Хаски

У вас когда-нибудь была собака? У меня вот нет... Да я никогда и не хотела. Не то чтобы я их не люблю, скорее боюсь. И меня мутит от их желания отчаянно дарить любовь; от их радости, при виде хозяина; от той бури чувств, которую они гонят на всех беспощадно. Они слишком отзывчивы и открыты, что хочется спрятаться.
У меня никогда не было собаки, и в целом я их избегала. Придя к кому-нибудь в гости, мелкие собаки на меня тявкали, загоняя в угол; крупные загоняли в угол в попытке подружиться. И те, и другие быстро теряли ко мне интерес, чувствуя моё нежелание. Жила я так достаточно долго и меня совсем не смущало отсутствие собак в моей жизни.
Как-то утром, идя на работу через парк я увидела хаски. Здоровенного бело-коричневого пса. Крупных собак я боюсь еще больше. Всё просто: они большие! Пёс один разгуливал по парку, вроде в ошейнике, но без намордника. Волк гуляет на свободе! И это в центре города! Какой ужас! По мере приближения я судорожно соображала, в какую сторону лучше метнуться, чтобы он на меня не напал. И вот он подходит ко мне, я цепенею. Он сейчас съест меня и всё, поминай как звали! Или укусит, и я чем-нибудь заболею… А я так много всего еще не успела сделать…
Пока мысли метались в моей голове, собака спокойно прошла дальше, даже и не взглянув на меня. Я ускорила шаг. Это было нашим первым свиданием.
Каждый день утром, идя на работу я встречала его. Каждый день без хозяина. Один. В ошейнике. Я тщетно пыталась расспрашивать прохожих: их ли это пёс? может кто знает хозяина? Но нет, нет и нет. А он неизменно проходил мимо и даже не смотрел. Какого цвета его глаза? Почему он всегда проходит мимо и не смотрит? Это так специально? Или ему просто всё равно? Почему я вообще об этом думаю?! Я не люблю собак, я же боюсь их. Фу-фу-фу! Опять ускорила шаг и пошла на работу.
Как часто мы обманываем себя? Как часто гасим наши чувства и эмоции? Любопытство и желания? Как часто? Да почти всегда. И потом уже просто предпочитаем не слышать то, что чувствуем по-настоящему, то, чего хотим… то, что нам интересно. Нам. Нам. Нам. Да нет, мне. Быстрей, бежать. Бежать от желания остановиться и погладить собаку. Быстрей от любопытства цвета её глаз. Ускорить шаг, прикрыться страхом собак. Собак ли? Или страхом чего-то нового? Обложиться, как всегда, картонками и ходить в этом скафандре. Не дай бог кого задеть, не дай бог, кто увидит. И ни в коем случае не потакать своим желаниям. Чур меня чур! И вот я бегу в своём картонном скафандре, как глиста, на работу. Скорее занять свою голову действительно важными мыслями!
Я часто, я постоянно, я уже почти всегда обманываю себя. Обманываю, знаю и продолжаю. Иногда хочется лечь на асфальт, уткнуться взглядом в небо и плакать… Плакать от своей ничтожности, от заборов, которые понастроила и от немощи их разломать-перелезть, убежать к себе настоящей, от себя запертой. Мысли караваном кружились в моей голове. Я шла с работы через парк, видя всё и не замечая ничего.
Что-то мягкое, я падаю. Скулит собака. Что?
Хаски лежала поперек дороги, я об неё споткнулась, упала, собака подскочила, заскулила и уткнулась своей мордой мне в нос! Она сейчас укусит меня! Укусит! ПАМАГИТЕЕЕ!!! или не помогите? В любом случае я молчу, выкатив на неё глаза. Лежу теперь сама поперек дороги. Голубые глаза. Невероятные. Хаски облизнула свой нос, принюхалась ко мне…
Волосы россыпью легли на траву. Собака громко вдыхала их запах. Я лежала не шевелясь. Волк рядом. Страх и восторг переплелись во мне. Я вытянула руку, она немного дрожала… Я хотела потрогать шерсть, но не решилась. Одернула руку и медленно поднялась. 
