Путешествие Домой

Он родился сиротой.

Имя его отца осталось неизвестным даже для его матери.
А она невзлюбила своего первенца с тех самых пор, как он сделал свой первый шаг, и (разумеется, с божьей помощью) нашла в себе, кажется, все возможные и невозможные силы для того, чтобы к его совершеннолетию он проникся к ней очень глубоким ответным идиосинкразическим чувством.

Так что когда на его пути из публичной библиотеки в дешёвое кафе для бюджетных студентов колледжа, находившееся в приморском квартале, оказалась мобильная будка вербовщика, он не раздумывал долго. Было шестое мая года начала нового тысячелетия. Портрет Её Высочества навсегда запечатлелся в его опаленной полуденным солнцем памяти.

Флот принял его с неприязнью. Там, как и повсюду, считалось, что на королевской службе требуется нечто иное, чем обладал Шато Дарго -- нечто более мужественное, рассудочное и социальное, не говоря уж о когнитивности. К тому же у него были проблемы со зрением и физической подготовкой. Но его первый сержант, тем не менее, оказался просто умным человеком и порекомендовал капитану экипажа учебного парусника отправить новобранца с едва не полученным дипломом техника-программиста в офицерскую школу.

Когда несколько лет спустя, наполненных страшными приключениями и ужасными опасностями, был объявлен конкурс соискателей на должности штурманов вновь формируемой 3-й межгалактической эскадры, капитан-лейтенант Дарго одним из первых подал рапорт с просьбой о зачислении в элитную часть. Приняв во внимание то, что Шато, кроме звания навигатора 1-го класса, имел честь участвовать в нескольких десантно-штурмовых операциях и получил даже чёрную нашивку за тяжёлое ранение, адмирал-астроном по поиску внеземной жизни зачислил его в штат.

Но звёздам -- звёздное, а как насчёт земного? Любовь к женщине, например... Надо сказать, что подобное было достоянием редких сновидений новоявленного планетхантера. Эпизодические короткие переписки с заочницами в счёт не шли. Но после первого же смотра, на котором присутствовала семья самодержцев, он выиграл главный приз в лотерее, которую разыграла в это счастливое утро среди ныне живущих судьбоносная Бледная Дама, сверкнув ослепительной улыбкой Её Высочества.

Цель одиночной экспедиции корвета "Странник" в дальний космос, на участие в которой вызвался единственный доброволец, обладающий к тому же всеми
профессиональными качествами, была до неприличия проста -- добраться до центра Вселенной.

Пальцы Шато Дарго привычно скользили по клавиатуре, вводя проложенный им курс на ближайшие десятки тысяч световых лет, но самого его не было в этом кресле. Весь он, его воспоминания -- там, на родной планете, рядом с единственной его страстью -- наследной принцессой государства Земля Рицетте Ориджинале. Всё время с дождливого рассвета их последнего расставания его мучил вопрос: "Почему я?!"

Общую концепцию путешествия разработал её муж-консорт Винанд (полковник королевской гвардии и президент академии наук), с которым у неё было двое своих детей и пятеро приёмных. Это был во всех отношениях достойнейший человек. Почему она не любила его? Почему я?!

Кораблём командовал андроид, роботами был и весь экипаж. За панелями обшивки извивались оптоволоконные кабели, в кнопках лифтов и выключателей освещения прятались видеокамеры, системой жизнеобеспечения заправляли компьютеры. И с ними  был Шато. Одиночка. Живой среди машин. Он буквально заболевал.

Запасы кубинского рома закончились через пару миллениумов после старта и единственной отрадой сумасшедшего оставалось курево. Вообще-то это не одобрялось, но престолонаследница, зная его привычку, распорядилась набить этим самый большой 9-й танк. Существовал своего рода ритуал. Пока на мониторы выплывала информация о проглоченных парсеках, утраченных радиотелескопах и запасах провизии, он пожелтевшими от никотина большим и указательным пальцами правой руки разминал очередную папиросу "Герцеговина Флор", потом легонько постукивал концом мундштука по зелёно-чёрной плоской коробке, и с мысленной просьбой к Несуществующему: "Пусть это случится сегодня!" прикуривал от старинной бензиновой зажигалки.

Вдруг замигало светопреставление предупреждения аварийной сигнализации, дико завыли сирены и вдребезги разлетелись защитные экраны. Шато бросился к скафандрам. В то время, как он бешено мчался к катапульте, в набедренной кобуре самопроизвольно выстрелил парабеллум и пуля обожгла ему голень.

Парашют раскрылся через секунду после отделения -- значит в этом чёртовом месте была атмосфера. Через бесчисленные вечности мгновений стропы зацепились за какие-то антенны на крыше обшарпанной типовой панельной девятиэтажки и Дарго в звоне разбитых оконных стёкол ввалился в квартиру. На газовой плите кипел чайник, пар валил из носика и подбрасывал дребезжащую крышку. На допотопном холодильнике внезапно зазвонил дисковый телефонный аппарат. Сняв трубку и приложив её к уху, он сквозь шум помех услышал далёкий любимый голос: "Где ты, Ангел?" Шато с такой силой опустил трубку на рычаг, что всё рассыпалось на куски. Внезапно наступила свистящая тишина и по кухне пополз удушливый запах газа.

Выйдя в узкий коридорчик, он остановился, глядя на оранжевые искры, сыпавшиеся из щелей -- кто-то резал автогеном дверь. Пистолет пропал. Дарго, вытащив стилет с длинным лезвием, отступил на пару шагов и пригнулся. Где-то истошно кричала истеричка. Через полминуты дверь рухнула и два крепких милицейских старлея кинулись на него. Мелькнула в глазах ослепительная вспышка и...

Вот: обескровленный взвод морских пехотинцев снова штурмует сопку на гористой планете Эфгань. Бледная Дама поднимает на него свой кинжальный смертноподобный взгляд и осколок гранаты тупо бьёт его в левый висок. Начало медленного падения. Да, ещё: мичман Гриш и главстаршина Хэндрю тащат его, беспощадно понося на чём свет стоит, по каменным ступеням какого-то здания, а в конце мрачного и сырого туннеля почти меркнет слабенький свет.

И опять всё вокруг бело, как снег.
Голос санитара: "Топай в гостевую. К тебе жена."
-- Я женат?!
"Ну, всяко бывает, брат."

Утро. Солнце. На столе апельсины. И -- Она. Её Высочество.
Ахххх....


Рецензии