Угасающее солнце


Не уходи,
сияние меркнет.
И постепенно свет
приобретает бледный цвет планеты,
а лунный лик один.

Тебя же,
пламенное солнце,
не вправе покидать огни,
не вправе оставлять со смертью...
(Ода угасающему солнцу)


Автобус  трясло. Влада крепко держалась за поручни. Бледность ее лица не выдавало болезнь, - никто из людей не уступил место. Голова кружилась, но она не признавала, как ей тяжело. Сказать, что у нее голова кружится и одолевает слабость, значило бы согласиться, что болезнь одолевает вверх, несмотря на лечение. Она плотнее натянула шапку на голову и успокоила себя тем, что все же дядя Вадим обычно отвозит  ее в клинику и забирает обратно. Сегодня же он не смог приехать вовремя, и Влада решила отправиться домой на городском автобусе. Ее предупреждали, что после облучения она будет испытывать огромную слабость и тошноту. Два месяца непрерывного лечения, постоянные обследования, назначение препаратов не давали положительных результатов. Но Влада все равно не сдавалась. Однажды она решила, что не станет отчаиваться, даже если смерть очень близка, и найдет силы радоваться каждому дню, дарованному ей. За время болезни она поняла многие вещи, осознала, как любит жизнь и что нужно быть благодарной за все, что происходит. Автобус тряхнуло на кочке, водитель вел транспорт быстро, и Влада еле удержалась на ногах. Она прислонилась головой к поручню, по бокам ее стесняли люди, было душно. Она ослабила шарф и расстегнула две верхние пуговки на куртке.
Перед ней сидел парень в наушниках лет двадцати. Из его динамиков доносилась громкая музыка. Он сидел отрешённо, не моргая, смотря прямо перед собой. Влада провела ладонью по лбу, не снимая шапки. На лбу выступил холодный пот.
Влада вдруг почувствовала посторонний взгляд. Он посмотрела направо и увидела высокого молодого человека, очень симпатичного, с карими глазами, который неотрывно смотрел на нее. Они столкнулись взглядами, и она поняла, что его взгляд выражает глубокую нежность и теплоту. Он смотрел на Владу спокойно и заботливо. Он тихонько коснулся ее руки, и сказал:
- Сейчас.
Он тронул парня за плечо, что тот с какой-то непонятной нервной дрожью, с обидчивостью снял наушники и спросил:
- Что?
- Уступи девушке место, пожалуйста.
Сидящий перевел взгляд на Владу, при этом умудрившись нахмуриться, затем встал с показным вздохом и Влада села на его место. Ей стало не по себе оттого, что парень, просивший за нее, мог догадаться, как ей нездоровиться.
Окошко покрылось инеем. Зима в этом году была чудесной, выпало много снега. Детвора лепили снеговиков, студенты, шедшие после пар, обкидывались снежками. Когда автобус проехал городской музей, Влада встала и стала тесниться к выходу. Она успела повернуться и еще раз встретиться взглядом с молодым человеком. Она благодарно ему улыбнулась, и он улыбнулся в ответ.
Выйдя на свежий воздух, ей стало легче. Влада надела перчатки и вышла на тротуар. До ее дома оставалось пройти несколько улиц, и она решила идти неспешным размеренным шагом, все примечая на своем пути. Прогулки приносили ей радость.
- Подождите, пожалуйста, - вдруг послышалось позади.
Влада развернулась и с удивлением увидела молодого человека, которого поблагодарила.
Он подошел к ней с каким смущением и тут же уверенностью, и сказал:
- Мы незнакомы. Но я очень хочу Вас проводить. Разрешите, пожалуйста.
Влада улыбнулась.
- Я домой иду.
- Как хорошо. Я не помешаю, просто… сам не знаю, как сказать…когда вы выходили, я решил, что мне обязательно нужно пойти за вами. Внутренний голос. Я обычно я его редко слушаю, но сейчас… он мне прямо-таки приказал.
- Меня зовут Владислава. Для друзей Влада, - она протянула ему свою руку.
Он легонько ее коснулся.
- А меня Сергей. Можно просто Сережа.
Они внезапно рассмеялись.
- Пойдемте тогда.
Они неспешно пошли по тротуару.
- Сережа, и часто вам внутренний голос что-то подсказывает? – Она посмотрела на него с хитрецой.
- Нет, не часто – улыбнулся он, - но бывает. Это мой товарищ.
Влада плотнее натянула шапочку.
- Надеюсь, он подсказывает вам хорошее?
- Только хорошее. Он никогда меня не подводил, но иногда я робею. А потом мне неловко, что я его не слушал.
Влада улыбнулась.
- Надо слушать голос, если он желает хорошее.
- Вы учитесь?
Она покачала головой.
- Нет пока. У меня академический отпуск.
- А я учусь на инженера, если вам интересно. Хочу в будущем проектировать здания.
- И на каком курсе?
- На третьем.
- А я на первом только.  А учусь в университете культуры и искусств. Специализация – вокальное искусство.
- Это очень здорово. Искусство – это замечательно.
 - Оно Вам нравится?
- Очень. Живопись и литература, музыка. Мне это очень интересно.
- А театры?
- Просто восхищаюсь ими.
Влада рассмеялась.
- Что? – спросил он.
- Ничего. Просто о чем не спросишь, - все нравится.
- Да. – Сказал он тепло. – Мне многое нравится, что делает человека человеком, но не все. Я не хочу, говорить о плохом, так что…
- А вы где живете?
- В соседнем районе. Не так далеко. Осторожней!
Влада оступилась, и Сергей успел ее поддержать за локоть.
- Вы не жалеете, что пошли меня провожать?
- Нет. А почему должен?
- А вдруг у Вас были важные планы? А я помешала…
Сергей покачала головой.
- Сегодня кое-то произошло. Что-то очень важное.
- Что же? – с любопытством спросила Влада.
- Я вдруг понял, что рядом со мной, в одном городе, живут замечательные люди.
- Вы про меня?
- Именно. Словно озарение какое-то. Вы любите животных?
- Да.
- А книги? Любите книги?
- Очень.