Прохожие шли себе мимо, не обращая никакого внимания. Тоже, наверное, витали в своих мыслях, печалях и радостях. Собака обошла вокруг меня, высунула язык и подняла голову. Её глаза приковали мой взгляд. Пёс задорно гавкнул, замахал хвостом, и я улыбнулась. Но вдруг он убежал. Видимо, домой… Видимо, к хозяйке… Красивый ухоженный пес. Точно не бездомный. Просто любит гулять один и всегда возвращается. Чей он? Как его зовут? Почему лежал по среди дороги?  Я хочу погладить его. Завтра точно поглажу, поздороваюсь, не дам пройти мимо!
Но я заболела. И не ходила на работу через парк. Ни на работу, ни в парк. Видимо для меня это было большим стрессом, иммунитет упал и всё, здравствуй простуда, прилетевшая из кондиционера. Мои мысли были отвлечены на другие дела, на людей, на иные чувства. Вскоре я забыла о хаски. Выздоровела, ходила на работу в своей скорлупке, периодически высовывая из неё нос. В такие моменты я любила наблюдать. Наблюдать за людьми, за природой, за домами и просто выдумывала на ходу истории, про спешащих людей. Фантазировала про жителей квартир с причудливыми балконами в домах у парка… Просто угадывала форму облаков. И тут я заметила его. Медленно бегущего меж деревьев вдали. Как забилось моё сердце, как стало радостно… У меня на лице появилась улыбка. Мне захотелось ему помахать, как-то позвать его, потрепать за загривок… Дать уткнуться мордочкой мне в живот, погладить его. Как будто уже родного и сосем не страшного дикого зверя. Он приближается, вот-вот сейчас он вскинет голову и посмотрит на меня своими небесными глазами, замашет приветливо хвостом. Вот сейчас. Вот еще чуть-чуть… Нет. Он прошел мимо. Просто мимо? Вот так близко и всё?! Как такое вообще может быть?! А как же хвалёное собачье чутьё? Я тут жду его, рада ему, а он вот так мимо пробежал и всё. Это же точно он. Бело-коричневый окрас, зеленый ошейник. Да и других таких тут больше нет. Он убежал. Я его не окликнула, обернулась… А внутри как будто всё упало. Да что со мной?
Иногда совершенно незначительные вещи могут сбить мой настрой. И даже просто мимо пробежавшая незнакомая мне собака. НЕЗНАКОМАЯ – говорит мне ум. ДА ТЫ ВООБЩЕ ИХ БОИШЬСЯ И НЕ ЛЮБИШЬ. Ничего не незнакомая, очень даже знакомая. Он меня уже понюхал даже. ДЛЯ СОБАК ЭТО ОБЫЧНОЕ ЯВЛЕНИЕ. Нет, не обычное. Он был так рад, я же видела. ДА СОБАКИ ВСЕГДА РАДЫ. Вот так вот спорю сама с собой: сердце говорит одно, ум другое. Хочется верить сердцу, оно всегда видит что-то волшебное в обычных вещах. Придаёт всему особенный уютный окрас. Мне хочется верить, что этот пёс запомнил меня, что сегодня он просто вредничал, что обиделся на меня за то, что я пропала на следующий день и забыла его! Да-да, он же собака, он же всё чувствует, всё знает. У него большое сердце, и он верит ему, а не как я – своим мозгам!
Идя с работы, я зашла в зоомагазин, чтобы купить вкусняшку для моего нового друга. Может мне повезёт, и он сейчас гуляет в парке. Лежит опять где-нибудь поперёк дороги, ждёт, пока я споткнусь об него. Улыбают такие мысли и даже как-то греют душу.
- Хороший, мальчик! Хороший! – слышу недалеко от себя.
Поворачиваю голову и вижу моего друга с летающей тарелкой в зубах. А вот и хозяйка. Молодая девушка, с озорной открытой улыбкой. Солнечные лучи играют на её коже и волосах. Она любовно трепет его загривок, он облизывает ей руки и нос. Хозяйка-хозяйка.
Что-то больно сдавило в груди. Я пошла к метро. Домой.
