рассказала, что совсем одна, из родных только маленькая дочка. Что ей нужна операция, а денег взять негде. Что был когда-то муж, но он, узнав о беременности исчез. Всё.
- Что было дальше? Вы общались?
- Общались. Она продала квартиру, всё что имела, перебралась в какую-то халупу, но собрала деньги на операцию. Я пытался помочь ей, но она отказывалась, гордой была. Сделала операцию, долго лежала в больнице. Я навещал её каждый день.
- Где в это время была девочка?
- Её забрала к себе учительница из школы. Кстати, - оживился Женя. – А где Света сейчас? Я совсем забыл о ней! Бедная Настя, она бы меня не простила… - лицо парня исказилось, казалось, он сейчас заплачет.
Ирина вздёрнула правую бровь, наблюдая за парнем, а потом успокоила его:
- Света у меня. Перед смертью Настя попросила меня забрать её и даже указала это в завещании.
- А вы кто? – запоздало удивился Женя.
- Я её сестра, - Ирина отвернулась и забарабанила пальцами по рулю, напряжённо размышляя. – Значит, ничего криминального в жизни Насти не было… Что же тогда происходит сейчас? Или я всё усложняю и в полиции правы, эти два происшествия не связаны между собой?
- У Насти была сестра? – казалось, Женя не слышал, что говорила Ира. – Почему же вы не помогли ей, когда она заболела?!
Пришла очередь Иры рассказывать ему правду. Глаза парня сделались круглыми от удивления.
- Вот это да! – восхищённо протянул он. – Как в сериале! С ума сойти!
- Куда тебя подвезти? – спросила Ирина, вдруг почувствовав смертельную усталость. Хотелось поскорее лечь и уснуть.
- Не надо меня никуда везти, - поспешно открестился Женя. – Я справлюсь сам. Приятно было познакомиться. – Он дёрнул ручку, чтобы открыть дверцу, но она была заперта. На лице парня так явственно отразился испуг, что Ира не удержалась и спросила:
- Ты случайно не актёр?
- С чего вы взяли? – подпрыгнул Женя.
- Да так, просто подумала, - усмехнулась Ирина, доставая блокнот. Она быстро написала свой номер, вырвала листок и протянула его парню: - Держи, на всякий случай.
- На какой случай? – нервно сглотнул Женя.
- На всякий, - серьезно глядя на него, повторила Ира. – Мало ли что может произойти.
- Хорошо. Спасибо. – Парень засунул листок в карман и пулей вылетел из машины.
- Нервный какой, - пробормотала Ирина, разворачиваясь и направляясь к дому.
Квартира её встретила блаженной тишиной. Раздевшись, Ирина сразу же исполнила свою мечту: нырнула в горячую ванну.
Время до обеда пролетело моментально. Сначала она отсыпалась, потом готовила еду. Вскоре пришло время отправляться за Светочкой в школу. Надевая куртку и беря ключи от машины, Ира вдруг поймала себя на мысли, что совсем не хочет этого делать. Полдня дома ей была спокойно, а с приходом девочки, она опять окажется во власти напряжения, будет думать, что сказать и что сделать, чтобы не спровоцировать новый приступ.

Глава 9
А в школе её поджидал сюрприз. Едва она появилась в здании, как к ней бросилась учительница Светы, Ангелина Васильевна. В душе Ирины шевельнулась тревога. И предчувствие её не обмануло.
- Ирина Максимовна, ну наконец-то! Я вас ждала!
- Я опоздала? – взглянула на часы Ира. – Простите, я ещё не знаю расписание Светы…
- Ничего страшного! – замахала руками учительница. – Урок закончился не так давно. Я вас ждала вовсе не из-за этого!
- Что-то случилось? – спросила Ирина, почувствовав, как сильно забилось сердце. – Что-то со Светой?
- Нет-нет! С девочкой всё хорошо, она сейчас в группе продлённого дня, делает уроки! Дело не в ней… - Ангелина Васильевна замялась, заломила руки.
- Да говорите же вы уже, наконец! – рассердилась Ирина. – Что вы меня пугаете?
- Я не уверена, что права… Сегодня вокруг школы всё крутится какой-то мужчина. Я обратила на него внимание на третьем уроке, когда подошла к окну. Он вёл себя странно, как будто выслеживал кого. На четвёртом уроке мы отправились на экскурсию…
- Какая экскурсия зимой?! – поразилась Ира.
- Мы изучали птиц, снегирей, воробьёв, синичек. У нас их много, наш дворник наделал им кормушек, и теперь дети подкармливают птичек. Да какая разница, какая экскурсия? – разозлилась учительница. – Важно то, что как только мы вышли из школы, мужчина последовал за нами!
- Ну и почем вы страху нагнали? – попыталась изобразить равнодушие Ирина, хотя почувствовала что-то вроде паники. В свете последних событий этот мужчина выглядел крайне подозрительно. – Может это ваш поклонник?
- Ирина Максимовна, я не паникёрша! – обиделась девушка. – И потом, нет у меня таких сумасшедших поклонников! И вы меня не дослушали!
- Вся внимание.
- Сначала я тоже подумала, что он следит за мной. Ну не за детьми же в самом деле! И вышла на улицу разобраться. Но при моём появлении, он попытался спрятаться, а я, признаться, испугалась. Когда я вернулась в класс, он снова появился в поле зрения. После уроков детей стали забираться родители, я спряталась за шторой и внимательно следила за ним. Он не реагировал! В школе оставалась одна Светочка, и я решила рискнуть. Попросила её подойти к нашему дворнику и передать от меня привет. Мы с ним часто шутками перебрасываемся, он бы не удивился, - добавила Ангелина Васильевна, заметив удивлённый Иринин взгляд. – Так вот. Света вышла, а я замерла в коридоре, готовясь в любой момент броситься ей на помощь. И что бы вы думали?
- Что? – замерла Ира.
- Как только Света вышла из школы, он зашагал к ней. Я перепугалась, что он сейчас её похитит, и выбежала, забрала её. Но он не ушёл.
- Где он? – обернулась к окну Ирина.
- Идёмте в класс, оттуда лучше видно, - потянула её за собой учительница.
Поднявшись к нужному кабинету, она первой шагнула внутрь. Ира последовала за ней. За партами сидело несколько детей постарше и Света. Она сосредоточенно что-то писала в тетради, а при появлении Ирины нахмурилась и стала собирать рюкзак.
- Вон, смотрите, стоит, - почему-то шёпотом сказала Ангелина Васильевна и указала пальцем на мужчину. Он стоял напротив школы и не отрывал взгляда от выхода. Это был ничем не примечательный мужчина, которого можно было бы назвать симпатичным, если бы не хмурое выражение лица. Он был одет в чёрную куртку и джинсы, в руке тлела сигарета, которую он то и дело подносил ко рту.
- Может быть, вызвать полицию? – предложила учительница.
- Не стоит, - покачала головой Ирина. Нельзя сказать, что она не боялась этого человека, скорее наоборот, у неё неприятно сосало под ложечкой и заледенели руки от страха. Но правоохранительным органам она больше не доверяла.
- Что вы будете делать? – не отставала Ангелина Васильевна.
- Не волнуйтесь, у меня всё под контролем, - улыбнулась Ира, надеясь, что её улыбка вышла не слишком жалкой. – Всё будет хорошо.
- Смотрите сами, ваше право, - развела руками учительница, явно не поверив в напускное спокойствие Иры.
Взяв Свету за руку, Ирина повела её к машине.
- Как прошёл день? – по дороге поинтересовалась она, с опаской поглядывая по сторонам и стараясь, чтобы странный тип не понял, что она о нём знает.
- Нормально.
- К доске вызывали?
- Да.
- А по какому предмету? – не отставала Ира, таща девочку за собой и незаметно для себя ускоряя и ускоряя шаг.
- По математике. – Светочка явно не была настроена на разговор и притом, едва поспевала за новой родственницей.
- Какую оценку получила?
- Три. – Запыхавшись, ответила девочка.
- Почему три? Ты не разбираешься в математике?
В ответ Света только помотала головой.
- Надо с тобой позаниматься, - резюмировала Ира. В этот момент они подошли к машине. Она быстро усадила девочку на сиденье, плюхнулась за руль сама и тут же заблокировала все двери. Только после этого она почувствовала себя в относительной безопасности.
- Ты? – неожиданно проявила интерес Светочка. – Ты со мной позанимаешься? Ты знаешь математику?
- Ну с уровнем первого класса думаю, смогла бы справиться, - тихонько рассмеялась Ирина. – Но думаю, будет лучше, если с тобой позанимается действительно знающий человек.
- И кто это?
- Мой… - запнулась она, не зная, поймёт ли девочка слово «отчим». – Мой папа. – Наконец выдала она. Он очень хорошо знает и математику, и физику. Он когда-то преподавал в университете.
- Круто, - вздохнула Света, неожиданно помрачнев.
Ирина не стала тормошить её больше. Всё внимание она сосредоточила на дороге.  Выехав со школьного двора, она увидела в зеркало, как странный мужчина бросил недокуренную сигарету на асфальт и кинулся к рядом стоящей машине. Это был чёрный пассат. Усевшись за руль, он надавил на газ и быстро нагнал машину Ирины. Сомнений не оставалось, он следил именно за Светой.
- Чёрт! – сквозь зубы прошипела девушка, прибавляя скорости. Но машина мужчины следовала за ними по пятам.
Впереди замаячила пробка. Машина мужчины пристроилась следом за ними. Ира боялась обернуться и не знала, что делать. Сердце её бешено колотилось от страха.
«Может зря я отказалась вызвать полицию? Забрали бы этого типа и дело с концом! Может это вообще, педофил какой-нибудь!» - носились в её голове мысли, в то время как она сама с силой цеплялась за руль, мечтая выехать из пробки и оторваться от «хвоста».
Но что-то подсказывало ей, что никакой он не педофил. И наверняка погром в квартире и акт вандализма на кладбище, как-то связаны с ним. Но это не делало мужчину менее опасным. Даже наоборот.
Пробка продвинулась вперёд на несколько метров. Впереди Ирина увидела поворот во дворы и, посигналив рядом стоящей машине, перестроилась на другую сторону дороги. Проехав чуть вперёд, она смогла протиснуться между автомобилями и свернуть на боковую дорогу. Прибавив скорость, она пролетела перекрёсток и, наконец, позволив себе оглянуться, с облегчением увидела, что машина мужчины безуспешно пытается повторить её маневр.
Попетляв во дворах, Ира остановила машину и уткнулась лбов в руль. Ехать дальше она не могла, сердце билось где-то в горле, руки тряслись.
- Эй, ты чего? – подала голос Света. – Тебе плохо?
- Нет-нет, - отозвалась девушка. – Сейчас поедем, подожди минутку.
- Что у тебя болит? – не отставала Светочка. – Сердце? – в голосе её явно послышался испуг, видимо болезнь Насти нанесла ей серьёзный урон.
- Всё хорошо, милая, - поднялась Ирина. – Всё хорошо, мы едем.
«В самом деле, что это я раскисла?» - подумала она. – «Я сильная, я справлюсь. Просто мне, как всегда, не везёт. Но это же не впервой? Значит справлюсь».
Успокоив себя таким образом, Ира выехала на проспект и уже скоро парковалась у своего дома. Войдя в квартиру, она тут же заперлась за все имеющиеся запоры и только тогда перевела дух.
- Свет, иди мой руки и переодевайся, - велела она. – Сейчас будем кушать.
- Хорошо, - неожиданно легко согласилась девочка.
«Неужели она привыкает ко мне?» - с надеждой подумала Ирина. – «Господи, только бы так и было!»
Заставив себя снять куртку и обувь, девушка отправилась на кухню и разлила по тарелкам суп. По квартире поплыл вкусный запах, через минуту Света заглянула на кухню.
- Садись, - протянула ей ложку Ира.
Девочка молча уселась за стол, за несколько минут съела суп и отставила тарелку в сторону.
- Спасибо. – Буркнула она и ушла к себе.
- На здоровье! – крикнула ей вслед Ирина и быстро перекрестилась. Впервые за все дни Светочка спокойно поела и даже поблагодарила за еду.
Ей же самой суп не лез в горло. Всё время она думала о странном мужчине. Несмотря на то, что ей удалось скрыться от погони, она была уверена, он ещё вернётся. Если он знает, в какой школе учится Света, значит, ему не составит никакого труда узнать, где она живёт.
Вылив обратно в кастрюлю так и не тронутый суп, Ира вымыла тарелки и легла на диван. За окном быстро темнело, но она не включала свет. Неожиданно тело стало тяжелеть, глаза сами собой закрылись и она задремала.
- Эй, ты спишь? – вдруг раздался рядом с ней детский голосок. – Спишь?
- Нет, - вяло пробормотала Ира, и с усилием открыв глаза, увидела рядом с собой Светочку. – Что ты хотела, милая?
- Можно я включу телевизор?
- Конечно, - кивнула девушка и встала. – Включай. А я пойду, приготовлю ужин.
Обозрев внутренности холодильника, Ирина с неудовольствием поняла, что придётся идти в магазин. Конечно, в кастрюльке ещё был суп, но есть его почему-то совсем не хотелось.
Подойдя к окну, Ира с опаской выглянула на улицу и, не увидев ничего подозрительного, всё же решилась выйти.
- Свет, ты побудешь немного одна дома?
Ответом ей был кивок головой. Девочка полностью погрузилась в очередной мультфильм.
Быстро одевшись и прихватив кошелёк, Ира оделась и бегом бросилась вниз по лестнице. Магазин был совсем недалеко, но путь до него показался ей вечностью. Она шарахалась от каждой тени и постоянно оглядывалась по сторонам.
«Кажется, я становлюсь параноиком», - сделала вывод она, подходя к двери магазина.
В последний раз оглянувшись, Ира почувствовала, как мелко-мелко задрожали ноги. В тени деревьев, напротив своего же дома, она увидела уже знакомый чёрный пассат. Возле него стоял человек. В темноте невозможно было разглядеть фигуру и лицо, но был отчётливо виден огонёк сигареты. А вот сама Ирина стояла на свету.
Видимо человек у машины заметил ей, потому что огонёк сигареты вдруг замер на полпути, а потом полетел в траву. Затем тень стала приближаться.
- Мамочки! – пискнула Ира и нырнула в магазин. – Что же делать? Что мне делать? Зачем я вышла из дома? Почему мы не поужинали супом? Дура!
Девушка заметалась по магазину, не зная, куда деваться. Первой мыслью было обратиться к охраннику, но вряд ли он ей поверит и поможет. В лучшем случае предложит вызвать полицию. А может и правда вызвать?
Но вспомнив скучные лица полицейских, не желающих расследовать дело, она отказалась от этой мысли.
- А может выйти через чёрный ход?
Пока она раздумывала, уже знакомый ей мужчина вошёл в магазин и замер на пороге, сверля её взглядом колючих глаз.
Быстро пробежав между рядами, Ира побросала в корзинку первое, что попалось под руку. Затем подойдя к кассе, наклонилась к продавщице и шёпотом спросила:
- Простите, у вас в магазине ведь есть запасный выход? Я могу через него выйти?
- Есть конечно, - растерялась девушка. – Только зачем?
- Видите вон того мужчину? – кивком головы указала на странного типа Ирина. – Он следит за мной. Я очень боюсь. Прошу, помогите мне скрыться от него.
- Может вызвать полицию? – неуверенно предложила продавщица, метнув на мужчину быстрый взгляд.
- Прошу вас, не смотрите на него, иначе он всё поймёт! – испугалась Ирина. – Нет, полиция мне не поможет. Умоляю вас, девушка помогите. Меня ребёнок дома ждёт!
Видимо подействовал последний аргумент. Настороженность в глазах продавщицы исчезла. Ничего не говоря, она посчитала продукты и, повесив табличку «технический перерыв», поднялась.
- Идёмте за мной, - тихо сказала она и громче добавила: - Идёмте, администратор там, пусть разбирается! Для конспирации, - прошептала она изумлённой Ирине.
Подведя ей к двери чёрного хода, она открыла её и выпустила испуганную девушку, прижимающую к себе пакет, наружу.
- Спасибо! Огромное вам спасибо! – горячо поблагодарила её Ира и бросилась бежать со всех ног.
Опьянённая удачей, она даже не заметила, что от входа магазина, ей вслед смотрят насмешливые глаза того же, странного мужчины.
Не в силах ждать лифта, Ирина вихрем поднялась по лестнице и влетела в квартиру. Здесь царила тишина и спокойствие. Светочка, забравшись с ногами на диван и обняв подушку, открыв рот, смотрела в экран, по которому носились мультяшные герои.
Заперев дверь, Ира выдохнула и неожиданно для себя расплакалась. Впервые в жизни ей было так страшно и впервые в жизни, она не знала, что делать дальше.
Слёзы закончились так же быстро, как и появились. Умывшись холодной водой и то и дело шмыгая носом, Ира зашла на кухню и высыпала на стол продукты из пакета. Оказалось, что хоть и находясь во власти страха, она всё же купила всё что нужно. На столе лежала палочка колбасы, упаковка макарон, банка тушёнки и несколько баночек с йогуртом.
- Отлично, сейчас сварим макароны. – Пробормотала она, доставая кастрюлю из тумбочки.
В этот момент раздался звонок в дверь. Кастрюля выпала из вдруг ослабевших пальцев, наделав страшного грохоту. Вмиг в дверях материализовалась Светочка.
- Что случилось?
- Ничего, кастрюлю уронила, - стараясь, чтобы девочка не заметила, как сильно у неё дрожат руки, ответила Ира.
- Там в дверь звонят, ты слышала?
- Да, я слышу. – Ирина водрузила кастрюлю на стол и на негнущихся ногах вышла в прихожую.
Припав к глазку, она тут же отпрянула и прижалась спиной к двери. Сердце билось где-то в горле.
- Что вам нужно? – крикнула она сдавленным голосом. – Кто вы такой?
- Ирина не бойтесь меня! – подал голос незнакомец. – Я не сделаю вам ничего плохого!
- Уходите или я вызову полицию!
- Ирина, ну будьте же благоразумны! Я уйду, но я всё равно вернусь! Не проще ли вам впустить меня сейчас?
- Ага, что бы вы нас убили, да? – зло рассмеялась Ира. – Убирайтесь!
- Ирина, я не убийца, не вор, не бандит! Мне просто нужно поговорить с вами!
- Какого чёрта вы тогда следили за нами? Зачем торчали у школы?
- Не знал, как подойти к вам!
- Ещё скажите, что вы мой поклонник! – едко воскликнула девушка.
- Нет, не скажу. У меня к вам разговор совсем другого смысла.
- Я сказала, уходите!- не уступила Ирина. – И если я ещё раз вас увижу, обещаю, вызову полицию!
- Сегодня же не вызвали, - неожиданно хмыкнул мужчина. – Значит, что-то удерживает вас от этого поступка.
- Ну всё, с меня хватит! – разозлилась Ира. – Кто вы такой, чёрт возьми?
- Впустите меня, и я всё вам расскажу.
- Ваше настойчивое желание попасть в квартиру, выглядит подозрительно! Убирайтесь!
- Ирина, послушайте!
- Я всё сказала! – рявкнула Ира и с грохотом захлопнула вторую дверь. Тут же опять последовал звонок. – Вот урод! – девушка отключила кнопку звонка и показала двери язык: - а теперь хоть обзвонись!
Вернувшись на кухню, Ира плюхнулась на стул и, упёршись локтями в стол, обхватила голову руками. Этот тип сказал правду, он не отстанет. Кто же он такой? Откуда взялся на её голову? Что за дела творились вокруг Насти и во что то она вляпалась благодаря нежданно обретённой сестричке?
Море вопросов и ни одного ответа…

Глава 10
Будильник зазвонил в шесть утра. Зевающая Ира вылезла из-под одеяла, быстро умылась и почистила зубы, быстро приготовила завтрак. И только тогда отправилась будить Светочку.
Девочка долго не хотела просыпаться, а потом, недовольно ворча и с трудом держа глаза открытыми, поплелась в ванную. Переодевшись, она уселась за стол.
- Много у тебя уроков сегодня? – накладывая на тарелку макароны, спросила Ирина.
- Пять, - откусывая большой кусок сосиски, ответила Светочка. – Двойку сегодня получу.
- Почему? -  удивилась Ира. Удивилась больше разговорчивость ребёнка, чем её осведомлённости о том, что только будет.
- Математика сегодня, а я домашнюю работу не сделала, - забавно потёрла нос кулаком Света.
- Ну так объясни учительнице, что ты не разобралась в теме, - посоветовала ей Ирина. – А в выходные пойдём к моему… отцу, - опять запнулась девушка. – Он тебе всё объяснит, и ты во всём разберёшься. Я тоже в школе не разбиралась в математике.
- И папа помог?
- Нет. – Покачала головой Ира. – Тогда папы у меня ещё не было.
- Как это? – разинула рот Светочка. – Как это не было папы?
- Я потом тебе расскажу, хорошо? – коснулась её волос Ирина. – Кушай, а то опоздаем.
Впервые, за время, проведённое с этим ребёнком, девушка почувствовала тепло в душе. Неожиданно ей захотелось побыть со Светочкой подольше, узнать её лучше. Это чувство очень порадовало Иру.
Помыть посуду после завтрака они уже не успевали, время поджимало.
- Давай-давай, скорее! – торопила девочку Ирина, сама быстро зашнуровывая кроссовки. Натянув куртку и не застёгивая её, девушка открыла дверь и остолбенела.
Прямо на полу у её квартиры расположился вчерашний преследовавший её тип. Он спал, прижавшись спиной к стене и склонив голову низко на грудь. Одна нога его была выпрямлена и доставала почти до двери в соседнюю квартиру, а вторая согнута в колене.
- Ой, кто это? – выскочила на лестницу Светочка, пока растерявшаяся Ира зазевалась и не успела её остановить.
Девочка замерла, открыв рот, глядя на мужчину. Лицо её побледнело, губы затряслись. Испугавшись, что сейчас у неё начнётся очередной припадок, Ирина присела и обняла ребёнка.
- Милая, что с тобой? Ты знаешь этого дядю?
Светочка затрясла головой, по щекам её неожиданно побежали слёзы.
- Папа!! – неожиданно взвизгнула она, вырываясь из Ириных рук, и бросилась к мужчине.
- Папа? – оторопела Ирина. – Папа?!!
Мужчина вздрогнул, поднял голову и, в мгновение ока вскочив, подхватил девочку на руки.
- Малышка моя! – нежным голосом пропел он, прижимая Светочку к себе. Девочка обхватила его за шею обеими руками и лила слёзы.
- Что здесь происходит? – подала голос совершенно ничего не понимающая Ирина. – Может вы мне, наконец, объясните?
- Если бы вы впустили меня в квартиру, я бы объяснил вам всё ещё вчера. И мне не пришлось ночевать на холодном полу. Не май месяц, между прочим! – мужчина посмотрел на неё с упрёком.
- А вас никто и не заставлял здесь сидеть! – парировала Ирина. – Тоже мне, верный пёс!
- Ради вас я бы не сидел, а вот ради дочери могу и в снегу переночевать!
- Какая жертвенность! – съязвила девушка. – Давно ли вы своими действиями до истерических припадков её доводили?
- Что? – вскинул брови мужчина. – Что вы несёте?
- А может, мы не будем обсуждать всё это на лестничной клетке? – заметив, как в глазке соседней квартиры метнулась тень, буркнула Ирина и посторонилась. – Входите.
- Какая честь! – ехидно бросил мужчина и переступил порог.
- А теперь объясните мне, откуда вы взялись? – упёрла руки в бока Ирина. – И что вам от нас нужно?
- Конкретно от вас – ничего. – Косо посмотрел на неё мужчина, ставя Светочку на ноги. – Всего лишь хочу забрать свою дочь.
- Ура!! – завопила девочка, подскакивая на одной ноге.
- А больше ничего не хотите? – не обращая внимания на ребёнка, зло спросила Ира. – Кто вам её отдаст?
- А кто мне запретит? Я её родной отец!
- Даа? – задохнулась Ирина. – А где вы были, когда они с Настей жили, Бог знает где? Они ютились в грязной маленькой квартирке и питались впроголодь! Где вы были, когда умерла Настя? Почему сразу не забрали дочь к себе?
- Да я не знал, что она умерла! – возмутился мужчина. – Кто мне сообщил? Только когда я не смог до неё дозвониться и приехал к ним домой, мне сказали, что Насти больше нет, а Свету забрала её сестра! Вот уж я удивился! У Насти никогда не было никакой сестры! Я поехал в органы опеки и там мне ничего не сказали!
- Почему это? – сузила глаза Ирина. – Вы же родной отец! – воскликнула она, демонстративно потрясая кулаками.
- Не паясничайте! – огрызнулся мужчина. – Эта стерва не записала меня отцом Светы. Просто поставила прочерк в свидетельстве о рождении!
- А ничего, что вы это говорите в присутствии дочери этой стервы? – кивнула на Светочку Ирина. Девочка, открыв рот, слушала отца, внимательно глядя на него.
- Дочь, иди собирай вещи, мы поедем жить ко мне, - присел рядом с ней мужчина.
- Хорошо папочка, - покорно кивнула девочка и умчалась в свою комнату.
- Чего это вы тут распоряжаетесь? – покраснела от злости Ирина. – Девочку я вам не отдам! Этак любой может явиться и назваться отцом Светы! Что же мне, любому встречному-поперечному верить? И даже если вы и правда её отец, всё равно не отдам! Знаю я, какой вы изверг!
- Что вы несёте? – внезапно заорал мужчина, самообладание покинула его. – Почему вы меня оскорбляете?
- Думаете, если Настя мертва, то я ничего о вас не знаю? А я прекрасно знаю, как вы избивали её и Свету! В результате у Насти развилась дилатация сердца, а Света заработала истерические припадки! Вы хоть знаете, что она состоит на учёте у психиатра? И всё из-за вас! И после этого, я отдам вам ребёнка?
- Я избивал их? – попятился мужчина. – Да вы с ума сошли! Это Настя вам напела?
- Настя вообще не пожелала мне рассказывать о вас, - призналась Ирина. – Сказала, что муж бросил её, узнав о беременности.
- Тогда откуда вы вообще взяли этот бред?
- Доктор в больнице сказал!
- Вот оно как! Значит, Настя рассказывала всем о муже-тиране! А о том, что она напивалась как свинья во время беременности, она не рассказывала? Может поэтому у Светы обнаружилось заболевание?
- Что? – ахнула Ирина. – Пила?
- Пила-пила, - кивнул мужчина. – Да ещё как пила. Мы с ней расписаны не были, жили в гражданском браке. Она пить начала ещё до беременности, я ничего не мог сделать. Когда она забеременела, думал, остановится наконец. Да только куда там! Она даже в больницу на учёт не становилась, там бы мигом про её пьянство прознали. Светочка родилась шестимесячной, врачи долго сомневались, выживет она или нет. А Насте всё нипочём было, - мужчина замолчал, сжав двумя пальцами глаза.
Молчала и Ирина, не зная, верить рассказам этого странного мужчины или нет.
- Она из роддома ушла, на третий день после родов, - справившись с собой, продолжил он. – Я когда узнал об этом, чуть с ума не сошёл. Обегал все дворы, ища её. И нашёл, в нашем доме, в подъезде, с местными алкашами наливалась. Ей плевать на ребёнка было. А через несколько дней ей плохо стало. Сердце. У неё проблемы были с самого детства, и алкоголь не мог не сказаться. Вот тогда она прекратила пить. Побежала в больницу, ей и поставили этот диагноз, дилатация сердца. Стали лечить. Светку мы забрали домой, я пытался Насте мозги прополоскать, так она психанула и выкинула этот фортель, не записала меня отцом.
- Почему же вы не стали доказывать отцовство? – тихо спросила Ирина.
- Не подумал как-то, - пожал плечами мужчина. – Не до того было. Светка болезненная была, Настя по больницам моталась. Вдобавок с работы уволили, пришлось новую искать. Денег совсем не было. Скандалили каждый день. Долго это длилось. Светке два было, когда я не выдержал, ушёл. Настя к тому времени подлечилась, вполне сносно себя чувствовала. За ребёнком стала ухаживать, словно грехи перед ней замаливала. Вот только меня на дух не переносила. Да и я её тоже, если честно. Она пыталась запретить мне видеться с дочерью, поэтому каждый визит я покупал.
- Покупали?
- Платил Насте деньги и забирал Светку за целый день к себе, - вздохнул мужчина, опускаясь на стул у двери. – А потом я узнал, что Настя продала квартиру, машину, и оплатила себе операцию. Я ругался с ней, говорил, что дал бы денег. Хоть какую-то часть. Мне не хотелось, чтобы дочка жила в той ужасной квартире, но Настя была непреклонна. Мне бы тогда подать в суд и доказать отцовство, но Настя так плохо выглядела, была такой жалкой, что мне стало её жаль. Всё тянул с этим делом. Потом её болезнь начала прогрессировать, перешла в острую форму. Я переживал. Правда, переживал, - повторил мужчина, заметив Ирин сомневающийся взгляд. – Я знал, что Настя уже не жилец и по большей части боялся за дочку. Она была очень привязана к Насте и ещё эти её припадки… Боялся, что однажды Настя умрёт у неё на глазах и тогда уже её психике будет нанесёт непоправимый урон.
- Света не видела Настю, - покачала головой Ирина, опираясь спиной об стену. – Я нашла её. И на похороны я не решилась её взять. Её врач не советовал и я просто побоялась. В первый раз, когда Света закатила мне истерику, я жутко перепугалась, я же не знала ещё об этих её приступах…
- Откуда вы вообще взялись? У Насти не было сестёр!
- Как вы нас нашли? – проигнорировала его вопрос Ира.
- Я знал, в какой школе учится Света, занял пост, ждал целый день. Хотел подойти к дочке, да случай не выпал. А тут вы. Ну я и проследил за вами.
- Но я оторвалась от вас!
- Большое дело узнать имя и адрес по номеру машины, - хмыкнул мужчина. – Я приехал, хотел подняться. Постоял, покурил, всё думал, как поговорить с вами. А тут и вы, собственной персоной. Хотел подождать вас у входа в магазин и поговорить без свидетелей. Без Светы я имею в виду, - поправился он, заметив, как напряглась Ирина. – А вы сбежали.
- Вы меня очень напугали.
- Извините, - сконфузился мужчина. – Не подумал.
«Не подумал он!» - мысленно воскликнула Ирина. – «Огромный, двухметровый шкаф, с бандитской физиономией! Что я должна была подумать?!».
На самом деле этот мужчина понравился ей. Чисто внешне разумеется. Его словам она не очень-то поверила, не вязался у неё образ Насти с тем чудовищем, которое он описал. Но внешне он выглядел очень хорошо. Высокий, накачанный, с чёрными глазами и очаровательной ухмылкой. На щеках выступила щетина, и это выглядело трогательно.
«Меня на красивые глазки не купишь! – одёрнула себя Ира. – Тоже мне, папаша нашёлся!».
- Я не знаю, говорите вы мне правду или искусно врёте, - наконец подала голос она. – Но Свету я вам не отдам. Посудите сами, я вам не знаю, впервые вижу, как я могу доверить ребёнка непонятно кому?
- Я понимаю, - кивнул мужчина. – И вы извините меня, погорячился. Вы, пожалуйста, не торопитесь с удочерением, а я пока подам в суд и установлю отцовство. Хорошо?
- Не хорошо, - мотнула головой Ирина, внезапно поняв, что не хочет оставаться без Светочки. – А вам в голову не приходило, что я привязалась к девочке? Что я хочу, чтобы она жила со мной?
- Но Света обрадовалась мне!
- И что? Она соскучилась, она знает вас! А я пока для неё чужой человек. Но она девочка, ей мать нужна!
- И вы решили заменить ей мать? – прищурился мужчина.
- Да! – с вызовом ответила Ира. – А что?
- Зачем вам ребёнок с такими проблемами? Родите себе своих, обычных, нормальных детей!
- Ну, знаете ли! – вспыхнула Ирина. Этот мужчина помимо воли надавил на больную мозоль. – Вот это уже не ваше дело! А за Свету я буду бороться!
- Я всё равно заберу её!
- Пап, я готова! – вышла в прихожую Светочка, с полным рюкзаком за плечами.
- Солнце, наши планы изменились, - присел рядом с ней на корточки мужчина. – Я не могу тебя сейчас забрать, тебе придётся ещё пожить с Ириной.
- Но я хочу с тобой! – в глазах девочки опять закрутились слёзы. – Папа! Это она? Она не разрешает меня забрать, да? Ненавижу!
Света зарыдала и со всей силы лягнула Ирину ногой. Та, не ожидав такого от ребёнка, взвизгнула и схватилась за коленку.
- Доченька, ну что ты делаешь? – обнял её мужчина. – Успокойся! Я заберу тебя, только немного позже! А пока мы будем видеться, обещаю!
- Нет, нет, нет!!! – закричала Света и отчаянно замотала головой. – Я с тобой! Папа!!!
- Вот зачем вы пришли? – чуть не расплакалась Ира. – У нас уже будто бы установился мир! А вы всё разрушили! Уходите!
Света билась в истерике, цепляясь за отца, а тот, схватив с зеркала листок и вытащив из кармана ручку, что-то быстро записал и протянул листок Ирине.
- Вот, возьмите. Малыш, - попытался он оторвать дочку от себя. – Доченька, мне нужно идти! Я вернусь, обещаю!
Но Света только бешено мотала головой и не желала ничего слушать. Ирине пришлось приложить немало усилий, чтобы удержать ребёнка, пока мужчина сбежал по лестнице и выскочил из дома.
- Уйди! – отбивалась девочка. – Ненавижу! Ненавижу!! Ненавижу!!!
Вырвавшись из её рук, Светочка умчалась обратно в комнату, оттуда тут же послышались её рыдания. Ира перевела дух и плюхнулась на стул. На полу белел помятый листок бумаги. Подняв его, девушка увидела телефонный номер и подпись «Саша».
- Саша, - вслух сказала она. – Я даже не спросила, как его зовут, - вдруг поняла девушка. – Значит Саша… Ну что ж, будем знать, - вздохнула она, пряча листок в ежедневник.
Всё произошедшее следовало хорошенько обдумать. Но это потом, а сейчас нужно всё-таки отвезти Свету в школу, хотя бы ко второму уроку…

