Студентам восьмидесятых посвящается

Москва начала восьмидесятых. Только закончились двадцать вторые летние Олимпийские игры. К Олимпиаде в Москве были построены новые сооружения: спортивный комплекс Олимпийский, велотрек Крылатское, гостиница Космос, гостиничный комплекс Измайлово, Олимпийская деревня, много других объектов. Столица очень преобразилась. Во время Олимпийских игр в Москве было мало приезжего народа, улицы были пустынны и чисты.

В то время поведение советского гражданина было строго регламентировано, его действия должны были соответствовать правилам того времени, но, несмотря на особые меры предосторожности, двадцать вторая Олимпиада стала настоящим глотком свободы для людей советского периода.

Иногда отмечаю, что у некоторых людей от воспоминаний того времени остались в памяти серые и неприглядные здания, темные улицы, очереди за мясом и маслом, обувью и мебелью, хамство продавцов, программа «Время», постоянно напоминающая о необходимости двигаться к коммунизму.

Другие наоборот считали, что в советские времена все было очень хорошо, а все бедствия – результат перестройки.

Я не ставлю перед собой задачу говорить о своем отношении к советскому периоду истории нашей страны, повествую лишь об отдельных эпизодах своей студенческой жизни в Москве восьмидесятых годов.

Нельзя сравнивать ту Москву с Москвой современной, за последние десятилетия столица похорошела, стала красавицей. Ностальгирую ли я по Москве восьмидесятых? В какой-то степени, да, с удовольствием вспоминая то время, когда все было как-то попроще и подобрее, более тепло и душевно.

Я поступила в Московский инженерно-строительный институт (МИСИ).
Это старейшее и престижное учебное заведение России, основанное в 1921 году. Дипломы этого известного ВУЗа всегда ценились и ценятся до сих пор. В то время выпускников распределяли по всему Советскому Союзу – РСФСР, Украину, Литву, Эстонию, в другие республики. Многие из моих однокурсников успешно проектируют здания и строят их за рубежом. Диплом выпускника МИСИ, один из немногих по строительным специальностям, признается за границей.

У меня в то время не было конкретных предпочтений относительно будущей профессии, школу я закончила хорошо и решила пойти по стопам своего папы.

Я сдала последний экзамен и увидела свою фамилию в списках зачисленных абитуриентов в институт.
Вся моя душа пела в предвкушении начала новой жизни.

Прекрасно помню то время. Стояла классическая московская погода конца августа, иногда накрапывал дождь, бодрила утренняя свежесть, на деревьях появлялись желтые и багряные листья – предвестники осени. Но деревья еще нехотя расставались с зеленью.
 
В стильной финской курточке бордового цвета и такого же цвета красивых сапогах на высоком каблуке, с модной каскадной стрижкой я гуляла по любимым московским улочкам. Мне нравилось все со мной происходящее. Именно такой меня запомнили мои однокурсники, когда я, немного опоздав, вошла в аудиторию в первый день учебных занятий.

Восьмидесятые годы для меня связаны с безмятежным временем, впереди гарантированное светлое будущее, где все или почти все равны, не так много зависти, пороков и насилия. Мы были очень молоды и полны веры в завтрашний день.

Впереди новый этап жизни и я, как и все, мечтала о своем будущем, конечно, счастливом. А как может быть по-другому в семнадцать лет…

С восторгом юной мечтательницы я бродила по широким московским проспектам. Любила посещать московские достопримечательности с богатой историей – Кремль и Красную площадь, Исторический музей, Чайный дом на Мясницкой, Музей-заповедник Царицыно. Любила бывать в Третьяковской галерее, Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Большом театре, в котором пересмотрела почти все спектакли.

Любила Елисеевский гастроном, где всегда можно было купить что-нибудь вкусное.

В парке Кусково я любовалась на музей-усадьбу Шереметевых, любила гулять в Коломенском парке вдоль Москвы реки, на высоком берегу которой расположилась красивая церковь Вознесения или Вознесенский храм. С подругами ездили в город Загорск (ныне Сергиев Посад), входящий в состав Золотого кольца России с уникальными памятниками старины, в подмосковный город Пушкино со своей интересной историей, невозможно перечислить все посещаемые мной места.
Нам ничего не стоило выбрать маршрут, сесть на электричку и поехать в какое-нибудь интересное место. Либо в Москве наметить прогулку по историческим местам и с удовольствием совершить ее, изучая достопримечательности.
Картина тех времен очень отчетливо стоит перед моими глазами.

В условиях повсеместного дефицита Москва жила в своем мире. Это и понятно – столица мировой державы, а СССР был именно таким. Одним из приятных времяпровождений был шопинг. Тогда походы по магазинам мы так не называли, но сейчас это звучит именно так.

Были любимые мной культовые магазины, которые представляли конкретную социалистическую страну, реализующие товары, изготовленные в данной стране социалистического лагеря: югославский Ядран, где продавались югославские товары; чехословацкий магазин Прага; венгерский Балатон с хорошей косметикой, кожгалантерей и фирменным венгерским вермутом; немецкий Лейпциг в Теплом Стане – огромный по тем временам магазин, где продавалась косметика фирмы Флорена, игрушки и одежда производства ГДР (до 1990 года Германская Демократическая Республика). В польской Ванде, расположенной на Большой Полянке, была хорошая по тем временам косметика фирмы Поллена: пудра, лак для ногтей, блеск для губ разнообразных цветов – рябинки, малинки и других оттенков, помню духи «Может быть», которыми мы активно пользовались.
В районе Смоленской набережной находился индийский магазин Ганга, где мы любили покупать добротные изделия из кожи.