И вот опять это странное чувство опустошённости. Почему? Я ведь хотела увидеть хозяина собаки, познакомиться даже. Да и какое мне дело… Не понимаю, что опять происходит.
В эту ночь я видела странный сон. Набережная. Лето. Разгар вечера. Центр. На удивление пусто. Ясное небо. Приятно. Рядом со мной высокий стройный молодой мужчина. Я его не знаю, но у него очень знакомые голубые глаза. Смотрит как будто равнодушно, но слишком прицельно. Бьёт по-снайперски - в самое сердце. Стоим, молчим. Как будто присматриваемся друг к другу, пытаемся понять, что кроется внутри каждого из нас. Хочется что-то сказать, но я не могу. Хочется подойти, заставить его шевельнуться хоть как-то, но я не могу. И он как будто не может. Время остановилось.
Вы часто замечали, чтобы дети так изучали? Безмолвно? Я нет. Они изучают через слова, через движения, через физические ощущения. Их непосредственность прекрасна. Они не скованны условностями и стеснениями, ответственностью, страхами… Всем этим они обрастают потом, с подачки взрослого мира. Они открыты и мир открыт им. Познание происходит моментально, всасывается через поры кожи, как кислород. Как сохранить это? Как сломать то, чем с годами обрастаешь? Как сжечь это? Как перестать бояться?
Утром я шла через парк. Собака снова прошла мимо. Так повторилось снова и снова. Как же бесит! На четвертый день, едва завидев пса я села посреди дороги, на удивление всем прохожим. Про себя я прозвала собаку Солнечным Зайчиком. Конечно, он больше был похож на волка, но что-то было в нём теплое и родное. Солнечный начал приближаться, на свой страх и риск я раскинула руки в стороны, и когда он со мной поравнялся – обняла. Страшно и приятно. Когда отпустила, он приветственно гавкнул и замахал хвостом. Я отдала ему вкусность из зоомагазина. Пёс радостно захрустел. Так началась наша дружба. Он радостно меня встречал, провожал до границ парка утром, давал себя гладить и облизывал мои руки. Почему-то Солнечный очень любил нюхать мои волосы. Мне казалось, он даже жмурился в такие моменты – словно погружался в мечтательные грезы…
Ночь удивляла меня своей непохожестью на реальность... У меня были свидания с голубоглазым незнакомцем. Я до сих пор не знала, как его зовут. В моих снах мы вместе гуляли вдоль набережной. Мы никогда не держались за руки, не стояли обнявшись, но целовались страстно, кусались, рычали. Мы слишком резкие, рваные, больные. Нас тянет друг к другу, но что-то всё идёт не так. Такая покалеченная любовь. Ни здравствуй, ни до свидания. Он как будто говорил: я здесь, я дерзко, бери или отвергай! Как будто всё было уже давно и остался только безмолвный шлейф необузданной страсти.  Словно пропасть между двух пылающих берегов, и если пропасть падёт - то всё станет пеплом. Кто ты? Зачем пришёл? Я уже не могу без тебя и с тобой не могу.
Наступил выходной день. Мне очень хотелось побродить одной по городу. В наушниках играла музыка, светило солнце, дул тёплый ветер. Бродить по Москве легко – вышел где-то в пределах садового кольца и ходи себе. Сейчас налево, потом направо. И так, пока не надоест. И тут я понимаю, что место очень знакомое… Я неожиданно свернула в парк. Тот самый парк. Я легла на траву. Рюкзак под голову, глаза закрыла. Греет солнце, музыка убаюкивает. Меня уносит в сон.
Мой незнакомец протягивает мне руку и прижимает к себе. Мы танцуем прямо в парке.
- Ты меня до сих пор не узнала? – шепчет мне в ухо.
- Нет…
Он зарывается носом в макушку и вдыхает аромат волос, продолжая медленно кружить. Солнечные лучи скользят по нам.
- А я тебя искал. Это было не так просто. Сидишь в своей скорлупе, как дурочка. Так сложно тебя растормошить, аж терпения не хватает. А так хочется! Хочется растормошить, понимаешь? А ты словно вечность готова мимо проходить, словно вечность готова ждать, терпеть, бояться. И бесишь, и влечешь. Ведьма! Терпеть тебя не могу и вечность терпеть готов…
- Гав! Гав!