День прошёл как в тумане. Ирина пыталась что-то делать по дому, но у неё в буквальном смысле всё валилось из рук. Когда на пол полетела любимая чашка, мигом превратившись в груду осколков, девушка решила прекратить свою никчёмную деятельность. Убрав осколки в мусорное ведро, она растянулась на диване и закрыла глаза. Следовало всё хорошенько обдумать.
Неужели всё действительно так, как рассказал ей Александр? Ну что ж, если Настя пила, тогда понятно её желание спихнуть вину за болезнь дочери на мужа. Как он там сказал? Нашёл её в подъезде с компанией алкоголиков? Нет, такую картину она не в состоянии даже представить! Да, она знала Настю всего несколько дней, но… Но она была таким светлым, добрым человечком… Нет, не могла она быть той, кем представил её Александр!
Поток мыслей был прерван резкой трелью мобильного. Ира вздрогнула и открыла глаза. Она почему-то сразу поняла, что ничего хорошего ей не скажут. А может уже просто привыкла к плохим новостям?
- Алло.
- Ирина Максимовна? – раздался голос учительницы Светочки.
- Что со Светой? – крикнула Ирина. Сердце её застучало где-то в животе, ладони похолодели.
- Ирина Максимовна, она пропала! – в голос зарыдала девушка.
- Как пропала? – просипела Ира. – Когда?
- Минут двадцать назад! Началась перемена, дети галдели, и я пропустила момент, когда она ушла! Урок начался, а ни Светы, ни её вещей на месте нет!
- Еду, - коротко бросила Ирина. Одеваясь на ходу, она выскочила во двор и бросилась к машине.
Она неслась на предельной скорости, проскакивая светофоры на красный свет и чудом избегая аварий. Пешеходы что-то кричали вслед, встречные машины возмущённо гудели, а белая как мел Ирина только шептала:
- Господи, сделай так, чтобы с ней ничего не случилось!
Въехав на территорию школьного двора, Ира со всех ног бросилась в класс. В коридоре её встретила зарёванная Ангелина Васильевна.
- Вчерашнего мужчины, который следил за Светой, не было? – запыхавшись от быстрого бега, спросила Ирина.
- Нет, - помотала головой учительница. – Я о нём ещё утром вспомнила, всё в окно смотрела. Не было его.
- С детьми говорили? Может, они что-то знают о побеге Светы?
- Говорила! Они ничего не знают! Да и не дружит она особо ни с кем в классе!
Ирина, не тратя больше времени на пустые разговоры, принялась шарить в сумке, разыскивая номер Александра. Но злополучного листочка не было. Разозлившись, Ира перевернула сумку и вытряхнула её содержимое на подоконник. Листочек оказался на самом дне, он просто выпал из ежедневника и затерялся в той самой полезной мелочи, которой полна сумка любой женщины.
Дрожащими руками Ира набрала номер и приложила телефон к уху. Сначала из трубки неслись длинные гудки, потом раздался спокойный голос:
- Да.
- Это вы её забрали? – заорала Ира. – Вы? Так знайте, я сейчас же вызываю полицию!
- Ирина, это вы? – голос Александра звучал удивлённо. – Почему вы кричите? Что-то со Светой?!
- А вы не знаете? – рявкнула Ирина. – Это вы её похитили!
- Да что вы несёте? – возмутился мужчина. – Где девочка? Она пропала?
- То есть вы об этом ничего не знаете? – немного сбавила обороты Ира.
- А вы ещё не поняли, что нет? Где она?!!
- Не знаю, - призналась Ирина и коротко поведала об исчезновении Светочки.
- Я сейчас приеду, - бросил Александр и отключился.
Спрятав телефон в карман, Ира сгребла в сумку всё, что лежало на подоконнике и вытерла вспотевший лоб. Безумно хотелось пить, и она оглянулась в поисках бойлера. Налив воды, она в два глотка опустошила стакан и только тогда взглянула на нервно заламывающую руки учительницу.
- Успокойтесь, я вас ни в чём не виню. Света своеобразная девочка, трудно предугадать, что она может выкинуть.
- Но она ведь найдётся?
- Найдётся, - пообещала Ира и покинула школу.
На улице резко похолодало. Небо затянули серые тучи, повалил снег. Натянув на голову капюшон, Ирина засунула руки в карманы и оглядела двор.
- Прошло примерно сорок минут, с тех пор как она ушла, - пробормотала она. – Куда за этой время она могла добраться? Если пешком, то должна быть недалеко, а если поймала попутку…
Об этом думать не хотелось. Если она решилась на попутку, то… То страшно представить, что могло стать с шестилетней девочкой! Вон, какие ужасы каждый день рассказывают по телевизору!
Почувствовав, что сердце начинает колотиться с новой силой, Ира отогнала страшные видения и зашагала по двору. Она бродила в окрестностях школы, заглядывая в каждый уголок.
Минут через двадцать, во двор въехал пассат Александра. Из машины выскочил он сам и бросился к школе.
- Саша! – крикнула Ира, но он не услышал. – Чёрт! – прошипела он, зубами стягивая перчатку и опять набирая номер.
- Саша, её нет в школе, я там уже была, - сообщила она. Он ей не ответил, просто сбросил звонок. Но не успела она возмутиться, как он выскочил из здания и бросился к ней.
- Какого чёрта вы отправили её в школу? Вы видели, в каком состоянии она была!
- Да как вы смеете? – задохнулась от возмущения Ирина. – А кто её довёл до такого состояния? Я?
- Имею полное право повидаться с дочерью!
- А может, мы не будем терять время на ссоры? – опомнилась Ира и крикнула: - Света!!
- Вы думаете, она сидит где-то здесь? – съехидничал Саша. – Что вы орёте?
- Она знает, где вы живёте?
- Знает, - кивнул мужчина. – Но вряд ли доберётся туда сама. Она была у меня, но адрес ей никто не сообщал.
- Зная Свету, уверена, что она знает точный адрес. Позвоните соседям, - вздохнула Ирина и побрела по протоптанной узкой дорожке, которую быстро заметало снегом.
К Саше она больше не подходила. Издали видела, как он поговорил по телефону и пошёл в противоположную сторону.
Примерно час Ира бродила по городу, примерно в нескольких километрах от школы. Она заглядывала во все дома, во все укромные уголки, спрашивала людей, но Светочка как сквозь землю провалилась.
На улице быстро темнело, метель стихла, зато к ночи поднимался мороз. Представив, что Свету они не найдут до наступления темноты, девочка останется одна, на улице, Ира остановилась в парке прямо посреди дороги и расплакалась. Слёзы катились и катились по щекам и не желали прекращаться.
Счистив снег со скамейки перчаткой, девушка присела, низко склонив голову и рассматривая узор на перчатках. Она не знала, куда идти дальше. Наверное, в полицию…
- Наверное, в полицию… - вслух сказала она. – Только вряд ли после этого, мне отдадут ребёнка. Свету отправят в детдом и душа Насти не найдёт покоя…
- Ира! – раздался позади неё голос и рядом со скамейкой материализовался Александр. – Вы что, плачете? – опешил он.
- Это снег, - огрызнулась Ирина, отворачиваясь от него и быстро вытирая перчаткой щёки. – У вас тоже новостей нет? – обречённо спросила она.
- Нет, - вздохнул Саша, присаживаясь рядом с ней и доставая сигареты. – Не представляю, куда она могла деться.
- Надо идти в полицию…
Саша промолчал, напряжённо о чём-то раздумывая.
- Видимо да, другого выхода у нас нет, - наконец вздохнул он.
- Идёмте, здесь рядом есть отделение, - первой поднялась на ноги Ирина. – Представляю, что мы там услышим. По закону Света должна сейчас находиться в детском доме. Опекунство ещё не оформлено.
- Сейчас главное найти её, - выбрасывая окурок, буркнул Саша. – А кто что скажет, дело десятое.
Вместе они прошли по аллее, к выходу из парка. И уже у самой дороги Ира в последний раз оглянулась и вдруг увидела яркое пятно среди заснеженных деревьев.
- Смотрите, - дёрнула она за рукав Сашу. – Что это там?
Мужчина оглянулся и, прищурившись, всмотрелся вдаль.
- Это же она! – воскликнул он и бросился бежать. Ира едва поспевала за ним.
Светочка сидела в самом дальнем углу парка, на кривой самодельной скамейке. По тому, как вокруг валялись свежие бутылки, было понятно, что это место обитания местных алкашей. Девочка сидела, спрятав руки в карманы, и глядела в землю. Невооруженным глазом было видно, что она замёрзла, нет, даже окоченела.
- Света! – обогнав Александра на повороте, Ира первой подлетела к девочке и упала перед ней на колени, плюхнувшись прямо в снег. - Светочка, как же ты нас напугала! – она попыталась обнять девочку, но та отстранилась, взглянув на неё с такой ненавистью, что Ирина невольно отшатнулась.
- И здесь меня нашла, - прошипела она. – Чего ты ко мне прицепилась?
- Света, давай поговорим дома? Смотри, какой мороз, ты же замёрзла вся!
- Ну и пусть! – истерически закричала девочка, вскакивая на ноги. – Пусть замерзну! Лучше замёрзнуть, чем с тобой жить! Не хочу, ненавижу тебя!
- Господи, за что? – прошептала Ира, с ужасом глядя на ребёнка. – Что я тебе сделала?
- Уйди! – завизжала Света, не пожелав ответить на вопрос. Видимо она и сама не понимала, за что так сильно её ненавидит.
- Доченька! – подскочил к ней Саша и прижал к себе. – Доченька, успокойся. Сейчас мы поедем домой, и там спокойно поговорим. Вы ведь пустите меня к себе? – взглянул он на Ирину.
- Делайте что хотите, - махнула рукой та, ничего не видя от слёз. Она всеми силами сдерживала их, но получалось плохо. Обида душила, сжимая горло.
- К тебе домой? – с надеждой заглянула в глаза отцу Света.
- Нет, к вам домой.
- Не поеду! – упрямо замотала головой девочка. – Не поеду я туда! Не хочу! Ненавижу её!
- Света! – повысил голос Саша. – Как ты можешь? Ира не отдала тебя в детский дом, забрала к себе, накупила вещей, заботится о тебе! Дочь, тебе должно быть стыдно! Она даже телефон тебе купила, чтобы всегда знать, где ты! Где он, кстати? Почему ты трубку не берёшь?
- А вот он! – воскликнула девочка и, вытащив мобильник из кармана, со всей силы швырнула его об скамейку. Телефон тут же разлетелся на две части, из него посыпались какие-то мелкие детали.
- Света! – вздрогнул Саша. – Света, я тебя не узнаю! Что ты творишь?
- Мне не нужно ничего от неё! Ненавижу её! Папочка, забери меня к себе! – зарыдала девочка.
- Пойдём, - вздохнул Александр, поднимая дочь на руки. – Пойдём, поговорим, когда будем в тепле.
Он зашагал по аллее, потом оглянулся и окликнул стоящую столбом Ирину.
- Вы идёте?
- Иду, - кивнула она, смахнув слезу. – Иду.

Глава 11
Саша и Ира на своих машинах по очереди въехали во двор и припарковались у подъезда. Светочка естественно ехала с отцом. Когда они вышли из машины, она опять закатила истерику.
- Аааа! – завизжала она, вырываясь из рук Саши. – Не хочу, не пойду! Ты предатель! Не хочу туда идти!
Саша что-то говорил ей, Ирина же предпочла остаться в стороне. Она прошла в подъезд, оставив дверь открытой, затем в лифте поднялась на свой этаж и вошла в квартиру. И только оказавшись в тепле, поняла, как сильно замёрзла.
Не разуваясь, она прошла на кухню и поставила чайник на плиту. Достала из ящика чашку, задумчиво повертела её в руках и, выглянув в окно и не увидев ни Саши, ни Светы, поставила на стол ещё две.
В открытую дверь квартиры из подъезда доносился визг Светочки и покрикивания Саши. Он тащил за собой дочь волоком, а она всё кричала и плакала.
К тому времени, как они оба, раскрасневшиеся и злые появились в квартире, чайник закипел, и на столе дымились две чашки, одна с чаем, вторая с какао. Свою чашку Ира держала в руках и медленно пила обжигающий напиток. Она так и не сняла куртку, надеясь так быстрее согреться.
- Вот! Смотри! – указал на стол пальцем Саша. – Ты очень обидела Иру, а она приготовила тебе какао, потому что знает, что ты очень замёрзла и не хочет, чтобы ты заболела!
- Аааа! Не хочу я её какао! Не хочу! Ненавижу её!! – с этими словами девочка вырвалась из рук отца и, схватив чашку с какао, опрокинула её прямо на ноги Ирине. Та взвыла от боли.
- Света!! – вышел из терпения Александр и принялся трясти дочь за плечи. – Да что же ты творишь? В тебя словно бес вселился!
- Мерзавка! – по лицу Ирины покатились злые слёзы. Она плакала в который раз за этот день и уже не помнила, когда в последний раз проливала столько слёз.
- Ненавижу! – словно заклинило Свету. – Ненавижу!
- Неблагодарная мерзавка! – Ира прыгала на месте, стараясь освободиться от прилипших к телу мокрых джинсов. От боли она совершенно забыла, что рядом с ней находится мужчина и упрямо стягивала с себя штаны.
- Ирина, успокойтесь хоть вы, - обратился к ней побледневший Александр. – Умоляю вас!
- Да идите вы к чёрту! – огрызнулась Ира и выскочила из кухни. В гостиной она избавилась, наконец, от джинсов и осмотрела свои покрасневшие от кипятка ноги.
Обработав ожог, она некоторое время посидела на диване, испытывая огромное желание заткнуть уши, чтобы не слышать истеричных воплей девчонки. Затем вытащила домашние брюки и попыталась надеть их. Но кожа, соприкасаясь с тканью, отзывалась такой болью, что Ира быстро отложила брюки в сторону и вытащила из шкафа давно забытое домашнее платье. Она носила его последний раз ещё во времена своего неудачного замужества. Игнат утверждал, что в этом платье она прекрасна. После развода она ни разу больше не надела его, для кого прихорашиваться?
- Интересно, влезу я в него или нет? – пробормотала Ирина, натягивая платье на себя. Удивительно, но по прошествии стольких лет платье не то, что стало мало, а было даже велико!
- Вот так-то, - хмыкнула Ира. – Я, оказывается, была толще в свои двадцать с небольшим. Интересно, это хорошо или плохо?
Так и не ответив на этот вопрос, Ирина закрыла шкаф и скрылась в ванной. Пустив воду погорячее, она умылась и только тогда вернулась на кухню.
Здесь всё осталось без изменений. Светочка по-прежнему орала, лицо её приобрело синеватый оттенок. Саша попеременно то бледнел, то краснел и выглядел не на шутку напуганным истерикой дочери.
- Ирина, я не знаю, что мне с этим делать, - растерянно обернулся к девушке он. – Помогите!
- Как? – резонно спросила она. – Если я к ней приближусь, её реакцию вообще трудно предугадать!
- Но что же делать?
Вместо ответа Ирина полезла в аптечку и, достав нашатырный спирт, щедро полила им ватку и протянула Саше. Тот послушно взял вату и поднёс к носу дочери. Та пыталась увернуться, но всё равно вдохнула едкий запах и замерла, словно опьянённая.
- Сработало! – выдохнул Саша.
- Не обольщайтесь, - хмыкнула Ирина. – Это ненадолго.
- Что же делать? – опять повернулся к ней мужчина.
Ира протянула ему стаканчик, в который заблаговременно накапала валерьянки. Не дожидаясь, пока начнётся новая порция истерики, Саша влил содержимое стакана в девочку. Через несколько минут она зашаталась, её глаза стали закрываться. Подхватив девочку на руки, Саша отнёс её в постель и помог раздеться. И только когда Света уснула, он вернулся на кухню.
- Ужасно… - пробормотал он, усаживаясь за стол и обхватывая голову руками. – Я не думал, что всё настолько ужасно.
- Что, раздумали брать её к себе? – ухмыльнулась Ирина, заваривая новый чай.
- Нет, что вы! Она моя дочь и я люблю её любой… Но это всё равно ужасно.
- Вы повторяетесь.
- А я не нахожу больше слов, чтобы описать то, что произошло!
- Саша, - обернулась к нему Ирина и пристально посмотрела в глаза. – Почему вы уговаривали Свету вернуться сюда, расхваливали меня? Ведь вы хотите забрать её к себе и, по сути, этот скандал и её ненависть ко мне, должны быть вам на руку!
- Вы меня что, за монстра принимаете? – с укоризной посмотрел на неё Саша. – Да, я хочу забрать дочь к себе, но настраивать её против вас? За что? Вы ведь и правда, сделали для неё много хорошего!
- Спасибо, - тихо пробормотала Ира, разливая кипяток по чашкам.
- Как ваши ноги? Большой ожог?
- Жить буду.
- Простите её. – Попросил Саша. – Она ребёнок со слабой психикой. А тут такой стресс. Она не виновата, что родилась такой.
Ира промолчала. Ей было обидно, но в глубине души она понимала, что Александр прав.
- Вы отдадите мне её? – в лоб спросил Саша. – Очень не хочется затевать судебное разбирательство, но мне придётся это сделать, если вы будете противиться.
- Я подумаю, - после небольшой паузы, ответила Ирина.
- Я думал, после её сегодняшний слов, вы даже видеть её не захотите, - покачал головой мужчина.
- Я эти слова слышу каждый день.
- Зачем она вам? Вы молодая, красивая, вам замуж выходить и своих детей рожать!
- Вам может показаться это странным, - застучала пальцами по столу Ира. – Я и сама поняла это только сейчас. Но несмотря ни на что, я привязалась к девочке. Наверное, это нерастраченный материнский инстинкт.
- Ничего, будут свои дети, реализуете его, - отхлёбывая чай, сказал Саша но, заметив, как изменилась в лице Ирина, осёкся: - Я что-то не то сказал?
- Нет-нет, всё нормально. – Отмахнулась Ира, она не собиралась посвящать этого мужчину в свои личные проблемы.
- Подумайте Ира, зачем нам с вами эти проблемы? Не лучше ли решить их полюбовно?
- Я подумаю, - повторила Ирина. – Не давите на меня.
- Ни в коем случае! – поднял вверх руки Саша и поднялся. – Я, пожалуй, пойду. Звоните, если что.
- Хорошо, - кивнула девушка, чувствуя ужасную опустошённость.
Она не проводила его, лишь услышала, как он вышел из квартиры, аккуратно захлопнув дверь. В квартире воцарилась тишина, и от этой тишины хотелось взвыть. Да, Света не подарок, но с её появлением эта квартира ожила. Ира была уверена, что рано или поздно, но смогла бы найти с ней общий язык. Вспомнить хотя бы вчерашний день! Они так хорошо его провели! И всё было бы хорошо, если бы не появился этот Саша!
Саша… Его тоже можно понять! Он отец, он любит свою дочь и хочет, чтобы она была рядом!
Но как быть ей, Ирине? Хоть и обидно ей было, но она понимала, что не со зла всё это наговорила ей Светочка. Ей страшно, больно, она совсем маленькая, а жизнь уже так жестоко обошлась с ней! Права была Люба, говоря, что девочка будет искать виноватого. Гораздо легче обвинить кого-то в своих бедах, чем принять то, что так повелела жизнь.
Представив, что Светы здесь больше нет, что она переехала к отцу, Ира вновь расплакалась. Нет, не просто она привязалась, она полюбила этого ребёнка! И пусть она несносная, пусть кричит, плачет и обвиняет её во всём, но она её племянница!
И теперь её придётся отдать. И опять возвращаться в пустую квартиру, где её никто не ждёт, где каждый уголок пропитан одиночеством.
- Господи, ну за что мне это? – всхлипнула Ирина. – Ну почему мне всегда не везёт? Ну почему?
Так и не найдя ответа на этот вопрос, Ира прошла в комнату и повалилась на диван. На столе остались стоять две чашки с чаем.

Утром Света отказалась вставать с постели и не разговаривала с ней. Какие попытки Ирина не предпринимала, девочка лежала, отвернувшись к стене, и только прятала голову под подушку.
- Света, если ты сейчас встанешь, позавтракаешь и пойдёшь в школу, вечером пойдёшь с папой гулять, - пообещала Ирина.
- Правда? – подскочила девочка.
- Правда.
Сосредоточенно сопя, Света откинула одеяло и принялась одеваться. Убедившись в этом, Ира отправилась на кухню, подавать завтрак. Девочка в мгновение ока проглотила еду и схватилась за рюкзак.
- Подожди, я причешу тебя, - остановила её Ирина. Света послушно уселась на стул и позволила заплести себе две косички.
Отвезя её в школу, Ира покружила по городу, не зная, куда себя девать. Ехать домой решительно не хотелось. Остановившись у кафе, она вошла внутрь и, усевшись за столик, набрала номер Игоря.
- Здравствуйте Ирочка! – после первого же гудка раздался его голос. – Собирался вам звонить, а тут вы позвонили сами! Наверное, это телепатия!
- Здравствуйте Игорь, - поздоровалась Ирина, никак не отреагировав на его восклицание. – Скажите, мы не могли бы встретиться? Мне очень нужно с кем-нибудь поговорить, посоветоваться, а не с кем.
- Конечно, могу прямо сейчас приехать к вам!
- Ко мне не нужно, я сейчас в кафе. Кстати, неподалёку от вашей поликлиники! – выглянув в окно, сообщила Ирина.
- Отлично! Значит, скоро буду!
Игорь и правда приехал быстро. Когда он вошёл в кафе, взгляды редких посетительниц оказались прикованы к нему. Ещё бы, он выглядел просто потрясающе. Строгий костюм, который невероятно ему шёл, распахнутый ворот рубашки и папка в руках. Ира испытала даже некую гордость, когда он присел к ней за столик. А увидев в глазах женщин откровенную зависть, даже почувствовала, как поднялось настроение.
- Здравствуйте Ирочка! – Игоря галантно склонил голову и, наклонившись, поцеловал её руку.
- Ой, ну что вы, - смутилась Ира, не привыкшая к вниманию таких мужчин. – Перестаньте, на нас все смотрят.
- Ну и что? – вздёрнул брови Игорь. – Ирочка, мы с вами не в том возрасте, чтобы оглядываться на людей. Так о чём вы хотели поговорить? Кстати, давайте перейдём на «ты»?
- Давайте! Давай! – обрадовалась Ирина, ей самой уже изрядно надоело всем «выкать».
Коротко поведав мужчине о случившемся, Ира вздохнула и добавила:
- Прости, что нагружаю тебя своими проблемами. Просто ты знаешь Свету, и можешь что-нибудь мне посоветовать. А больше мне не с кем поговорить. Мама изначально была против удочерения, а из подруг у меня одна лишь Люба, но у неё своя семья, трое детей, думаю, ей не до меня…
- Прекрати оправдываться! – перебил её Игорь. – Я же всё понимаю! Даже сильной женщине бывает нужна помощь!
- И что ты мне посоветуешь? Бороться за Светочку или отдать её отцу? С одной стороны мне безумно не хочется отказываться от ребёнка, а с другой это, наверное, эгоистично. Ведь Света так привязана к папе.
- Ира, я думаю, что нужно уступить. Пусть девочка растёт с родным отцом. Если ты будешь судиться, ты потратишь много сил и здоровья, а ещё не факт, принесёт ли это результат. И даже если ты выиграешь процесс, сможешь ли ты ужиться с этой девочкой? Она не простит тебе разлуку с отцом!
- Ты прав, - сглотнула вставший в горле комок Ирина. – Но как же я? Как всегда всем будет хорошо, а я останусь одна…
- Не останешься, - взял её за руку Игорь. – Ты боишься одиночества?
- Боюсь. – Призналась Ира. – Знаешь, я привязалась к девочке, полюбила её как родную! Но… Но вдруг я всего лишь держусь за неё, потому что боюсь одиночества?
- Нет, ты, правда, относишься к ней как к родной, - успокоил её Игорь. – Поверь мне, я кое-что понимаю в психологии. Ты такой человек, ответственный, душевный. Ты не можешь злиться на ребёнка. Но и одиночество тебя страшит, я понимаю. Но не нужно держаться за эту девочку, как утопающий за соломинку. Ты ещё будешь счастлива. И… Знаешь… Я… Ты очень мне нравишься.
Услышав его признание, Ира покраснела, как подросток.
- Ты мне тоже, - выдавила она из себя, не поднимая глаз.
- Давай встретимся вечером? – предложил Игорь, мельком взглянув на часы. – Не как сейчас, а просто встретимся, погуляем, поговорим!
- Давай, - согласилась Ирина. – Часов в восемь подойдёт?
- Да, конечно. Прости, а сейчас мне пора бежать. – Поднялся Игорь и, поцеловав её на прощание в щёку, вышел из кафе.
Проводив его взглядом, Ира залпом допила кофе и поехала в школу. Сегодня у Светочки мало уроков, пора забирать её домой.
Девочка по-прежнему не разговаривала с ней и смотрела настороженно. Молча уселась в машину, спокойно дождалась её из магазина и всё поглядывала на часы в машине, видимо не могла дождаться встречи с отцом.
Припарковавшись у дома, Ира помогла Светочке выбраться из машины, достала пакеты и, щелкнув брелком сигнализации, пошла к подъезду. Света обогнала её и даже придержала дверь, чем порадовала Ирину.
Остановившись у двери, Ира вдруг почувствовала смутное беспокойство. Оглянувшись по сторонам, проверив на месте ли мобильник и кошелёк и не найдя повода для волнения, она попыталась отмахнуться от этого чувства, но не смогла. Повернув ключ в замке, Ирина толкнула дверь и, держа пакеты в обоих руках, боком вошла в квартиру, пропустив ребёнка вперёд.
- Ой, что это? – воскликнула Светочка, впервые подав голос.
- Что случилось? – вздрогнула Ирина. Она обернулась и остолбенела.
Вся квартира была разгромлена. Вещи валялись на полу, диванные подушки вспороты. В целом картина напоминала ей ту, что она видела в квартире Насти.
- Ну вот, и до меня добрались, - пробормотала Ирина, опускаясь на стул. Ноги отказывались держать её. – Обокрали…
- Деньги украли? – неожиданно сочувственно спросила Светочка. – Много?
Не ответив ей, Ира метнулась в гостиную и, открыв ящик, где хранила деньги и украшения, увидела обе шкатулки в целостности и сохранности.
- Не нашли! – обрадовалась девочка, следовавшая за ней по пятам. – Ура!
- Ура! – повторила за ней Ира, но мыслями она витала далеко.
Если деньги не взяли, значит, это были не обычные воры. Значит, в квартире искали что-то особенное. Что-то, что искали и у Насти и ради чего разворотили её могилу. Что это может быть? Документы? Золото? И кто этот человек?
«Саша!» - пронзила её мысль. – «Точно, кто же ещё! Он сначала искал что-то у Насти, а потом решил, что это что-то Настя могла передать мне или дочери! Вот почему он объявился так поздно!».
Оглянувшись на Свету, Ира увидела, что она спокойно убирает вещи на места.
- Свет, не трогай ничего, нужно вызвать полицию.
- Зачем? – удивилась девочка. – Ничего же не украли!
«А действительно, зачем?» - подумала Ира. – «Опять всё спишут на домушника, никто не прислушается к моим догадкам. Нет, нужно разбираться во всём самой. Дело принимает серьёзный оборот…».

Глава 12
До самого вечера Ира наводила в квартире порядок. Воры, или как ещё можно назвать этих людей, ничего не украли, но всё равно нанесли урон. В кухне из банок прямо на пол были высыпаны все крупы, сахар и даже соль. Вещи из шкафа вытряхнуты, у всех вывернуты карманы. Эти люди не постеснялись даже порыться в корзине с грязным бельём.
Брезгливо отряхнув свои скудные наряды, Ира запихнула одну часть в стиральную машину, другую же оставила прямо на полу ванной. О том, чтобы надеть эти вещи на себя нестиранными, не могло быть и речи. Одно то, что по её квартире бродил кто-то чужой, касался всего руками, заставляла её передёргиваться и вызывала тошноту.
Света сосредоточенно сопела рядом, ничего не говоря. В своей комнате она навела порядок довольно быстро, а сейчас порывалась помочь на кухне. Но Ира ей этого не разрешила. Она и сама с трудом справлялась с тем хаосом, который творился там. Кто никогда не рассыпал сахар, не поймёт её. Сколько она не мела его, мелкие сахаринки всё равно оставались на светлом линолеуме и липли к подошвам тапочек.
Уборку она закончила только когда за окнами окончательно стемнело. Светочка делала уроки у себя в комнате, сама же Ира заняла позицию у входной двери. Она надеялась перехватить Сашу до того, как он позвонит в дверь и девочка броситься к нему на встречу. Пусть ей придётся врать, но этой встречи она не допустит. Чем больше она думала о сегодняшнем происшествии, тем яснее понимала, это именно он, Саша, приложил руку ко всей этой истории.
Долго ждать не пришлось. Уже через двадцать минут Ира услышала, как подъехал лифт, и бросилась к глазку. Увидев Сашу, она повернула ключ и выскочила на лестничную клетку раньше, чем он успел нажать на звонок.
- Привет! – широко улыбнулся ей мужчина. – А я только звонить собирался. Где Светка?
- Уроки делает. – Буравя его уничтожающим взглядом, сухо ответила Ирина.
- Зовите её, уже и так поздно. На работе задержался, - смущённо признался он.
- Света никуда не пойдёт.
- Почему? – разинул рот Саша. – Она заболела?
- Нет. Света никуда не пойдёт, и вас я попрошу больше к нам не приходить.
- В чём дело? – опешил мужчина. – Какая муха вас укусила?!
- А вы думали, что я такая дура, что ни о чём не догадаюсь? – зло прищурилась Ирина, загораживая собой дверь. – Пришли, втёрлись в доверие, а сами перевернули мою квартиру вверх дном! Нашли что искали? Нет? Так это неудивительно! Настя мне ничего не давала, ясно вам?
- Вы бредите… - пробормотал ошарашенный Саша, с ужасом глядя на Ирину. – Что я сделал? Что Настя вам не дала?!
- Ой, вот только не прикидывайтесь, ладно? – скривилась Ирина. – Нет, ладно бы вы ещё наши квартиры громите, но пойти на кладбище, разворошить могилу, это… Это… - Ира запнулась, не зная, какое слово подобрать. – Это гнусно, это противно, да вы просто мерзавец!
- Ира, вы сошли с ума?! – попятился Саша. – Я разворошил могилу? Да вы хоть понимаете, что говорите?
- Ничего другого я от вас и не ждала, - окатила его презрительным взглядом Ирина. – Уходите. И запомните, если вы посмеете подойти к Свете и тем самым спровоцируете у неё новый приступ, я напишу на вас заявление.
- Ладно, я уйду. – Кивнул мужчина. – Но вы не думайте, что так просто от меня отделаетесь. Я завтра же отправлюсь в органы опеки и заявлю о своём отцовстве.
- Я её тебе не отдам! – крикнула ему вслед Ирина, даже не заметив, что перешла на «ты». – Слышишь меня? Ты негодяй, законченный негодяй! И девочку ты не увидишь!
- Тебе ещё будет стыдно за свои слова, - обернулся у лифта Саша, тоже отбросив надоевшее «вы». – Впрочем, таким как ты стыдно не бывает.
- Хам! – задохнулась от негодования Ирина. – Да как ты смеешь?!
Саша не ответил, шагнул в лифт и уехал. Ира осталась стоять на лестнице, глотая слёзы. Она и сама не понимала, отчего так горько плачет. Но слёзы всё катились и катились по щекам, а она вытирала их рукавом, прислонившись к своей двери.
- Я же ему поверила… - пробормотала она, когда, наконец, поток слёз иссяк. – А он, как и все мужчины. Неужели Игорь такой же?
Думать об этом не хотелось, поэтому Ира вернулась в квартиру и направилась к Свете. О том, что гулять с папой она не пойдёт, следовало сказать заранее.
- Папа пришёл? – едва услышав её шаги, выскочила навстречу девочка
- Нет, малыш, он не пришёл, - Ира присела на кровать, неожиданно почувствовав лёгкое головокружение. – И не придёт.
Лицо девочки вытянулось.
- Почему?
- Папа звонил, сказал, что у него много работы, и он не сможет, - стараясь не смотреть в глаза ребёнку, соврала Ирина.
- А завтра? – с надеждой спросила Света.
- И завтра тоже.
- Но папа не мог! – воскликнула девочка. – Он никогда не обманывал меня! Если сказал, что придёт, значит придёт! Нет! Это ты! Ты его не пустила! Ты! Опять ты!
Света затряслась, лицо её начало стремительно бледнеть. Поняв, что у девочки начинается очередной припадок, Ира уже не испугалась. Поднялась и направилась за нашатырём. Света ринулась за ней.
- Ненавижу тебя! Ты только всё портишь! Папа! Папочка!! Хочу к папе!
По лицу девочки градом покатились слёзы, из бледного оно быстро становилось красным.
- АААААА!!! – неожиданно завизжала она, замерев посередине комнаты и закрыв глаза. – АААА!
Ира смочила ватку в нашатыре, но Света не позволила приблизиться к себе. Едва она пыталась подойти поближе, крик девочки переходил в вопль, от которого хотелось заткнуть уши.
- Светочка, успокойся, пожалуйста! – молила её Ирина. – Прошу тебя! Я не виновата! У папы, правда, много работы! Но вы встретитесь, может быть на выходных!
Она опять врала, надеясь успокоить ребёнка, но Света уже ничего не слышала.
- ААААА!!! – всё громче вопила она, трясясь всем телом.
В голове Иры от её крика словно застучали молоточки. Почувствовав странную слабость в ногах, она попыталась присесть, но не успела: в глазах неожиданно потемнело и она рухнула на пол.
В себя Ира пришла от острого запаха нашатыря. Помотав головой, стараясь увернуться от неприятного запаха, она открыла глаза. Рядом с ней на полу сидела Света, с зарёванным лицом.
- Наконец-то! – с облегчением выдохнула она.
- Что ты делаешь? – слабо спросила Ирина, с трудом принимая сидячее положение.
- Привожу тебя в сознание, - так по-взрослому ответила Света, деловито закручивая бутылочку с нашатырным спиртом и убирая остатки ваты.
- Откуда ты знаешь, что нужно делать? – поразилась Ира, с удивлением наблюдая за действиями девочки.
- Мама научила, - вздохнула Света и подняла на неё глаза. – Она часто в обморок падала.
- И ты её спасала?!
- А кто ещё? – пожала плечами девочка. – У нас больше никого не было. В первый раз я бегала к соседям, пришла тётя. Противная такая. Облила маму водой, похлопала по щекам, а когда она открыла глаза, обозвала её алкашкой и ушла. Больше я к соседям не ходила. Мама рассказала, что нужно делать.
- Бедная ты моя… - прошептала Ира, чувствуя, как сердце сжимается от жалости. Нет ничего удивительного в том, что Светочка такая нервная, иному взрослому не предстоит пережить то, что переживала она. Можно представить, как пугалась девочка, когда Настя заваливалась в обморок.
- Почему ты упала? – тихо спросила Света. – Ты тоже болеешь? Как мама?
- Нет, - покачала головой Ирина. – Нет, солнышко, я не болею.
- Тогда почему?
- Не знаю, - призналась девушка.
Света в ответ опять вздохнула и, помявшись, вдруг сказала:
- Прости меня. Я больше так не буду. Я не хочу, чтобы ты тоже умерла.
В носу Иры тут же защипало, а через секунду слёзы брызнули из глаз.
- Девочка моя! – она притянула Светочку к себе и в первый раз прижала к груди. В первый раз она не отстранилась, не закричала, не заплакала. В первый раз обняла её в ответ.
- И ты меня прости, - целуя ребёнка, бормотала Ирина. – Прости, я совсем не умею обращаться с детьми. Но я научусь, я обещаю тебе. Всё у нас будет хорошо!
Света только кивала в ответ, а когда отстранилась от Иры, на её щёчках тоже блестели слёзы.
- Ты не обижаешься?
- Нет, - покачала головой Ирина, стирая её слёзы. – Мы с тобой подружимся, правда?
- Да.
- Помоги мне подняться? – попросила Ира, и Светочка с готовностью вскочила на ноги и протянула ей руку.
Весь вечер девочка не отходила от неё ни на шаг. Они вместе готовили ужин, затем убирались в ванной, где, так же как и в других комнатах, царил погром. И только когда часы показали семь вечера, Ира вспомнила о встрече с Игорем. Ахнув, она бросилась звонить Любе.
Подруга не отказала и через полчаса явилась.
- Прости, что отрываю тебя от семьи, - взмолилась Ирина. – У меня свидание и…
- Да ладно тебе! – отмахнулась Люба, переобуваясь. – Я даже рада на пару часов сбежать из дома. Знаешь, дети это счастье, но иногда они так утомляют! Кстати, как у тебя со Светочкой?
Ира неожиданно почувствовала острую потребность поделиться с кем-нибудь событиями сегодняшнего дня и вкратце всё рассказала подруге. Люба ахала, прижимая руки к груди, но не перебивала.
- Ты уверена, что это этот Саша? – только спросила она, когда Ира замолчала.
- А кто ещё?
- Не знаю, судя по твоим рассказам, он такой положительный… - протянула Люба.
- Это обманное впечатление! – горячо возразила Ирина. – Мне он тоже показался таким… Настоящим что ли! Но нет, он единственный, кого я могу подозревать!
- А по-моему ты просто начиталась детективов! И обидела хорошего человека! – укорила её Люба.
- Он хочет отобрать у меня Свету, что же в нём хорошего? – возмутилась Ира, застыв у шкафа с платьем в руках.
- Он её отец! Вполне нормально, что он хочет жить со своим ребёнком! А ты вместо того, чтобы скандалить, лучше бы присмотрелась к нему получше. Глядишь, и Света бы с тобой осталась и мужем бы обзавелась!
Её слова настолько поразили Ирину, что она не нашлась, что ответить и лишь покрутила пальцем у виска и отправилась одеваться.