- А поэзию, цветы?
- Люблю.
- И я люблю.
- Сергей.
Влада вдруг остановилась и серьезно на него посмотрела.
На него смотрела хрупкая девушка с большими голубыми глазами на бледном лице.
- Только не влюбляйтесь, пожалуйста.
Сергей опешил. И сразу со смущением посмотрел себе под ноги.
- Почему?
- Просто… не стоит…
-Не могу этого обещать. – Сергей коснулся ее руки и уверенно посмотрел на нее. – Я когда тебя увидел там, в автобусе, меня словно жаром обдало. Словно сердце приказало пойти за тобой.
Она вздохнула и потянула его идти дальше.
- Вы хороший человек. Но многого не знаете. А я не знаю, как сказать.
- Ты солнышко.
- Ты солнышко, что светит во мраке. Ты просто есть…
Когда они подошли к дому, Сергей поцеловал ее в щеку.
- Я вернусь еще.
- Когда?
- Завтра.
- Я завтра не могу. У меня весь день занят.
- А вечером?
- Только если на немножко.
- Я приду себя в шесть. Сможешь выйти?
- Да.
- Тогда до свидания.
Влада поднялась по ступеням на третий этаж и вошла в квартиру.
На кухне сидела мама, и тревожно взглянув на нее, спросила.
- Владочка, ты почему не дождалась дяди Вадима?
Влада пожала плечами.
- Не хотела ждать.  Там такая обстановка … Я плохо поступила, да?
- Нет. Но в следующий раз, позвони. Дядя Вадим приезжал, а тебя уже не было.
Мать подошла к дочери и обняла ее. Сняла с нее шапочку и поцеловала.
- Родная моя.
- Мам, я сегодня познакомилась с одним юношей. Он такой воспитанный.
- Да? И как же это произошло?
- Он увидел меня в автобусе, а потом вызвался проводить. Он красивый.
 Мама с глубокой нежность и грустью посмотрела на нее.
- Ты ведь знаешь, что сейчас все время и силы…
- Да, мама. Но мы с ним во многом схожи. От него так и веет теплом.
- Вы договорились встретиться?
- Завтра после процедур, - я спущусь к нему во двор на немножко.
- Пусть приходит в гости, если он такой хороший, - сказала мама.
Влада крепко ее обняла.
- Не хочу шапку снимать.
- Ты всегда будешь оставаться красивой,  - сказала мама, и Влада почувствовала, как по лбу прокатилась слеза.
Ночью боли не так волновали. Влада уснула крепко, и ей приснилось чудесное видение.
Словно она оказалась в прекрасной пещере, в центре, которого светилось голубое озеро. Он подошла к нему и увидела, как вокруг него летают бабочки и стрекозы. Она села у края, и стала всматриваться в его глубины. Вдруг ее плеча коснулась чья-то рука. Она подняла глаза и встретила Сергея. Он сел рядом, снял с себя куртку и накинул ей на плечи.
- Места красивее и не придумаешь, - сказал он  с улыбкой.
- Да. Я первый раз вижу такое.
- Я тоже.
Сергей обнял ее.
- В мире много прекрасного.
- Да. Ты прав.
- Я все ждал, когда увижу тебя снова.
- Знаешь, я тоже. – Она посмотрела на него.
- Я должен тебе кое-что сказать.
- Правда?
- Я люблю тебя. – Сергей сказал это очень нежно.
- Я должна тебе кое-что сказать…
Сергей прислонил палец к ее губам.
- Я знаю…- по его щеке вдруг побежала слеза, в которой Влада разглядела свое отражение. – Но я все равно буду рядом. Буду…
День проходил долго. Рутинные процедуры совсем ее измотали, но Влада думала о Сергее, и от этого ей становилось легче.
Дядя Вадим отвез ее домой в полпятого, так что у нее было время немножко отдохнуть.
Ровно в шесть часов Влада выглянула в окно, и Сергей стоял во дворе у качелей.
- Мама, Сергей пришел!
- Не стойте там долго, уже холодно. Веди его в гости.
Влада спустилась и Сергей, заметив ее, поспешил навстречу.
- Привет, - сказал он, улыбнувшись, - это тебе. 
В одной руке он держал цветы, в другой - плюшевого мишку.
- Просто не знал, какие цветы любишь. Выбрал хризантемы.
Она приняла подарок.
- Спасибо. Ты можешь подняться к нам. Я приглашаю тебя.
Сергей засмущался.
- Даже не знаю, неудобно.
- Ничего страшного. Мама сама позвала.
- Хорошо,- Сергей улыбнулся.
Когда они вошли в квартиру, мама стояла на пороге.
- Здравствуй, Сергей. Меня зовут Зинаида Эдуардовна. Влада о тебе рассказывала. Чай уже на столе.
- Очень приятно познакомиться с Вами, Зинаида Эдуардовна. Вы меня извините, с пустыми руками. Не думал, что пойду в гости. Мы ведь только с Владой вчера познакомились.
- С какими же это пустыми руками! – Сказала Зинаида Эдуардовна, беря цветы с рук дочери, чтобы поставить их в вазу. – Очень мило с твоей стороны.  Я вам мешать не буду, пойду в свою комнату.
Зинаида Эдуардовна ушла в зал.
- У тебя чудесная мама, - Сказал Сергей.
- Да, - с грустью сказала Влада.
- А ты чего не раздеваешься?
- Можно я не буду снимать шапку?
Внезапно Сергей стал очень серьезным.
- Она тебе, конечно, очень идет. И ты можешь поступать, как хочешь. Но лучше… - он осторожно снял шапку с головы и убрал в шкаф… - Но так лучше. Так…ты выглядишь чудеснее.
– Правда?
- Да.   
Они отправились пить чай.
За столом они  разговаривали о музыке и искусстве, о том, что будет делать Сергей после учебы, о мечтах, о поэзии.
Влада неожиданно призналась, когда они прошли к ней в комнату, чтобы Сергей мог познакомиться с книгами: 
- Мне очень нравится Марина Цветаева. Я ее очень люблю.
- Она потрясающая.
- Она удивительная и необыкновенная. И лирика ее тоже необыкновенная.
Сергей повернулся к Владе.
- Необыкновенная…ты можешь прочесть одно из любимых своих стихотворений? Если хочешь, конечно…
- Да. А на память, можно?
- Конечно.
Сергей сел на краешек кровати.
- Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли. – Она посмотрела на Сергея с нежностью.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все — как будто бы под небом
И не было меня! – на этой строке, по лицу побежала слеза.