В реальность меня вернул собачий лай. И первое, что я вижу, это морду пса. Бело-коричневого. Наушники лежат где-то в траве.
- Микки! Микки, ко мне! – послышалось из тенистой части парка.
Микки боднул меня своей мохнатой головой, понюхал шею и убежал.
Микки? Не узнала? Ты и парень в моих снах? Похоже я перегрелась. Приподнялась. Пёс убежал. Хозяйки не видно. Я встала, скрутила наушники, накинула рюкзак за плечи и пошла в ту сторону, куда убежала собака. Растормошить? Меня? Что за кавардак? Да ты сам-то не шибко растормошенный. И сам ты меня бесишь. Почему я теперь думаю, что ты оборотень? Хаски тут и незнакомец во снах?
Потеряла из виду собаку. Хозяйку сегодня только слышала и даже не видела её тени. Шла по извилистой тропе, сгустились высокие кустарники. За поворотом рос большой крепкий дуб. Я любила его. Он молодой, сильный, стройный, ровный… Сидеть под ним одно удовольствие.
Вот будь у меня собака, пускала бы я её так гулять по парку целыми днями? Слушалась бы она меня и как это вообще, приручить собаку? Что значит, быть хозяином такого волка? Пусть ласкового и нежного, но всё же клыкастого зверя. Что вообще значит слово «хозяин»?  Властный распорядитель – говорит словарь Даля. Властный распорядитель… Управленец, владелец, обладатель, собственник. Всё живое имеет свою душу. Как другая душа может стать хозяином другой души? Я опять погрузилась в философские размышления. Может иногда просто хочется кому-то принадлежать? Быть зависимым? Попасть под сильное влияние и вот ты уже принадлежишь своему временному хозяину. Не принижая достоинств, а просто словно в ошейнике тебя тянет, ты не можешь иначе. И даже когда тянет больно. Тянет к хозяйке. Сколько у тебя хозяек, Микки? А с другой стороны… сама приручила чужую собаку. А еще философствую тут! А если и не собаку вовсе? А если и правда оборотня?..
Что важно для человека, чтобы чувствовать себя счастливым? Познать любовь - так говорят. Это солнце, питающие жизнь. Что есть любовь? Столько размышлений увековечено на этот счёт, но для всех это всегда что-то свое.
Я всегда находилась в поиске того человека, которому я смогу рассказать всё. Все свои мысли, желания, действия. Рассказать это человеку, который просто примет, не осудит, не высмеет, не разозлится, не расстроится. Возможно, это и есть доверие.
Но я таких людей не встречала. И даже после слов: ты можешь рассказать мне всё что хочешь, упиралась в критику, осуждение, ревность, высмеивание, злость. Нет, значит не могу. И поэтому мне стало казаться, что таких людей просто не существует. Или это совершенно чужие люди, которым всё равно, что с тобой станет потом.
Может поэтому люди заводят собак?  Пришел домой, сполз вдоль стены от грусти и слабости, а он просто сел рядом, мордой уткнулся и вроде как понимает всё, не осуждает. А сколько пьяных бездомных спят в обнимку с собаками, те их любят, понимают, не осуждают.
Эгоцентризм человека не позволяет растворятся в другом. Каждый тянет одеяло на себя. Кто-то готов уступить, кто-то нет. И каждый раз, когда ёкает в груди, когда загораются глаза, кажется, что вот-вот… что кто-то поймёт тебя лучше, что вот можно распахнуть душу, что я готова узнавать вновь. Хочется делиться всем. Но с первыми смешками становишься осторожнее. С первыми осуждениями – закрытей, с первой критикой – тише. Словно немного запинали, но вполне себе терпимо. Вполне себе готов делиться, участвовать… Но тут появляется что-то странное. Общение раскрывает человека, как бутон солнечные лучи. Познавать человека очень интересно. Его увлечения, мимику, манеру излагаться… Что-то странное – это когда ты еще не успел понять человека, а тебя почему-то хотят видеть голым. Собаке все равно – одетый ты или нет. Она понимает по одному взгляду, что там у тебя внутри. А у людей всё иначе. Как ты выглядишь – является определяющим моментом. От этого будет зависеть то, как будет с вами (со мной) вести себя человек. Так часто замечала явный диссонанс, что в какой-то момент становилось тошно. И лишь близкие люди оставались неизменны.