На встречу с Игорем она опоздала на добрых полчаса. Мужчина стоял в парке под фонарём, пряча подбородок в воротник и согревая дыханием озябшие руки.
- Привет! – подошла к нему Ира. – А вот и я!
- Вижу, - сердито взглянул на неё Игорь. – Почему ты опоздала? Между прочим, не май месяц!
- Прости, - потупилась Ирина. – Я спешила, как могла! Просто у Светы случился очередной припадок и…
- И ты ещё не хочешь отдавать её отцу! – всплеснул руками мужчина. – Ну скажи мне на милость, зачем тебе она? Ты не справишься с ней! Ладно, я понимал, когда ты не хотела отдавать её в детский дом, в конце концов, она твоя племянница. Но отцу! Да ты же ещё молодая, ты родишь ещё своего, нормального ребёнка!
- Игорь, если ты не хочешь, чтобы мы поругались, то прекрати говорить об этом, - твёрдо сказала Ира. – Я Свету не отдам! Она не ненормальная, она просто несчастный ребёнок, который перенёс столько, сколько иному взрослому и не снилось! Да ты же врач, как ты можешь так говорить?
- Ладно, сдаюсь, - неожиданно быстро капитулировал Игорь. – Прости, дорогая,  - он взял её руки в свои и нежно поцеловал пальцы. – Я просто очень замёрз, наверное, мороз так повлиял на мою голову. Прости.
- Шапку надо носить! – рассмеялась мгновенно оттаявшая Ира и, проведя рукой по его голове, растрепала волосы. – Куда мы пойдём?
- Я хочу пригласить тебя к себе, - вдруг несмело предложил мужчина. – Не подумай ничего плохого, просто мне совсем не хочется никого видеть, я так устал за день от людей… А у меня тихо, спокойно, посидим, поболтаем, выпьем вина. Ты какое, кстати, любишь? Белое или красное?
- Красное, - отозвалась Ирина. Воспитание боролось в ней с искушением. С одной стороны она так мало знала Игоря, чтобы идти к нему домой, а с другой, он так ей нравился, она уже начала строить на него планы, да и, в конце концов, она уже давно не девочка! К чему привела её порядочность? Ей тридцать лет, а она совсем одна, она никому не нужна! И Игорь, это может быть её шанс спастись от этого гнетущего одиночества!
- Идём, - решительно тряхнула она головой.

Квартиры Игоря располагалась в тихом спальном районе, в пятиэтажном, свежевыкрашенном доме. Лестница была чисто вымыта, на каждом этаже на подоконниках стояли цветы.
- Как красиво здесь! – восхитилась Ира. – Ты живёшь в чудесном месте!
- Рад, что тебе нравится! – улыбнулась Игорь, отпирая дверь квартиры и впуская девушку внутрь.
Квартира оказалась маленькой, однокомнатной, но очень уютной. В прихожей едва уместился шкаф и небольшой мягкий стульчик, на который и уселась Ирина, снимая сапоги. Игорь принял куртку из её рук и жестом пригласил пройти дальше.
В комнате стоял диван, у противоположной стены телевизор, чуть дальше шкаф. Всё остальное пространство занимали полки с книгами и картины.
- Сколько у тебя книг! – восхитилась Ира, подходя поближе и разглядывая корешки.
- Да, я очень люблю читать, - признался Игорь, быстро расставляя бокалы на журнальном столике и доставая бутылку вина. Рядом тут же примостилась тарелочка с фруктами и две свечи в высоких ажурных подсвечниках.
- Вино при свечах, - улыбнулась Ирина, присаживаясь на диван. – Да ты романтик!
- Хочу, чтобы тебе было приятно, - Игорь примостился с ней рядом и протянул бокал. – Выпьем на брудершафт?
- Так мы же вроде и так на «ты», - тихонько засмеялась Ирина, чувствуя, как по коже пробегают мурашки.
- Да какая разница?
- Действительно, - прошептала Ира и, переплетя руки, она опустошили бокалы. Игорь неожиданно оказался так близко, его губы коснулись её губ, а рука, скользнув к молнии на платье, замерла на мгновение, видимо ожидая протеста, но Ира и не думала сопротивляться. Этот мужчина странным образом манил её.
Всё произошло очень быстро, и Игорь с трогательного романтика неожиданно превратился в законченного циника.
Встав с дивана, он взял бутылку и принялся пить прямо из горла. Ира с удивлением смотрела на него, не веря своим глазам.
- Будешь? – обернулся к ней Игорь и протянул бутылку.
- Нет, - поморщилась она и, выскользнув из-под одеяла, быстро оделась.
- Чего ты морщишься? – не ускользнула её гримаса от мужчины. – Не нравится? Ну прости, я совсем не романтик, как тебе показалось.
- Я ничего не понимаю, - честно призналась Ира, стоя позади него и не зная, что делать дальше. – Игорь, что происходит?
- А что происходит? – с гадкой улыбкой посмотрел он на неё. – Что-то не так, милая?
- Я тебя не узнаю.
- Думаю тебе пора.
- Ты меня не проводишь? – растерялась Ирина. – Поздно уже и…
- Что, боишься, что кто-нибудь нападёт и изнасилует? – хохотнул Игорь, закидывая виноградину в рот. – Успокойся детка, ты никому не нужна. С твоей-то внешностью.
Ире показалось, что ей влепили пощёчину. В ушах зазвенело, к щекам прилил жар. Ущипнув себя за руку, она силой заставила себя не расплакаться.
- Ну что ты смотришь на меня? – Игорь поднялся и подошёл к ней поближе. – На что ты рассчитывала?
- Что с тобой произошло? – Ира с нарастающим ужасом смотрела на перевоплощение этого человека.
- Ничего. Ты что думала, я женюсь на тебе? Ха-ха!  - Игорь запрокинул голову и издевательски рассмеялся. – Ты себя в зеркало давно видела, мать Тереза? Нельзя же себя так запускать! Да я вообще женат, у меня двое детей и квартира эта, - он обвёл пространство вокруг себя рукой, - не моя! Я частенько вылавливая вот таких вот дур как ты и раскручиваю их на секс. Спорт такой, понимаешь? Сколько времени мне понадобится, чтобы дурнушка пала в мои объятия! Рекорды ставлю! Вот ты мой новый рекорд!
- Самоутверждаешься? – собрав в кулак остатки воли, улыбнулась ему Ирина. – Считаешь себя неотразимым? Да ты последняя мразь, чмо, которое играет с женщинами. Ты считаешь себя врачом, да ещё психотерапевтом? Да тебя на пушечный выстрел нельзя подпускать к детям!
- Ух какая! – восхитился Игорь и провел пальцем по её щеке. – А ты не такая дурочка, как показалась мне вначале! Единственная из всех женщин не разрыдалась и не сбежала, а принялась ругать меня. Знаешь, меня это заводит! Я был бы не прочь встретиться с тобой ещё пару раз… Ты, надеюсь, не против? У тебя же всё равно нет мужчины.
- Лучше совсем без мужчины, чем с таким как ты, - прищурившись, ехидно выпалила Ирина. Она безошибочно угадала его слабое место и теперь с удовольствием давила на него. – Считаешь себя супер-мачо, потрясающим любовником? Нет, милый, ты глубоко ошибаешься. Как мужчина ты полный ноль.
Лицо Игоря пошло красными пятнами, глаза налились кровью, и Ира даже на мгновение испугалась, что он ударит её.
- Пошла вон отсюда! – набрав в лёгкие побольше воздуха, заорал он.
- Чао, мой мармеладный, - ухмыльнулась Ирина и, забрав куртку и сапоги, вышла на лестницу.
Одевшись и спустившись вниз, она прошла подальше от этого дома и только тогда дала волю слезам.
Игорь прав, она совершенно не следит за собой и в свои тридцать похожа на неизвестно кого. Но это легко поправимо, а вот он… Такого разочарования она не испытывала уже давно. Она рыдала так, как никогда не рыдала с того дня, как потеряла ребёнка. Она не знала, сколько прошло времени, не чувствовала холода. И когда слёзы, наконец, иссякли, не почувствовала облегчения, а только какое-то опустошение.
Взяв пригоршню снега, она умылась им, чувствуя, как заныли мышцы от холода. В голове прояснилось, и она вдруг отчётливо поняла, что что-то такое ощущала в присутствии Игоря. Какое-то странное чувство, что-то неприятное. Наверное, это была интуиция, которую она не желала слушать. Игорь казался ей таким потрясающим мужчиной, где уж тут слушать какую-то интуицию.
- Да уж, я и правда, дура. – Пробормотала она и, взглянув на часы, поспешила домой. Её драмы никого не касаются, а Любу пора отпустить к детям.

Глава 13
Денег на такси не хватило, поэтому Ире пришлось возвращаться домой пешком. Мороз крепчал, и к тому времени как она свернула в родной двор, она окончательно продрогла и еле переставляла ноги от усталости. Привыкшая ходить в кроссовках она с трудом держалась на каблуках.
- Ну слава Богу! – выдохнула Ира. Она подошла к одной из скамеек, счистила с неё перчаткой снег и уселась, вытянув ноги. Перед тем как подняться домой следовало привести чувства в порядок. Никому, даже Любе она не собиралась рассказывать о случившемся.
Несколько раз вдохнув и выдохнув, Ирина ещё минут пять посидела и, решив, что сможет беспечно улыбнуться подруге, поднялась. И тут же села обратно.
В тени деревьев у самого дома она заметила человека, фигура которого показалась ей знакомой. Человек стоял, высоко задрав голову, и смотрел на светящиеся уютным светом окна дома. И Ира могла поклясться, что смотрел он именно на её окна.
Противные мурашки пробежали по спине, резко стало жарко. Она поняла, что не сможет незамеченной прошмыгнуть в дом, этот человек её обязательно заметит. Только кто он и почему кажется знакомым? Какие у него намерения, добрые или плохие? С добрыми вряд ли бы он тусовался у дома среди ночи.
- У меня начинается мания преследования, - пробормотала Ирина, резко поднимаясь. – Прятаться не имеет смысла, вперёд!
Гордо выпрямив спину, она зашагала к своему подъезду, краем глаза наблюдая за человеком. Он же, услышав её шаги, вздрогнул, втянул голову в плечи, обернулся и… бросился ей наперерез. И тут нервы Иры сдали. Она закрыла лицо руками и завизжала.
- Ира, Ирина, не кричите, пожалуйста! – раздался рядом с ней запыханный мужской голос. – Я напугал вас, простите!
Ира тут же захлопнула рот и, чуть раздвинув пальцы, одним глазом взглянула на человека. Облегчённо вздохнула и тут же разозлилась.
- Женя, какого чёрта ты делаешь у моего дома? – рявкнула она, разглядывая скукожившегося от холода парня. Одет он был явно не по погоде, в тоненькую курточку и кеды.
- Простите меня, - залепетал парень, нервно ломая руки. – Вы говорили звонить, если что, но я потерял ваш номер.
- У тебя что-то случилось? – насторожилась Ирина. – Ты что-то вспомнил?
- Мне страшно, - со страхом взглянув по сторонам, прошептал Женя. – За мной следят.
- Кто?
- Откуда я знаю? Мужик какой-то, бандитского вида.
- Ты уверен, что он следит, что он не оказался с тобой случайно? – спросила Ира, почти не сомневаясь в ответе.
- Уверен, - мрачно кивнул Женя. – Он не просто следит. Он подкараулил меня у моего дома и приставил нож к горлу. Но мне повезло, появился сосед и он удрал. Но домой идти я побоялся и вспомнил про вас.
Женя выглядел до того перепуганным, что сердце Ирины дрогнуло.
- Проходи, - буркнула она, открывая дверь подъезда.
Женя не стал возражать, сопя поднялся за ней по лестнице и вошёл в квартиру. А увидев Любу, вздрогнул и шарахнулся под вешалку.
- Ты чего? – удивилась Ира.
- Я почему-то думал, что вы живёте одна.
- Во-первых, не одна, а со Светочкой, а во-вторых, Люба здесь не живёт, она просто присматривает за ребёнком.
- Понятно. – Кивнул Женя. – А можно мне в туалет?
Ира хмыкнула и с трудом сдержала улыбку. Это ж надо было так напугать бедного парня, что он едва попав в незнакомый дом, сразу просится в туалет!
- Можно, - кивнула она, указывая ему на нужную дверь.
- И кто это такой нервный? – проследив за парнем взглядом, спросила Люба.
- Это Настин знакомый, - пояснила Ира, наконец, избавляясь от надоевших каблуков.
- И зачем ты приволокла его домой, да ещё ночью? И потом, ты же на свидание ходила с Игорем, откуда взялся этот тип?
При упоминании имени Игоря лицо Ирины непроизвольно дрогнуло и окаменело, по нём словно пробежала тень. Естественно это не ускользнуло от внимательной Любы.
- Что случилось? – насторожилась она. – Ты с ним не встретилась?
- Встретилась, - буркнула Ира, вешая куртку и чересчур аккуратно расправляя её.
- И что? Он что, чем-то обидел тебя?
- Нет. Люба, всё нормально. Просто мы… Мы не сошлись характерами.
- Поругались, да?
- Не совсем, - уклончиво ответила Ира и перевела разговор на другую тему: - А Женя… Он был у моего подъезда. Он… В общем мне надо поговорить с ним, попробовать что-то прояснить. Давай я тебе, потом всё расскажу? Не обижайся, но я сама ещё ничего толком не знаю.
- Ладно, - легко согласилась Люба и потянулась к своему пальто.
В этот момент Женя вышел из ванной и скромно притулился в уголке.
- Может тебе такси вызвать? – взглянув на часы, спросила у подруги Ира. – Как ты пойдёшь так поздно?
- Не надо, я мужу позвоню, он меня встретит, - отмахнулась Люба. – Пока, звони если что.
С этими словами она выскользнула за дверь, Ира и Женя остались одни.
- Чего стоишь? Проходи! – пригласила она его на кухню и, поставив на плиту чайник, на цыпочках прошла в комнату Светы. Девочка лежала в постели, укравшись до подбородка одеялом, но не спала.
- Эй, ты чего не спишь? – присела рядом с ней Ира. – Тебе ведь завтра в школу, утром не добужусь тебя!
- Я тебя ждала, - неожиданно призналась Света.
- Почему?
- Просто. Ты больше не падала в обморок?
- Нет, солнышко, - Ира почувствовала, как в глазах защипало, и прижалась губами ко лбу девочки. – Не волнуйся за меня, со мной всё хорошо.
- Правда?
- Правда. Спи. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, - зевнула Светочка и отвернулась к стене. Ира поправила ей одеяло и, погасив свет, вышла из комнаты, неплотно прикрыв дверь.
Женя сидел в кухне за столом, сгорбившись и зажав ладони коленями. На плите исходил паром чайник.
- Эй, ты что, не видишь, что чайник вскипел? – возмутилась Ирина, выключая газ.
- А? Что? – поднял голову Женя. – Простите, я задумался.
- Задумался он, - пробурчала Ирина, разливая чай по чашкам. – Давай, вспоминай лучше.
- Что вспоминать?
- Что-нибудь о Насте. Не общие сведения, а чем были наполнены её последние дни. Подробно, даже мелочи! Ты ведь понимаешь, что всё, что происходит вокруг нас, так или иначе связано с ней!
Женя взлохматил волосы и, обхватив чашку двумя руками, сделал глоток.
- Да не знаю я ничего больше о ней! Она же болела сильно, что у неё было, кроме лекарств и больниц?!
- Ну не могла же она целыми днями сидеть дома, хоть с кем-то же должна была общаться!
- У неё каждый день был точно такой как предыдущий, - вздохнул Женя. – Светку в школу отправит, лекарств напьётся и лежит. Обед приготовит, Светку встретит и опять лежит. Ей было очень трудно ходить. В больницу раз в неделю выбиралась. Да ещё последние две недели к колдуну этому зачастила, - поморщился парень.
- Стоп! – вскинулась Ирина. – Какому колдуну? Ты не рассказывал!
- А что рассказывать? – пожал плечами Женя. – Она про этого колдуна услышала от какой-то бабули в больнице. Та его очень хвалила, типа он вылечил её. Вот Настя и загорелась. Собрала последние силы и деньги и отправилась к нему. Я с ней однажды ездил. Ну и колдун скажу я вам!
- И что он? – Ира ловила каждое его слово с жадным любопытством. – Настоящий колдун?
- Может и настоящий, только я во всё это не верю. Деньги брал с Насти не малые. Её сбережений хватило только на один сеанс, а для полного выздоровления нужно было посетить его девять раз. Она у меня деньги просила. Я пытался отговорить её, но она только обижалась и плакала. Приходилось давать. Колдун этот обещал, что после каждого сеанса Настя будет чувствовать себя всё лучше и лучше, но ей становилось только хуже. Нельзя ей было с её сердцем ездить так далеко. Может, если бы не эти поездки, так и прожила бы чуть подольше. – Женя внезапно замолчал и сжал пальцами глаза.
Ире неожиданно стало жаль парня, похоже, он действительно убивался по Насте.
- Успокойся, - коснулась его руки Ира. – Может мои слова прозвучат цинично, но для Насти так лучше. Что с того, что она прожила бы на пару недель дольше? Только бы мучилась сильнее.
- Да, наверное, вы правы, - взял себя в руки Женя и опять вцепился в чашку с чаем.
- Перестань мне выкать, - поморщилась Ира. – И расскажи, ты сказал, что был у колдуна, как он выглядел, где живёт и вообще, чем занимался с Настей? Пить ей что-нибудь давал?
- Да, давал. – Кивнул Женя. – Колдун, да и жилище его, как в фильмах показывают, в лучших традициях жанра. Он сам в длинной чёрной мантии, борода длинная чёрная, волосы длинные, одни глаза видны, в общем. И дом ему под стать, покосившийся, старый, зато все стены травами увешаны, свечи чёрные горят. В общем, жуть. Он над Настей что-то шептал, а потом зелья ей давал какие-то с собой, она их исправно пила.
- Адрес его помнишь?
- Конечно. А вам, то есть тебе, зачем?
- Надо, - не стала вдаваться в подробности Ирина и протянула ему блокнот и ручку. – Запиши пока адрес, а мне нужно отойти.
Оставив Женю наедине с самим собой, Ира отправилась в ванную, безумно хотелось умыться, да и глаза начали слипаться, а значит, нужно было освежиться.
Хорошенько умывшись холодной водой, она вернулась на кухню. Но Жени там не оказалось, лишь на столе лежал блокнот, в котором неровным почерком был написан адрес.
- Женя! – негромко позвала Ирина. – Женя, ты где? Неужели ушёл?
Выглянув в коридор, она увидела парня, выходящего из гостиной.
- Что ты там делал? – моментально насторожилась она.
- На Светку смотрел, - глядя ей прямо в глаза, признался парень. – Знаешь, она как-то у меня воспринимается, как неотъемлемая часть Насти. Вдруг очень захотелось её увидеть.
- Ясно, - сухо буркнула Ира. – Больше так не делай, ладно? Мог бы и разрешения спросить.
- Извини.
- За адрес спасибо, а теперь извини, уже поздно. Тебе пора.
- Ты меня выгоняешь? – растерялся Женя.
- А ты думал, я оставлю тебя у себя на ночь? У тебя что, друзей нет, у которых можно переночевать?
- Есть, но…
- Вот и отправляйся к ним! – перебила его Ира.
Женя послушно поплёлся в прихожую и, одевшись, вышел за дверь, даже не попрощавшись. На какое-то мгновение ей стало жаль парня, но она тут же одёрнула себя. Его поведение было странным, а в свете последних событий она стала очень подозрительной, никому нельзя было доверять. А значит, оставлять его на ночь было в высшей степени неразумно.
Успокоив себя таким образом, Ирина вернулась на кухню и, погасив свет, выглянула в окно. Жени нигде не было видно, зато на противоположной стороне двора зажглись фары машины, а затем она сама медленно выехала на проспект. Сердце Иры тревожно сжалось.
- Неужели это преследователь Женьки? Господи, а если он его убьёт?
Эта мысль обожгла её, и чтобы успокоиться, Ире пришлось выпить пятьдесят грамм коньяка. Вскоре мозг затуманился, и она рухнула в постель, забыв переодеться.
Утро уже привычно началось с телефонного звонка. Ира с трудом разлепила глаза и ещё некоторое время лежала в постели, надеясь, что телефон замолчит и ей не придётся вставать. Но трезвон не унимался, и ей пришлось вылезать из-под одеяла и разыскивать мобильник.
- Да, - буркнула она, приложив телефон к уху.
- Ирина Максимовна? – раздался из трубки чужой официальный голос.
- Да, это я, - тут же сменила тон Ира.
- Доброе утро. Вас беспокоят из органов опеки.
- Здравствуйте. А что, уже готовы документы для удочерения Светы? – обрадовалась Ирина.
- Нет, у меня для вас плохие новости.
- Что случилось?!
- Дело в том, что объявился отец девочки, некий Сушко Александр Витальевич. Он хочет забрать девочку к себе.
- Но это невозможно! В свидетельстве о рождении Светы отца нет, это какой-то аферист! – возмутилась Ира.
- Александр Витальевич проходит процедуру установления отцовства, затем, когда отцовство будет подтверждено, он намерен подать в суд. Если вы, конечно, не решите это дело полюбовно.
- Это как?
- Если вы не отдадите девочку добровольно, - пояснила служащая органов опеки.
- Ни за что! – отрезала Ира. – Я буду бороться до конца! Скажите, какие мои шансы победить в суде?
- Не скрою, шансы малы. В конце концов, он её родной отец, а вы чужой человек.
- Но как же последняя воля Насти?
- Советую вам пообщаться с господином Сушко, только в таком случае вы можете что-то решить. – Вместо ответа посоветовала женщина и отключилась.
- Вот сволочь! – Ира отшвырнула от себя телефон и подставила ладони под струи холодной воды. Её была нервная дрожь.
- Господин Сушко! – передразнила она служащую органов опеки. – Ну я устрою этому господину!
С этими словами Ирина схватила телефон и, набрав номер Саши, замерла в ожидании ответа.
- Слушаю.
- Это очень хорошо, что ты меня слушаешь! – прошипела она. – Так вот слушай и запоминай: Свету я тебе не отдам! Если будет нужно, я мир переверну, но девочка будет со мной, понял?
- Вижу, тебе уже доложили.
- Ты даже не сказал, что подаёшь в суд! Да ты… Ты… Ты сволочь!
- А чего ты хотела? Ты не даёшь мне видеться с ребёнком, несёшь всякую околесицу про разрытую могилу! Да может ты вообще не неадекватная?
- Ничего, хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Я докажу, что ты преступник и тогда ни один суд в мире не отдаст Свету тебе! Козёл! – припечатала Ирина и, прежде чем Саша смог что-нибудь сказать, отключила телефон.
Постояв несколько минут у зеркала, она прыгнула в душ, а выйдя развила бешеную активность. Приготовила завтрак, разбудила Свету, отвезла её в школу.
- Во сколько у тебя заканчиваются уроки сегодня? – проводив девочку до двери, спросила Ирина.
- В три часа.
- Хорошо, - кивнула Ира, прикидывая, сможет ли до трёх успеть съездить к колдуну и вернуться обратно. По всему выходило что сможет, если поедет прямо сейчас.
Выехав на проспект, девушка остановилась у ближайшего ларька, торгующего газетами и книгами и купила подробную карту области. Деревня, с диковинным названием Колобки, оказалась довольно далеко от города.
- Ладно, если что, попрошу Любу забрать Светочку, - решила Ира, заводя мотор. Но выехать ей не дали, опять зазвонил телефон. На экране высветилась фотография подруги.
- Доброе утро Любаш, - поздоровалась Ирина. – Только что тебя вспоминала!
- Давай рассказывай, - велела ей Люба, даже не поздоровавшись. – Я всю ночь умирала от любопытства. И только посмей отказаться, я тебе этого никогда не прощу.
Пришлось рассказывать ей всю правду. Ну или почти всю. Про вчерашний инцидент с Игорем она не рассказала бы никому даже под страхом смерти. По крайней мере, пока сама не сможет вспоминать об этом со смехом. Хотя это вряд ли когда-нибудь случится.
- Ты что, собралась ехать к этому колдуну одна? – ахнула Люба. – Ты с ума сошла?
- А что мне делать? Это единственная ниточка! Больше Настя ни с кем не общалась!
- Я не спорю, с ним поговорить надо, но ехать одной это… Это просто глупо! Я еду с тобой! И даже не вздумай отговаривать меня!
- Люба, я справлюсь сама. Ты лучше Светку забери со школы, если я не успею вернуться к трём. Так мне будет спокойнее, поверь!
- А мне нет! – отрезала подруга. – В эти твои Колобки мы едем вместе и точка! А забрать Свету попроси маму, думаю, она не откажет.
- Ладно, попрошу, если буду не успевать, - вздохнула Ира. – Значит, собирайся, я подъеду через десять минут.
- Буду готова.
Люба отсоединилась, а Ира выехала на дорогу и поехала в сторону её дома. Подруга не подвела, она уже ждала её у подъезда. Плюхнувшись на переднее сиденье и пристегнув ремень безопасности, она взглянула на карту, разложенную на приборной панели, и спросила:
- Ну и как, далеко нам ехать?
- Далековато, - коротко ответила Ирина. – Как же твои дети?
- А как же я хожу на работу? Свекровь с ними посидит.
- Ого, даже свекровь, - присвистнула Ира.
- У меня хорошая свекровь, - похвасталась Люба. – Я ей позвонила, сказала, что нужно подруге помочь, она сразу же пришла. Мы живёт с ней в одном доме, только в разных подъездах.
- Везёт тебе, - улыбнулась Ирина. – А у меня в своё время свекровь была, не дай Бог никому. Считала своего сыночка гением, а я должна была благодарить судьбу, за то, что этот гений обратил на меня своё внимание. Что уж говорить, яблоко от яблоньки…
- Вот это точно! Мне по жизни повезло, у меня и муж классный, и свекровь, и детки. Самое большое счастье для детдомовской девочки.
- Ты из детского дома? – изумилась Ира. – Не знала…
- А я никому не рассказывала. Знаешь ведь, часто люди относятся к бывшим детдомовцам как к отбросам общества.
- Ну ты, конечно загнула, - покачала головой Ирина. – Что с того, что ты росла в детском доме? Разве от этого ты хуже?
- Нет, но… Есть такие люди. Давай не будем об этом? – попросила Люба. – Мне неприятно говорить на эту тему.
- Хорошо, не будем, - легко согласилась Ира, тем более, что её голова была полностью забита предстоящей встречей с колдуном. Было и любопытно и страшновато одновременно.
В машине воцарилась тишина. Через несколько минут подруги выехали за пределы города и за окнами замелькал заснеженный лес.

Глава 14
Два с половиной часа понадобилось подругам, чтобы доехать до Колобков. Чем ближе к деревне, тем хуже становилась дорога, и Ире приходилось сбрасывать скорость до минимума.
Наконец за окном машины мелькнул указатель с криво сделанной надписью «Колобки» и подруги заинтересованно поглядывали по сторонам, пытаясь угадать, в каком доме живёт колдун.
Проехав всю деревню они так и не нашли дома, похожего на описанный Женей. Все дома были добротными, крепкими и самыми обычными. Поэтому, увидев местную жительницу, спешащую с ведром к колодцу, Ира остановилась возле неё и открыла окно.
- Добрый день! – как можно более дружелюбно улыбнулась она. – Вы не подскажете, где у вас здесь колдун живёт?
Женщина, вначале доброжелательно поглядывавшая на них, изменилась в лице и поджала губы.
- Живёт, будь он неладен, - буркнула она. – Вон, видите дорога в лес идёт? – махнула она рукой, указывая направление. – Езжайте по ней до перекрёстка, потом свернёте налево и вскоре упрётесь в дом этого, как вы выражаетесь, колдуна.
- Спасибо, - кивнула Ира и, закрыв окно, повернула к лесу. Минут десять они пробирались по снегу, пока машина окончательно не загрузла в сугробе.
- Чёрт! – выкрикнула Ирина, увидев, что без посторонней помощи им не выбраться. – Чёрт! Что теперь делать?
- Не чертыхайся, - поморщилась Люба, с удивительным спокойствием разглядывая застрявшую машину. – Пойдём пешком. А там видно будет.
- Что видно будет? Когда мы вернёмся снег растает, да?
- Успокойся! Будем решать проблемы по мере их поступления!
- Так она уже поступила! – не хотела успокаиваться Ирина, бегая вокруг машины. – Какого чёрта я поехала так далеко? Почему мы сразу не пошли пешком?!
- Не чертыхайся, я сказала! – повысила голос Люба. – Нечего призывать нечистую силу, тем более в лесу, да ещё на дороге к дому колдуна!
От её слов по спине Ирины пробежали мурашки, она тут же захлопнула рот и, тяжело сопя, поплелась за подругой. Люба же, так сильно напугавшая её, сама испуганной не выглядела. Она бодро пробиралась через сугробы, с восхищением разглядывая лес. А он в это время года был прекрасен. Снежные шапки на ветках, да ещё в солнечном свете переливались словно сотни маленьких бриллиантов. Иной раз так ярко, что приходилось зажмуривать глаза.
- Ир, смотри, как красиво! – выдохнула Люба, неожиданно остановившись посреди дороги.
- Я не люблю зиму, - буркнула порядком запыхавшаяся Ирина. – Понимаю, что красиво, но не могу восхищаться снегом.
- Зануда! – констатировала Люба и зашагала дальше, мурлыча себе под нос песенку о том, что было бы, если б не было зимы в городах и сёлах.
- Тебе не кажется, что мы зашли уже довольно далеко, а перекрёстка всё нет и нет? – перебила её Ирина. – Может эта женщина нас нарочно отправила не туда, куда нужно?
- Зачем бы ей это?
- Не знаю. Ты видела, как она отреагировала на вопрос о колдуне? У неё лицо стало такое, будто она у себя в тарелке таракана обнаружила! Так что с неё станется, посмеяться над нами, кто их, этих деревенских разберёт.
- Не ной. Может на машине это довольно и близко, а на своих двоих… - возразила Люба. - Будет глупо вернуться с полдороги, вытащить машину, а потом узнать что к дому колдуна это единственная дорога. Так что иди молча.
- Кстати, ты заметила, что дорога покрыта ровным пластом снега, словно здесь ни машины не ездят, ни люди не ходят?
- И что? – не поняла Люба.
- А как же посетители, которые к нему приезжают? А как же он сам выбирается? Не может же он сидеть в  своей избушке на курьих ножках всю зиму сидеть!
- Это ты его с бабой Ягой перепутала, - хохотнула Люба, не поддаваясь мрачному настроению подруги и источая вокруг себя оптимизм. – Ир, ну успокойся ты. Мы ещё не далеко зашли, может и найдётся этот перекрёсток.
Пришлось Ирине ненадолго замолчать, тем более чем глубже в лес, тем больше становились сугробы и пробираться по ним было всё труднее и труднее.
- Смотри, вот он, перекрёсток! – обрадованно воскликнула Люба, шедшая впереди. – Не обманула нас женщина, а ты боялась!
Ира уже не смогла ей ответить, она остановилась у дороги, вытирая вспотевший лоб и жадно хватая морозный воздух ртом.
- Так, куда нам дальше? Налево? – спросила Люба, оборачиваясь к подруге. Её лицо тоже раскраснелось, но она не сдавалась.
- Налево, - подтвердила Ира, силой заставляя себя сделать ещё шаг.
Эта дорожка оказалась намного короче предыдущей. Вскоре потянуло дымком и подруги вышли на поляну, где утопающий в снегу, стоял небольшой покосившийся домик. Выглядел он до того мрачно, что даже оптимистичную Любу пробила дрожь.
Дом смотрел на мир мутными стёклами окон, ставни, выкрашенные в чёрный цвет, были открыты и чем-то напоминали крылья ворон. Из трубы валил густой чёрный дым. Двор был огорожен забором из досок, с острым верхом.
- Жуть, - первой подала голос Ира. – Помнишь, как там в сказках было? Баба Яга молодца накормила, напоила, спать уложила, а во сне укокошила и голову на колья повесила…
- Не нагнетай обстановку, - нервно сглотнула Люба, в её голосе уже не было прежней уверенности.
А когда на крыльце появился сам хозяин дома, девушкам захотелось бежать отсюда со всех ног, не обращая внимания на такие мелкие преграды как сугробы на дороге.
Колдун выглядел так, как и рассказывал Женя. В длинной рубахе чёрного цвета, чёрных брюках. На спине что-то вроде мантии. Чёрная длинная борода, чёрные волосы и чёрные же глаза, которые пытливо уставились на девушек, и казалось, сканировали их.
- Чего вам? – вместо приветствия спросил колдун, выходя из калитки. – Чего пожаловали?
- Поговорить, - пискнула Ира.
- Некогда мне с вами лясы точить, - мрачно взглянул на них колдун. – Ежели по делу, так излагайте быстро, чем смогу помогу. А если просто языками чесать, то лучше уходите подобру-поздорову.
- По делу. – Ирина дрожащими руками вытащила из сумки телефон и открыла фотографию Насти. – Смотрите, вы знаете эту девушку?
- Впервые вижу, - мазнув взглядом по фотографии, ответил колдун. – Дальше что?
- Как это? – опешила Ирина. – Как впервые видите?
- Вот так, - равнодушно пожал плечами колдун. – Я что, должен все людей на планете знать?
- Нет, но… Но она лечилась у вас!
- Лечилась, - усмехнулся колдун. – Очень интересно, очень. Ладно, проходите, - кивнул головой он в сторону калитки и, пропустив подруг вперёд, вошёл следом.
- Чего замерли? Идите в дом!
Девушки, еле переставляя ноги от страха, поднялись на крыльцо и вошли в открытую дверь. На них пахнуло запахом гнили и ещё чего-то приторно-сладкого. Ира с силой сжала зубы, сдерживая тошноту, в желудке как будто появился кусок льда. Люба выглядела не лучше. Она была белее мела, лишь глаза отчётливо выделились на лице. Глаза испуганные или даже затравленные. Взглянув на нее, Ира подумала, что она наверняка жалеет, что вызвалась поехать с ней.
Колдун обогнул девушек, испуганно жавшихся друг к другу, и толкнул дверь в комнату. Это было что-то вроде кухни. Посреди неё стоял стол, накрытый чёрной тканью, на нём лежали карты, пучки каких-то трав и заячья шкурка. Увидев её, Ира почувствовала, что так тщательно сдерживаемая тошнота уже поступает к горлу и бороться с ней становится неимоверно трудно.
- Садитесь и рассказывайте, - велел колдун, указав подругам на длинную скамью, всю в бурых пятнах, стоящую у стены.
С содроганием взглянув на неё, девушки переглянулись и не отважились присесть.
- Спасибо, мы лучше постоим, - проблеяла Ирина, теребя в руках ремешок от сумки.
- Ну стойте, коли хотите, - усмехнулся в бороду колдун. Сам же он уселся за стол и взял в руки карты. – Рассказывать будете?
- Буду, - кивнула Ира, стараясь взять себя в руки. – Девушка, которую я вам показывала, приезжала к вам лечиться. Она недавно умерла и стали происходить странные события…
- Дух её является?
- Что? – вздрогнула Ирина.
- Дух я говорю, является? По квартире бродит, житься живым не даёт?
- Н-нет… - еле слышно пробормотала девушка. – Нет, дух нам не является.
- Тогда что за странные события?
- Обычные события, человеческие. Кто-то пробрался сначала в квартиру Насти, этой девушки, с фото. – Пояснила Ира. – Потом в мою. А со мной сейчас живёт дочка Настина.
- И что взяли? – проявил любопытство колдун.
- Ничего. Просто вещи разбросали и всё. Вот я и подумала, если Настя к вам приезжала, может она что-то такое рассказывала, может она с бандитами какими связалась?
- Я вам уже говорил, что девушку эту я не знаю, - покачал головой колдун. – Не приезжала она ко мне. И потом, что значит лечиться? Я не лечу людей, вас кто-то ввёл в заблуждение.
- Как не лечите? – растерялась Ира. – А как же…
- Я помогаю людям по-другому.
- Как?
- Могу избавить от привидения, остановить разбушевавшегося полтергейста, навести порчу, избавить от врагов. Навсегда избавить, - добавил колдун, выразительно взглянув на подруг.
- Я поняла, - прошептала Ирина, с откровенным ужасом глядя на него. Чего уж тут было не понять, он просто убивает людей! Может не так, за что положена уголовная ответственность, но убивает же!
- А ваша проблема… - провёл рукой по бороде колдун. – Ваша проблема вовсе не людских рук дело.
- А чьих же?
- Призрак этой девушки не упокоился с миром. Он приходил сначала к себе домой, потом к вам. Он что-то ищет. Может быть, это какая-то вещица, которая была дорога ей при жизни и она хотела бы забрать её с собой.
Ира украдкой взглянула на Любу, на которую напал странный молчун. Лицо её посерело и вообще казалось, что она находится в полуобморочном состоянии от страха.
- И что же мне делать? – нервно дёрнулась Ирина.
- Я могу избавить вас от духа, за определённую плату, конечно. Но вы можете избавиться от него и сами. Просто подумайте, какую вещь ищет призрак? А когда догадаетесь и найдёте, просто отнесите её на могилу и закопайте. Призрак успокоится.
- С-спасибо… - поблагодарила Ира, оглядываясь на дверь и думая, как бы поскорее отсюда удрать.
- Всё, вопросов больше нет?
- Нет, - эхом отозвалась Ирина. – Мы пойдём.
- Идите, только вначале я скажу. Я, конечно, мог бы и промолчать, но вы отчего-то мне понравились.
- Что скажете?
- Над вашей головой, - ткнул пальцем в Иру колдун, - сгустились тучи. Очень-очень тёмные тучи. У вас грядут большие проблемы. Как и просто в делах, так и со здоровьем. Вы чем-то больны.
- Я? – от удивления Ирина даже забыла о страхе. – Я больна? О нет, вы заблуждаетесь! Я совершенно здорова!
- Я никогда не заблуждаюсь, - покачал головой колдун. – Вы можете остаться у меня, и я попытаюсь помочь вам.
- Вы же не лечите людей, - подала, наконец, голос Люба.
- Не лечу, - согласился колдун. – Но есть случаи, когда даже я сочувствую людям. Вашей подруге ещё можно помочь.
- Господи, но чем я больна? – затряслась Ирина.
- Этого я не знаю, - развёл руками колдун. – Но то, что больна, это точно. Вы в последнее время не замечали за собой ухудшение самочувствия?
Ира на мгновение задумалась, вспомнила приключившийся с ней вчера обморок и кивнула:
- Замечала.
- Вот видите! – непонятно чему обрадовался колдун. – Видите, я прав! Оставайтесь, я помогу вам!
Ира представила, как она останется одна, в этом страшном месте, наедине с этим страшным человеком и содрогнулась.
- Нет, спасибо! – отказалась за неё Люба и потянула подругу к выходу. – Знаете, Ирина врач и не верит во всю эту дребедень. Ей по должности не положено!
- Как знаете, я вас не задерживаю, - фыркнул колдун, всем своим видом показывая, что думает о врачах.
- Спасибо! – крикнула ему Ира и обе подруги устремились обратно в лес.
Они бежали, не чуя под собой ног. Обеим даже не верилось, что они вновь оказались на свободе, в чудесном заснеженном лесу, где всё залито солнцем. И даже Ире, не любившей снег, он вдруг показался чудесным. А воздух! Какой здесь был воздух! Не то, что в избе этого страшного человека!
В мгновение ока подруги добежали до перекрёстка и только тогда остановились отдышаться.
- Господи, неужели есть идиоты, которые ему верят? – воскликнула Люба. – Только подумай, призрак ходит и что-то ищет! Большего бреда я никогда не слышала!
- Интересно, он и правда порчу наводит? – поёжилась Ира, зачерпывая снег ладошкой и протирая им лицо. Ей всё казалось, что она чувствует тот противно сладкий запах, и она никак не могла от этого избавиться.
- Ерунда всё это! – отрезала Люба. – Люди верят в эту чепуху и видят то, чего нет на самом деле! Вот тебе пример, навела ты на меня порчу, и наблюдаешь, а у меня не ладится что-то в жизни, а ты и радуешься. А то, что так было и до порчи, ты или не знала, или благополучно забыла!
- Сдурела что ли? – покрутила пальцем у виска Ирина. – Не собираюсь я на тебя порчу наводить!
- Ну я же к примеру!
- А как же то, что люди умирают после него?
- А ты знаешь, что они умирают? – прищурилась Люба. – Он цену себе набивал просто, а ты и поверила!
- Слушай, а если я и правда чем-то больна? – задала главный, мучивший её вопрос Ира.
- Так, вот только не надо себе болезни внушать, хорошо? Ира, ты врач, классный врач, смею напомнить! Ты не должна верить всяким шарлатанам!
- А как же мой обморок?
- Это нервное!
- Ладно, пойдём, нам ещё машину откапывать, - вздохнула Ира и, сгорбившись, поплелась вперёд.
Люба, посмотрела ей вслед и покачала головой. Она даже и не думала, что её подруга такая впечатлительная. Этому чёртову колдуну удалось всё-таки запудрить ей голову, теперь попробуй выбей эту дурь из неё…