Все товары, продаваемые в этих магазинах, были хорошего качества.

Первый курс. Нас поселили в подмосковном городе Мытищи, где у инженерно-строительного института был студенческих городок и один из учебных корпусов. Также учебные корпуса располагались на Бауманской, Шлюзовой набережной, Ярославском шоссе. В дальнейшем все основные здания МИСИ и общежития переехали на Ярославское шоссе.

Первокурсники и студенты второго курса жили в старом пятиэтажном корпусе. До Мытищ от Ярославского вокзала ходили электрички, около тридцати минут езды, потом от Мытищинского вокзала еще надо было ехать до этого общежития на автобусе около двадцати минут, одним словом, далеко и это место можно вполне назвать «дырой».

Конечно, гуляя по красивой Москве, я мечтала жить где-нибудь в центре, а не там, куда нас заселили. Я не так представляла свою жизнь в столице и была несколько разочарована. Но впоследствии пыталась ее построить, исходя из реальной ситуации, в какой-то степени мне это удалось. Мысли о существовании в «дыре» отошли на последний план.

Общежитие – это особый мир, который одним людям может нравиться другим – нет. Наше общежитие было очень старое и ужасное: коридорного типа, кухни и туалеты с умывальниками располагались на каждом этаже, душевых было две на весь корпус – женская и мужская. Спать приходилось на железных кроватях, в матрасах которых водились клопы. Возвращение в это место для меня было каторгой. У меня были московские подружки, у которых я оставалась ночевать.
Конечно, долго я не могла пользоваться их гостеприимством и стала снимать квартиру.

В то время найти неплохой вариант съемной квартиры было достаточно трудно. Я нашла относительно подходящий вариант в Чертаново, тоже не близко к институту, мы учились тогда на Бауманской, куда надо было добираться из Мытищ.

Я сняла квартиру рядом с метро, поэтому дорога в институт не занимала много времени и не была очень обременительной, особенно, в сравнении с поездкой из Мытищ. Конечно, мне финансово помогали родители. Да и стипендии мы получали в то время хорошие – некоторым студентам родители материально не могли помочь, в лучшем случае передавали продукты питания из своего подсобного хозяйства.

Когда нас, старшекурсников, переселили в более новый и благоустроенный корпус квартирного типа, я вернулась жить в общежитие.

Корпус только сдался, был блочного типа – две двухместные комнаты и душевая находились в этом блоке. Все было чисто, аккуратно, еще не успели загрязнить.
Сейчас студентам – бюджетникам комнаты в общежитии достаются редко, иной раз надо найти подход к коменданту или вышестоящему начальству. А в некоторых университетах только студентов, обучающихся на платной основе, обеспечивают общежитием. В то время платного образования не было, и все иногородние студенты обеспечивались общежитием, проживание в котором было бесплатным.
 
Мои соседки были очаровательные. Так получилось, что в блоке мы жили втроем. Обе девушки были красавицы и умницы, только в личной жизни не все складывалось удачно. Не совсем порядочные кавалеры им достались.

Я тогда за своих подруг очень переживала, впоследствии в их жизни все сложилось удачно, но в тот период волнений было много.
Мне часто приходилось быть свидетельницей любовных переживаний моих подруг, сейчас это все воспринимается с долей легкой иронии. Но тогда много глупостей было сделано.

Со своими однокурсницами на протяжении всей жизни мы поддерживаем отношения. Как-то так сложилось, что именно институтская дружба оказалась самой крепкой. Может быть, трудности, как и приятные воспоминания, сплотили нас, со временем все плохое было забыто и остались только самые добрые воспоминания о том времени. И самая лучшая студенческая дружба.

Образование того периода очень отличалось от современного. В то время мы УЧИЛИСЬ. У нас были авторитетные преподаватели, с нас требовали знания и нам их давали, кто не хотел или не мог учиться – отчисляли. Преподавателей, а профессоров тем более, почитали, о них рассказывали легенды, каждый из них был уникален, неповторим и поэтому любим.

Уровень советской науки тоже был достойным. Качество знаний, получаемое в советских вузах, высоко ценилось за рубежом.
В СССР быть преподавателем и ученым было почетно, их уважали, им платили достойную зарплату.

Учиться было сложно. Мы получали инженерную специальность, поэтому приходилось трудиться. Зато по окончанию института получались сильные, способные к мыслительному процессу специалисты, хорошие инженеры-пректировщики и сметчики, которые успешно применяли полученные знания на практике.

Мы были молоды и полны веры в светлое будущее своей страны, получили хорошее образование, были обеспечены работой, многие, как молодые специалисты, успели получить квартиры до распада мировой державы.

Приятно отметить, что у большинства моих однокурсников жизнь в профессиональном плане сложилась достаточно успешно.
Студенческие годы заложили хороший, прочный фундамент и крепкий задел для нашего будущего.

Молодость – это счастливая и беззаботная пора и тот светлый период прошел особой нитью через всю мою жизнь.

В то время в стране существовали те критерии жизни, которых нам сейчас очень не хватает – стабильность и уверенность в завтрашнем дне.


Рецензии
Уважаемая Эмилия, большое спасибо за небольшое путешествие в юность. В Москву эпохи начала 80-тых.
С улыбкой, уважением и пожеланием всего самого доброго.

Валерий Ольгин 11   01.10.2018 13:41     Заявить о нарушении
Добрый день, Валерий. Спасибо за отклик. Иногда хочется попутешествовать по приятным страничкам своей юности. С тёплыми пожеланиями,

Эмилия Гегерь   02.10.2018 10:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.