Постоянные похотливые шутки и желания, высказываемые мне малознакомыми мужчинами, просто для самолюбия стали вызывать во мне неприязнь. Словно ничего больше для них не существовало. От этого становилось одиноко. Пока чужие мужчины тешили своё самолюбие, моя душа плакала. И с этим я поделать ничего не могла…
Музыка в плеере, мешковатая одежда, рюкзак, собранные волосы. Словно замаскировалась, словно в безопасности. Лежи себе на траве, пачкай одежду, снимай обувь, лохмать волосы. Сегодня мне было всё равно. Я слишком устала и ничего не хотела. Я шла за собакой, как за путеводной звездой. И сегодня мне было всё равно, как далеко она меня заведет.
- Вот ты где. – Пёс лежал в тени куста.
Я легла рядом. Микки положил свою голову рядом с моей. И молча дышал. Я чувствовала себя в безопасности. Опять уснула. На сей раз сновидения не пришли.
Мои волосы кто-то теребит. Мягкие теплые поглаживания. Открываю глаза – мой незнакомец лежит рядом. Уже стемнело. В парке пусто.
- Ты оборотень?
- Можно сказать и так. Каждый человек в какой-то степени оборотень. С тобой оборачиваться хочется гораздо чаще, но я боюсь тебя испугать…
Оборачиваться? Гораздо чаще? В моих снах он всегда был полон страсти. Значит ли это, что он оборачивается в человека, когда хочет стереть все границы между нами, а собакой, когда принимает меня и бережет?
- Позволь себя любить. И разреши любить себе. – его глаза смотрели ровно, спокойно. Без вызова, без надменности, без жалости или сочувствия. – Не смотри на мир, как на врага. Не ищи подлога, провокаций и лжи там, где её нет. Не загоняй себя в капкан. Вокруг всегда будет много людей, которые осудят, засмеют. А что тебе до них? Собаки не умеют разговаривать, но умеют слушать. Говори о себе. О чувствах. О желаниях. Эмоциях. Ответ не заставит себя ждать. Ответ будет в том, что ты научишься дышать без скафандра.
Я молча лежала и слушая его. В небе стали появляться звезды. Мне было на удивление тепло. Я не чувствовала напряжения или смущения. Он не требовал ответа, не ждал никаких объяснений и даже не растягивал пропасть огненных берегов. Мы просто лежали, он гладил мои волосы, я слушала его.
***
У вас случались провалы в памяти?
Вот у меня это впервые. Я проснулась дома в своей постели. Хотя была уверенна, что уснула в парке с незнакомцем-оборотнем. Появилось теплое чувство внутри, что наконец-то появился тот, кто не станет лезть мне под юбку раньше, чем сможет узнать меня больше, нежели «совсем едва ли». Я была так рада!
Когда настроение на подъеме, то всё получается само собой. В парке меня радостно встретил Микки, он скакал вокруг меня, гавкал, лизал руки. Я нежно потрепала его за ушком и попросила вечером встретить меня с работы. В голове до сих пор не укладывалось, что хаски и незнакомец – одно целое. Был тяжелый рабочий день, но мысль о встрече в парке приободряла.
Я вышла из офиса. Он уже ждал меня. Я улыбнулась. Он улыбнулся в ответ.