Машина стояла на том же месте, впрочем, куда ей был деваться? Колёса до половины прятались в снегу, что вызвало самый настоящий приступ паники у Иры.
- Ну какого чёрта мы сюда поехали? – впала в истерику она. – Ничего не узнали, страху натерпелись, ерунды наслушались, а проблем выше крыши!
- Может, попробуем откопать? – неуверенно предложила Люба, поковыряв снег ногой.
- Чем? Руками?!
- Можно и руками…
- Может, лучше в деревню пойдём и попросим кого-нибудь нам помочь?
Люба помедлила с ответом, ещё раз обошла вокруг машины, поразглядывала снег, что-то прикидывая, а потом обречённо махнула рукой.
- Пойдём, выхода-то всё равно нет.
До деревни подруги добирались добрый час, если не больше. Обе боялись даже смотреть на часы, лес казался нескончаемым. Но вскоре вдалеке показались первые дома и у девушек, словно открылось второе дыхание. Они ускорились и за десять минут добрались до деревни.
Первой, кто им встретилась, была та же женщина, которая указала им дорогу к колдуну.
- О, а вот и вы, - усмехнулась она, завидев подруг. – Ну как успехи?
- У нас машина в лесу застряла, - мрачно буркнула Ира. – У вас в деревне трактор имеется? Кто может нам помочь?
- Имеется, чего ж нет? Идите воон туда, - указала она рукой и осеклась, взглянув на лица девушек. – Экие вы замотанные, - вздохнула она, голос её подобрел. – Ладно, сейчас Кольке-трактористу позвоню, а вы в дом идите, пирогами вас накормлю.
- Ой, огромное вам спасибо! – обрадовалась Люба и первой поспешила к крыльцу.
Кухня, куда привела их хозяйка дома, назвавшаяся Анной Ильиничной, выглядела очень уютной. Всюду лежали вязаные половички, на окнах висели вышитые занавески, точно такая же скатерть покрывала стол.
- Садитесь, - засуетилась женщина, наливая девушкам чай и ставя на стол большую тарелку с румяными пирогами.
- Спасибо, - сдержанно поблагодарила её Ира, отхлёбывая горячий чай. Есть ей совершенно не хотелось, а вид пирогов почему-то вызывал тошноту. Невольно она вспомнила слова колдуна о её болезни и по спине побежали мурашки. Неужели он правду сказал?
- А чего это вы к колдуну нашему ездили? – полюбопытствовала Анна Ильинична, присаживаясь напротив подруг. – Али секрет?
- Нет никакого секрета, - уплетая пирожки за обе щёки, ответила Люба. – Длинная история у нас. Да и не важно это всё. Мы не ворожить к нему ездили, не верим мы в эту ерунду. Правда, Ира?
- А, что? – вздрогнула Ирина, которая совсем не прислушивалась к разговору, её одолевали невесёлые мысли.
- Говорю, мы же с тобой не верим в колдовство?
- Нет, конечно, нет, - ответила ей Ира и опять вперила невидящий взгляд в окно.
- Вот. Девушка к нему одна ездила, умерла недавно. Вот мы и хотели кое-что узнать у него. – Продолжила свой рассказ Люба. – Хотя, конечно, ваш колдун и его жилище произвело на нас сильное впечатление.
- Да уж, это он умеет, - хмыкнула Анна Ильинична. – Ваша подруга вижу вообще в шоке, - кивнула она в сторону Иры.
- Мозги он ей запудрил, - вздохнула Люба. – Напугал, говорит, больна ты сильно. Ира-то в колдунов не верит, но кому приятно такое услышать?
- Не слушай ты его, дочка! – улыбнулась Ире хозяйка дома. – Шарлатан он! Придумал себе бизнес, объявление дал, дом этот среди леса выкупил, обустроил всё и деньги зарабатывает. Много людей глупых есть, обращаются к нему. А никто и не знает, что в прошлом он обычный сторож и никакой не колдун. У него в центре деревни такой дом отгрохан, на два этажа!
- Он что, не в лесу живёт? – вздрогнула Ирина.
- Нет, он там работает, - хихикнула Анна Ильинична. – Ой, девоньки, что же вы, никогда таких не видели? «Колдун» наш ничем не брезгует, лишь бы денег побольше получить. О, а вот и Колька, машину вашу тащит! – кинув взгляд в окно, воскликнула женщина и бросилась к двери. Подруги последовали за ней.
Через два часа они въезжали в город. В машине было тихо, ни одной из девушек не хотелось разговаривать, обе чувствовали себя слишком уставшими.
- Тебя куда, домой? – первой подала голос Ирина.
- Езжай за Светочкой, а то опоздаешь, - бросила взгляд на часы Люба. – Я сама доберусь.
- Нет, я так не могу! – запротестовала Ира, но подруга перебила её:
- А опаздывать к ребёнку ты можешь? Я что, маленькая что ли? Домой не доеду? Тормози у остановки и езжай в школу.
Пришлось Ирине покориться. Высадив подругу, она отправилась в школу. Но как она не спешила, всё равно опоздала почти на двадцать минут.
Насупленная Светочка сидела в коридоре, сгорбившись и спрятав руки в карманы. На щеках были видны следы недавних слёз.
- Солнышко, прости! – взмолилась Ирина, бросившись к ней. – Я спешила, как могла! Но ты же уже большая девочка, понимаешь, в городе пробки, а ещё мы в лесу с тётей Любой в снегу застряли…
- Ничего страшного, - отозвалась Светочка, не поднимая на неё глаз. – Я недолго жду.
- Почему же ты плакала?
- Я не плакала.
- Ну я же вижу! – укорила её Ира. – Надо было позвонить мне, я бы сказала, что я скоро приеду…
- Ты что, думаешь, я плакала, потому что ты меня вовремя не забрала? – искренне поразилась Светочка.
- А из-за чего тогда? – присела рядом с ней Ирина.
Света молчала, по-прежнему не поднимая глаз.
- Солнце, что случилось? – наконец встревожилась Ира. – Тебя кто-то обидел?
- Я видела маму, - неожиданно выдала Света и заплакала.

Глава 15
- Кого? – отпрянула Ира. – Кого ты видела?
- Маму, - всхлипнула Светочка.
- Где?
- На улице. После уроков я вышла на улицу, хотела тебя там подождать, а там она…
- Мама?!
- Да.
- Малыш, да ты, наверное, обозналась, - с жалостью принялась уговаривать её Ира. – Наверняка это было просто похожая тётя!
- Нет! Я говорила с ней!
- Говорила? – Ира почувствовала, как внутри что-то неприятно заледенело, совершенно некстати вспомнились слова колдуна о призраке. – Ты говорила с мамой? О чём?
- Она подошла, сказала, что соскучилась. Поцеловала меня. Я начала плакать, а она попросила быть хорошей девочкой и пообещала скоро забрать к себе. Ира, - взглянула на неё Светочка, - а к себе это куда? На небо?
Ирина не нашлась что ответить. Рассказ девочки выглядел жутко, но в то же время умом она понимала, что это невозможно.
«Господи, неужели к её припадкам добавились ещё галлюцинации?» - мелькнула страшная мысль. – «Вот бы сейчас можно было обратиться к Игорю…». – Мысленно простонала она, но тут же одёрнула себя. Воспоминания об этом мужчине заставляли сердце дёргаться от обиды и боли.
- Малыш, идём, - потянула Светочку за руку Ирина. – Идём.
Света покорно встала и пошла следом. За всю дорогу она не проронила ни слова и только когда они проехали мимо дома и поехали дальше, удивлённо воскликнула:
- Мы не поедем домой?
- Нет, - мотнула головой Ирина, поворачивая к подъезду дома родителей и припарковываясь у самого крыльца. – Мы идём к моим маме и… папе. – Запнувшись, ответила она.
- Мы будем заниматься математикой?
- Если папа не занят, то будете. А если занят, то просто побудешь здесь.  Мне нужно на работу ненадолго заехать.
- Хорошо… - прошелестела Света, и Ира обеспокоенно взглянула на неё в зеркало. Голос девочки был безжизненным, видимо встреча с «Настей» здорово подорвала её психику.
Внезапно Ирина почувствовала злость, нет, даже ярость. Поверить в то, что Светочка видела именно Настю было невозможно: она видела её мёртвой, а в призраков, даже несмотря на слова колдуна, она не верила. Она реалист, она врач, в конце концов! И кому как ни ей знать, что люди не являются с того света, чтобы поболтать с родными?
И что это значит? Значит, какая-то сволочь ввела девочку в заблуждение! И этот кто-то явно неплохо знал и Настю и Свету, а значит, не мог не знать, что у ребёнка проблемы с психикой! И не подумал об этом, не побоялся причинить девочке урон! Хотя почему она всё время говорит об этом человеке «он»? Ведь Светочка разговаривала с женщиной!
- Я найду эту дрянь, - себе под нос прошипела Ира. – И тогда ей не поздоровится, обещаю! Вот только сначала надо убедиться, что мама Свете не привиделась!
Дверь в квартиру им открыл Сергей Иванович.
- Ира! – обрадовался он, увидев девушку. – Здравствуй! Что-то ты давно к нам не заходила, звонишь редко, мать уже вне себя от волнения!
- Ну вот, я же пришла! – улыбнулась Ирина и втолкнула застеснявшуюся девочку в прихожую. – Вот, знакомьтесь, это Светочка!
- Привет! – мужчина присел рядом с девочкой и протянул к ней руку. – Меня зовут Сергей Иванович.
- Вы папа Иры? – пискнула Светочка, осторожно вкладывая свою ладошку в его большую ладонь.
- Я?.. – растерялся Сергей Иванович и поднял глаза на падчерицу, спокойно наблюдавшую за процедурой знакомства.
- Ира сказала, что её папа позанимается со мной математикой, - пояснила Света. – Вы разбираетесь в математике?
- Я? – опять глупо спросил мужчина. – Да, я разбираюсь. Да, я папа Иры. Раздевайся, проходи детка.
Ира дождалась, пока Светочка разденется и скроется в гостиной и только тогда заговорила:
- Простите меня. Я не знала, как объяснить ребёнку наше с вами родство и назвала вас отцом. Со временем она во всём разберётся.
- Ну что ты! Ирочка, ты и правда, мне как дочь, зачем ты оправдываешься?
- Спасибо… - пробормотала растроганная Ира и попятилась к двери. – Пусть Светка побудет у вас немного, а я пойду.
- Куда? – переполошился Сергей Иванович. - Ты хоть к матери зайди!
- Я же вернусь! Через пару часов я заеду, и тогда мы пообщаемся, а сейчас я на работу опаздываю. Объясните всё маме, хорошо? – попросила Ирина и выскользнула за дверь.
Кубарем скатившись по лестнице, она села в машину и уже через полчаса входила в здание родной больницы.
- Здравствуйте Ирина Максимовна! – поздоровалась с ней дежурная медсестра, на миг поднимая голову от бумаг.
- Здравствуй Аня, - машинально поздоровалась с ней Ира и побежала наверх, к кабинету начальницы.
- Валентина Андреевна, можно? – постучала она, заглянув в кабинет.
- Да, конечно, - отозвалась главврач больницы.
Валентина Андреевна, грузная женщина, пятидесяти четырёх лет, сидела за столом и с тоской смотрела в экран компьютера. На столе были разложены какие-то бумаги.
- Слушаю тебя, Ирина Максимовна, - вздохнув, буркнула она, переключая своё внимание. – Какие-то проблемы?
- Валентина Андреевна, я хочу попросить у вас отпуск, за свой счёт. С сегодняшнего дня.
- Ты с ума сошла? – подпрыгнула начальница. – У тебя же ночная смена сегодня! Где я тебе замену найду?
- Валентина Андреевна, - умоляюще сложила руки Ирина. – Я всё понимаю, но и вы поймите меня. Я никогда не брала у вас отпуск за свой счёт, я ни разу не попросила лишний выходной или отгул. Но сейчас у меня такие обстоятельства, что я просто не могу выйти на работу. Прошу вас, пойдите мне на встречу.
- У тебя что-то случилось? – в  глазах женщины зажглось любопытство.
- Семейные проблемы. – Попыталась отделаться от неё общей фразой Ира, но видя, что начальницу это не удовлетворит, принялась объяснять: - Вы, наверное, уже знаете, что я удочеряю девочку?
- Да-да, ты же брала у меня характеристику, - напомнила ей Валентина Андреевна.
- Да, точно, - хлопнула себя по лбу Ирина. – Вот как раз с ней у меня кое-какие проблемы и мне… Мне жизненно необходим этот отпуск. Прошу вас.
- Ладно, пиши заявление, - со вздохом решила начальница и протянула ей лист бумаги и ручку. – Я подпишу.
- Спасибо! – просияла Ира и быстро застрочила ручкой. – Вот, возьмите.
- Хорошо, можешь быть свободна, - подписав заявление, разрешила Валентина Андреевна.
- Ещё раз большое спасибо! – воскликнула Ирина и, поднявшись, вдруг задумалась и опустилась обратно.
- Что? Что-то ещё?
- Да. Валентина Андреевна, у вас есть связи в наших, врачебных кругах и я… Я хотела спросить, не знаете ли вы хорошего детского психолога.
- Ирина, ты меня пугаешь! Твоя девочка что… больна? – почему-то шёпотом спросила начальница.
- Не то что бы… - замялась Ира. – Ну у неё есть кое-какие проблемы.
- Зачем тебе такой ребёнок? – поразилась женщина. – Что, нормальных мало что ли?
- Она нормальная! – отрезала Ирина. – Да, у неё есть проблемы с психикой, но это ещё ничего не значит! Знаете вы психолога или нет?
- Да знаю, конечно, - Валентина Андреевна открыла ящик стола, вытащила пухлую визитницу и, перебрав странички толстыми пальцами, вытащила один прямоугольник. – Вот. Аркадий Николаевич Катеров. Позвони ему, скажи, что от меня. Он примет вас хоть завтра.
- Спасибо! – искренне поблагодарила её Ира и, схватив со стола визитку, бросилась в коридор.

К родителям она приехала с тортом, хотелось отпраздновать полученный отпуск. По правде говоря, она до последнего не верила, что их строгая главврач, уступит ей и подарит такую нужную ей свободу.
- Ириша, ну наконец-то! – вышла ей навстречу мама. – Мы тебя заждались!
- Что-то случилось? Где Света? – испугалась Ира, сразу вспомнив про припадки. Сердце замерло.
- Света с Сергеем решают задачки, чего ты пугаешься? – удивилась Анна Михайловна. – А вот тебя где носит?
- Слава Богу… - выдохнула Ирина, снимая куртку. – Мам, я на работе была, написала заявление на отпуск за своё счёт.
- Ты? В отпуск? Зачем?!
- Хочу вплотную заняться удочерением Светы, - пожала плечами Ира, проходя на кухню. – Я тебе не говорила, но нашёлся её отец. Он хочет забрать её к себе.
- А ты не даёшь?
- Нет. Он мне не нравится. Скользкий тип.
- Доченька, ты уверена, что справишься с воспитанием чужого ребёнка? – осторожно спросила Анна Михайловна. – Она же не младенец, она взрослая девочка.
- Мам, не начинай, пожалуйста. Я удочерю Свету в любом случае. Я своего решения не изменю, ты меня знаешь.
- Да уж знаю, - вздохнула мама. – Девочка не плохая, она мне нравится, но… Она какая-то странная, угрюмая, молчаливая…
- Мам, а что ты от неё хотела? – всплеснула руками Ирина. – Ей всего шесть лет, а она столько пережила! Ты хочешь, чтобы она прыгала, пела и веселилась?
- Ну, в общем да, ты права, - сконфузилась Анна Михайловна. – Ладно, оставим эту тему. Давай, открывай свой торт, будем чай пить.
Ира улыбнулась ей в ответ и ловко перерезала бечёвки на коробке с тортом.

Следующее утро выдалось морозным и снежным. Ира, вместе с зевающей Светочкой вышли из дома в семь утра и отправились в клинику, где их уже ждал детский психолог Аркадий Николаевич Катеров.
Он оказался приятным мужчиной, лет сорока-сорока пяти, высоким, голубоглазым, с располагающей улыбкой. Он встретил их в холле больницы и велел Ирине коротко изложить суть проблемы. Выслушав её сбивчатый рассказ, велел подождать здесь, а сам увёл Светочку с собой в кабинет.
Ира уселась в мягкое кресло и попыталась расслабиться. Получалось плохо, она то и дело вскакивала и подходила к двери, надеясь услышать, что там творится. Медсестра, стоящая на посту осуждающе посматривала на неё и, когда она вскочила третий раз, не выдержала:
- Женщина, да успокойтесь вы! Ничего с вашей девочкой там не случится, это же не операционная!
- Типун вам на язык! Что вы такое говорите? – возмутилась Ира, но всё-таки уселась обратно в кресло и уже больше не пыталась подслушать сеанс.
Светочка и Аркадий Николаевич появились только спустя час.
- Ну что? – подскочила к нему Ирина.
- Света, беги, одевайся, Ира тебе догонит, - мягко попросил доктор девочку и, дождавшись, когда она уйдёт, сказал: - Ирина, я даже не знаю, что вам сказать…
- Всё так плохо? – побледнела девушка.
- По всему выходит, что Света действительно видела мать.
- Как? – попятилась Ира. – Настя умерла!
- Я помню. Но девочка ничего не выдумывает. Я психолог, а не психиатр, поймите. Вполне возможно, что у девочки какое-то серьёзное психическое заболевание, поэтому она пребывает в абсолютной уверенности в том, что разговаривала с матерью. Но мне она не показалась неадекватной. Обычный ребёнок с расстроенной нервной системой, которая поддаётся лечению.
- Хотите сказать, что её припадки можно вылечить?
- Истерические припадки легко лечатся, - кивнул Аркадий Николаевич. – Это не приговор, поверьте. А вот этот случай… Я, правда, растерян. Девочка не подвержена галлюцинациям, но если вы твёрдо уверены, что Анастасия умерла, то может быть у неё какая-то редкая болезнь и вам лучше показать её психиатру. Я могу порекомендовать специалиста.
- Спасибо доктор, - поблагодарила Ирина. – Но думаю, мы обойдёмся без психиатра. Скорее всего, Свету кто-то пытался напугать таким бесчеловечным образом. Спасибо за помощь. Я пойду.

Приехав домой, Ира усадила Светочку делать уроки, а сама принялась наводить порядок в квартире. Но мыслями она была далеко.
- Нет, так у меня скоро поедет крыша, - наконец призналась она себе самой. – Надо с кем-то посоветоваться, слишком много странностей происходит вокруг нас.
Покрутив в руках телефон, она решительно нажала на кнопку вызова. Возможно, кто-то презрительно назвал бы её действия «женской логикой», а кто-то и вообще решил, что она решилась рассудка, но звонила она…
- Алло. Александр? Ты можешь подъехать к нам? Нужно поговорить.
Услышав его согласие, смешанное с удивлением, Ира отключилась и наконец, уселась на диван. Да, она противоречила самой себе. Ещё вчера она называла этого мужчину скользким типом, а сегодня уже обращается к нему за помощью. Но почему-то сегодня, обдумав всё досконально, она выкинула его из списка подозреваемых. И если бы кто-то спросила почему, она бы не смогла ответить на этот вопрос. Интуиция подсказала…

Глава 16
- Предупреждаю сразу, - вместо приветствия заявил Александр, переступая порог. – Если ты придумала какую-то хитрость, чтобы заставить меня отказаться от дочки, то у тебя ничего не получится.
- Я тебя позвала не ругаться, - примирительно улыбнулась Ирина, хотя после его слов у неё внутри всё заклокотало от злости. Этот тип раздражал её, и она ничего не могла с этим поделать.
- Слушаю тебя, - сложил руки на груди мужчина, застывая у двери и не отрывая от Иры настороженного взгляда. Он ожидал от неё какой-то пакости, и не скрывал этого.
- Мы же не будем говорить здесь! Проходи, разговор будет длинный.
- Светка где?
- Света! – громко позвала Ирина. – Света, подойди сюда!
Через мгновение раздался топот ног, и в прихожую вылетела Светочка. На секунду она зависла в двери, а потом взвизгнула:
- Папа!! – и повисла у Александра на шее.
- Как ты, малыш? – поцеловав дочь в щёку, мужчина спустил её на пол и присел рядом с ней, не выпуская её ручки из своих ладоней.
- Нормально! – просияла Светочка. – Пап, а мы пойдём гулять?
- Нет, милая, не пойдём.
- Почему? – вытянулось лицо у девочки.
- На улице холодно очень, ещё простудишься, - выкрутился Саша. – Я останусь с вами, мы вместе поужинаем, потом с тобой поиграем.
- Ты, правда, останешься? – затаила дыхание Светочка, не веря своему счастью. – Правда?!
- Правда, - улыбнулся мужчина.
- Ура!! – завопила Света, запрыгав вокруг отца на одной ноге.
Ирина молча наблюдала за этой сценой, привалившись к стене. В горле встал комок, а к глазам подступили непрошенные слёзы. Глядя на счастливое лицо девочки, она вдруг поняла, что просто не имеет права лишать её отца. Это эгоизм бороться с ним, желая оставить Свету у себя. С ней девочке никогда не будет так хорошо, как с папой, родным папой…
«Я всё о нём узнаю, и если он не причастен ко всей этой истории, если он нормальный человек, я не буду бороться за Свету, я уступлю ему…» - мысленно пообещала себе Ирина, а вслух сказала:
- Саша, раздевайся и проходи. Я сейчас организую ужин.
Она быстро отвернулась, надеясь, что он не успел увидеть слёзы, которые всё же потекли по щекам. Жалеть себя последнее дело, но почему-то именно сейчас, в этот момент, ей было безумно жаль себя. Жаль той надежды на спасение от проклятого одиночества, которую ей подарила Светочка. Её квартира ожила, с появлением этого ребёнка. И пусть она странная, пусть закатывает истерики, но в её жизни появился хоть какой-то смысл, и вот, она опять его теряет.
- Я не буду больше никогда себя жалеть, - пообещала себе Ирина, скрывшись в кухне и плотно закрыв за собой дверь. – И всё сделаю правильно. Суждено мне жить одной, значит, буду жить. Глупо было думать, что всю жизнь не везло, а сейчас повезёт. Размечталась, и Светка у меня будет, и Игорь. А фигушки.  И не ной! – повысив голос, приказала она себе и, вытерев слёзы, открыла холодильник.
- С кем это ты здесь разговариваешь? – заглянул в кухню Саша. Он уже был без куртки, стоял перед ней в джинсах и заправленной в них тёмно-синей рубашке, тёмные глаза смотрели всё так же настороженно.
- Сама с собой, а что нельзя? – с вызовом ответила Ирина и бухнула на стол тарелку с салатом.
- И как интересно? – в глазах мужчины появились смешинки, и он сразу преобразился.
- Что интересно? – растерялась Ира.
- Сама с собой разговаривать?
- Безумно! Знаешь, не всегда найдёшь собеседника, который бы полностью тебя понимал!
- Надеюсь, ты несерьёзно, - хмыкнул Саша, усаживаясь на стол.
Ирина предпочла промолчать. Она поставила на плиту кастрюльку с картошкой, накрыла её крышкой и присела напротив мужчины.
- А теперь давай поговорим. Где Света?
- Уроки делает. Сказала, что твой отец показал ей, как решать уравнения и ей это очень понравилось. Решала бы и решала.
- Что ж, я очень рада, - кивнула Ира. – Пусть решает.
- Может, всё-таки скажешь, что случилось?
- Я даже не знаю, как начать, - призналась девушка. – Какой-то бред происходит вокруг и я так запуталась… Поэтому и позвонила тебе, ведь ты знаешь Светочку лучше.
- Может, хватит предисловий? – поморщился Саша.
- Вчера Света сказала, что видела у школы Настю.
- Что?! – подпрыгнул мужчина. – Ты шутишь!
- Считаешь, что такими вещами можно шутить? – оскорбилась Ира. – И, предугадывая твой следующий вопрос, она не ошиблась. Она разговаривала с ней. Настя сказала ей, что скоро заберёт её к себе.
Саша столь стремительно побледнел, что Ирина даже испугалась.
- Куда к себе? – спросил он внезапно охрипшим голосом. – Она же умерла!
- Света задала мне тот же вопрос. И ещё спросила, на небо? Знаешь, мне тоже стало страшно. И сегодня я повела её к психологу.
- Зачем? – вытаращил глаза Саша.
- Решила, что это могут быть галлюцинации.
Что-то в лице мужчины неуловимо изменилось, но из испуганного и растерянного оно внезапно стало жёстким и злым.
- Я всё понял, - прищурившись, заявил он. – Ты нарочно выдумала эту историю, чтобы я отказался от Светы! Не выйдет!
- Да перестань ты! Ничего я не выдумывала, не веришь мне, спроси у самой Светочки! Тем более что ты меня не дослушал! Психолог сказал мне, что девочка ничего не выдумывает, она действительно видела мать!
- Но как это может быть?! – вскочил на ноги Саша и заметался по тесной кухне.  – Настя умерла, как Света могла её увидеть?! Я не верю в приветы с того света!
- Ещё психолог сказал, что это может быть какая-то новая болезнь, о которой он не знает, - продолжила Ира, не обращая внимания на его метания. – Но он в этом сомневается, а я уверена, что дело вовсе не в болезни. Вспомнить хотя бы все странности, которые стали происходить после смерти Насти!
- Это ты о том, что кто-то влез в твою квартиру и устроил обыск? Надеюсь, ты больше не обвиняешь в этом меня?
- Нет, - мотнула головой Ира. – Может это и глупо, но интуиция подсказывает, что это не ты. Знаешь, я тут была у одного колдуна и…
- У кого? – Саша замер посреди кухни с открытым ртом. – У кого ты была?
- У колдуна, - повторила Ирина и коротко поведала мужчине о своём визите к колдуну и его словах о призраке.
- Я тут вспомнила развороченную Настину могилу, - зябко ёжась, призналась Ира, - и подумала, а что если она вылезла оттуда и пришла к Свете?
Саша в ответ красноречиво покрутил пальцем у виска.
- Я думал ты адекватный человек, врач всё-таки, а ты… Ира, мертвецы не встают из могил и не навещают своих родных! Такое только в примитивных фильмах ужасов бывает!
- Тогда как это объяснить?
- Это дело рук человеческих, ясно тебе? – наклонился к ней Саша. – И эту сволочь, которая напугала ребёнка, нужно найти как можно скорее.
- Как? Как мы это сделаем?
- Тебе завтра на работу?
- Нет, я в отпуске, - не стала вдаваться в подробности Ира.
- Значит завтра, часов в… - задумался Саша, - часов в одиннадцать, нет, лучше в двенадцать, я заеду за тобой и мы наведаемся в квартиру Насти.
- Зачем? – удивилась Ира.
- Надо же с чего-то начинать, - пожал плечами мужчина. – Всё происходящее так или иначе связано с Настей, значит нужно обследовать её жилище. Вдруг что-то такое найдём, что поможет понять, что такого она натворила при жизни.
- Не забывай, там уже побывал кто-то до нас и если там и было что-то интересное, то сейчас его уже, скорее всего, нет.
- У тебя есть другие варианты?
- Нет, - вздохнула Ира, вдруг почувствовав огромное облегчение от того, что переложила этот груз ответственности на кого-то другого. – Зови Свету, будем ужинать, - вскочила она и бросилась к плите, где уже закипала картошка.

Утро выдалось солнечным и тёплым. Снег на крышах вдруг начал таять, огромные капли летели вниз, и на улице чувствовалось приближение весны.
Ира открыла окно на кухне, впуская в квартиру свежий холодный воздух, и отправилась будить Светочку. Девочка поднялась без капризов, позавтракала и убежала одеваться.
- Давай быстрее! – поторопила её Ирина, складывая грязную посуду в раковину. Мыть её уже было некогда, стрелки часов неумолимо приближались к девяти.
Она сама стояла в прихожей и завязывала шнурки на кроссовках, когда Светочка появилась из своей комнаты. На ней была её старая одежда и рюкзак. И девочка выглядела какой-то мрачной.
- Милая, почему ты так оделась? – присела перед ней на корточки Ирина. – Почему ты не надела новые вещи? Они тебе не нравятся?
- Нравятся, - кивнула Светочка. – Но мама сказала, чтобы я ходила в старой одежде, тогда она опять придёт и заберёт меня.
- Света, пообещай мне, что ты никуда с мамой не пойдёшь, - попросила Ира, чувствуя, как руки моментально налились холодом, а в желудке что-то противно задрожало.
- Почему? – насупилась девочка. – Я хочу к маме.
- Света, я понимаю, ты можешь не доверять мне, но пообещай, что без папиного разрешения, ты с мамой никуда не пойдёшь!
- Я должна буду позвонить папе? – догадалась Светочка.
- Да!
- Но у меня нет мобильного, - покраснела девочка, видимо вспомнив свою выходку с подаренным ей телефоном.
- Я дам тебе свой старый аппарат. Правда, он некрасивый, но звонить по нему можно. Потом купим тебе новый.
Ира поднялась и, прямо в уличной обуви, ринулась в гостиную и выудила из шкафа коробку со своим старым мобильником. Проверив, работает ли он, она протянула его Свете.
- Вот. Я забила туда два номера, мой и папин. Сейчас отвезу тебя в школу и на обратном пути положу деньги на счёт. Только обещай мне, что обязательно позвонишь папе, если мама снова появится.
- Обещаю, - кивнула Светочка, пряча телефон в рюкзак.
- Идём.
Всю дорогу до школы, ни девочка, ни Ира не проронили ни слова. И только остановившись у школьного двора, Ирина не отпустила по обыкновению Светочку одна, а оправилась с ней.
- Почему ты идёшь со мной? Хочешь увидеть маму?
- Нет, меня просила к ней зайти Ангелина Васильевна, - соврала Ирина.
- Понятно. – Коротко ответила девочка, вертя по сторонам головой. В толпе прохожих она высматривала Настю.
Доведя Свету до класса, Ира попросила учительницу ни под каким предлогом не отпускать девочку на улицу одну и вообще не спускать с ней глаз. Перепуганная Ангелина Васильевна клятвенно пообещала присмотреть за Светой. И только тогда, малость успокоенная Ирина отправилась по своим делам.
В ближайшем банке она положила деньги на мобильный Светочки и, усевшись на руль, задумалась. До назначенного Сашей времени оставалось ещё два с половиной часа, их следовало потратить с толком. Взгляд Иры неожиданно остановился на магазине с яркой витриной, в которой красовались всевозможные платья, юбки и блузки.
«Вы в зеркало на себя давно смотрели?», - неожиданно прозвучал у неё в ушах презрительный голос девушки из трамвая, принявшей её за алкоголичку.
Вздрогнув, Ира повернула к себе зеркало заднего вида и взглянула на своё отражение.
«Успокойся детка, ты никому не нужна. С твоей-то внешностью…» - на этот раз ей вспомнились жестокие слова Игоря. Она помотала головой, стараясь избавиться от наваждения, но оно не проходило. – «Ты себя в зеркало давно видела, мать Тереза? Нельзя же себя так запускать!»
Представив на мгновение, что такие же слова она вскоре может услышать и от Саши, Ира внезапно почувствовала страх. Ещё одной такой волны презрения к ней как к женщине, она просто не выдержит.
- Ну хватит! – разозлилась сама на себя Ирина. – Хватит вспоминать это! Вперёд Ира! И никто никогда больше не назовёт тебя дурнушкой!
Решительно выйдя из машины, Ира перешла дорогу и нырнула в магазин. Здесь играла приятная музыка, а красивые вещи, выставленные в изобилии, казалось, подмигивали ей с вешалок, купи мол меня, я тебе понравлюсь.
- Вам что-то подсказать? – подскочила к ней одна из продавщиц.
- Да. – Кивнула Ирина. – Я хочу сменить имидж. Стать более похожей на женщину. На женщину, способную влюбить в себя мужчину. – Добавила она.
Продавщица отступила на шаг, окинула её придирчивым взглядом и словно что-то решив, потащила её к одной из примерочных кабинок.
- Я знаю, что вам нужно! – заявила она.
Первым, что притащила в примерочную продавщица, был стильный костюм песочного цвета, суженные брюки и пиджак с коротким рукавом.
- К нему подойдёт вот такая блузка, - протянула она Ире кофточку, на тон светлее, чем сам костюм. – И ещё к нему подберём батильоны.
- На каблуках? – испугалась Ирина, завороженно разглядывая костюм. – Я сто лет не ходила на каблуках, не зная, смогу ли…
- Сможете! – пообещала девушка. – Женщина всегда должна быть на каблуках!
Ира примерила костюм и осталась совершенно очарована им. А маленькие батильоны, которые показала ей продавщица, показались ей неожиданно удобными.
- Берёте?
- Конечно! – воскликнула Ирина, вертясь перед зеркалом, не в силах оторвать от себя взгляд. У неё неожиданно появилась фигура, ноги постройнели, спина выпрямилась, и даже взгляд стал более уверенным.
- Девушка, вам нужно работать стилистом, а не продавцом, - похвалила она продавщицу.
- В магазине тоже должен работать человек, который понимает, чем торгует, - ответила польщённая девушка. – Берёте один костюм или ещё что-нибудь подберём?
Подсчитав деньги, оставшиеся в кошельке и взглянув на часы, Ира махнула рукой.
- Гулять так гулять! Подбирайте!
Обрадованная продавщица тут же протянула её облегающую юбку, длиной выше колена и светло-синюю кофточку.
- Примеряйте! – велела она.
И опять вещи сели на Ире как влитые.
- Нравится?
- Очень!
К этому наряду ей так же подобрали сапоги на каблуке, а вместо старой поношенной куртки, очаровательное пальто.
Замерев у зеркала, Ира с грустью констатировала, что к её новому образу совершенно не подходит старая причёска.
- Девушка, а у вас здесь поблизости парикмахерской нет? – поинтересовалась она, оплачивая на кассе покупки.
- Есть. Выйдете из магазина, идите налево. Чуть дальше салон красоты «Роза».
- Спасибо! – искренне поблагодарила её Ира и отправилась в указанном направлении.