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе…
— Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!
К вам всем — что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто — слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность —
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру…
— Послушайте!- Еще меня любите
За то, что я умру.
Влада смотрела на Сергея, а по ее лицу бежали слезы.
Сергей подсел к ней ближе. Он еле сдерживался, чтобы не заплакать.
- Еще никогда…я не слышал, чтобы так читали стихотворение… с такой душой.
- Правда?
Неожиданно Сергей наклонился и поцеловал ее.
- Да. – Он снова прикоснулся к ее губам.- Я люблю тебя. И всегда буду рядом.
- Даже если случится самое худшее?
Он смотрел на нее со слезами. Затем улыбнулся.
- Даже если…
Влада обняла Сергея, и он обнял ее так крепко, с такой теплотой, что Владе полегчало на душе.
- А хочешь знать, какое мое любимое стихотворение?
- У Цветаевой?
- Нет. У Гумилева.
- Какое?
- Я тебе прочту. Только на память не помню.- Он встал, и подошел к книжному шкафу. Взял оттуда сборник стихотворений, полистал, и нашел то, что искал.
Сергей стал читать выразительно.
- Пять коней подарил мне мой друг Люцифер
И одно золотое с рубином кольцо,
Чтобы мог я спускаться в глубины пещер
И увидел небес молодое лицо.

Кони фыркали, били копытом, маня
Понестись на широком пространстве земном,
И я верил, что солнце зажглось для меня,
Просияв, как рубин на кольце золотом.

Много звездных ночей, много огненных дней
Я скитался, не зная скитанью конца,
Я смеялся порывам могучих коней
И игре моего золотого кольца.

Там, на высях сознанья — безумье и снег,
Но коней я ударил свистящим бичем,
Я на выси сознанья направил их бег
И увидел там деву с печальным лицом.

В тихом голосе слышались звоны струны,
В странном взоре сливался с ответом вопрос,
И я отдал кольцо этой деве луны
За неверный оттенок разбросанных кос.

И, смеясь надо мной, презирая меня,
Люцифер распахнул мне ворота во тьму,
Люцифер подарил мне шестого коня —
И Отчаянье было названье ему.
После, прочтя, Сергей глянул на Владу. Она с печалью смотрела на него.


Рецензии