В моей реальности Микки снова стал человеком. Мне нравились его крепкие плечи и высокий стал. Его кожа всегда была горячей. Иногда было сложно понять, что он чувствует… Почему-то редко улыбался и часто бывал серьезен. Поцелуи из сна перекочевали в реальность…
Две сущности этого мужчины соединились: его страстность, экспрессивность, интеллектуальность и некая спокойная властность переплелись с эмоциональностью, ранимостью, привязанностью и глубиной. Теперь он стал единым. Преобразование произошло для меня слишком быстро. Так быстро, что я не успевала привыкнуть к такому урагану чувств, направленных на меня в реальной жизни. И его слова «позволь себя любить», стали для меня невыполнимым заданием. Мне стало казаться, что я потеряла в нем нежного друга, потому что я уже не могла его обнять, не ощущая при этом его напряженность. Напряженность от того, что он сдерживал свою страсть, свой напор и желание. В то время, как он хотел познать меня целиком, понять что мной движет, узнать меня на вкус и погрузиться в ощущение меня, как личности, человека, тела…мне было больно, я чувствовала пропасть и снова хотела обнять хаски – Микки… А ему хотелось перепрыгнуть пропасть и выпустить всю твою страсть. Он жаждал познания целиком и объёмно, не желая делить по частям и откладывать на потом. Эта хищная жажда познать непознанное. Пытливый ум и привычка к динамичному развитию не давали ему покоя. Словно его целостность лишь приумножила все те качества и чувства, которыми обладала хаски в реальности и незнакомец из снов. Но я видела лишь часть его жажды…
И была разбита. Неужели опять? Опять сексуальность берет верх. Я стала ругать себя за платья, каблуки, макияж… Что я сама виновата, что вызываю столько незамаскированного мужского сексуального влечения… И мне хотелось закрыться. Мне стало казаться, что цель у него теперь одна – затащить меня в постель. Моя зацикленность на болезненном восприятии своей сексуальности достаточно часто преломляла видение мира не в лучшую сторону.
Больше мне не снились сны и Микки в парке я не видела. Видимо, он обиделся, что я не смогла его подпустить к себе так близко как ему хотелось, стал постоянно натыкаться на стену. Мне было сложно, потому что он пропал, и я опять осталась одна наедине со своими мыслями. А что если я родилась в этом теле, то должна суметь принять все это сексуальное внимание без ущерба для своего внутреннего я. Делать это спокойно и без акцента, чтобы это не царапало душу… Это словно какой-то первичный, приматный выпад со стороны мужчин, и если внешне я держусь молодцом, то внутри меня всё это тяготило, как, в частности, так и в совокупности. Есть девушки, которые очень рады такому вниманию и всячески стараются его приумножить. Я никогда не делала намеренно, чтобы заполучить это внимание. Просто была собой. И когда внимания становилось много, то мне стало казаться, что никому не интересно, что я за человек; что мужчин привлекает стук каблуков; мои волосы, которые они сравнивали с шелком; мои глаза, в которых они хотели тонуть… и почти никто не хотел узнать, что кроется на всем  этим. Что там внутри, за этими глазами. Какие там мысли, какие желания и что за тоска. Все как будто проваливались на первом этапе общения со мной, подчеркивая мою внешнюю привлекательность, сексуальность и высказывая мне свои плотские желания. И мне не хотелось уже открываться таким людям. Они зависали на этом этапе общения, очередной раз посыпая свою голову пеплом и не понимая, что делают не так, оставаясь со мной на расстоянии вытянутой руки.
Я шла погруженная в эти мысли в офис утром через парк. Моё сердце было тяжелым, потому что не могла поверить, что потеряла для себя друга…И тут я вижу, как вдалеке по газону идёт Микки. Я укорила шаг и вот уже почти бегу. Отчаянно перебираю землю под ногами, кручу шар, словно от этого зависит моя жизнь. Я не хочу отсиживаться, проходить мимо и продолжать плутать. Я чувствую, что душа просится наружу разлиться теплым солнечным светом. Он меня как будто не замечает. Больно и страшно. Я прорываюсь через кусты, чтобы успеть его перехватить и падаю перед ним на колени. Я плачу.
- Куда ты пропал? Зачем покинул меня? Ты обиделся? Мне тяжело так быстро сокращать дистанцию, я хочу, чтобы ты разглядел мою душу, хочу сама лучше тебя узнать. Секс – это уже когда совсем близко и доверительно. Я не могу как ты окунаться в пучину… Я хочу сначала почувствовать душевную близость. Сложно, когда всё сводится только к одному. Твоё сумасшедшее желание меня… Как будто ты весь пронизан этим желанием, и пока оно не осуществится, то ничему другому не быть! Почему всё так?! Почему!!!