Часы показывали без двадцати двенадцать, когда Ирина вышла из салона. Она чувствовала себя другим человеком, да, по сути, и была им. Лицо её сияло свежим макияжем, волосы оттенили и они приобрели красивый медный оттенок. Они остались такими же длинными, парикмахер просто пожалел их резать, сказав, что такое богатство надо беречь. Он просто придал им форму, некоторые пряди были короче, некоторые длиннее. Причёска стало более женственной, и придала лицу Ирины шарм. Не удержалась она и от маникюра, теперь её ноготки блестели новеньким лаком.
Гордо пройдя к машине, она бросила сумки на заднее сиденье и завела мотор. С удовольствием оглядев себя в зеркале, она вырулила на проспект, и в этот момент раздался звонок телефона. Саша.
- Через пятнадцать минут я заеду за тобой, будь готова, - сухо велел он и отключился.
- Буду, - засмеялась Ира, пряча телефон и предвкушая, какое впечатление произведёт на мужчину.
К подъезду они приехали одновременно. Сквозь лобовое стекло Ира видела, как Саша остановил машину, достал телефон и приложил его к уху. В то же время зазвонил её мобильник.
- Я вижу тебя, - прощебетала Ирина. – Сейчас подойду.
Открыв дверцу, она аккуратно выбралась из машины, заперла её, элегантным движением откинула волосы и, гордо расправив плечи, прошествовала к машине Саши.
Он вышел ей навстречу и замер, не отрывая от неё глаз.
- Едем? – будничным тоном спросила Ира, изо всех сил делая вид, что ничего не произошло.
- Да-да, едем, - пробормотал Александр. И не удержался: - Я не узнал тебя.
- Буду богатой, - хмыкнула Ирина.
- Да, может быть… - промычал мужчина, распахивая перед ней дверцу. – Ты потрясающе выглядишь, - наконец выдавил он из себя комплимент.
- Спасибо, - скромно опустила глаза Ира. – Поехали скорее! Ах да, я же ещё забыла тебе рассказать про Свету... – помрачнела она.
- Что ещё?
Ирина в общих чертах поведала Саше об утренних событиях.
- Слушаешь, а может нам проследить за школой? – предложил он, выезжая на дорогу и направляясь к Настиному дому.
- Надеешься увидеть эту тётку? Я бы не стала так рисковать.
- В чём риск? – не понял Саша.
- В Свете. Нужно постараться, во что бы то ни стало не дать Светке увидеться с этой женщиной. С её нежной психикой, ещё одна встреча с «Настей» может обернуться трагедией.
- Да, ты права… - подумав, кивнул мужчина и замолчал, сосредоточенно морща лоб.
В полном молчании они подъехали к дому Насти, и вышли из машины.
- Ужасное место, - вздрогнула Ирина, увидев стайку алкашей, расположившихся прямо на крыльце. – Бедная Настя, как они тут жили…
- Осуждаешь меня? – хмуро взглянул на неё Саша.
- Нет, почему? Знаешь, я вообще стараюсь людей не осуждать, никто ведь не знает, почему кто-то сделал так, а не иначе.
- Да ты философ! – хмыкнул мужчина.
- Нет, меня просто многому научила жизнь.
- Наверное, хорошо, когда никого не осуждаешь. Значит, всех прощаешь, и жить легче.
- Есть один человек, которого я не смогла простить и, наверное, никогда не прощу, - нехотя призналась Ирина.
- И кто же он, если не секрет?
- Мой папа.
Саша взялся двумя пальцами за лоб, постоял немного, глядя в асфальт и воскликнул:
- Ира! Я со вчерашнего вечера думаю, что же меня смутило вчера в нашем разговоре, и только сейчас это понял! Света сказала, что занималась с твоим отцом математикой, а ведь ты говорила, что твой папа ушёл из семьи к Настиной матери! Что это значит?
- Всё очень просто, - усмехнулась одними уголками губ Ирина. – Мой папа действительно ушёл из семьи, и именно его я сейчас имела в виду, говоря, что не смогу простить. А Света занималась математикой с моим отчимом.
Лицо Саши разгладилось.
- Всё, я понял. Извини.
- Ничего. – Отмахнулась Ира. – Ну что, идём? Сколько можно здесь стоять!
- Идём!
Они едва подошли к крыльцу, как дверь подъезда распахнулась и навстречу им выскочила высокая девушка в огромных тёмных очках, скрывавших половину лица. Всего лишь на одну секунду она замерла, явно испугавшись встречи с ними, а потом опустила голову, заслонив лицо волосами, и бегом бросилась со двора.
- Кто это был? – шёпотом спросила Ира, вцепляясь в Сашину руку.
- Настя… - так же шёпотом ответил он, с суеверным ужасом глядя вслед сбежавшей девушке.

Глава 17
- Что это было? – затряслась Ирина. – Саша, почему мы не остановили её?! Как такое может быть?? Саша, да я же видела её мертвой, я сама хоронила её!!
- Успокойся! – мужчина повернулся к ней и, взяв за плечи, легонько встряхнул. – От твоей истерики лучше не будет! Разберёмся!
- Да что разберёмся?! – вывернулась из его рук Ира. – Ты понимаешь, что сейчас она, скорее всего, помчалась к Светке? Нужно бежать в школу!
- Ира, Света сейчас на уроках, под контролем у учительницы, ей ничего не грозит, понимаешь? – попытался достучаться до неё Саша. – Услышь меня и прекрати орать! Смотри, на нас уже люди оглядываются!
- Да плевать мне! – с досадой воскликнула Ира и первой шагнула в подъезд.
Квартира Насти встретила их в том же виде, в каком Ирина её и оставила. Казалось, никто здесь не появлялся, ничего не трогал. На столе, на ручках дивана, на подоконнике нетронутой лежала пыль.
- Наваждение какое-то… - пробормотала Ира, проводя рукой по лицу. – Ничего не понимаю.
Саша ей ничего не ответил, он сосредоточенно копался в шкафу, перетряхивая каждую вещь и хмуря лоб.
- Что ты ищешь?
- Не знаю, - буркнул он. – Ты тоже не теряй времени, открывай стол и вперёд. Вдруг что-то и натолкнёт на правильную мысль. Терпеть не могу неизвестность, меня просто бесит эта история.
- Тебя! – фыркнула Ира, снимая пальто и небрежно бросая его на диван. – Представь, что чувствую я. Мне до чёртиков надоел этот детектив. Никогда бы не подумала, что в жизни бывает подобное. Это же просто сюжет для сериала!
- В жизни и не такое бывает, - философски ответил Саша и запихнул вещи обратно в шкаф.
Ира промолчала. Она открыла ящик стола, но он оказался пуст. Вспоминая детективные фильмы, пошарила рукой по днищу, надеясь найти там что-нибудь, но ящик был самым обычным. Закрыв его, девушка огляделась, подёргала подоконник, покрутила ручки стульев.
- Можно узнать, что ты делаешь? – с недовольным видом спросил Саша.
- Ищу тайник.
- Вряд ли в квартире у Насти был тайник, она же не наркодиллер и не мафиози какая-то!
- Да? – обернулась к нему Ирина. – А откуда ты знаешь? Ты же сам не понимаешь, что происходит вокруг, откуда ты можешь знать, чем занималась Настя? Может она от вечной нехватки денег в криминал ударилась!
- А это ещё что такое? – присвистнул Саша, сделав вид, что не услышал её последних слов и, подтянувшись, пошарил рукой по верху шкафа. Послышался глухой стук и на пол упал маленький потрёпанный, явно очень старый фотоальбом. Ира схватила его первой и открыла.
- Фотографии какие-то, старые очень. Ты знаешь этих людей? – спросила она у мужчины, ткнув пальцем в фото.
- Понятия не имею, - ответил Саша, быстро пролистывая странички. – Настя не показывала мне никаких фоток, она вообще не любила вспоминать своё детство и свою семью.
- Странно, ты не находишь?
- Почему? Возможно, у неё были плохие отношения с родителями. – Саша пролистнул альбом до конца и взял в руки несколько фотографий, лежащих отдельно. – О, вот это мы, - улыбнулся он. – Смотри, сразу после свадьбы.
Ирина осторожно взяла фотографию в руки и впилась взглядом в людей. Улыбающаяся, красивая Настя в белом платье, Саша, много моложе чем сейчас, такой светлый, светящийся изнутри.
- Какие вы здесь красивые… - завороженно пробормотала она, с удивлением прислушиваясь к себе. Глядя на эту фотографию она испытала что-то похожее на ревность.
- Смотри, а это Светочка, здесь ей месяц, - протянул он ей следующую фотографию с худеньким младенцем на ней. – А это мы все вместе. Настя, Светка и я…
В голосе Саши послышалась тоска, и укол ревности стал ощутимей. Ира поспешно положила фотографии на стол, изображением вниз, стараясь поскорее убрать их с его глаз.
- Что там ещё?
- Опять люди какие-то, не знаю, - протянул он ей фото.
- Папа… - пробормотала Настя, руки её задрожали. – Это мой папа.
- Да? – Саша теперь уже с интересом разглядывал фотографию. – А женщина, наверное, его новая жена, мама Насти.
- Наверное, - эхом ответила Ира, с ненавистью разглядывая ту, что разрушила её семью.
- Смотри, дети какие-то, девочки, - Саша держал в руках последнюю фотографию. – Интересно, кто это?
- Не просто девочки, это близнецы, - сказала Ира, разглядывая фото. Она вдруг ощутила непонятную тревогу, сердце забилось быстрее. Какая-то неясная мысль мелькнула и тут же пропала.
- Подожди, там что-то написано, - увидел Саша надпись на обратно стороне. Перевернув фотографию, он прочитал: - «Настенька и Алиночка, восемь лет». Что? – вздрогнул он. – Что это значит?
- Девочки-близняшки, Настя и Алина, - повторила Ира, глядя на изображения улыбающихся детей. – Что это значит? – взглянула она на Сашу. – Это значит, что у Насти есть сестра-близнец!
- Но как? – попятился он. – Она иногда упоминала родителей, но то, что у неё есть сестра, она не говорила!
- Видимо ты слишком плохо знал свою жену, - отозвалась Ира, аккуратно складывая фотографии себе в сумку. – Верни альбом на место, - попросила она. – И поехали отсюда. Не могу здесь больше находиться. Эта квартира меня угнетает.
Саша послушно положил альбом обратно на шкаф, вышел вслед за Ирой из квартиры, запер замки и протянул ей ключ.
- Саш, а ведь разгадка-то имела простое объяснение, - посмотрела ему прямо в глаза Ирина. – Не Настя вовсе подходила в школе к Светке и не Настю видели сегодня мы. Это была Алина.
- Не делай поспешных выводов, - предостерёг её мужчина. – Мы даже не знаем, жива ли она. Недаром ведь Настя никогда не упоминала о ней. Нужно это проверить.
- Но как? Ты можешь пробить её как-то?
- Вряд ли, - покачал головой Саша, доставая сигареты и чиркая зажигалкой. – Кроме её имени мы не знаем о ней ничего. Если эта девица жива, она могла десять раз выйти замуж и поменять кучу фамилий. Нет, Ира, нужно действовать по-другому. Нужно поехать в дом, где прошло детство Насти, и попытаться поговорить с соседями. Вездесущие старушки обычно знают всё и про всех.
- Ты знаешь, где она жила? – с надеждой спросила Ира.
- Знаю, она показывала как-то. – Саша взглянул на часы, выбросил недокуренную сигарету и сел за руль. – Поехали, ещё есть время. Попытаемся хоть что-то узнать.

Дом, где раньше жила Настя находился в центре. Он стоял в окружении величественных тополей, у каждого подъезда располагались кусты сирени. В нескольких метрах от дома находилась вполне приличная стоянка.
Оставив машину там, Саша и Ира подошли к дому поближе.
- Ничего себе местечко! Интересно, мой папаша просто ушёл к женщине, которая имела квартиру в таком шикарном доме, или же приобрёл её сам, после женитьбы? В последнее слабо верится!
- Твоя ненависть к отцу не имеет границ, - покачал головой мужчина. – Как ребёнок, ей-Богу! А ты никогда не думала, как бы вы жили, если бы отец не бросил вас? Может, с ним было бы хуже, чем без него! Насколько я понял, твоя мама замужем за хорошим человеком, а ведь ты не знаешь, как бы она жила с твоим отцом.
- Я имею право его ненавидеть! – вспыхнула Ирина. – Мама вышла замуж, когда мне было семнадцать, а как мы жили до этого, ты знаешь? Как мы жили, когда он только ушёл? Ты не имеешь права меня судить, потому что ты ничего обо мне не знаешь!
- Я не сужу тебя, - мягко поправил её Саша. – Я просто пытаюсь до тебя донести, что своей ненавистью ты не делаешь хуже никому, кроме себя. Она разъедает тебя. Ты вообще счастлива, Ира?
- Не твоё дело! – рявкнула она. – Не надо лезть мне в душу!
- Всё-всё, сдаюсь! – поднял руки вверх мужчина. – В конце концов, ты уже большая девочка, чтобы разбираться во всём самой. Идём.
Он уверенно подошёл к подъезду и замер перед дверью с кодовым звонком.
- Что, Настя тебе не только дом показала, но и подъезд? – ехидно спросила Ира, прислонившись к стене и складывая руки на груди. – А что же код не сообщила?
- Не язви, тебе не идёт. Настя дом этот показывала мне ещё до рождения Светки, у нас тогда были хорошие отношения. Мы ехали мимо, она показала дом, попросила остановиться, походила здесь, потом мы уехали. Всё.
- Я думала, что узнав об операции, она продала именно родительскую квартиру.
- Нет, она жила в другом месте.
- Откуда у девочки из неблагополучной семьи взялась отдельная квартира? – удивилась Ира.
- Мне она говорила, что квартира эта когда-то принадлежала её матери. Больше я ничего не знаю. И вообще, что за допрос? – неожиданно разозлился Саша. – Чего ты ко мне прицепилась? Я уже давно понял, что знал о Насте слишком мало! Лучше подумай, как нам в подъезд попасть? Смотри, вокруг ни одного человека!
- Дилетант! – презрительно фыркнула Ира и, оттеснив его, набрала первый пришедший на ум номер квартиры.
- Алле, - нараспев ответил ей старушечий голос. – Кто там?
- Добрый день! – прокричала Ирина, придавая голосу тревожность. – Я врач, из шестьдесят пятой квартиры вызывали «скорую», а сейчас там не отвечают. Откройте, пожалуйста, дверь!
- Это что ж это, Петровна захворала? – переполошилась старушка. – Заходите, заходите скорее!
Домофон щёлкнул и дверь  открылась. Ира торжествующе оглянулась на Александра, тот отвесил ей шутовской поклон.
- Уважаю, мадам, врать вы умеете что надо.
- Надеюсь это комплимент? – подняла вверх правую бровь Ира.
- Несомненно, - заверил её Саша, прижимая руку к сердцу. – Идём, надеюсь, твоё умение нам пригодится, и мы узнаем что-нибудь стоящее про эту Алину.
- Квартиру, где они проживали, ты тоже знаешь? – насмешливо спросила Ира, глядя как он уверенно поднимается по лестнице.
- Я не понимаю, ты меня в чём-то подозреваешь? – резко обернулся Саша, чуть не сбив её с ног.
- Поосторожнее! – взвизгнула Ира, цепляясь за перилла. – Ни в чём я тебя не подозреваю, хотя твоё поведение выглядит странно. Если ты так хорошо знаешь, где жила Настя с родителями, какой смысл это скрывать и выдумывать всякие небылицы?
- Я ничего не выдумываю! – рассвирепел Саша. – Я тебе сказал, всё как было, а поднимаюсь я сейчас к той бабуле, к которой ты звонила в домофон!
- Зачем? – поразилась Ирина. – Хочешь, чтобы разгневанные старушки устроили мне головомойку?
- Ты можешь быть уверена, что позвонив в любую из этих квартир, - Саша обвёл рукой пространство вокруг себя, - ты встретишь там старожилов?  А там живут бабули, мы это точно знаем! И вполне возможно, что они помнят это семейство! Всё? Вопросов больше нет?
- Так бы сразу и сказал, - обиженно пробурчала Ира, которой неожиданно стало стыдно.
В таком обиженном молчании они добрались до шестого этажа и увидели бабулю в длинном цветастом платье, отчаянно стучавшую в дверь. Услышав шаги, она обернулась и воскликнула:
- Это вы врачи? Ну слава Богу! Вы были правы, Петровна не открывает! С ней точно что-то случилось!
Саша и Ира переглянулись, притом Сашин взгляд был насмешливым, он словно гадал, как она будет выкручиваться. Ира фыркнула, гордо расправила плечи и шагнула к старушке:
- Простите, как вас зовут? – спросила она, обняв ту за плечи.
- Серафима Альбертовна я.
- Как? – подпрыгнул Саша.
- Серафима Альбертовна, - повторила старушка. – Что непонятного-то? Или вы плохо слышите, молодой человек?
- Не обращайте на него внимания, - метнув в Сашу уничтожающий взгляд, успокоила старушку Ира. – Он контуженный немного, до него с первого раза не доходит.
- Как?- всплеснула руками Серафима Альбертовна. – Как же он на «скорой» работает?
- Так он водитель. За баранкой у него мозги хорошо работают. Беру вот его с собой на вызовы, мало ли что нужно помочь. Носилки отнести или вот, дверь вскрыть.
- Может, хватит уже языками чесать? – грубо гаркнул Саша. Лицо его покраснело, было видно, что он взбешен. – Может там старуха помирает, а вы меня обсуждаете!
- Ой, а и правда! – приложила сухонькие ладошки к щекам Серафима Альбертовна.  - Петровну спасать надо!
- Серафима Альбертовна, а не могла ваша подруга куда уйти? – предположила Ира, которой происходящее нравилось с каждой минутой всё меньше и меньше.
- Ну куда же она уйдёт? – укорила её старушка. – Она ведь не ходит совсем, который год уже!
- Она инвалид? В инвалидном кресле сидит? – догадалась Ира.
- Нет, Бог миловал! – перекрестилась Серафима Альбертовна. – По квартире передвигается, но на улицу выйти не может. Воздухом на балконе дышит. К ней соцработник приходит, продукты приносит, счета оплачивает. Два раза в неделю является.
- Так чем ваша подруга болеет, почему ходить не может?
- Сердечница она, с молодости. Как дочку родила, так и началось.
- Так у неё и дочка есть? – обрадовалась Ира. – Может позвонить ей?
- Да померла она давно, - махнула рукой Серафима Альбертовна. – Очень давно, годков десять назад. Внучки есть, две. Только они про бабушку совсем забыли.
- Может с ней и правда что случилось? – наклонившись к самому уху Иры, прошептал Саша. От его дыхания на шее, по её коже поползли мурашки, а голову словно заволокло туманом.
Поспешно отстранившись, она кивнула:
- Видимо да. Серафима Альбертовна, а у вас ключика от квартиры Петровны случайно не найдётся?
- А как же? – расцвела бабуля. – Есть у меня ключ!
После этих слов она проворно метнулась в свою квартиру и выскочила обратно, неся в руке ключ, на обычном капроновом шнурке.
- Открывайте, - со вздохом велела ей Ира, думая, в какие неприятности они вляпываются.
Распахнув дверь, Серафима Альбертовна попятилась:
- Идите вперёд, я боюсь. Вдруг она там… Ой…
Ира переступила порог и звонко крикнула:
- Петровна! Вы слышите меня? Петровна!
Ответом ей была тишина. Лишь капал кран в ванной, да с улицы доносился шум проезжающих машин.
- Ир, давай я вперёд пойду? – предложил Саша, забыв все обиды. – Вдруг она и правда… умерла? – оглянувшись на притихшую Серафиму Альбертовну, шёпотом добавил он.
- Думаешь, я боюсь? Я врач, я покойников не раз видела, - вздохнула Ирина, стараясь выглядеть смелой. Не могла же она признаться, что ей до одури страшно, что за годы практики она так и не научилась спокойно смотреть на смерть.
А Саше и не нужны были её признания. Он понял всё без слов и, оттеснив девушку в сторону, первым прошёлся по квартире, заглядывая во все комнаты подряд. Открыв очередную дверь, он выругался и бросился туда. Ира застыла на месте, уже прикидывая, как они будут выкручиваться перед полицией, которую непременно нужно будет вызвать.
- Ира, она жива! – донёсся до неё голос Саши. – Иди скорее сюда!
Словно очнувшись, она бросилась на зов. Бабуля лежала посреди комнаты, на животе, нелепо вывернув руку.
- Посмотри, у неё есть пульс, - Саша отнял руку от её шеи и посмотрел на Иру. А в ней включился врач.
Присев рядом с Петровной, она прижала пальцы к её запястью, некоторое время послушала пульс, потом сказала:
- Позови сюда Серафиму Альбертовну. Мне нужно поискать лекарства, не хочу рыться в чужих вещах без свидетелей.
- Сейчас! – Саша вскочил на ноги и через минуту буквально приволок за собой соседку.
- Ой! Петровна! – запричитала Серафима Альбертовна, увидев подругу. – Ой, померла!
- Да типун вам на язык! – возмутился Саша. – Жива она! Сейчас Ирина её полечит!
Ира же быстро перебирала лекарства, которыми был заставлен весь стол в комнате.
- Нет, это не то, - констатировала она. – Саша, беги в аптеку, я тебе сейчас напишу, что купить.
Получив листок с названием, Саша убежал. Ира осталась одна с бабульками. Серафима Альбертовна сползла в кресло, с ужасом глядя на подругу.
- Держите себя в руках! – приказала ей Ира. – Ещё не хватало вас потом откачивать!
- Нормально, со мной всё нормально, - быстро-быстро закивала старушка. – Спасите Петровну, миленькая…
- Я сделаю всё, что в моих силах. – Ира снова шагнула к столику, чтобы взять тонометр и тут её взгляд упёрся в знакомую фотографию. Именно такая же лежала сейчас в её сумочке. Фотография с изображением девочек-близняшек Насти и Алины.
- Кто это? – спросила она у Серафимы Альбертовны, дрожащими пальцами подняв снимок.
- Так это внучки Петровны, - кивнула старуха на лежащую на полу подругу. – Настенька и Алиночка. Здесь им лет по семь-восемь, не помню уже точно. А сейчас они взрослые уже.
- Вот как… - пробормотала Ира, возвращая фотографию на место. – Боже мой…
У неё на руках умирал не просто человек, а бесценный свидетель, который мог рассказать им всё-всё о жизни сестёр Насти и Алины!
- Саша, ну где же ты! – простонала она и, словно услышав её призыв, в квартиру ввалился запыхавшийся Александр. Он держал в руках упаковку лекарства и несколько шприцев.
- Давай скорее! – Ира выхватила лекарство у него из рук, быстро набрала его в шприц и, пережав руку старушки ремнём, ввела его в вену. Выждав несколько секунд, помахала ваткой с нашатырём перед её носом. Ресницы Петровны дрогнули, и она открыла глаза.
- Где я? Что случилось? – просипела она.
- Всё хорошо, с вами уже всё в порядке, - успокоила её Ирина. – У вас случился сердечный приступ, сейчас мы отправим вас в больницу.
- Как в больницу? – растерялся Саша.
- Так в больницу. Не для того я её спасала, чтобы она через пару часов умерла, - прошипела Ира, стараясь, чтобы никто из старушек не услышал её. – Вызывай «скорую» скорее.
Саша выглядел недоумённым, но всё же послушался её и вытащил телефон.
- «Скорая» прибудет через десять минут. – Сообщил он.
- Отлично, - кивнула Ира. – Теперь нужно как-то избавиться от Серафимы Альбертовны. Она не должна понять, что мы не со «скорой», иначе проблем не оберёшься.
- И как мы это сделаем? Что ты предлагаешь?
Ира закусила губу, напряжённо раздумывая. Но им ничего не пришлось предпринимать, помог счастливый случай.
- Ба, ты здесь? – раздался звонкий детский голос и в квартиру влетел мальчуган лет двенадцати. – Ба, что случилось? – вытаращил глаза он на лежащую Петровну. – Что с бабой Леной?
- Ничего, всё в порядке! – подскочила как ужаленная Серафима Альбертовна. – Идём, я покорплю тебя!
Выпроводив внука за дверь, она обернулась и смущённо улыбнулась:
- Простите, мне к внуку надо. Вы мне позвоните потом, скажите, в какую больницу отвезут Петровну, хорошо?
- Да, конечно, - кивнула Ира и, записав её номер, с радостью закрыла за ней дверь.
Через несколько минут, погрузив старушку в «скорую» и узнав номер больницы, они с Сашей остались одни.
- Ничего себе приключеньице, - выдохнул он, раскуривая сигарету. Руки его слегка дрожали. – Извини, - смущённо проговорил он, заметив свою слабость. – В первый раз оказался в такой ситуации.
- Это нормально, - успокоила его Ира. – Было бы странно, если бы ты остался равнодушным к этой истории.
- Ира, я восхищаюсь тобой! – признался он. – Ты так хладнокровно, слаженно действовала, а ведь от тебя зависела жизнь человека!
- Я врач, Саша, - напомнила ему Ира. – От меня всегда зависит жизнь людей, я к этому привыкла. И если я не буду хладнокровной, то у меня ничего хорошего не получится. Но ты особо не восхищайся мной, я сегодня нарушила кучу правил и дай Бог, чтобы об этом никто не узнал.
- Ты спасла человеку жизнь, всё будет хорошо! – пообещал Саша и с тоской посмотрел на дом. – Ну что, идём, приступим к тому, ради чего собственно и приехали?
- Нет, мы едем в больницу, - огорошила его Ирина. – За Еленой Петровной.
- Зачем? – поразился Саша. – Ты свою миссию выполнила, Елена Петровна в надёжных руках!
- Я знаю, - кивнула Ира. – Только она и есть, тот человек, который нам необходим. Она – бабушка Насти и Алины.
Ира скользнула в салон машины, а Саша остался стоять посреди улицы с открытым ртом. Сигарета в его пальцах медленно тлела, и он очнулся только тогда, когда она обожгла ему пальцы. Чертыхнувшись, мужчина бросил её прямо под ноги, и пошёл к машине.

Глава 18
Но не успел Саша завести мотор, как ожил мобильный Ирины. На экране угрожающе засветилась надпись «Ангелина Васильевна». Руки Иры предательски задрожали, и она не сразу смогла ответить на звонок.
- Ирина Максимовна! – услышала она истеричный голос учительницы, едва поднеся трубку к уху. – Простите меня, я не смогла за ней уследить!
- Что случилось? – крикнула Ира. – Где Света?!
Саша, сидящий рядом, весь напрягся, не отрывая колючего взгляда от её лица. Руками он так вцепился в руль, что костяшки пальцев побелели от напряжения.
- Светочка всё просила отпустить её к маме, всё рвалась, но я не пускала, не пускала её! – захлёбывалась в рыданиях Ангелина Васильевна. – Я совсем ненадолго вышла из класса, одной из девочек стало нехорошо, и я повела её умыться! А когда вернулась, Светы уже не было! Дети сказали, что она собрала свои вещи и сказала, что уходит к маме! Ирина Максимовна, простите меня!
- Когда она ушла?
- Десять минут назад! Я сразу же бросилась звонить вам!
Ничего не сказав в ответ, Ира отбросила телефон и велела застывшему Саше:
- Гони в школу. Скорее!
Мужчина, словно очнувшись, завел машину и до упора вжал педаль газа в пол. Мотор взревел, и машина вылетела со двора. Ира набрала номер девочки, но её телефон был отключен.
- Что случилось? – не отрывая взгляда от дороги, спросил Саша. – Хотя я и сам догадаюсь. Эта, так называемая «мама» добралась до Светки?
- Света ушла, но Алину никто не видел. Будем надеяться, что девочка просто ушла. Тем более что прошло всего ничего времени, мы ещё можем их перехватить.
- Дежавю, - пробормотал Саша.
- Что?
- Дежавю, - громче повторил он. – Сколько дней прошло с тех пор, как она сбегала последний раз? Помнишь, когда мы искали её  парке? Раньше она такого не делала, спокойно ходила в школу.
- Раньше у неё были папа и мама, - возразила Ирина. – А сейчас она сбегает сначала из желания быть рядом с папой, а теперь с мамой. Алина поступает с ребёнком бесчеловечно, у неё ведь и так проблемы с психикой! Что с ней будет теперь?
- Не нагнетай обстановку, - заиграл желваками Саша, ещё сильнее сжимая руль  руках. – Ира, нам нужно обратиться  полицию. Так дальше продолжаться не может. Что мы можем сделать? Мы даже фамилии этой Алины не знаем, как мы сможем её найти?
- Да не доверяю я им! – вспыхнула Ирина. – Как ты не понимаешь? У нас нет ни одного доказательства, что за всем этим стоит Алина! Это только домыслы!
- Ну и что? Допустим, мы не можем доказать что это всё затеяла Алина! Но ведь кто-то же терроризирует нашу дочь!
Слова «наша дочь» резанули слух Ирины и бальзамом пролились на сердце. На мгновение все страхи отступили, и стало легко и радостно. Но только лишь на мгновение.
- Саш, ты серьёзно не понимаешь? – Ира повернулась к нему, глаза её потемнели. – У нас вообще нет доказательств, что кто-то подходил к Светочке  и говорил с ней. Ничего, кроме её слов. Это мы ей верим, МЫ понимаешь? А для всех остальных… Что в первую очередь узнает полиция? То, что девочка имеет пусть и небольшие, но всё-таки психические отклонения. И что они сделают? Решат, что всё её рассказы, не более чем плод больного воображения и засунут девочку в больницу!
- Моя дочь не сумасшедшая! – заорал Саша и стукнул кулаком по приборной доске. – Ты поняла?
- Машину не ломай, - Ира спокойно отреагировала на его выпад. – Я поняла. Я никогда не считала Светочку сумасшедшей. У неё уязвимая психика, случаются припадки, но не более того. Но в полиции об этом не знают и нас никто и слушать не станет.
- Мне не нравится твоё нежелание обратиться к компетентным органам, - покосился на неё Саша. Ирина видела, что в душе он согласен с её доводами, а спорит сейчас из чистого упрямства, но его последние слова задели её.
- Да, ты прав! Это я всё придумала, организовала, нашла Алину и терроризирую ребёнка! Давай, прямо сейчас поворачивай, там за углом есть отделение полиции! Давай-давай, чего ты ждёшь?
- Извини, - буркнул Саша, Ира в ответ только фыркнула и отвернулась к окну.
Ещё через несколько минут, они подъехали к школе. Толком не припарковав машину, оба выскочили и понеслись к школе. Заплаканная Ангелина Васильевна, в распахнутой куртке, встретила их на крыльце.
- Ну что? Не появилась? – подлетела к ней Ирина. – Вы никого здесь не видели? Настю не видели?
- Вы с ума сошли? – отшатнулась учительница, слёзы на её лице мигом высохли. – Настя же умерла!
- Значит, не видели, - Ира прислонилась к стене и обвела взглядом школьный двор. На улице постепенно темнело, начиналась метель, и девушке вдруг стало не по себе.
- Господи, где же её искать-то… - всхлипнула она.
- Ир, ну хоть ты сырость не разводи, - попросил её Саша, вид у него был такой же потерянный. Пока ехали в школу, казалось, что стоит только доехать и всё разрешится, а сейчас… Куда бежать и где искать Светку, не знал никто.
- Ангелина Васильевна, вы сразу вышли во двор, как она пропала?
- Да, я звонила вам с улицы, - кивнула учительница. – Но Светочки нигде не было!
- А больше вы никого не видели?
- Вы опять о Насте? – побледнела девушка. – Да что вы такое говорите?!
- Да, о Насте! Вернее не о ней самой, - путанно принялась объяснять Ирина. – Свету, скорее всего, забрала сестра Насти, сестра-близнец!
- Нет, я никого не видела, - замотала головой Ангелина Васильевна. – Я бы обратила внимание, подошла бы к человеку, если бы здесь кто-то был. Тем более Алина…
- Алина? – вздрогнул Саша. – Вы знаете её?
- Нет, конечно! – слишком поспешно ответила учительница.
- Откуда тогда узнали её имя?
- Так она же только что сказала! – указала пальцем на Ирину Ангелина Васильевна.
- Я имя вам не говорила! – насела на неё Ира. – Я сказала сестра Насти, но не имя!
- Да нет же, вы сказали!
- Нет!
- Ангелина, вам лучше сейчас не врать! – Саша угрожающе придвинулся к ней, Ира подошла с другой стороны и учительница оказалась зажата между ними. Лицо её по цвету сравнялось со снегом, глаза метались из стороны в сторону.
- Ну да! Да, я хорошо знаю и Настю и Алину! – призналась она. – Мы жили в одном доме. Я с родителями переехала к ним в дом, когда нам всем было по пятнадцать. Мы ходили в один класс и дружили с… с Настей.
- А с Алиной?
- С Алиной нет, - вздохнула Ангелина Васильевна. – Настя была спокойная, училась неплохо, ни в чём предосудительном замешана не была, а Алинка парней как перчатки меняла, моталась где-то ночи напролёт. У нас с ней характеры не складывались. Она надо мной смеялась, тихоней называла.
- Почему вы пытались скрыть, что знакомы с ней? – прищурился Саша.
- Не хочу быть замешана в эту историю, - отвела глаза в сторону девушка. – Поймите, - зачастила она, - я с Настей общалась мало, когда она уехала, только когда её дочь ко мне в класс пришла, общение немного восстановилось, а Алинку вообще сто лет не видела! Я о ней ничего не знаю! Слышала в последний раз о ней от Насти давно, будто бы она за какого-то бандита замуж вышла и всё! Ой! – неожиданно воскликнула она.
- Что такое? – сверлил её взглядом Саша.
- Ничего, в сердце кольнуло. Знаете, у меня сердце больное, - пролепетала Ангелина Васильевна, хватаясь за грудь. – Отпустите меня, я, правда, ничего не знаю…
- Идите, - разрешил Саша.
- Ты отпускаешь её? – поразилась Ира. Она хотела выжать из учительницы ещё какую-нибудь информацию про Алину.
- Да, - пожал плечами мужчина. – Я, кажется, знаю, за какого бандита она вышла замуж. Съездим к нему.
- Откуда ты знаешь? – изумилась Ирина.
- Пойдём, всё расскажу, - Саша схватил её за руку и поволок к машине. Ира едва поспевала за ним, то и дело поскальзываясь на снегу. Всё-таки за долгие годы она совсем разучилась ходить на каблуках.
- Саша, что происходит? – плюхнувшись на сиденье, завопила она. – Зачем ты отпустил её? Мы же хотели найти кого-то, кто знал Алину и вот, её одноклассница собственной персоной! А ты, вместо того, чтобы допросить её как следует, уходишь! И откуда, позволь узнать, ты знаешь, за кого вышла замуж Алина, если до сегодняшнего дня даже о существовании её не знал?!
- Ир, вот про полицию ты рассуждала здраво, а сейчас не видишь очевидных вещей! – возразил Саша, заводя мотор, но не трогаясь с места. Вместо этого, он обколотился на руль и не сводил со школы пристального взгляда.
- Что ты там высматриваешь?
- Учительница ничего бы не рассказала нам, как раз-таки потому, что она что-то знает! Более того, я почти уверен, что она знает, где Алина и где сейчас Светка.
- Что? – подпрыгнула Ирина. – И ты так спокойно об этом говоришь?! Да нужно было…
- Ничего не нужно было! Ира, смотри, - Саша терпеливо, как маленькому ребёнку, принялся объяснять ей ситуацию. – Ангелина Васильевна упиралась, не хотела рассказывать о знакомстве с Алиной. Почему? Это не выглядит подозрительно? Потом, когда рассказывала о детстве, произнесла фразу «мы дружили с… Настей». Она запнулась! Возможно это нервное, но мне почему-то показалось, что она хотела сказать совсем другое! Она дружила с Алиной! И потом, сказала, что слышала от Насти, что Алина вышла замуж за бандита! От Насти! Настя мне ни разу не рассказала о сестре, она даже не встречалась с ней! Откуда она знала о личной жизни сестры?
- Ну, это не аргумент! – возразила Ирина. – Тебе может, и не рассказывала, а бывшей подруге обмолвилась о сестре. Вряд ли Настя так уж ничего не знала об Алине.
- Возможно, но ты видела её реакцию, когда она сказала про бандита? Она испугалась, упомянув о замужестве Алины! Оттого и вскрикнула. Уж не думаешь ли ты, что у неё действительно прихватило сердце?
- Нет, не думаю, - Ира была вынуждена согласиться с его доводами. – Зачем ты сказал, что знаешь бандита?
- Я взял её на понт, - пожал плечами Саша. – Если я рассуждаю правильно, Ангелина обязана сообщить Алине о том, что мы о ней знаем, знаем о её муже и едем к нему.
- Но мы-то об это не узнаем. Вряд ли она побежит к Алине, просто позвонит ей.
- Да? – лоб мужчины перерезала глубокая морщина. – Я как-то не подумал об этом…
- А может ты и прав, - насторожилась Ира, вглядываясь в человеческую фигуру, быстро бегущую по метели к выходу со школьного двора. – Смотри! Это она!
- Да! – от переизбытка чувств, Саша хлопнул ладонью по рулю. – Всё верно! Ира, мы найдём Свету!
Ангелина Васильевна, забыв застегнуть куртку, держала её рукой на груди. Волосы её припорошило снегом, но она даже внимания не обратила на это. Подойдя к дороге, она воровато огляделась по сторонам и, подошла к одной из машин. Дверь со стороны водителя распахнулась, и оттуда появился… Женя.
- Женя?! – изумилась Ира. – Не может быть…
- Тот парень? Знакомый Насти? – догадался Саша.
- Выходит не только Насти… А он здесь каким боком?
- Скоро узнаем, - пообещал мужчина, наблюдая за парочкой.
А они что-то слишком эмоционально обсуждали. Ангелина Васильевна размахивала руками, Женя, по всей видимости, кричал на неё. В конце разговора девушка отвесила ему пощёчину и побежала к школе. Ошарашенный парень проводил её мрачным взглядом, потёр щёку рукой и вернулся  машину.
- Едем за ним, - коротко бросила Ирина, но Саше и не требовались команды, он уже выруливал на дорогу.
Какое-то время они висели у Жени на хвосте. Он ехал быстро, но никаких маневров не совершал, видимо, не опасался слежки. На улице совсем стемнело, когда он свернул в неприметный старый дворик, в котором высились обшарпанные девятиэтажки с кое-где выбитыми стеклами.
- Неужели Алина прячется здесь? – Ира открыла окно и выглянула наружу.
Саша ничего не ответил. Он боялся спугнуть Женю и поэтому не включал фары, а передвигаться в темноте по узкому двору было трудно.
- Чёрт, куда он подевался? – пробормотал он.
- Потерял? – расстроилась Ирина. – Включи фары, к чёрту маскировку!
Саша послушно потянулся к нужному рычагу, но не успел коснуться его, как из темноты на бешеной скорости вылетела огромная чёрная машина и понеслась прямо на них.
Саша в очередной раз чертыхнулся, Ира завизжала, закрывая голову руками. Потом последовал удар, машину развернуло на скользкой дороге, она влетела в стену дома и на них посыпались осколки лобового стекла. Но ни Саша, ни Ирина этого уже не почувствовали. Оба находились без сознания. Кресло Иры от удара раскинулось, и она лежала на спине, волосы закрывали лицо. Саша лежал на руле, по его виску тонкой струйкой стекала кровь.


