37. Философия бытия

Пускай ученые куражатся, раздев частицы догола.
Пускай им, очень умным, кажется, что тем частицам нет числа.
Пускай, как в куклы, в относительность
Всю жизнь играют чудаки. Проста суровая действительность.
И всем Эйнштейнам вопреки последний век - есть и у вечности.
И у бессмертья - смерть удел. И есть конец у бесконечности.
У беспредельности - предел!
Где взять на вечность разрешенье?! Проси ее иль не проси
Земля вершит свое вращенье Вокруг придуманной оси.
Как будто глобус крутит кто-то, ладонью жесткою гоня.
И каждым новым оборотом день вычитает из меня.
Земли корявая громада летит в космическую даль.
И ничего-то ей не надо. И ничего-то ей не жаль.
Да и откуда взять ей жалость - пять миллиардов лет она
Сквозь вечный мрак и холод мчалась.
И столько же лететь должна,...
Пока сорвется атмосфера, погибнут травы и зверье...
Так почему ж всесильна вера в то, что бессмертно бытие?!
Пускай не стоит ни черта и вызывает смех порою
Моя слепая доброта и жажда жертвовать собою.
Когда в насмешку слышу злость, мне только больно и печально,
Я на земле всего лишь гость. Причем не званый, а случайный.
И все же в дом она меня ввела. Поля как стол накрыла.
Сияньем солнечного дня и нежной лаской одарила.
Так как же не воздать добру добром
За счастье жить на свете...
А в то, что все-таки умру - не верю, как не верят дети.

А то, что смертью мы зовем - всего лишь краткий миг распада.
Но миг прощанья с бытием и есть, наверно, вечность ада.
Когда, молекулы круша, оскалясь в диком крике немо,
Из тела рвется не душа, а электрическая схема...
Еще в той замкнутой цепи "Я" - существуя - формы просит.
Но вдаль, как ветер пыль в степи, ее вихрь Времени уносит.
Она еще жива. Жива. И видит дом. И видит поле.
По ней неслышные слова скользят, исполненные боли.
Но первой же грозы удар по этой схеме оголенной
Цепь разорвет. И жизни в дар падут на землю электроны)
 
Не все по полочкам разложишь. Не все по колбам разольешь.
Не все разделишь и умножишь. И точной формулой убьешь.
Я этих тонкостей науки, как черти ладана, боюсь.
И поднимаю к небу руки. И говорю: - Сдаюсь! Сдаюсь!
Рубите! Режьте! Не жалейте! мои ученые дружки.
В распиленной на части флейте Ищите формулу тоски.
И докажите беспристрастно, любовь по стеклам распластав,
Что у счастливой и несчастной - один химический состав.
А я сдаюсь. Подняты руки... И радостно мои друзья
Кричат о торжестве науки...
И не решусь им снова я сказать про странный сон:
Земля, как женщина, кричала. а вышка хмуро нефть качала.
И кровь стекала под уклон.
Суровый Солнца лик к степи склонился огненною точкой
И говорил: - Молчи!.. Терпи!.. Не плачь, Земля!.. Не надо, дочка!. Поверь, они не дикари. Они, как все на свете дети,
Готовы все сломать на свете, Чтоб посмотреть - А что внутри?! Они когда-нибудь поймут, что стоит разделить частицу -
В ней новых тысяча таится, а в новых - сонмы новых ждут.
Не разделять - соединять вот назначенье человека.
Поверь, что не пройдет и века - они в тебе признают мать.
И созидать миры начнут, чтоб повторить твой облик милый
И первое свое светило в честь деда Солнцем назовут..


Рецензии