Я кричу собаке и прячу заплаканное лицо в ладони, волосы ниспадают… отталкиваю Микки, встаю и ухожу. Я опустошена и не знаю, чего хочу. Мне надо побыть одной, не пошла на работу, долго бродила по улочкам, заглянула в кафе. Погрузилась в кресло в само дальнем уголку у книжного стеллажа и окна. Обложилась подушками, вооружилась капучино и книгой. «Райский сад» Эрнеста Хаменгуэйя. Я читала её раньше. Я погрузилась в мысли о том, что познание другого человека возможно лишь через любовь. А любовь ограничить и разделить невозможно. Земной мир пронизан условностями и ограничениями. И порой сложно понять, что ты действительно разделяешь, а что просто настолько засело в твоей голове паразитом. Такие паразиты ломают мозг, и ты перестаешь себя понимать. Я почти о себе ничего не знаю, я легко перенимаю другую точку зрения, соглашаюсь с ней, потом также легко опровергаю. Да, порой я вижу, чего действительно хочу, но это чаще всего остаётся на глубине. Я даже не знаю о правдивости своих страхов. Такие, как страхи замкнутых помещений, высоты, темноты, насекомых и подобное… Самое время брать кирку и скалывать каменные наросты. Часть моих поступков настолько противоречивы, что я пришла к осознанию, что я вся пронизана своими противоречиями.
За окном начался дождь.
Я не заметила, как ко мне за стол подсел мужчина. Это был мой незнакомец. Мы смотрели друг другу в глаза. Какое-то странное отчаяние, вперемешку с болью и непреодолимой тягой. И тут я поняла, что за боль в его глазах – это чувство отверженности, потому я не могу принять всю полноту его любви ко мне. Это чувство такое большое, что я просто не видела краев и то, что он так страстно пытался мной завладеть – это не пустое желание, а лишь форма выражения его любви. В нём кипел ураган невысказанных чувств, невыпущенных эмоций, он почти что вибрировал от переизбытка всего, но боялся выпустить, чтобы не спугнуть меня. Все мои ракушки показались мне ничтожными, в сравнении с его самоконтролем. И мне захотелось впустить в себя его любовь. Я почувствовала, что я хочу того же, что и он – многогранного познания… через разговоры, через ласки, через касания, через смех… Что чувство моей боли было вызвано непонимание его и себя… Он нагнулся и поцеловал меня через стол, долго нежно и ласково… Положил книгу на стол. Всё происходило так быстро, он взял меня на руки и посадил к себе на колени. Я чувствовала себя маленьким котенком, готовой откликаться на любое его действие. Дождь усиливался.
Он грел меня своими пылкими поцелуями и горячими руками. Подушки были разбросаны рядом со столом… Его руки скользили под моим белым платьем. Он склонился надо мной, целуя и переложил на подушки… Он был страстным, сильным, но ласковым. Мы занимались любовью прямо на полу в кафе. И лишь потом я задумалась, почему никто не остановил нас, куда делись все люди? Наши чувства смешались во едино, горячее дыхание, капли пота и поглощённость друг другом. Все слова умерли. Всё вокруг остановилось. Были только мы. Я была сконцентрирована на ощущениях, на немом языке теле, на пульсации и нашем дыхании. Словно всё это сейчас могло сказать куда больше, чем все мысли и слова. Я чувствовала, как по моему телу разливается душевное спокойствие, словно мёд. Только тогда я осознала, что давно хотела этого, но сама себя обманывала и не давала свободу своим желаниям, перемешивая всё это со страхом остаться непонятой и неинтересной… Вот они  - два противоречивых страха: что я интересую мужчин только лишь как сексуальный объект, и дальше они ничего не хотят видеть; а еще мне было страшно, что они там ничего и не увидят,  что познав моё тело, я перестану быть интересна, и поэтому неосознанно поддерживаю яркий образ. Не приятие себя – вот единственная пропасть, которая сопровождала меня уже многие годы. Я не принимала свой внутренний мир, как что-то интересное. Мне всегда казалось, что жизнь других людей наполненной и интересней. И что мои мысли, мои переживания, мои увлечения никому не интересны. Поэтому я быстро замолкала, если вижу незаинтересованность, критику и насмешки, растя в себе комплекс пустого человека. Не так много людей могли услышать мои размышления и советы, взгляды и истории. Самому справиться со своими проблемами бывает крайне сложно, даже если ты отчасти их осознаешь. Мой незнакомец пытался достучаться до меня, что я интересна ему, что он хочет знать мои мысли, страхи, желания… Он неустанно бился о мою стену. И единственным способом прорваться и доказать мне, что я ошибаюсь в своих страхах было именно то, что, казалось бы, лишь их подтверждением – секс.