Глава 19
- Ира! Ира, ты слышишь меня? – слух прорезался неожиданно и Ирина поморщилась. Голос настойчиво звал её, но открывать глаза и приходить в себя отчаянно не хотелось.
- Ира, да проснись же ты, наконец! – рассердился голос, и кто-то легонько ударил её по щеке. Этого стерпеть она уже не могла, поэтому оттолкнула руку и с трудом разлепила глаза.
Над ней нависало лицо Саши, но в каком виде оно было! Вся правая сторона лба и щека в крови, один глаз заплыл, на скуле синяк.
- Господи, что случилось? – простонала Ирина, пытаясь принять вертикальное положение, но у неё это не получилось. Голова кружилась, ноги отказывались слушаться хозяйку.
- Как ты себя чувствуешь? – заботливо спросил её Саша.
- Если выгляжу так же как ты, то плохо, - буркнула Ира, придирчиво разглядывая свой новый костюм, который был измазан в грязи. – Как мы здесь оказались?
- Ты что, ничего не помнишь?
- Помню машину, несущуюся на нас, потом удар и всё, - содрогнулась девушка. – Нас пытались убить?
- Не думаю, - мотнул головой Саша. – Хотели бы убить, убили бы. Мы-то защитить себя не могли, что мешало добить нас? Но нас зачем-то приволокли сюда.
- Где мы, кстати? – Ире, наконец, удалось сесть, опёршись спиной об стенку и оглядеться вокруг.
Они находились в какой-то комнате, оклеенной жуткими чёрно-белыми обоями и с прогнившим полом. Единственное окно со стороны улицы было забито досками, но стекла были выбиты и в комнату долетал ледяной ветер.
- Понятия не имею, - признался Саша. – Я очнулся всего несколько минут назад и сразу стал тормошить тебя. Я и сам ничего не понимаю.
- Надо выбираться отсюда.
- Ты как вообще? Ты такая бледная…
- Неудивительно, - усмехнулась Ирина. – Ты выглядишь не лучше. Но нам всё равно надо бежать.
Внезапно в доме послышались голоса. Ира испуганно замолчала и придвинулась поближе к Саше. За дверью послышались шаги, затем кто-то остановился совсем рядом и заскрежетал замком.
- Может нам притвориться бесчувственными? – прошептала Ирина. – Мне страшно…
- Ложись, - согласился с ней Саша и, прежде чем дверь успела открыться, хлопнулся на пол и закрыл глаза. Ира последовала его примеру.
Из-под полуприкрытых ресниц она увидела мужские ботинки. Кто-то прошелся по комнате, затем остановился рядом с ними и не больно, но обидно пнул её ногой.
- Они живы? – раздался из коридора голос, который Ирина тут же узнала. Это была Ангелина Васильевна, учительница Светочки.
- Живы, что с ними сделается, - ответил мужчина и Ира поняла, что это Женя.
- Сколько нам здесь их держать?
- Пока Алина с девчонкой не уедут, ты же знаешь. Ох и втравила она нас в историю…
- Эта история неплохо оплачивается! – возразила учительница. – Сколько можно по общагам мыкаться? Надоело!
- Успокойся, - голос Жени стал мурлыкающим. – Мы с тобой свой куш сорвём, даже не сомневайся. Я такое придумал!
- Что? – заинтересовалась Ангелина Васильевна.
- Как только Алинка отдаст нам наши денежки, я отправлюсь к этой… дуре, - Женя мерзко хохотнул и предложу ей информацию о девчонке взамен на кругленькую сумму. А как только она заплатит, скажу ей, где прячется Алина. Или ещё лучше, отправлюсь к её дражайшему супругу и сообщу, куда сбежала его половина. Вот это вообще будет супер, за такую инфу он нас озолотит! Ну, разве я не гений?
- Гений, - проворковала Алина. – Я всегда знала, что ты супермозг. Иди ко мне…
Женя вышел из комнаты, не забыв запереть дверь. Из коридора послышались звуки поцелуя.
- Слышал? – Ира подвинулась ближе к Саше. – Алина собирается сбежать вместе с девочкой! Мы должны спешить!
- Куда? Мы же не знаем, где их искать!
- Нет, будем здесь сидеть! – рассвирепела Ирина. – Вставай, сказала! Этой парочке сейчас точно не до нас, попробуем вырваться, а потом пойдём в полицию!
- Куда? – поразился Саша. – Ты же была против!
- А теперь я «за»! – Ира поднялась и уперла руки  бока. – У тебя другие варианты есть?
- Нет.
- Тогда вперёд!
Единственным выходом из этой мрачной комнаты, было окно. Саша, шатаясь от слабости, шагнул к окну и, выломал остатки стекла, изрядно поранив руки. Затем с силой саданул кулаком по прогнившей от времени доске и выбыл её.
- Ничего себе у тебя сила, - присвистнула Ирина. – Александр Муромец прям!
Саша самодовольно улыбнулся, её грубая лесть пришлась ему по вкусу. Выбив оставшиеся доски, он спрыгнул вниз, прямо в сугроб снега и помог вылезти Ире.
Оказавшись на свободе, они огляделись по сторонам и поняли, что оказались в затруднительном положении. Вокруг, на несколько километров вокруг не было ни одного дома. Лишь вдалеке виднелась дорога, и несколько покосившихся от старости домиков.
- Идём? – неуверенно оглянулась на Сашу Ирина.
- Идём, - вздохнул он и протянул ей руку, за которую она тут же с благодарностью вцепилась.
Подбадривая и помогая друг другу, они кое-как добрались до дороги.
- Всё, больше не могу, - согнулась пополам Ирина, хватая ртом морозный воздух. Небо посветлело на горизонте, из чего они сделали вывод, что провалялись в том доме всю ночь.
- За это время Алина могла свалить десять раз, - мрачно буркнул Саша, зачерпывая горсть снега и пытаясь им смыть кровь.
- Будем надеяться на лучшее, Женя ведь собирался держать нас взаперти, пока Алина не уедет? Значит, они ещё здесь, - вздохнула Ирина. – Куда нам теперь? Давай постучимся в один из домиков и попросим позвонить?
- Вряд ли у этих людей есть телефоны, - кисло отозвался Саша. – Посмотри, в каком состоянии эти дома… Ну, пошли, попробуем, чем чёрт не шутит. Другого выхода всё равно нет.
Но не успели они шагнуть по направлению к первому дому, как дорогу осветил свет фар и они увидели едущую по дороге белую машину.
- Стой! – заорала Ирина и что есть силы, побежала ей навстречу, размахивая руками. Больше всего на свете она боялась, что их вид испугает водителя, и он просто проедет мимо.
Но её опасения не сбылись, машина притормозила, оттуда выглянул мужчина, лет шестидесяти.
- Что у вас случилось?
- Шеф, помоги, - бросился к нему Саша. – Мы в аварию попали, здесь, неподалёку, - сказал он полуправду-полу ложь. – Добрось до города?
Окинув их взглядом, мужчина горько вздохнул, видимо представив, как они своим грязным видом испортят ему машину, и махнул рукой:
- Садитесь, чего уж там.
- Спасибо! – горячо поблагодарила его Ира и первой скользнула в тёплый салон. Саша примостился рядом с ней.
- Держите, - водитель пошарил в бардачке и протянул им упаковку детских влажных салфеток. – Дочь с внуком ехали, вот, забыли, - смущённо пояснил он и, отвернувшись от них, завел мотор.
Ещё раз поблагодарив доброго мужчину, Саша и Ира кое-как привели себя в порядок. До города они доехали спустя полчаса, ещё минут пятнадцать потратили, чтобы доехать до ближайшего отделения полиции. Пожелав ребятам удачи, мужчина ударил по газам и скрылся в предрассветной мгле.
- Идём, - Саша потянул за рукав застывшую Иру и первым шагнул в здание полиции.
Но помощи они не получали. Внимательно выслушав их сбивчатый рассказ, дежурный насмешливо посмотрел на них и бросил:
- Ребят, вы это, идите домой, проспитесь.
- Да вы что себе позволяете? – возмутилась Ира. – Мы не пьяны! Вы что, не видите, в каком мы виде? Мы в аварию попали!
- Курнули вы чего-то, а не в аварию попали! – рассвирепел дежурный. – Мелодраму, блин, какую-то пересказали! Сестры-близнецы, дети, аварии! Идите отсюда подобру-поздорову, пока я вас не упрятал на пятнадцать суток!
- Да как вы можете…
- Ир, пойдём! – Саша первым понял, что им ничего не светит здесь. – Идём, говорю тебе.
- Я же говорила, не поверят… - горько вздохнула Ира, выйдя на улицу. – И что теперь делать?
- Идём домой, - предложил Саша. – Глупо мотаться по городу в таком виде. Хоть душ принять. Всё равно мы сейчас ничего не можем сделать. А там, может на свежую голову и придёт какая идея.
Ирине ничего не оставалось, как согласиться с ним. В этот час поймать такси было практически невозможно, поэтому до дома им пришлось добираться пешком. Войдя в квартиру, Ира увидела куртку Светочки, которую покупала ей и разревелась, уткнувшись лицом в неё.
- Ну всё, всё, успокойся, - Саша коснулся её плеча, а потом неумело сграбастал и прижал к себе. – Ир, ну перестань. Найдём мы её. Никуда не денутся. Даже если они уже уехали, всё равно найдём.
Но Ира всё плакала и плакала. Ей внезапно так сильно захотелось почувствовать себя обычной, слабой женщиной. Саша гладил её по волосам и бормотал что-то успокаивающее, но что, она бы не смогла повторить, не слышала, не понимала, чувствовала только его голос и дыхание. И понимала, что всё глубже и глубже падает в то чувство, которого долгие годы боялась и так ждала…
Успокоилась она спустя минут двадцать. Смущенно отстранилась от мужчины и пробормотала, не смея поднять на него глаз:
- Прости. Я обычно не позволяю себе такого, это видимо какое-то затмение на меня нашло.
- И очень зря, что не позволяешь, - неожиданно сказал Саша. – Ну где ты видела женщину, которая не плачет? Говорят, это полезно.
- Да, наверное, - ещё больше смутилась Ирина. – Я сейчас умоюсь и буду в порядке. Будем считать, что это была перезагрузка.
С этими словами девушка скрылась в ванной. Там, взглянув на своё лицо, она едва сдержала вопль ужаса. Косметика, так тщательно наложенная утром в салоне, смешалась с кровью и слезами и теперь представляла собой, кроваво-бурое месиво на щеках. Тушь, кровь, пудра, помада, всё отдельными мазками растёрлось по лицу, делая её похожей на персонаж из фильма ужасов.
- Кошмар, - пробормотала она, включая воду и с ожесточением натирая щёки. – А я ещё что-то вообразила, дура! Представляю, что он думал, глядя на мою физиономию!
Кое-как приведя себя в порядок, Ира критически оглядела испорченный костюм, сняла его и запихнула в стиральную машину, а сама влезла в душ. Долго стояла под горячими струями воды, стараясь привести мысли в порядок. И только когда на душе стало более-менее спокойно, решилась выйти к Александру.
Он сидел на кухне за столом, подперев кулаком щёку и вырисовывая замысловатые узоры пальцем на столешнице. Он выглядел одновременно задумчиво и трогательно. Ира остановилась на пороге, не сводя с него глаз. Словно почувствовав её взгляд, Саша обернулся.
- Иди в ванную, я сейчас дам тебе полотенце.
- Спасибо, - кивнул мужчина.
Ира сделала чай, поставила на стол вазочку с печеньем. Дождавшись пока закипит чайник, разлила по чашкам кипяток и, вздрогнув от неожиданной мысли, чуть не уронила его на пол. Дрожащими руками водрузила чайник на место и бросилась к ванной. Прислушавшись, поняла, что вода не шумит и постучала.
- Что случилось? – раздался голос Саши из-за двери. – Я сейчас выйду!
- Саша, мы идиоты! – закричала Ирина, ломая руки. – Какие же мы идиоты!!
Дверь тут же распахнулась, из ванной появился Саша, встревоженно и пытливо глядя на неё.
- Ты чего?
- Какого чёрта мы сбежали из этого дома?! Ведь Женя точно знает, куда направляется Алина! Нужно было хорошенько допросить его, припугнуть и узнать всё! А мы ломанулись в город! Вот скажи, кто мы после этого?
Саша задумчиво нахмурил лоб, провёл рукой по голове и велел:
- Одевайся. Надеюсь, они никуда оттуда не ушли. Может, успеем.
Ира опрометью бросилась в спальню. Натянув на себя старые джинсы и свитер, она не стала тратить время ни на косметику, ни на причёску, оставив волосы распущенными и рванула обратно в прихожую.
- Где твоя машина? – спросил Саша, уже стоявший в дверях.
- У крыльца, где я её утром и оставила.
- Тогда давай скорее.
Бегом они спустились по лестнице, добежали до машины и заняли свои места. Ирина от волнения еле попала ключом в замок зажигания, но всё же постаралась взять себя в руки и выехала со двора.
До нужного посёлка они добрались за сорок минут. К тому времени уже светало, дорога была хорошо видна, но всё же дом они нашли не сразу. Бросив машину на дороге, долго бродили по полю, всё никак не реша, в какую сторону двигаться.
- Господи, да вот же он! – наконец воскликнула Ирина, увидев в стороне знакомый дом. – Он один такой, на отшибе!
- Точно! – хлопнул себя по лбу Саша и первым полез через сугробы.
- Подожди меня! – крикнула Ира, с трудом переставляя ноги. Сердце колотилось как сумасшедшее, от быстрой ходьбы по глубокому снегу дыхание стало хриплым, в груди всё горело огнём.
Саша вернулся к ней и подал руку, за которую она с благодарностью уцепилась.
Кое-как они добрались до дома и остановились у стены, переводя дыхание.
- Нужно выработать план, - предложила Ира. – Как мы будем с ним говорить? Надо чтобы он испугался, иначе он ничего не скажет.
- Ой, да какой план! – поморщился Саша. – Он, если он ещё здесь, - уточнил мужчина, - должен и так испугаться, увидев нас. Не показался он мне слишком уж отважным.
- Кто знает, - пожала плечами Ирина. – Смог же устроить аварию, не побоялся…
- Ты уверена, что за рулём сидел он?
- А кто же? – разинула рот девушка. – Ведь мы видели, как он сел за руль машины и ехали за ней. И эта же машина нас сбила!
- Не факт, - возразил Саша. – Было очень темно, и лично я запомнил только то, что машина была большая и тёмная. Вполне возможно, что он просто заманил нас в тот двор, а аварию устроил кто-то другой.
- Кто?
- А ты не догадываешься? – прищурился он.
- Думаешь, Алина? – почему-то шёпотом спросила Ира, вдруг почувствовав себя дурно. – Господи, Саш, мы ведь даже не знаем о ней ничего толком, а уже сделали какого-то монстра…
- Тебе бы только сомневаться! – возмутился Саша. – Ладно, если она окажется не при чём во всей этой истории, я найду её и извинюсь, устраивает?
- Не злись, - примиряюще улыбнулась Ирина. – Пойдём лучше в дом. Чего стоять здесь? Поговорим с ним и дело с концом.
- Идём, - кивнул Саша и, обойдя дом, дернул дверь на себя.
Она неожиданно легко поддалась, чем удивила мужчину.
- Ты чего? – вздрогнула Ира, идущая следом за ним.
- Не заперто…
- От кого здесь запираться?
- Не знаю, странно как-то… - покачал головой Саша. – Как-то не по себе.
- Ты детективы любишь? – вдруг спросила Ира.
- Что?
- Детективы любишь, говорю?
- Ну да, смотрю частенько. А что?
- Оно и видно! – фыркнула Ирина. – Это только в фильмах и книгах, где незапертая дверь, там обязательно труп, а то и убийца рядом с ним.
- Что ты каркаешь? – разозлился Саша. – Только трупов нам ещё не хватало!
- Ну а чего тебе тогда не по себе? Альфред Хичкок как-то сказал «нет ничего страшнее запертой двери». А дверь сейчас не заперта! Так что ничего страшного там нет!
- Ты думаешь, я испугался? – поразился Саша.
Ира в ответ промолчала, только деликатно отвела глаза в сторону.
- Нет, скажи! – настаивал он. – Думаешь, я боюсь?
- Может, уже войдём? – закатила глаза Ира. – Что на тебя нашло? Что ты всё ищешь повод поругаться?
- Да будет тебе известно, - каменным голосом сообщил Саша, - я страх вообще редко испытываю. А то, что мне не понравилась открытая дверь… это шестое чувство!
Гордо развернувшись, мужчина шагнул через порог. Ира, пожав плечами и проводив его насмешливым взглядом, пробормотала:
- Детский сад какой-то! – и направилась следом.
Дом поражал своей мрачностью. Коридор был темным, грязным и очень узким. Вдоль стены стояла деревянная скамейка, стены были заляпаны жиром, непонятно откуда здесь взявшимся. По полу бегали муравьи и тараканы.
- Господи, как они тут живут… - пробормотала она, аккуратно ступая и стараясь ни до чего тут не дотронуться.
Следующая комната выглядела не лучше. Закопченная от дыма печь, возле неё железная кровать с продавленным матрацем и донельзя грязной подушкой, посередине которой, важно шевеля усами, сидел таракан.
Но не это испугало девушку, а внезапно, словно из ниоткуда взявшееся чувство тревоги. Она застыла посреди комнаты, прислушиваясь, но в доме стояла тишина.
- И где они? – произнесла она и испугалась звуков собственного голоса.
Саша молча прошёл дальше и толкнул следующую дверь. Толкнул и замер на пороге. Ира подошла к нему, но ничего не смогла увидеть за его широкой спиной.
- Эй, ты чего? Подвинься!
- Не входи сюда, - буркнул Саша и, мягко оттеснив её, закрыл дверь.
- Что там???
- Сматываемся отсюда!
- Саша, что там? – заупрямилась Ирина. – Где Женя?
- Женя там. Ангелина тоже. Только мы уже ни о чём с ними не поговорим.
- Они мертвы? – вздрогнула Ира.
Саша в ответ лишь кивнул.
- Пусти! – рванулась она. – Я хочу посмотреть, вдруг им можно помочь!
- Не поможешь ты им ничем! – придержал её за локоть Саша. – Не ходи туда!
- Я врач, трупом меня не испугаешь! – отрезала Ирина. – Я должна посмотреть!
Взглянув в её лихорадочно блестящие глаза, Саша посторонился. Ира влетела в комнату и точно так же, как несколькими минутами раньше он, замерла на пороге. К горлу подступила тошнота.
Да, Саша был прав, им точно ничем не поможешь. Женя лежал посередине комнаты, его рубашка была залита кровью, в широко распахнутых глазах застыло удивление. Ангелина полусидела у дивана, в её голове виднелась аккуратная дырочка, кровь тонкой струйкой залила левый глаз.
- Мамочки… - простонала Ирина, не в силах оторвать от них взгляд. – Кто же их, а? – беспомощно оглянулась она на Сашу.
- Уходим, - он силой вытащил её из комнаты и закрыл дверь. – Скорее.
- Но мы же не можем их так бросить!
- Позвоним из города, из автомата в полицию и сообщим о трупах.
- Как мы сообщим?! – впала в истерику Ирина. – Мы же первые и попадём под подозрение! Тут полно наших отпечатков, во дворе наши следы!
- Следы ничего не докажут, а отпечатки… - чертыхнувшись, Саша стащил с шеи шарф и принялся быстро протирать все поверхности, которых они могли коснуться.
Ира стояла рядом с ним и отрешённо наблюдала за его действиями. Лицо её было белее мела. Его хладнокровность поражала её, сама она не могла думать ни о чём другом, кроме трупов в соседней комнате.
- Эй, ты как? – Саша подошёл к ней и, взяв за подбородок, заглянул в лицо. – Всё в порядке? В обморок падать не собираешься?
- Не дождёшься, - увернулась она. – Саш, ты понимаешь, что наша Света в руках убийцы?
- Думаешь, это Алина? – обернулся он к ней.
- Я не вижу другой кандидатуры, - развела руками Ирина и пожаловалась: - Мне страшно.
- Мне тоже. – Признался Саша. – Да, не смотри на меня так. Это тот редкий случай, когда мне действительно страшно. Не за себя, за дочь.
- Поехали отсюда! – Ирина выскочила из дома и, не чувствуя снега и сугробов под ногами, понеслась к дороге. Саша едва поспевал за ней.
- Ну ты и разогналась! – простонал он, добравшись, наконец, до машины.
Ира ничего не ответила, плюхнулась за руль и, заведя мотор, погнала машину в город. В мозгу билась единственная мысль: что делать?
Звонок на мобильный раздался, когда они въезжали в город. Номер был неизвестен.
- Да! – крикнула Ира, прижав телефон к уху плечом.
- Ирина? – раздался слабый женский голос из трубки.
- Да, слушаю вас, - Ирина чуть сбавила обороты. – Кто это?
- Вы опекун Светы Анеловой? – уточнила женщина.
- Да, - Ира так удивилась звонку, что остановила машину. – А вы кто? – повторила она вопрос.
- Меня зовут Елена Петровна, я прабабушка Светы.
- Прабабушка Светы… - эхом повторила Ирина, растерянно взглянув на чутко прислушивающегося к разговору Сашу.
- Я знаю, что Света пропала и…
- Откуда вы знаете? – перебила её Ира.
- Я много чего знаю, - загадочно бросила женщина. – Нам очень срочно нужно поговорить с вами. Вы можете сейчас приехать ко мне? Я нахожусь в больнице по улице Старовельского.
- Уже еду! – заорала Ирина и, бросив трубку и ничего не объясняя Саше, погнала машину в больницу.

Глава 20
Больница их встретила шумом. Туда-сюда бродили пациенты, их родственники, с бумагами в руках и жутко деловым видом по коридору сновали медсёстры.
Саше остановился, не зная, куда идти дальше, а Ира, привычная к таким заведениям, уверенно прошла вперёд и, найдя на каком этаже находится палата Елены Петровны, пошла к лестнице. Саша следовал за ней, как верный рыцарь.
Этаж, где лежали больные, разительно отличался от холла. Здесь было тихо и вкусно пахло. Дойдя до палаты, Ира пригладила волосы и обернулась на притихшего Сашу. Он выглядел растерянным и теребил в руках шапку.
- Волнуешься? – сочувственно спросила Ирина, но Саша только сердито взглянул на неё.
Ему не хотелось показываться свою слабость, но Ира понимала, ему не по себе. Да и ей тоже. Думать о том, что Светочка сейчас находится рядом с хладнокровной убийцей, было невыносимо. И предстоящий разговор  с Еленой Петровной пугал всё сильнее. Почему-то Ира была уверена, ничего хорошего она им не расскажет.
Но тянуть дальше было нельзя, и Ира смело вошла в палату. Она была двухместной, но вторая кровать была пуста и аккуратно застелена. На второй лежала уже знакомая им старушка. А рядом с ней восседала её соседка и подруга Серафима Альбертовна. Увидев Иру, она удивлённо вытаращила глаза:
- Ой, здравствуйте! А вы как тут оказались? Петровну проведать пришли?
- Здравствуйте Серафима Альбертовна, - приветливо улыбнулась ей Ирина и локтем толкнула Сашу. Он вздрогнул и тихо пробормотал слова приветствия.
- Петровна! – обернулась к подруге старушка. – Знакомься, это твоя спасительница! Доктор со «скорой», которая тебя спасла!
- Вы врач? – вскинула брови Елена Петровна. – Простите, я думала вы Ирина…
- Она самая и есть, - кивнула Ира, присаживаясь на стул рядом с кроватью.
- Вы что, знакомы? – растерялась Серафима Альбертовна. – Так вы не врач?
- Врач, - кивнула девушка. – Это… Это совпадение.
- Что-то не верю я в такие совпадения, - покачала головой Елена Петровна.
- Ладно, не совпадение, - сдалась Ира. – Мы просто оказались в нужном месте в нужное время. Мы искали человека, который мог бы нам что-то рассказать об Алине.
- Ты вы уже в курсе? – ахнула Петровна и схватилась за сердце.
- В курсе чего? – подал голос Саша.
- А вы собственно кто? – хмуро взглянула на него Елена Петровна.
- Я отец Светы, бывший муж Насти, - представился Саша. – Так в курсе чего мы должны быть?
- Серафима, - неожиданно обратилась к соседке Елена Петровна, - спасибо тебе дорогая, но ты иди, тебя внук дома ждёт…
- Поняла, ухожу, - Серафима Альбертовна обиженно поджала губы и поплелась к двери, бормоча себе под нос: - Ничего не поняла, врачи какие-то странные, внуки, внучки…
Когда за ней закрылась дверь, Елена Петровна взглянул поочерёдно на Ирину и на замершего у окна Сашу.
- Светочка находится у Алины. Я так поняла, что вы об этом уже знаете?
- Мы догадались. Случайно, - добавила Ирина. – Вы скажете нам, где найти вашу внучку?
- Если бы я знала, - горько усмехнулась женщина. – Но вам нужно как можно скорее найти их. Моя девочка словно обезумела! У неё всегда была поистине ненормальная страсть к деньгам, но теперь она перешла все границы!
- Елена Петровна, успокойтесь, пожалуйста, - мягко попросила её Ирина. – Вам нельзя волноваться. Расскажите нам всё по порядку.
- Да, конечно, - женщина порывисто вздохнула и, комкая в руках носовой платок, завела рассказ.
Настя и Алина близнецы, но нельзя было найти двух более непохожих друг на друга людей. Не в плане внешности, конечно, а по характерам. Настя, тихая, спокойная, какая-то даже меланхоличная и склонная к депрессиям девочка, и Алина, настоящая оторва. Родители особого внимания на детей не обращали, они бесконечно выясняли отношения, то сходились, то расставались, отец надолго исчезал из дома, мать меняла мужчин. Девочек по большей части воспитывала бабушка. И если лет до десяти она ещё справлялась с Алиной, то после того, как она вступила в переходный возраст,  стала совершенно неуправляемой. Бесконечные гулянки, парни, алкоголь и мелкие кражи в магазинах. Бабушка выплакала все глаза, глядя на любимую внучку. Да-да, именно любимую! Несмотря ни на что, она обожала Алину и недолюбливала тихую, чуть что, сразу же бросавшуюся в слёзы, Настю.
Время шло, девочки выросли, окончили школу и разошлись. Настя переехала в родительскую квартиру (окончательно разругавшись из-за этого с сестрой), быстро вышла замуж, ушла жить к мужу и оборвала общение с бабушкой. Елена Петровна раз в полгода звонила ей, узнавала новости, которые, впрочем, был ей не слишком интересны. Но её мучила совесть, ведь Настя тоже была её внучкой. Она знала, что у неё растёт правнучка, знала, вернее поняла, что у Насти начались проблемы с алкоголем. Она не удивилась этому, подсознательно, она ждала чего-то подобного. Внучка была слишком хрупкой, любая проблема, что называется, выбивала её из седла, она стремилась не решать её, а бежать. Вот и сбежала, пытаясь найти спасение в алкоголе. Знала и о разводе с мужем. Знала, но не пыталась ничего сделать, попытаться помочь, спасти. Она даже ни разу не видела правнучку. Всё её внимание принадлежало Алине.
А та её ничем не радовала. Она практически не появлялась дома, жила у бесконечной череды любовников, меняя их как перчатки. В этом плане она пошла в свою непутёвую мать. Первое время бабушка пыталась расспрашивать внучку, радовалась её успеху у мужчин и не теряла надежды выдать её замуж. Но то, что её надежды тщетны, она поняла не скоро.
- Детка, когда ты меня познакомишь со своим Сергеем? – однажды спросила она у забежавшей пообедать Алины.
- С кем? – искренне изумилась внучка.
- Ну как же? С парнем со своим, с Сергеем!
- Бабуль, ты чё? – захохотала Алина, наспех запихивая в себя бутерброды. – Я про Серёгу давно забыла, я теперь с Кешей!
- С кем?! – неприятно поразилась Елена Петровна. Она-то искренне считала, что у её непутёвой внучки с Сергеем серьёзные отношения.
- С Кешей, - повторила Алина. – Аркадием в смысле.
- И кто такой этот Аркадий?
- Ба, ну зачем тебе? – скривилась девушка.
- Ну как же? – растерялась Елена Петровна. – Я хочу знать, с кем ты встречаешься! Может это мой будущий зять!
Услышав это, Алина хохотала так, что по её лицу текли слёзы. Успокоившись, наконец, она со снисхождением взглянула на бабушку и сказала:
- Ба, я замуж не собираюсь. И тебе не надо ничего знать про Аркадия, всё равно он у меня ненадолго.
- Как так? – попятилась Елена Петровна. – Почему?
- Надоест скоро, и я его брошу! Всё, мне пора! – наспех допив чай, Алина умчалась.
Расстроенная бабушка выпила успокоительное и уговорила себя поверить, что внучка шутит. Ну не может же она быть настолько легкомысленной!
Но в том, что Алина говорила серьёзно, Елена Петровна убедилась уже через несколько дней. Внучка забежала взять кое-что из одежды и щебетала по телефону с каким-то Ваней, затем через неделю с Петей, а потом с Ильёй. Вконец запутавшись и устав запоминать имена её бесконечных мужчин, Елена Петровна махнула рукой. Пусть делает что хочет, в конце концов, это её личная жизнь, пусть гуляет, пока молодая!
Но с мечтой, пристроить внучку, бабушка не простилась. Поэтому сообщение Алины о том, что она выходит замуж, бесконечно обрадовало её!
- Ну слава Богу! – воскликнула абсолютно счастливая Елена Петровна, обнимая внучку. – Спасибо, Господи, дожила! Кто он?
- Скоро я тебя с ним познакомлю, - пообещала Алина, и обещание своё сдержала. На следующий же день привела домой мужчину, Андрея.
Будущий зять не понравился бабушке с первого взгляда. Мрачный, бандитского вида мужчина, недобрым взглядом окинул её скупую квартирку и даже побрезговал выпить чаю. Он старался ничего не касаться и уже через час, сославшись на занятость, исчез.
- Внученька, а этот твой Андрей кто?
- Бандит, - засмеялась Алина, жадно поедая торт.
- Кто? – ахнула бабушка. – Ты шутишь?
- Бабуль, пора бы тебе уже понять, что я никогда не шучу, - нахмурилась Алина. – Андрей бандит. У него особняк на Рублевке, куча машин, прислуги, в общем, не жизнь – мечта. Но заработал он всё это не честным путём. Понятно?
- А каким же? – глупо хлопая глазами и чувствуя, как сердце сжимается, спросила Елена Петровна.
- Тебе лучше не знать, - усмехнулась Алина.
Вскоре она ушла, а Елена Петровна слегла с сердечным приступом. Она-то знала, что внучку не переубедить и понимала, что её жизнь катится в тартары.
Алина вышла замуж, относительно спокойно прожила полгода. А затем явилась к бабушке и расплакалась.
- Милая, что с тобой? – кинулась к ней Елена Петровна.
Вместо ответа Алина подняла кофточку и показала бабушке синяки.
- Он тебя бьёт! – ахнула Елена Петровна. – Немедленно подавай на развод!
- Не могу, - ещё горше заревела Алина.
- Почему? Он тебе угрожает? – догадалась бабушка, но внучка покачала головой:
- У него столько денег!
- Да к чёрту эти деньги! – рассердилась Елена Петровна. – Разводись немедленно!
В тот вечер они так ни до чего и не договорились. А через некоторое время Алина опять пришла к бабушке и сообщила, что скоро будет свободна. Наивная Елена Петровна обрадовалась, решила, что внучка одумалась и подала на развод, но правда оказалась намного страшнее.
Звонок в дверь раздался в два часа ночи, на пороге стояла бледная как смерть Алина.
- Матерь Божья! – ахнула Елена Петровна, увидев внучку. – Алиночка, что случилось?!
- Я пришла попрощаться, - прямо с порога сообщила Алина. – Ба, спасибо тебе за всё. Я может и тварь, но ты – единственный человек, который меня любит и я благодарна тебе за всё. Я не могла уехать, не попрощавшись.
- Куда уехать? Почему попрощавшись? – закудахтала Елена Петровна, втаскивая внучку в квартиру. – Что ты задумала?
- Бабуль, мне некогда, - пыталась отмахнуться девушка. – Я очень спешу.
- Никуда не уйдёшь, пока не расскажешь всё! – решительно преградила ей путь бабушка.
Алина тяжело вздохнула и выдала ей такую историю, от которой у женщины волосы на голове зашевелились. Она не могла поверить, что перед ней стоит её внучка. Пусть непутёвая, гулящая, гоняющаяся за деньгами, но то, что она рассказала, не укладывалось в голове у Елены Петровны.
- Я украла деньги у Андрея. – Сообщила внучка. – Десять миллионов долларов.
- Сколько? – бабушка обессиленно опустилась на стул. – Спрашивать, шутишь ли ты бессмысленно, да?
- Да, - кивнула Алина. – Мы с Женей давно решили сбежать, но я не хотела оставаться без денег.
- Кто такой Женя? – слабым голосом спросила Елена Петровна, впрочем, ответ она и так знала. Очередной любовник.
- Это мой парень, - отмахнулась Алина. – Это не важно. Андрей принёс домой чемодан полный баксов, ему для какого-то дела понадобилась наличка, вот он и сунул его в сейф. А я украла и сбежала. Думала, мы успеем смыться, но Андрей быстро хватился денег и бросился меня искать.
- Тебя нужно спрятать! – переполошилась бабушка. – Он же убьёт тебя!
- Не волнуйся, я всё устрою, - попыталась успокоить её Алина. – Главное, деньги я спрятала.
- Где же?
- В банке, в ячейке, - улыбнулась Алина. – Слишком просто, да? Но это надёжное место, без ключа Андрей никогда до денег не доберётся. А ключ от ячейки он вообще никогда не найдёт. Ба, кстати, я тебе ещё не сказала… Я тут к Насте наведалась…
- И что? – насторожилась бабушка, уже ожидавшая от внучки любой подлости.
- Ты знала, что она больна? – вопросом на вопрос ответила Алина.
- Чем?
- Острая дилатация сердца.
- Боже! – ахнула Елена Петровна. – Бедная девочка! С такой болезнью долго не живут! Она хоть лечится?
- Она умерла, - чуть помедлив, сообщила Алина.
- Как? – прошептала бабушка, серея лицом. – Когда?
- Ой, ба, я такое натворила… - склонила голову Алина.
- Ты что, убила сестру? – чувствуя, что ещё немного, и она тоже покинет этот мир, спросила Елена Петровна.
Алина молчала, и это молчание показалось бабушке вечностью.
- Можно и так сказать, - созналась, наконец, она. – Я пришла к Насте, чтобы спрятать у неё ключ. Андрей ведь не знает, что у меня сестра есть. Настя была рада меня видеть! Ты бы видела, как она жила! Вернее они жили, с девчонкой! Она продала родительскую квартиру, все деньги она спустила на лечение, а сама в какой-то конуре ютилась!
- Почему же она не пришла ко мне? – прошептала Елена Петровна. – Ведь они могли бы жить у меня, зачем же жить в таком месте…
- Думаю, Насте даже в голову не пришло, что можно обратиться к тебе.
- И что дальше? Что ты сделала?
Алина продолжила говорить. Вкратце история выглядела так.
Мечтая, во что бы то ни стало сохранить деньги, Алина так же боялась гнева Андрея. Пока он не добрался до заветных миллионов, он ей ничего не сделает, но получив свои деньги, вполне может в порыве гнева пристукнуть женушку. Ей нужно было всего лишь продержаться несколько дней, до момента, когда она сможет уехать.
Алина долго думала, куда девать заветный ключ. Нужно было место, куда бы Андрею даже в голову не пришло сунуться, место, о котором он даже не подозревал. И тут она вспомнила о сестре. Разыскать Настю не составило труда. Сестра очень обрадовалась, увидев Алину. Оставшись одна с ребенком на руках, на пороге смерти, она всё чаще вспоминала родителей, бабушку и сестру, но увидеться с ними не могла, искренне полагая, что не нужна им. И тут такое счастье, Алина пришла к ней сама!
Разыгрывая перед сестрой безумную любовь, Алина притащила к ней целый пакет продуктов и, дождавшись, когда ослабевшая Настя уснёт, закружила по квартире, ища укромное место, чтобы спрятать ключ. И тут ей на глаза попался школьный рюкзак племянницы. Найдя в шкафу иголку и нитку, Алина быстро разорвала подкладку рюкзака, вложила туда ключ и зашила прореху. Дело было сделано, и она почувствовала облегчение.
Когда она пришла на следующий день, Настя неожиданно завела песню о том, с кем будет жить Светочка после её смерти. Она недвусмысленно намекала сестре на то, чтобы она забрала племянницу к сестре. Но Алина решительно отказалась. Настя заплакала, и сердце Алины дрогнуло. Неожиданно она вспомнила о дочери отца от первого брака и предложила Насте разыскать её. Она развила бешеную активность и велела своему приятелю Жене найти Ирину и разузнать все подробности о её жизни. Поняв, что так называемая сестричка живет одна, Алина поняла, что лучшей кандидатуры на роль мачехи для Светочки не найти. Она сообщила об этом Насте. Та согласилась с её доводами и решилась позвонить Ирине, но тут случилось непредвиденное – у неё произошёл приступ и она попала в больницу. Алина пообещала всё уладить сама, но так как светиться перед Ириной ей не хотелось, она пригласила сводную сестру домой к Насте и разыграла перед ней сценку.

Глава 21
- Хотите сказать, что я разговаривала с Алиной?! – поразилась Ира, внимательно слушая Елену Петровну. – Не может быть! Она выглядела совершенно больной, она задыхалась!
- Алина талантливая актриса, - вздохнула женщина, краешком платка вытирая глаза. – Ей бы пойти учиться, цены бы не было… Но слушайте дальше.
Ирина расчувствовалась, стала приходить к «Насте», Алине пришлось всё время находиться в квартире сестры. Она злилась и уже жалела, что поддалась порыву и затеяла всю эту историю. Со Светой она не виделась, та была в санатории, поэтому никаких чувств к она ней не испытывала. Впрочем, она вообще ни к кому чувств не испытывала…
День, когда девчонка возвращалась домой, Алина запомнила надолго. Настя, несмотря на строгий запрет врачей, вернулась домой, она хотела увидеть дочь. К ней должна была приехать Ирина, обещавшая встретить девочку, и Алина находилась на грани разоблачения. Она жутко нервничала и впервые в жизни не знала, что делать.
Насте же неожиданно стало очень плохо. Она упала, стала задыхаться, смертельно побледнела. Попросила Алину вызвать «скорую», но сестра внезапно поняла – вот он, её шанс выпутаться. Если Настя сейчас умрёт, всё пройдёт как нельзя лучше. Ирина заберёт девочку к себе и Андрей уже точно ни за что не доберётся до ключа. В её сознании билась только одна мысль – как сохранить деньги.
Когда раздался звонок в дверь, Алина вышла в прихожую и изобразила из себя умирающую сестру. Ей нужно было, чтобы Ирина поняла – Насте очень плохо.
- То есть, в то время как я разговаривала с Алиной, Настя умирала в соседней комнате? – тихо спросила Ира, содрогнувшись от этой картины. – Господи, да ваша внучка настоящее чудовище! – не сдержалась она.
- К сожалению, не могу возразить… - пробормотала Елена Петровна, не глядя на Ирину. – Дождавшись, пока вы уйдёте в школу, Алина написала завещание от имени Насти, заставила её подписать его и даже умудрилась вызвать знакомого нотариуса. Всё это она проделала в течение получаса. Когда дело касалось больших денег, моя внучка становилась очень изобретательной.
- То-то мёртвая Настя показалась мне какой-то не такой… - в ужасе прошептала Ирина. – Я подумала, что её изменила смерть, а оказывается, я не знала её при жизни…
- Сначала Андрей перевернул вверх дном мою квартиру, затем, несмотря на уверенность Алины в обратном, быстро узнал о Насте и, приехав туда, разгромил там всё, ища ключ от ячейки. Ничего не найдя, он разворотил могилу бедной девочки. – Продолжила Елена Петровна, словно не слыша слов Иры. – Алина нервничала всё больше и больше. Она не знала, как подобраться к Светочке после того, как вы забрали её, и поняла, что сделала ошибку, найдя вас. Она отправила к вам Женю, а он очень натурально разыграл из себя друга Насти, регулярно появлялся на кладбище, изображая скорбь, нашёл способ пролезть к вам домой, но обыскать квартиру не смог. Было такое?
- Было, - кивнула Ирина, вспомнив вечер, когда Женя рассказал ей про колдуна. Так вот почему он не узнал по фотографии Настю, она никогда не приезжала к нему!
- Андрей же, между тем, времени зря не терял. Он нашёл вас и устроил погром в вашей квартире, но ключ не нашёл. Как я понимаю, вас в то время дома не было, значит и рюкзака Светы тоже.
- Верно, она была в школе, - кивнула Ирина. – Только рюкзак её был дома, у неё в то время был новый.
- Значит, Андрей просто не додумался поискать ключ в нём, - пожала плечами Елена Петровна. - И тогда Алина придумала новый выход. Пользуясь своим сходством с Настей, она подошла к Свете в школе и изобразила «маму», пообещав вскоре забрать «дочку» к себе. Только для этого девочка должна была быть в своей старой одежде и со старым рюкзаком. Света поверила ей.
- Естественно, она же всего лишь ребёнок! – вскипела Ирина. – Она обрадовалась, увидев маму! Да ваша Алина…
- Погодите! – перебила её женщина. – Дослушайте меня до конца. Этот разговор состоялся у нас с Алиной вчера, после него меня схватил сердечный приступ. В её присутствии. Но внучка не сделала ничего, чтобы мне помочь. Видимо решила, что если я умру, так тоже будет лучше, - горько усмехнулась она. – Я пыталась вразумить её, говорила, что если она похитит девочку, вы, Ирина, обратитесь в полицию и её найдут. Но она не слушала меня.
- Что она делала в квартире Насти вчера? – вспомнила Ира их случайную встречу на крыльце Настиного дома.
- Понятия не имею, - пожала плечами Елена Петровна. – Я рассказала вам всё, что знала. И только потому, что не хочу, чтобы Алина стала убийцей. Я ведь понимаю, что когда девочка станет не нужна ей, она попросту избавиться от неё.
- Стала убийцей? – подал голос Саша. – Она уже убийца! Она хладнокровно ждала смерти Насти, даже не пытаясь помочь ей!
- Настя всё равно бы умерла, - попыталась защитить её бабушка.
- Она бросила вас с сердечным приступом!
- Она не понимала, насколько всё серьёзно, Алина в таких вопросах как ребёнок!
- Несколько часов назад мы нашли трупы её любовника и подруги, - зло бросил Саша. – Оба с огнестрельными ранениями. Как вы думаете, кто отправил их на тот свет?
- Не может быть! – смертельно побледнела Елена Петровна. – Она не могла! Зачем ей убивать их? Ладно Женя, он знал о деньгах, но подруга?
- Она тоже знала! Провернуть такое дело в одиночку невозможно, вы не находите? Извините, может, я огорчу вас, но Алина изначально знала, что не будет делиться своими деньгами с любовником. Может она и не собиралась его убивать, не знаю, но уж точно не хотела брать его с собой. Может просто сбежала бы, но ведь Женя мог пойти к её мужу и сдать её? – рассуждал Саша. – Нет, думаю, его участь была предрешена с самого начала.
- Вы знаете, куда она собралась уезжать? – спросила Ирина.
- Нет, эту тайну она мне не раскрыла, видимо побоялась, что если Андрея явиться ко мне, и станет пытать, то я не выдержу.
- Алина выставила мужа перед вами настоящим монстром, а ведь, по сути, этим монстром являлась она сама. – Буркнул Саша. – Вы знаете, как его найти?
- Вы хотите ему выдать Алину? – переполошилась бабушка. – Нет! Я вам больше ничего не скажу! Я хотела попросить вас, не ломайте ей жизнь! Заберите у неё девочку и отпустите! Пусть уедет, она больше не вернется туда!
- Не ломать жизнь? – Ире показалось, что она ослышалась. – Не ломать жизнь? – повысила голос она. – А она может ломать жизнь ребёнку? Вы представляете, какой урон она нанесла психике Светы, представ перед ней в образе матери?
- Понимаю, я всё понимаю, но и вы поймите меня… - всхлипнула Елена Петровна. – Она моя единственная внучка…
- Не единственная! – жёстко перебил её Саша. – Но вы почему-то напрочь позабыли о второй, позволив ей погибать в нищете и полностью сосредоточившись на той, которая изначально была подлой и мерзкой тварью!
- Саша, перестань! – видя, что женщина всё чаще хватается за сердце, а Саша распаляется всё больше и больше, Ира поднялась и потянула его к выходу. – Идём, нам пора.
- Запомните, если с моей дочерью что-нибудь случится, я эту вашу Алину в порошок сотру, она у меня сгниёт в тюрьме, она…
- Идём! – Ирина вытолкнула его в коридор и прошипела: - Ты с ума сошёл? Она старая, больная женщина, нельзя с ней так! А если её инфаркт хватит?
- Не хватит! – огрызнулся Саша. – Пока она не узнает о судьбе своей дорогой внученьки, не умрёт! Ты сочувствуешь ей, её слезам? Прости, но я нисколько. Она сама во всём виновата! Да, я тоже во многом виноват перед Настей, но я хотя бы этого не отрицаю!
- Перестань, прошу тебя! – взмолилась Ирина. – Сейчас не время скандалить, нужно думать, что делать дальше!
- А что делать? Алина не уехала, она где-то в городе, значит нужно искать её по вокзалам и аэропортам. А ещё узнать, в каком банке у неё была ячейка и забрала ли она деньги.
- Откуда ты знаешь, что она не уехала? – удивилась Ира.
- Потому что Женя и Ангелина убиты недавно, - терпеливо, как ребёнку, стал объяснять ей Саша. – Значит, она где-то здесь. Нет, чисто теоретически она могла за эти часы свалить, но ведь не убивала же она их при Свете. Значит, где-то она оставила ребёнка, а значит должна забрать её. И потом деньги, вряд ли она поехала в тот дом с миллионами под мышкой.
- Про деньги согласна, а вот про Свету нет, - покачала головой Ирина. – Если бы ты знал, как мне страшно. Где она могла её оставить? Или притащила с собой или… - Ира замолчала, не в силах произнести самое страшное.
- Или убила, - закончил за неё Саша. – И я убью её. Растерзаю. Тварь! – рявкнул он и саданул кулаком по стене.
- Тише! – шикнула на него Ира. – Не забывай, где мы находимся! Нужно действовать. Как нам узнать про банк?
- Мы едем в полицию, - мрачно сообщил мужчина.
- Опять?
- Снова! – гаркнул он. – Я дойду до самых верхов, но они будут искать Алину и Свету!
Видя его состояние, Ира подчинилась. Другого выхода всё равно не было, они оба не имели понятия, где искать ребёнка.
На этот раз в полиции им всё же помогли. Внимательно выслушали рассказ и развили бурную деятельность. Ирина не успела опомниться, как был выяснен банк, где Алина хранила свои деньги.
- Ячейку она открыла час назад, - сообщил им пожилой усатый майор. – Будем надеяться, что за это время она не успела куда-то уехать. Будем объявлять план-перехват.
- Но она ведь может ехать не под своей фамилией! – выпалила Ирина и тут же съёжилась, под суровым взглядом полицейского. – Извините… - пробормотала она и замолчала.
На Сашу было страшно смотреть. Он то бледнел, то краснел, сжимая кулаки. На лбу его с неимоверной скоростью билась тоненькая жилка, и Ирина всерьёз опасалась за его здоровье. О себе она уже не думала, хотя самой тоже время от времени не хватало воздуха, и кружилась голова. Все её мысли были о Светочке…
Примерно через минут сорок в кабинет вошёл всё тот же майор и сказал, виновато глядя на них:
- Нашли.
- Где? – подскочил к нему Саша. – Где они?
- Она. – Мягко поправил его майор. – Алина Максимовна Анелова найдена в аэропорту, при регистрации на рейс до Праги. Девочки с ней не было.
Саша пошатнулся, с лица его исчезли последние краски. Ира выглядела не лучше, перед глазами всё потемнело и закружилось в каком-то странном танце, а к горлу подступила тошнота. Схватившись за спинку стула, чтобы не упасть, она попыталась сесть, но промахнулась и шлёпнулась на пол, опрокинув стул на себя.
- Ира! – крикнула Саша, бросаясь к ней.
- Я сейчас позову врача! – майор с удивительной для его комплекции резвостью выскочил в коридор.
- Не надо врача, - слабо пробормотала Ирина, цепляясь за Сашину руку. – Всё в порядке…
- Как ты? – он с тревогой взглянул в её лицо. А затем прижался лбом к её лбу и внезапно крепко обнял. – Ира, если с ней что-то случилось, я этого не переживу. Дочка это всё что у меня есть…
Ира ничего не ответила, только крепче сомкнула руки на его шее. Да и что она могла сказать? Что она тоже не переживёт? Вряд ли он поверит, ведь Светочка ей не родная. Но это и правда, было так. В одночасье Света и Саша стали частью её жизни, самой жизнью. И больше всего на свете она боялась их потерять.
- Извините, - кашлянул майор, входя в кабинет. – Вот, врача привёл. То есть он не совсем врач, он патологоанатом, но первую помощь оказать сможет.
- Да что вы, не нужно, - попыталась откреститься Ирина от помощи сомнительного доктора, но её никто и слушать не стал.
Патологоанатом силой усадил её на стул, деловито смерил давление и подал таблетку валидола.
- Всё равно больше ничего нет, - смущённо развёл он руками и вышел за дверь.
- Где же нам Светочку искать? – обернулся Саша к майору.
- Сейчас сюда привезут Алину Анелову и, надеюсь, она нам всё расскажет.
Словно в подтверждение его слов дверь в кабинет распахнулась и в кабинет вошла… Настя. Нет, это, конечно же, была Алина, но при взгляде на неё по спине Иры поползли мурашки, и она пожалела, что на самом деле не грохнулась в обморок. Саша тоже смотрел на неё во все глаза, не в силах поверить, что перед ним не его бывшая жена, а преступница, её сестра.
- Салют сестричка! – ехидно улыбнулась Алина, деловито усаживаясь на стул и водружая на стол руки, скованные наручниками. – Как поживаешь?
- Где Света? Что ты с ней сделала? – устало спросила Ира, прислоняясь спиной к стене. От её ответа зависело всё, поэтому она безумно боялась его услышать. Боялась и ждала.
- А что, страшно? – хмыкнула Алина, нагло закидывая ногу на ногу. – Думаешь, убила? А тебе-то что? Ты ей кто? Ты ей даже мачехой стать не успела, так, проходящая мимо тётя!
- Отвечай! – Саша заорал так, что стёкла в кабинете жалобно звякнули, а может это просто показалось Ирине, нервны которой были натянуты до предела. – Отвечай немедленно! – он с силой шарахнул кулаком по столу, рядом с руками Алины.
- Фи, как не красиво, - сморщила носик она. – Ты меня чуть не ударил, не заметил?
- Чуть не считается, - мрачно заметил Саша. – Если ты немедленно не скажешь где моя дочь, ударю на самом деле.
- Ба, так ты и есть муженёк Настюхи! – догадалась Алина и, откинув голову назад, придирчиво оглядела его с ног до головы. - Ничего так, я б с тобой тоже замутила. А на счёт ударю… Знаешь, есть такое выражение, один раз ударив женщину, убиваешь в себе мужчину?
- Ты не женщина, ты мразь, чудовище, помешанное на деньгах, - Саша смотрел на неё с такой ненавистью, что если бы взглядом можно было убить, от Алины осталась бы горсть пепла.
- Будешь оскорблять, не узнаешь где дочка, - пригрозила ему Алина и, обернувшись к майору заявила: - Ай-яй-яй, товарищ начальник, что за произвол у вас творится?
- Гражданка Анелова, вы обвиняетесь в краже крупной суммы денег, похищении ребёнка и убийстве двух человек. Советую вам написать чистосердечное признание, чтобы хоть немного смягчить свою вину. А что вы на меня так смотрите? – неожиданно запнулся майор.
- Ничего, вы мне просто понравились, - улыбнулась Алина.
- Вы вообще слышите, понимаете, что я вам говорю? – покраснел полицейский и схватился за бутылку с водой.
- Слышу. Понимаю. – Кивнула Алина. – Ну обвиняюсь и обвиняюсь. Только никакого признания я писать не буду. Жизнь игра, понимаете? Этот раунд я проиграла. Но даже проигрывать надо красиво. А писать чистосердечное это так неинтересно.
- За что ты убила Женю и Ангелину? – перебила их разговор Ирина.
- Я слышала их разговор. Ну не могла же я уехать, не убедившись, что этот придурок сделал всё как надо и на время изолировал вас! А тут Жека говорит, что то ли тебе, то ли мужу расскажет, где я. Ну и зачем мне всё это надо? Я просто убрала очередную преграду и всё. А Ангелина просто попала под раздачу. Не повезло.
- Откуда у вас пистолет? – нахмурился майор.
- Купила, - пожала плечами Алина. – Знаете, большие деньги творят чудеса. За это я их и люблю.
- Что вы делали в квартире Насти вчера?
- Цветы забежала полить, - хихикнула Алина. – А что?
- Отвечайте на вопрос! – повысил голос майор.
- Вам бы только кричать, - картинно надула губки Алина. – Ну заходила и что?
- Зачем?
Алина обвела хитрым взглядом присутствующих и вздохнула:
- Ладно, только ради тебя, красавчик, - взглянула она на Сашу. – Хоть ты и противный, но мне совсем не хочется, чтобы ты умер от страха. Девчонку я там спрятала.
- Что ты врёшь? – вскинулся Саша. – Мы были там после тебя, Светы там нет!
- Где вы были? – прищурилась Алина. – В квартире? А я ведь не сказала, что она там. Я её на чердаке заперла. Рано или поздно, её бы всё равно нашли. Ну не хотелось мне её убивать, как-то рука не поднялась, может и зря…
Но Саша и Ирина уже не слышали её последних слов. Вскочив со своих мест, они пронеслись по коридору, вылетели на улицу. Ира никогда в жизни так не гнала машину. Она почти не видела дороги, из-за текущих из глаз слёз. Она представляла Светочку одну, на тёмном мрачном чердаке, в обществе крыс и замирала от ужаса. Что чувствовал Саша, оставалось только догадываться.
Дорога казалась слишком длинной, но и она вскоре закончилась. Бросив машину прямо на тротуаре, они на одном дыхании взлетели на самый верх дома. Дверь, как и говорила Алина, была заперта, но Саша выбил её одним ударом ноги. Хлипкий замок мгновенно отлетел в сторону.
- Света! – заорал он, входя в темноту, казавшуюся кромешной после светлого дня. – Доченька!
- Папа!!! – раздался отчаянный визг откуда-то от стены. – Папочка!!! Папа!! Папа!!
Саша бросился туда и вскоре увидел дочь. Зарёванная Света, уставшая от крика, лежала на грязном полу, с завязанными верёвкой руками. Она была грязной, перепуганной, но главное живой!
Подхватив дочь на руки, Саша отбросил верёвку и понёс её к машине. Ира, словно разом потерявшая все силы, поплелась за ними.
Света цеплялась за шею отца, громко рыдала и повторяла только одно слово:
- Папа, папа, папа…
- Куда ехать? – спросила Ира, садясь за руль. – В больницу?
- Нет, - мотнул головой Саша. – Давай домой. Пусть она отдохнёт.
- Как скажешь, - пожала плечами Ирина и поехала к своему дому.
Войдя в квартиру, Саша заперся с дочкой в ванной, помогая ей принять душ и успокоиться. Ира прошла на кухню и уселась за стол, тупо смотря на чашки с чаем, разлитым ещё вчера.
- Всё закончилось… - прошептала она и, уронив голову на руки, разревелась. Это были и слёзы облегчения и горечи. Она была рада, что со Светой всё хорошо, что она снова с ними, но понимала, что вскоре они с Сашей уедут, и она опять останется одна. Не нужно она им, никому не нужна… А ей жизнь без них не нужна.
- Ир, - кто-то мягко коснулся её плеча. Девушка вздрогнула, подняла голову и увидела Сашу. – Ир, не плачь. Всё позади.
- Да, позади… - кивнула Ирина. – Всё хорошо. Где Светочка?
- Я уложил её.
- Её покормить надо было…
- Она не будет есть, - вздохнул Саша. – Её нужно обязательно показать врачу. Она в глубоком шоке. Всё твердит, что мама ругалась на неё, отвела на чердак и бросила. А ещё пообещала, что её там никто не найдёт и её съедят крысы. Её это шокировало больше всего. Родная, любимая мама вдруг превратилась в монстра. Я пытался объяснить ей, что это была не Настя, но она похоже не понимает меня.
- У меня есть на примете хороший психолог. – Кивнула Ира. – Покажешь её, и всё наладится. Она справится, она сильная девочка…
- Да, она сильная девочка… - Эхом повторил Саша. – Я пойду, Ира. Тоже хочу отдохнуть. Ты позаботишься о ней?
- Конечно.
- А завтра… Завтра нужно решить с кем она будет жить.
- С тобой.
- Ты уверена? – вскинул брови Саша. – Ты же не хотела её отдавать!
- Насильно мил не будешь, - вздохнула Ирина. – Я же вижу, как она тебя любит…
- Спасибо тебе… - выдохнул Саша, не верящий, что всё так легко разрешилось. – Значит, не будет никакого суда?
- Ты серьёзно? – горько усмехнулась девушка. – Думаешь, после всего, что мы вдвоём пережили, я буду с тобой судиться? Тебе самому не смешно? Не будет никакого суда, забирай Светочку и будьте счастливы!
Видимо в её голосе прозвучало что-то такое, что заставило его остановиться и приглядеться к ней.
- А ты? – несмело спросил он. – Как же ты?
- А что я? – Ирина отвернулась, чтобы он не заметил блеснувших в её глазах слёз. – Жила одна и буду так жить. Мне не привыкать.
- Почему же одна? Почему бы тебе не родить? Ты же так любишь детей!
- Не родить… - повторила за ним Ира. – Я не могу родить. Когда-то давно у меня был выкидыш и с тех пор я не могу иметь детей. – Впервые в жизни она кому-то рассказала о своей самой главной трагедии. Рассказала и не почувствовала ничего, ни боли, ни облегчения. Все чувства словно куда-то ушли, осталась лишь пустота, которую ничем не заделать.
- Прости… - пробормотал потрясённый мужчина. – Прости, я не хотел причинить тебе боль.
- Мне не больно. Уже не больно. Но ты не думай обо мне! – Ира, наконец, справилась с собой и обернулась к нему. – У меня всё будет хорошо, главное, чтобы Светка поправилась, чтобы у неё всё наладилось! А я не маленькая, я привычная! Привычная, понимаешь?
- Понимаю, - кивнул Саша. – Ты это… Спать ложись, тебе тоже нужен отдых. У тебя глаза блестят и румянец какой-то болезненный.
- Да, я чая попью и лягу, - пообещала Ира и, закрыв за ним дверь, действительно отправилась ставить чайник.

Глава 22
На следующий день девочка была молчаливой, грустной. Ире с трудом удалось впихнуть в неё полтарелки супа, больше она ничего не ела. Она не смотрела телевизор, не играла, не заглядывала в учебники. Просто молча сидела на подоконнике, смотрела, как кружатся за окном снежинки, и выглядела какой-то неживой.
- Светуль, посмотри, какой мультик по телевизору идёт, - подошла к ней Ира. – Слышишь меня? Давай вместе посмотрим, а то я как-то разобраться не могу. Старая, наверное, уже стала!
Но Света не отреагировала. Даже не пошевелилась. Так и продолжала сидеть, обхватив колени руками и прижавшись головой к стеклу.
- Тебе не холодно? – обеспокоилась Ирина и коснулась руки девочки. Та вздрогнула всем телом и перевела на неё полный ужаса взгляд.
- Милая, ну ты чего? – испугалась Ира. – Ты же знаешь, я не обижу тебя!
- Я думала, мама тоже не обидит, - впервые подала она голос. – А она…
- Это была не мама! Ты когда-нибудь слышала о сёстрах-близнецах?  Это дети, которые рождаются абсолютно похожими друг на друга. И вырастают они такие одинаковые, что порой даже мама их может перепутать. Вот и у твоей мамы есть такая сестра. Она похожа на твою маму как две капли воды, но это не она.
Света же словно не слышала её, она опять отвернулась к окну и опять отрешённым взглядом уставилась на снегопад. Ире ничего не оставалось, как оставить её в покое.
Саша пришёл в двенадцать, он выглядел посвежевшим и отдохнувшим, чего нельзя было сказать об Ире. Она, несмотря на усталость, так и не смогла за ночь сомкнуть глаз. Дальнейшая жизнь представлялась ей безрадостной и серой и она не представляла, как в очередной раз взять себя в руки. Так и промаялась до самого утра.
- Ну как вы тут? – спросил Саша, проходя в квартиру. – Где Светка?
- Вон, сидит. – Кивнула в сторону гостиной Ира. – Я сейчас тебе дам адрес психолога, я ему уже звонила, он вас ждёт. Не откладывай дело в долгий ящик, вези её немедленно.
- Что, она совсем плоха?
- Совсем, - подтвердила Ирина. – Лучше начать лечение как можно раньше.
- Ты поедешь с нами? – вдруг спросил Саша.
- Зачем? – девушка обернулась к нему, с надеждой ожидая ответа. Одно его слово, всего лишь одно слово, намёк на то, что она нужна ему, и она пойдёт за ним куда угодно!
- Просто, - не оправдал её ожиданий Саша. – Ты же лучше знаешь этого психолога и…
- Я его не знаю, - отрезала Ира. – Просто была у него однажды со Светочкой. Всё. Думаю, вы прекрасно справитесь и без меня.
- Хорошо, - покорно кивнул мужчина и замялся, словно хотел что-то сказать и не решался.
- Ну что ещё? – хмуро взглянула на него Ирина.
- Я Светку домой хочу забрать. Сегодня.
- Я не возражаю, я же тебе уже говорила, - Ира прислонилась к стене, заложив руки за спину, и выглядела совершенно бесстрастной. Хотя в душе у неё всё клокотало, а сердце билось так отчаянно, что казалось, скоро вырвется из груди.
Следующие полчаса, они, вдвоём с Сашей быстро собрали вещи Светочки, собрали её саму. И остановились у дверей, прощаясь. Девочка цеплялась за руку отца, как за спасательный круг и всё время смотрела в пол.
- Ну что, Светка, удачи тебе, - Ира присела рядом с ребёнком и обняла её. – Всё у тебя будет хорошо, вылечишься и забудешь эту историю, как страшный сон.
- Надеюсь на это, - вздохнул Саша. – Ну, мы пошли. И тебе удачи. И спасибо за всё, ты для нас очень многое сделала.
- Не говори ерунды, ничего я не сделала, - улыбнулась Ирина, из последних сил сдерживая рвущиеся наружу слёзы. – Идите, а то опоздаете. Вы хоть звоните иногда! – попросила она, и голос её дрогнул.
- Ирин, мы же не на другой конец планеты уезжаем, - засмеялся Саша. – Может, увидимся ещё!
- Может… - пробормотала Ира. – Всё, идите.
- Пока, - махнул ей рукой на прощание Саша и, повесив рюкзак дочери на плечо, поднял её саму на руки и шагнул в приветливо распахнувшиеся перед ним двери лифта.
 Ира осталась одна в опустевшей квартире. Медленно закрыла дверь, вытащила ключ и положила его на столик. Прошлась по комнатам, заглянула в спальню, которую уже привыкла считать детской. Постояв немного, рухнула в смятую постель и замерла. Не хотелось ничего, ни есть, ни пить, ни шевелиться, ни жить…
С того дня она заболела. Нет, ей ничего не болело, не было привычных симптомов простуды, ни насморка, ни кашля, зато держалась высокая температура. Однажды вечером градусник показал тридцать девять градусов. Ира же, на удивление равнодушно взглянула на него и, даже не подумав выпить лекарство, залезла обратно в постель и укрылась одеялом, стараясь спастись от холода. Её сотрясала крупная дрожь, голова раскалывалась, перед глазами мелькали маленькие чёрные мушки. Ира закрыла глаза, чтобы не видеть их и постаралась уснуть.
Звонок телефона как всегда раздался не вовремя. Он прогнал сон, но не заставил девушку подняться. Она зажала уши руками и спряталась с головой под одеяло.
- Оставьте меня в покое… - прошептала она. - Оставьте меня в покое… Оставьте меня в покое…