Осознание ничтожности всех условностей и глупости моих страхов прошло током через все моё существо. Я словно стала свободнее.
Дождь закончился.
Он опять обернулся хаски и весело махая хвостом, высунув язык идет чуть впереди меня, словно куда-то ведя. Я послушно иду за ним. Мне уже ничего не страшно. Я чувствовала легкость
- Микки! Вот ты где! – знакомый голос, это его хозяйка.
Я подхожу ближе. Девушка смотрела на меня так, словно уже ждала встречу со мной.
- Меня зовут Лена, будем знакомы – она улыбнулась и протянула правую руку.
Я протянула в ответ и представилась. Мы куда-то шли, Лена рассказывала истории, но я не особо прислушивалась, потому что пыталась понять куда и зачем мы идём. Я чувствовала какую-то двойственность её состояния: интерес с легким налетом недоверия и враждебности.  Для меня это был чистый лист – абсолютно новый человек, о котором я не успела сложить представления, но мне она понравилась. Откровенная улыбка и мудрость зеленых глаз, умение держать себя. Мы зашли в подъезд и стали подниматься по лестнице, Микки семенил рядом с Леной.
- Вот мы и пришли. Разувайся, чувствуй себя как дома.
Когда я обернулась, Микки уже был человеком и помогал снять Лене куртку. Всё это для меня было слишком удивительно и непонятно. Я решила поддаться течению перемен. Мы пили вино, болтали обо всем на свете, и я впервые увидела моего незнакомца веселым и незатейливым. Словно теперь ему была не нужна оболочка собаки, чтобы совмещать две свои сущности. Здесь он был самим собой, собой полноценным. И я поняла, что нет у него хозяйки, что передо мной два равных полноценных человека. Сначала я чувствовала себя каким-то осколком, который пытались приклеить к другой вазе, где не было сколов. Они были окутаны любовью, но не той глупой и романтической, о которой любят писать в книгах, а какой-то более глубокой, движущей, пронизанной пониманием, терпением, развитием…что в какой-то момент я реально не понимала, что я тут делаю. Мне нравилось наблюдать за ней: за тем как она пьет, наслаждаясь каждым глотком; как ест, словно приумножая вкус блюда…как жмуриться от заблудшего в комнату солнечного луча.
Я была расслаблена и стала чувствовать себя уютнее. Беседа текла плавно, как небольшой ручей. Меня унесло в свои мыли о том, что любовь абсолютна и безусловна, многогранна и бесконечна. Любовь не требует объяснений, не требует условий и не требует даже ответа... Это чувство, которое просто в какой-то момент накрывает с головой и от него уже никуда не деться. Мы часто стесняемся наших чувств, не верим им, отстраняемся. Но бывают такие моменты, когда эти ритмы уносят и сопротивляться совершенно нет желания.
Теплая нежная ленина рука скользнула по моему предплечью, будто возвращая в реальность. В воздухе витало ласковое предчувствие. Она поцеловала меня в губы. Он поцеловал её в мочку уха... Мы соединились в едином порыве нежности и ласки, страсти и любви.

Я вспоминаю всё это и даже сейчас мне сложно понять, был ли это сон или реальность. Я почувствовала себя частью чего-то лунного и прекрасного, но не смогла остаться. Моя жизнь изменилась, я стала проще смотреть на многие вещи и отпустила много своих проблем. Я обновилась и готова для новых встреч. 
Собачий поцелуй был волшебным.


Рецензии