А телефон всё не унимался. Он звонил и звонил, звонил и звонил. А потом вдруг замолчал.
- Наконец-то, - облегчённо вздохнула Ира. – Отвязались.
Но покой наступил ненадолго. Через двадцать минут, раздался звонок в дверь.
- Господи, да почему мне нельзя дать умереть спокойно! – простонала девушка, залезая с головой под подушку.
Трезвон не прекращался минут пять, потом щелкнул замок и раздался перепуганный мамин голос:
- Сергей, я же чувствую, что что-то случилось! Ира! Ириша!
Как не не хотелось Ире этого делать, но пришлось вылезать из постели и выходить в прихожую.
- Да живая я, - буркнула она, появляясь в прихожей. – Что за шум?
- Доченька! – ахнула мама, узрев дочь. – Что с тобой?
Да и было от чего испугаться. Ира напоминала привидение. В белой пижаме, с распущенными, спутанными волосами, синяками под глазами и абсолютно белой, прозрачной кожей, на которой играл лихорадочный румянец.
- Всё нормально! – огрызнулась Ирина. – Вы чего пришли?
- Ира, ты себя как чувствуешь? – осторожно спросил отчим, подходя ближе.
- Лучше всех!
- Оно и видно! – закричала мама. – Что с тобой? Ты больна?
- Да. У меня температура, - призналась Ира. – И что с того?
- Что значит, что с того? – растерялась Анна Михайловна. – Ты что, лекарств перепила? Ты какая-то странная!
- Я вообще их не пила.
- Как это? У тебя же температура!
- И что? Зачем мне лекарства? Может, я умереть хочу!
- Господи, что ты несёшь? – окончательно перепугалась мама и, бросившись к дочери, коснулась её лба. – Да ты горишь вся! Температура сорок, не меньше! У тебя бред!
- Нету у меня никакого бреда, - отмахнулась Ирина. – Голова у меня ясная, я говорю серьёзно и несу ответственность за свои слова.
- Доченька, что случилось? – жалобно спросила Анна Михайловна. – Что с тобой произошло? Где Света?
- Её забрал отец.
- Так ты из-за этого такая? Милая, так детей в детских домах полно и каждому нужна мать! Можно же взять любого малыша и воспитывать его!
- Мне не нужен любой, - вскинулась Ира. – Мне Светка нужна. И Саша. И жить я не хочу без них, понимаешь?
- Кто такой Саша? – встрял Сергей Иванович.
- Папа Светы. У нас тут такое приключение было, вы не поверите! – оживилась Ира. – Проходите, сейчас всё расскажу.
Родителей не нужно было просить дважды. Быстро раздевшись, они прошли на кухню, где мама тут же заварила чай с малиной и заставила дочь его выпить. Ирина не возражала. За своим рассказом она даже не заметила, что пила.
- Ириша, ты сейчас серьёзно говоришь? – осторожно спросила Анна Михайловна, когда девушка замолчала. – Мне кажется, такого в жизни не бывает!
- Бывает, мама, бывает, - вздохнула Ирина. – И теперь я не знаю, как и для чего жить.
- Доченька, да наладится всё ещё! – Анна Михайловна присела поближе к дочери и обняла её. – Что же ты так убиваешься? Жизнь, она же полосатая! Вот сейчас тебе плохо, а потом произойдёт чудо и всё станет очень хорошо! Вот увидишь!
- Не верю я мам, ни в какие чудеса, - обречённо проговорила Ира. – Давно уже не верю. И не будет у меня в жизни ничего хорошего. Сколько я его уже жду? Вот как Игнат ушёл, думала, ничего, этот период закончится и всё наладится. Потом как ребёночка потеряла, заставила себя встать, тоже думала, молодая ещё, найду своё счастье. А потом как-то уверенности поубавилось. А потом Светка, Саша, думала всё, это моё, они для меня! И дочка, такого же возраста, как мой малыш был бы, и Саша, как ожившая девичья мечта, настоящий мужчина! Вот она, расплата за все страдания! Ан нет, видимо я родилась, чтобы страдать…
- Дочка, ну что же ты такое говоришь? – покачала головой мама и заплакала. – Вот вспомнишь мои слова, всё ещё будет хорошо. И будет очень скоро.
- Идите домой, мам, спать очень хочется. – Зевнула Ирина. – Не бойтесь, всё со мной нормально будет.
- Не оставлю я тебя, после твоих слов! – отрезала Анна Михайловна. – Мало ли что ты удумаешь!
- Думаешь, руки на себя наложу? – усмехнулась девушка. – Нет, мам, хотела бы, давно бы наложила. Так что не думай, до такого я не докачусь. Обещаю.
- И всё-таки, я останусь у тебя, - мама решительно поднялась, было видно, что слова дочери не очень убедили её.
- Оставайся, - пожала плечами Ирина. – А я спать пойду.
Улёгшись в постель, она ещё слышала, как провожала отчима мама, как гремела посудой на кухне, как устраивалась на диване в гостиной. А потом в доме наступила тишина, и девушка провалилась в сон.
Проснулась Ира в половине одиннадцатого утра. Сладко зевнула, повернулась на бок и только тогда поняла, что на тумбочке опять заливается телефон.
- Интересно, от меня когда-нибудь отстанут? – усмехнулась она, но руку протянула и на звонок всё же ответила.
- Привет! – услышала она жизнерадостный голос Любы. – Как ваши дела? Почему не звонишь? Как девочка? Разобрались с вашим детективом?
- Как много вопросов, - усмехнулась Ирина, вылезая из-под одеяла. – С детективом разобрались, как девочка понятия не имею. Дела отвратительно, потому и не звоню. Помирать собираюсь.
- Что? Ты с ума сошла? – закудахтала Люба. – Что случилось?
- Ты сегодня дежуришь? – вместо ответа спросила Ира.
- Да, а что?
- Тогда поговорим на работе.
- Ты же в отпуске!
- Решила выйти. Дома всё равно делать нечего.
- Ира, где Светочка? – окончательно обеспокоилась Люба. – Что значит делать нечего?
- То и значит. Светочка у отца. Подробности расскажу при встрече.
Отключив звонок, Ира поплелась в ванную. Решение выйти на работу, пришло в тот момент, когда она услышала голос подруги. Именно так она лечилась когда-то, потеряв мужа и ребёнка, так будет лечиться и сейчас. На работе, в обществе коллег.
Анна Михайловна хлопотала на кухне, оттуда доносился умопомрачительный запах котлет. Заглянув туда, Ира не смогла сдержать улыбки. На мгновение ей показалось, что вернулось детство. Опять она спит почти до обеда, мама дома и обязательно пахнет чем-нибудь вкусненьким. И проблем больших нет, а будущее кажется безоблачным.
- Проснулась, доченька? – услышав шаги, обернулась мама и улыбнулась. – Как ты? – шагнув к Ире, она приложилась к её лбу губами. – Вроде температуры нет!
- Всё хорошо мам, - успокоила мать Ирина. – Правда, я чувствую себя хорошо, намного лучше, чем вчера. Наверное, мне просто нужно было выговориться.
- Почему ты сразу ко мне не пришла? – укорила её Анна Михайловна.
- Ты же меня знаешь, - пожала плечами Ирина, беря котлету прямо со сковородки.
- Да уж, знаю, - вздохнула мама. – Не понимаю только, почему все переживания нужно держать в себе до тех пор, пока не прорвёт, как нарыв какой, ей-Богу! Ира! – тут же переключилась она. - Не хватай на ходу, сядь, поешь нормально! Куда ты вечно спешишь!
- На работу.
- Куда? – опешила мама. – Ты же в отпуске! И потом, ты болеешь!
- Отпуск можно прервать, не хочу сидеть дома. Температуры у меня уже нет, а сидя в четырёх стенах я точно заболею. Мам, не переубеждай, пожалуйста!
- Тебя переубедишь! – махнула рукой Анна Михайловна и отвернулась к плите.
- Не обижайся, пожалуйста, - обняла её за плечи Ирина. – Я, мам, места себе не нахожу, может хоть на работе станет легче. Там некогда думать о себе!
- Иди уже, собирайся! – ласково похлопала её по руке мама и ловко переложила котлеты на тарелку. – Но без завтрака я тебя не отпущу!
Наскоро приняв душ, Ира сделала укладку, надела новую юбку и тёмно-синий пуловер, новые сапоги, взяла в руки новую сумку, подвела глаза и с удовольствием оглядела себя в зеркале. Общее впечатление портил только взгляд, грустный, тоскливый и какой-то неживой.
Решив, что с взглядом ничего не сделаешь, Ира вернулась на кухню. Анна Михайловна ахнула, увидев дочь:
- Боже, какая ты красивая! Вот давно надо было имидж сменить! А то бегаешь, как подросток в джинсах и кроссовках.
- Спасибо, - улыбнулась Ира. – Это ещё что, я костюм покупала вообще шикарный, но испортила его… тогда… - вспомнив о Светочке и Саше, девушка моментально загрустила.
- Новый купишь! – отрезала мама, мигом уловив её перемены в настроении. – Ты и так потрясающе выглядишь! Коллеги не узнают!
- Ну что, я побежала? – Ира быстро съела свою порцию и вскочила. – Пока, мам. – Поцеловав мать в щёку, Ира влезла в пальто, схватила ключи от машины и выскользнула из квартиры.
Родная больница встретила её привычным гомоном. Улыбнувшись, Ира поднялась по лестнице и вошла в ординаторскую. Медсестры, Люба и Рита, сидели за столом и с кислыми лицами пили чай.
- Ну и чего вы такие мрачные? – с порога, вместо приветствия, спросила Ирина.
- Ирина Максимовна, это вы? – недоверчиво протянула Рита.
- Я, а что, так изменилась? – Ира сняла пальто и подсела за стол к девочкам. – Мне чайку нальёте? Что-то я замёрзла.
- Ира, тебе не узнать! – воскликнула Люба. – Изменилась? Да просто потрясающе! Встретила бы на улице, точно не узнала бы!
- Спасибо девочки, - тихонько засмеялась Ирина. – Просто как-то захотелось измениться…
- Наверное, было ради кого? – подмигнула ей Рита.
- Не важно, - по лицу Иры пробежала тень, и девушка мгновенно замолчала.
- Извините… - пробормотала она и отодвинула чашку. – Мне пора к больным.
Смущённая Рита выбежала в коридор, Люба и Ира остались одни.
- Ну, рассказывай, - велела Люба, наливая подруге чай. – Что у тебя там стряслось?
Грея руки о чашку, Ирина вкратце рассказала все события недельной давности. Люба слушала, не перебивая, а когда она, наконец, замолчала, безапелляционно заявила:
- Ты дура.
- Что? – опешила Ирина. – Почему это?
- Потому что давно было пора самой позвонить этому твоему Саше. Хотя бы ради того, чтобы узнать, как продвигается лечение девочки. Он же тоже, наверняка, думает, что ты не хочешь с ними общаться! Ты считаешь, что это нормально, выпроводить ребёнка и не поинтересоваться им? А вот он, думаю, так не считает!
- Думаешь, мне стоит ему позвонить? – растерялась Ира.
- Уверена!
Минуту поразмыслив, Ира покопалась в сумке, вытащила телефон и вышла в коридор. Набрав номер Саши, она почувствовала неприятный холодок в животе, ладони вспотели, а сердце предательски застучало.
- Алло. – Услышала она родной до боли голос и обессиленно опёрлась об стену. – Алло!
- Привет! – выдавила она из себя и удивилась, как незнакомо тонко прозвучал её голос.
- Привет Ира! Как твои дела?
- Ничего, нормально. Вы там как? Как Светочка?
- Намного лучше! – зачастил Саша. – Знаешь, она с первого же сеанса стала лучше себя чувствовать. Психолог смог убедить её, что это не мама бросила её на чердаке. Не понимаю, почему нашим словам она не внимала, а ему сразу поверила?
- Он хороший врач, умеет убеждать людей. Где она сейчас?
- Хочешь поговорить с ней?
- Нет! – несколько испуганно воскликнула Ирина. – Нет, прости, я боюсь. Не знаю, что ей сказать. Боюсь, что сделаю хуже. Я просто хотела знать, как ваши дела. Раз всё налаживается, я очень рада. Правда.
- А ты?
- Что я?
- Чем занимаешься? Ты же ещё в отпуске?
- Сегодня вышла на работу.
- Почему? – удивился Саша. – Разве у врачей такой короткий отпуск?
- Непредвиденная ситуация, пришлось прервать отпуск, - соврала Ирина. Ей совсем не хотелось признаваться, что дома просто сходит с ума и что на работу вышла от безнадёжности.
- Может, как-нибудь встретимся? – предложила она и замерла, в ожидании ответа.
- Конечно! Только пусть Светка сначала курс пройдёт, не хочу её ничем пока тревожить.
- Да, конечно, правильно… - забормотала Ирина и поспешила проститься: - Ну что ж, мне пора бежать. Больные ждут!
- Ирин, подожди, - попросил Саша. – Знаешь, нас тут к следователю вызывали. Меня и тебя в смысле, - пояснил он. – Я подумал, что не стоит тебя тревожить и не стал звонить тебе. В общем, Алина во всём призналась, её дело передали в суд. А суд через две недели. Думаю, дадут ей много.
- Зря не позвонил, - отозвалась Ира, подумав, что отправилась бы куда угодно, лишь бы увидеть его. – Я в полном порядке. Знаешь, я тут вспомнила, когда Женя был у меня последний раз, он выглядел таким испуганным, а я, выпроводив его, переживала, как бы с ним что не случилось. Смотрела в окно, видела, как от дома отъехала машина. Ещё подумала, что это кто-то может следить за ним, но постаралась выбросить эти мысли из головы. А это ведь он уехал, наверное… Знать бы тогда… Глядишь, и они с Ангелиной Васильевной были бы живы.
- Не кори себя, они сами во всём виноваты.
- И ещё, - перебила его Ира. – Для чего Женя рассказал мне про колдуна? Да ещё так точно описал его внешность!
- Думаю, просто хотел, чтобы ты прониклась к нему доверием. Вот и выдумал эту историю. А внешность… Мы этого уже не узнаем, может быть, Женя был знаком с этим колдуном! Да и не важно это всё теперь, главное, что всё закончилось.
- Да, всё закончилось… - эхом отозвалась Ирина и поспешила проститься: - Ладно, Саша, мне действительно пора бежать.
- Удачи на работе! – пожелал Саша.
- И вам всего хорошего, - ответила девушка и нажала кнопку отбоя.
Выжатая как лимон, она вернулась в ординаторскую и залпом допила остывший чай.
- Ну что? – Люба изнывала от нетерпения и дёрнула подругу за рукав. – Что он сказал?
- Свете лучше, пообещал встретиться, когда она вылечится полностью.
- Ну вот! А ты боялась! Всё ещё будет!
- Ничего не будет, ты что, не понимаешь? – вскинула на неё глаза, полные слёз Ирина. – Я уже точно больше не позвоню ему, не стану навязываться, а он забудет о своём обещании! А может уже забыл!
- Не понимаю, откуда такой пессимизм? – вышла из себя Люба. – Что ты без конца жертву из себя строишь? Почему бы не подумать, что он и правда позвонит, когда Света вылечится?
- Потому что я уже ни во что не верю, - всхлипнула Ира. – Мне надоело надеяться, я всю жизнь только и делаю, что надеюсь…
- Всё, хватит ныть! – отрезала Люба. – Вышла на работу? Иди, работай!
- Как дела в больнице, кстати? – утёрла слёзы Ирина.
- Да всё как всегда, - пожала плечами подруга. – Одни заболевают, другие выздоравливают. Дедуля умер, которого ты лечила.
- Какой дедуля? – вздрогнула Ира.
- Ну помнишь, которого ты из музея боевой славы привозила?
- Как умер? – ахнула Ирина. – Бедный… Как жалко-то! Он так за внучку переживал, ей ведь рожать скоро…
- Уже.
- Что?
- Уже родила. Как узнала, что дед умер, так роды и начались. Хорошо, что в больнице, а не где-нибудь на улице, так могла бы и сама на тот свет отправиться.
- Но ведь ей ещё рано! – воскликнула Ирина. – Какой у неё срок?
- Семи месяцев ещё нет.
- И как они? Она сама, малыш?
- Малыш в инкубаторе, а она… - Люба вздохнула и отошла к окну. – Она, как только ей лучше стало, ушла из больницы.
- Как ушла?
- Ногами! – огрызнулась подруга. – Отказ написала и ушла. Уж как мы все её уговаривали, она ни в какую. Не нужен он мне, говорит, и всё тут. Дурочка малолетняя, побоялась остаться одна с ребёнком. Она же на деда надеялась, а тут…
- Кто родился хоть?
- Мальчик.
- Надо с ней поговорить! – вскочила Ирина.
- Да говорили мы, она и слушать ничего не желает!
- Я попробую. Мне кажется, я найду нужные слова!
- Попробуй, - пожала плечами Люба. – Вдруг и правда, что выгорит…
Схватив пальто и сумку, Ирина отправилась по знакомому адресу. Всего за несколько минут доехав до дома несчастного старика, так и не дожившего до рождения правнука, она припарковалась у крыльца и поднялась на нужный этаж.
Дверь в квартиру долго не открывали. Наконец, послышались шаги, и звякнул замок. На площадку выглянула девушка, внучка старика.
- Здравствуйте, - прошелестела она. – А вы чего приехали? Я «скорую» не вызывала.
- А что, надо? – вскинула брови Ирина. – Ты как себя чувствуешь? Настя, вроде бы, да?
- Да, я Настя, - кивнула девушка и посторонилась. – Проходите, пожалуйста.
Взглянув на девушку при хорошем освещении, Ира ахнула. Она была бледной до синевы, под глазами залегли тёмные круги.
- Что с тобой? Тебе плохо?
- Да нет, нормально, - пожала плечами Настя.
- Живот не болит? Ничего не беспокоит?
- Нет.
- Почему ты тогда так выглядишь?
- Как?
- Как-как, в гроб краше кладут!
- Не надо про гроб, - личико девушки страдальчески сморщилось, по лицу потекли слёзы. – А выгляжу плохо, потому что плачу постоянно. Очень дедушку жаль…
- Дедушку, безусловно, жаль, а ребёнка своего тебе не жаль? – жёстко спросила Ира.
Настя вздрогнула и подняла на неё глаза, полные слёз:
- Вы уговаривать меня пришли? Тогда сразу уходите. Я не заберу малыша. Не хочу. Какая я мать? Я делать ничего не умею, я денег не зарабатываю, у меня ничего нет, кроме этой квартиры.
- Это не мало! Есть женщины, которые вообще живут в коммуналках, но от детей не отказываются!
- А я отказалась. И, пожалуйста, давайте прекратим этот разговор! Я не заберу малыша. Всё. Точка.
- А ведь деду бы не понравилось твоё решение, - выдала последний козырь Ирина.
- А вот это запрещённый приём! – покраснела от возмущения Настя. – Дед хотел, что бы я была счастлива. А с этим ребёнком, счастья мне не видать. Кому я понадоблюсь, с довеском? Ни-ко-му! Да и не хочу я его! Это дед настоял, чтобы я аборт не делала, а теперь он бросил меня, а я бросила ребёнка. Всё честно.
- Знаешь, у меня сестра была, твоя тёзка, - тихо сказала Ирина. – У неё была трудная жизнь, потом она тяжело заболела… И дочка у неё была. Так они с ней ютились в ужасной квартире, жили впроголодь, но жили вместе! Она никому её не отдавала, даже родному отцу.
- Хватит меня лечить! – взбесилась девушка. – И вообще, что вы здесь стоите? Уходите! Уходите немедленно! Я же сказала, я не заберу ребёнка! Да там и ребёнка ещё нет, он шестимесячным родился, понимаете? Он может умрёт ещё, зачем он мне такой?
- Как ты можешь? – покачала головой Ира. – Это ТВОЙ ребёнок, ты, как бы ты не была, ты его МАТЬ! И ты не имеешь права, говорить подобные вещи, ты молиться должна, чтобы он выжил! Пусть ты отказалась от него, но говорить подобные вещи, желать ему смерти… Это уже чересчур!
- Оставьте меня в покое! – завизжала Настя. – Убирайтесь! Убирайтесь, я сказала! Я сейчас полицию вызову!
Без тени жалости Ирина смотрела на бьющуюся в истерике девушку, а потом вышла из квартиры и плотно прикрыла за собой дверь. Вначале ей показалось, что Настя искренне убивается по дедушке, но нет, она боялась остаться одна, без его поддержки, а главное – пенсии. Не любила она никого, кроме себя.

Глава 23
Вернувшись в больницу, Ира первым делом отправилась к заведующей. Начальница, как всегда, сидела в своём кабинете, за столом, заваленном бумагами.
- Ирина Максимовна? – удивилась она. – Что ты здесь делаешь? Ты же в отпуске!
- Здравствуйте, Валентина Андреевна, - поздоровалась Ирина, проходя в кабинет и усаживаясь напротив начальницы. – Я к вам по делу, - сказала она, напрочь забыв о своём желании вернуться на работу.
- По какому же? – взглянула на неё поверх очков заведующая.
- Я знаю, что у нас недавно девушка родила, шестимесячного малыша и отказалась от него.
- И что дальше?
- Скажите, как ребёнок сейчас?
- Я не знаю, - развела руками Валентина Андреевна. – Девушка родила у нас, были слишком быстрые роды. Но потом её и ребёнка отправили в соседнее отделение. Но если тебе нужно, могу узнать.
- Если вам не трудно, - попросила Ира.
Начальница набрала номер и, коротко поговорив по телефону, сказала:
- Мальчик находится в инкубаторе, но состояние его стабильное, он развивается нормально.
- Валентина Андреевна, можно мне его усыновить? – подошла Ира к самому главному вопросу.
- Что?? – поразилась заведующая и сняла очки. – Ирина Максимовна, что это с тобой в последнее время? Опять усыновить? Ты же девочку к себе забрала!
- Нашёлся отец Светы, он забрал дочь к себе, - пояснила Ира, и голос её дрогнул. – А вы знаете, что я не могу иметь детей. Годы идут, и я не хочу быть одна. Я уже думала, об усыновлении и тут этот мальчик. Я знала его дедушку, или, вернее сказать, прадедушку, и он… Ему бы вряд ли понравилось, что ребёнок остался один.
- Может быть, мать ещё одумается?
- Вряд ли, - покачала головой Ирина. – Я бы у неё сегодня, пыталась уговорить, забрать малыша. Но она… Она какая-то невменяемая, кричит, плачет… Нет, она не заберёт ребёнка, можете быть уверены.
- Но ты даже не видела этого мальчика!
- Увижу. Просто скажите, вы поможете мне с усыновлением?
- Ну что с тобой делать, помогу! – развела руками Валентина Андреевна.
- Спасибо вам огромное! – горячо поблагодарила Ирина.
Из кабинета начальницы она прямиком отправилась в соседнее отделение, в роддом. Поговорив с тамошними врачами, она подошла к инкубатору, где лежал мальчик, и сердце её сжалось. Ребёнок выглядел таким маленьким, несчастным…
- Господи, как же можно было от него отказаться? – по щекам Иры потекли слёзы. – Маленький, я заберу тебя, слышишь? Я заберу тебя!
Малыш, словно почувствовав что-то, слабо шевельнул ручкой.

… Прошло две недели, близился Новый год. Время подарков, ёлок, весёлых огоньков и ожидания чуда. Даже Ирина, которая не верила в чудеса, всё равно подсознательно каждый год ждала чего-то необыкновенного, чего-то очень хорошего. Вот только, к сожалению, оно не случалось…
Вот только этот Новый год обещал стать особенным. Она готовилась стать мамой. Малыш, уже любимый всем сердцем мальчик с каждым днём становился всё здоровее, и Ира проводила у него каждый день по часу, больше не разрешали врачи.
Усыновить этого ребёнка оказалось проще, чем Светочку, ибо документы уже были готовы. Получить все необходимые справки и ускорить решение суда помог всё тот же знакомый полковник, которые раньше помог забрать девочку к себе сразу же и не отправлять её в детский дом. Поэтому Ира уже спокойно покупала детские вещи, кроватку, коляску и прочие приятные мелочи. Мальчику ещё предстояло довольно длительное время провести в больнице, но главное, что это теперь был её мальчик, её сынок…
Вот только за всей этой приятной кутерьмой, Ирина тщательно скрывала грусть и от родителей и от подруги. А грусть её заключалась, конечно же, в Саше и Светочке. Он так и не перезвонил, хотя, Ира была в этом уверена, Светочка чувствует себя намного лучше, сеансы с психологом быстро ставят на ноги даже взрослых людей, что уж говорить о ребёнке.
- Перестань о них думать, - велела своему отражению, стоя перед зеркалом в ванной, Ирина. – Не звонят, значит, ты им не нужна. У тебя теперь есть ребёнок, сосредоточься лучше на нём.
Звонок в дверь прозвучал неожиданно, на пороге стояла мама. Глаза её сияли.
- Здравствуй, дочь! – поздоровалась она и вошла в квартиру, принеся с собой запах морозного вечера и мандаринов.
- Мам, а ты чего? – удивилась Ира. – Поздно так! – взглянула она на часы, стрелки которых сошлись на цифре десять.
- Ну какое поздно! – всплеснула руками Анна Михайловна. – Что ты как старуха, десять вечера для тебя поздно?
- Ну, ты как бы, в такое время визиты мне не наносишь обычно!
- А я необычно! Ну-ка скажи, какое сегодня число?
- Тридцатое, - слегка растерялась Ирина. – А что?
- А завтра?
- Мам, ты хорошо себя чувствуешь? – обеспокоилась девушка. – Вопросы какие-то странные задаёшь! Ну тридцать первое завтра и что?
- И то! Завтра тридцать первое, завтра новогодняя ночь! Как ты собираешься отмечать?
- Да никак, - пожала плечами Ира. – С кем мне её отмечать? Коллеги кто на работе, кто дома. Люба, естественно, с мужем и детьми. Вы с Сергеем Ивановичем едете на турбазу. С кем отмечать? Сделаю салатик и посижу у телевизора.
- Нет моих сил, - закатила глаза Анна Михайловна. – Ну вот как тебя оставить? Я не смогу веселиться, зная, что ты сидишь дома одна!
- Мам, прекрати, - поморщилась Ирина. – Ну одна и что с того?
- Ладно, допустим, встречать Новый год тебе не с кем. Где твоя ёлка? Где мандарины? Где, в конце концов, дождик на шторах и различные украшения? Почему у тебя в квартире нет праздника?
- Да как-то не хочется… - Ира устало прислонилась к стене. Не станет же она говорить маме, что несмотря ни на что она безумно скучает по Саше и Светочке и больше всего на свете хотела бы отметить Новый год с ними. А если она будет сидеть в своей квартире одна, то и зачем ёлка и какой-то дождик?
- Не хочется! – передразнила её мама. – Знаю я тебя! Поэтому… Вот! – Анна Михайловна выглянула на лестницу и вернулась с огромным пакетом. - Здесь кое-какие продукты, яблоки, бананы и, конечно же, мандарины. Что за Новый год без мандаринов? Сергей, кстати, отправился покупать тебе ёлку. Сейчас установит её, а ты, чтобы завтра украсила дом. В твоей квартире находится невозможно, где всё пропахло грустью и унынием! Дочка, впусти к себе праздник, авось и в жизни всё наладится!
- Ой, мама! – улыбнулась Ира. – И почему я не похожа на тебя? Ты сама по себе женщина-праздник!
- Да уж, к сожалению не похожа! И вот ещё, забыла спросить. Ты же сегодня малыша оформляла, какое имя ты ему дала?
- Максим, - покраснела Ирина. – Ты, надеюсь, не против?
- Почему мне быть против? – удивилась мама.
- Ну как? Это же имя отца…
- И что? Это просто имя. И потом, в отличие от тебя, я его давно простила. И даже благодарна ему, за то, что ушёл. Останься он, ещё неизвестно, как бы мы жили. И что уж точно, так это то, что я бы не встретила Сергея.
- Красиво рассуждаешь, - похвалила её Ира.
- Ириша, сколько раз я тебе говорила, что всё что ни делается к лучшему? – пристально взглянула ей в глаза мама и Ира поняла, что она всё знает, видит, как она скучает по Саше и девочке, понимает, чем вызвана её грусть.
- Много раз, очень много, - кивнула Ирина.
- А ты это всё никак не усвоишь, - вздохнула Анна Михайловна. – Оно ведь как, иногда кажется всё, конец, не случилось, не сбылось. Ты вся в тоске, в депрессии. А потом бац и всё меняется, оказывается не конец, а только начало. Доченька, запомни, жизнь может измениться в один момент. Сегодня тебе плохо, а завтра так хорошо, что и поверить нельзя.
- Ой, мамочка, ты неисправимая оптимистка! – засмеялась Ирина, прижимаясь к матери. – Если бы ты знала, как хочется мне в это верить!
- Так верь, верь, что же тебе мешает? – погладила её по волосам Анна Михайловна. – Верь, и всё обязательно будет как надо!
Ира только вздохнула в ответ.
- Доченька, а почему ты решила назвать сына Максимом? Ты же отца всегда ненавидела, а тут… Меньше всего я ожидала услышать это имя!
- Не знаю, мам. Понимаешь, я как-то вдруг поняла, что больше не злюсь на отца, - призналась Ирина. – Проснулась однажды и поняла, нет больше ненависти, вообще ничего к нему нет. А имя Максим мне нравится, почему бы и не дать его ребёнку?
- Я рада за тебя, милая. Груз ненависти очень тяжёл, я рада, что ты, наконец, его сбросила.
- Так, кто тут ждёт Новый год? Мы уже идём! – раздался от двери весёлый голос отчима и появился он сам, с огромной ёлкой наперевес.
- Куда же такая большая? – ахнула Ирина.
- Ничего, чем больше ёлка, тем больше счастья будет в Новом году! – подмигнул ей Сергей Иванович. – Ничего, если я у тебя немного наслежу?
Вскоре ёлка уже стояла посреди гостиной, расправляя в тепле иголки. В доме пахло чем-то сказочным и Ира, которая уже лет десять не наряжала ёлку, вдруг почувствовала себя почти счастливой.
- Ну, мы пойдём? – обратилась к ней мама. – С Наступающим, доченька!
- С Наступающим! – Ира по очереди поцеловала мать и отчима. – Хорошо вам отдохнуть!
- Не вешай нос! – щёлкнул её по носу Сергей Иванович и первым вышел в прихожую.
Вскоре Ирина осталась одна. Она была безумно благодарна родителям за поддержку. Обычно она праздновала Новый год у них и даже не думала, чтобы у себя дома поставить ёлку и нарядить квартиру. Да и родители не заморачивались этим вопросом. В этом же году, видя её состояние, они решили устроить ей праздник.
- Я вас не подведу, - пообещала Ира. – Будет праздник.
Решив, что завтра обязательно сделает в доме сказку, она без сил повалилась на кровать.
Будильник прозвенел ровно в семь. Ирина вскочила и, пообещав себе ни на минуту не поддаваться грусти, приняла прохладный душ. Мурлыкая себе под нос незатейливую песенку, она разобралась с продуктами, купленными заботливой мамой и быстро настрогала салатов. Выложив всё это великолепие в красивые тарелки, до поры до времени спрятала в холодильник.
Затем пришла пора дома. Навешав везде, где только возможно дождика и снежинок, ёлку она решила оставить на вечер. Пришла пора заняться собой.
Захватив с собой побольше денег, она отправилась по магазинам. Вскоре радужное настроение стало падать. Ни в одном из бутиков, манящих яркими витринами она не нашла то, что искала. Поэтому входя в очередной магазин, Ира решила, если и здесь не найдётся нужного платья, вернётся домой и встретит Новый год в любимом костюме, который, к счастью, в химчистке привели в надлежащий вид.
Но тут она увидела его. Насыщенно синее ажурное платье висело прямо у самого входа. Едва увидев его, Ира поняла, рейд по магазинам не был напрасным. Молясь, чтобы нашёлся нужный размер, она обратилась к продавщице и уже вскоре оказалась в примерочной. Надев платье на себя, Ирина поняла – в этот Новый год она будет блистать. О том, что блистать ей придётся в одиночестве, она старалась не думать.
Купив платье и сделав причёску, она вернулась домой. Часы к тому времени показывали восемь вечера. Нарядившись сама и вдоволь налюбовавшись на себя в зеркале, Ирина приступила к украшению зелёной красавицы. Вытащив из шкафа ящик со старыми игрушками, она медленно, с удовольствием вешала их на ёлку.
Когда ёлка была почти готова, раздался звонок в дверь.
- Интересно, кто это может быть? – удивилась Ира и, отложив очередную игрушку в сторону, отправилась открывать.
А открыв, остолбенела. На пороге стояли Саша и Светочка.
- Привет! – улыбнулся ей мужчина, и она почувствовала, что ноги отказываются держать её.
- П-привет, - заикаясь, поздоровалась она.
- Можно войти?
- Конечно! – опомнилась Ира и посторонилась. – Входите! Светочка, как я соскучилась! – она присела рядом с девочкой и крепко обняла её.
- Привет! – открыто улыбнусь ей Света, маленькими ручонками обнимая за шею. – Я тоже соскучилась! А мы привезли тебе подарок!
- Да? Какой подарок? – удивилась Ирина.
- Вот балаболка! – покачал головой Саша. – Вообще-то, подарки нужно вручать после Нового года. Ты не против, если мы встретим его с тобой? – неожиданно спросил он. – Или… - голос его почему-то дрогнул, - ты кого-то ждёшь? Вон, какая красивая…
- С-спасибо, - опять начала заикаться Ирина. – Нет, я никого не жду. А Новый год собиралась встречать одна! Так что вы очень кстати!
- Пап, а зачем ждать Новый год? – подпрыгивала от нетерпения Светочка. – Давай вручим подарок сейчас?
- Ну ладно, вручай! – разрешил Саша, и девочка вытащила из пакета небольшую коробочку, оклеенную яркой бумагой.
- Что это? – изумилась Ирина.
- Открывай.
Открыв крышку коробки, Ира застыла, не в силах отвести взгляд от такой красоты. На бархатной подушечке лежало кольцо с россыпью небольших синих камешков.
- Это мне? – Ира вскинула на Сашу глаза.
- Точно не мне, - усмехнулся он. – Надеюсь, с размером угадал.
С этими словами он вытащил кольцо и, взяв её ледяные пальцы в свою ладонь, надел кольцо на безымянный палец правой руки.
- Идеально, - выдохнула Ирина.
- Тебе нравится?
- Очень! Саша, спасибо огромное! Но как же… Это такой дорогой подарок… Я не могу…
- Не дороже тебя.
- Что? – подумала, что ослышалась Ира. – Что ты сказал?
- Подождите, это ещё не всё! – Светочка расстегнула рюкзак и вытащила оттуда самодельную открытку. – Вот, это тебе от меня? Нравится?
На открытке была изображена кривая ёлочка, разукрашенная почему-то в синий цвет. И по-детски размашисто надпись «С Новым годом, Ира!». Буква «И» была написана в обратную сторону, как пишут английское «N» и это показалось Ирине самым трогательным.
- Очень нравится, солнышко! – чувствуя, что ещё чуть-чуть и по её щекам потекут слёзы, стирая так тщательно наложенный макияж, она быстро-быстро замигала и обняла девочку. – Это самая красивая открытка в моей жизни!
- Я вот ёлку в синий разукрасила, у меня просто зелёный закончился! – призналась девочка.
- Ничего, зато теперь это сказочная, волшебная ёлочка! – утешила её Ирина.
- Ой, а ты тоже ёлку наряжаешь? – заглянув в гостиную, Светочка бросилась туда. Саша и Ирина остались вдвоём.
- Никогда не видела её такой весёлой, - покачала головой Ира.
- Психолог сотворил чудо, - подал голос Саша. – Прости, что тогда не перезвонил тебе. Я думал, Свете станет лучше, но у неё на следующий день случился рецидив, и нам уже было ни до чего. Прости, пожалуйста…
- Да ты что, забудь! – отмахнулась Ирина. – Это всё ерунда, главное, что вы пришли…
- Ир… - Саша сделал шаг к ней и вдруг оказался так близко. – Светка постоянно говорит о тебе и я… Ира, я не могу без тебя.
- Что? – переспросила Ирина, не веря в том, что это происходит на самом деле.
- Я. Не могу. Без тебя. – Раздельно повторил Саша и вдруг поцеловал её.
Настоящий фейерверк взорвался внутри Ирины, вдруг показалось, что ноги оторвались от пола, и она летит. Тело стало таким лёгким, как пушинка, а голову заволокло приятным туманом.
- Давай поженимся? – оторвавшись от её губ, хриплым голосом предложил Саша.
- Я… - чуть отстранилась Ирина, вспомнив, что он ещё не знает об изменениях в её жизни. – Я… У меня ребёнок теперь есть.
- Как это? – не понял Саша. – Откуда?
- Я мальчика усыновила, - почему-то виновато улыбнулась она. – Крохотного, новорождённого. Он родился недоношенным и сейчас находится в больнице, но по документам я теперь его мать.
- Здорово! Поздравляю тебя! – искренне воскликнул Саша. – Я рад за тебя! Только что это значит? Мы… Мы теперь не нужны тебе?
- Вы мне всегда нужны! – выдохнула Ирина. – Только нужна ли я тебе теперь, с ребёнком?
- Ты мне всегда нужна, - повторил за ней Саша. – Ну что ребёнок? У меня ведь есть, теперь и у тебя есть. Знаешь, я всегда мечтал о сыне. Так ты выйдешь за меня?
- Да! – воскликнула Ирина. – Да! Конечно да!
Счастье наполняло всю её настолько, что хотелось петь, танцевать, кричать об этом счастье, делиться им со всем миром. Неожиданно вспомнились мамины слова о том, что всё может измениться за один день. Она, как всегда, оказалась права. Вчера ей было очень плохо, а сегодня хорошо так, как никогда в жизни!
- Пап, смотри, салют! – крикнула из гостиной Светочка, стоя коленями на подоконнике и с детским восторгом наблюдая за радужными искрами в небе.
- Что-то рановато для салютов, Новый год ещё не наступил… - пробормотал Саша.
- А разве всё нужно делать по правилам? Отступать от них так здорово, - ответила ему Ирина, обивая руками шею и касаясь губами его губ. – Я люблю тебя.
- И я тебя…
Их словно закружил вихрь из счастья. Ничего на свете больше не существовало, кроме их двоих, да задорного смеха Светочки  гостиной. Всё будет потом, проблемы, дела, но только не сейчас. Сейчас только они, только любовь и радость, которые они заберут с собой в наступающий год.
В кои-то веки в жизни Ирины случилось самое настоящее чудо. Чудо, в которое она многие годы не верила. Оказывается, чудо приходит тогда, когда его совсем не ждёшь. Чудеса ведь они такие, они случаются вопреки всему…












 


Рецензии
.
Доброго вам дня, Оксана Алексеевна!

Я обожаю детективы, а, наткнувшись на вас и обнаружив, что у вас их много, поняла, что нашла клад! Уря-а-а! Есть что почитать! Разумеется, я за этот детектив жму зелёную кнопочку и желаю вам творческих успехов.

Но... Если вы позволите, я бы сделала кое-какие замечания. У нас на Прозе ру очень любят детективы. Их читают взахлёб. Что же у вас так мало читателей и рецензий? А всё просто. Очень тяжело читать, когда такое большое произведение подано единым монолитом. Я, например, не могу сесть и прочитать всё сразу. Читаю сколько-то глав, а со временем возращаюсь и иду дальше. Это очень удобно, если автор разбил свою вещь на главы и каждую граву разместил, как отдельное произведение, но у вас -- монолит. Нужно, вернувшись, искать, где остановилась в прошлый раз, а это непросто...

Поэтому я была бы вам бесконечно признательна, если бы вы разбили свои детективы отдельными главами и поместили каждую главу отдельно. Увидите, у вас сразу будет заметно больше читателей и откликов.

И ещё. Вы называете свою героиню "ДЕВУШКА". Какая же она девушка? Тетке уже за тридцать, в незапямятные времена потеряла невинность (девственность -- девушка), пыталась стать матерью... Имела далеко не одного мужчину... И девушка? Ведь есть много слов, которыми можно указать на молодую женщину, но вы выбрали почему-то слово "девушка", совершенно героине неподходящее. Отчего же тогда Сашу вы называете мужчиной, а не юношей? Герои же подходят друг для друга...

Надеюсь, не обидела вас замечаниями.

С уважением

Надежда Андреевна Жукова   03.06.2019 21:19     Заявить о нарушении
Здравствуйте! Спасибо за отзыв, рада, что вам понравилось! Отдельное спасибо за замечания, иногда увлекшись написанием я допускаю такие досадные промахи как здесь, та же "девушка - женщина". А вот над тем, чтобы выкладывать произведение отдельными главами, я даже не задумывалась... Возможно так и сделаю, когда будет свободное время. Еще раз спасибо за хороший отзыв!

Оксана Алексеевна Ласовская   03.06.2019 23:20   Заявить о нарушении
.
Оксана Алексеевна!
Отдельными главами для удобства своих читателей выкладывают практически все авторы Прозы ру.

Надежда Андреевна Жукова   04.06.2019 00:08   Заявить о нарушении
Зашла по приглашению с главной, хотела написать совет автору, продублировать произведения отдельными главами. Хорошо, что прочла этот диалог и увидела, что советовали уже.) Так что - присоединяюсь к этому отзыву, писать отдельный не вижу смысла.
С наилучшими пожеланиями.)

Наталья Крылаткова   18.12.2019 16:33   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.