Завоеватели

Когда на дисплее появились данные о составе атмосферы Таирии, Алекс Кинроу жадно припал взглядом к экрану, а потом его лицо вытянулось от удивления.
- Что такое? – произнёс он. – Такого не может быть!
Мейбл Эрланден повернулась к нему.
- Что такое, кэп? – спросила она.
- Анализ данных атмосферы планеты показывает, что в ней не обнаружено никаких вредных веществ. Соотношение газов примерно такое же, как и на Земле, но нет никаких примесей, бактерий и тому подобного. Атмосфера Таирии стерильней, чем прокипячённый скальпель.
- Что ж, я считаю, что это – просто отлично, - сказала женщина. – Планету будет проще покорить. Не придётся даже завоёвывать. – В предвкушении Мейбл вытянула пальцы рук, с ярко-красными, кровавыми ногтями. – Достаточно будет просто сойти с нашего корабля. Мы ведь несём на себе какие-то бактерии. И всё живое на Таирии умрёт.
- Верно! – радостно подхватил Алекс. – А нам нужно неживое – только полезные ископаемые. Ты – просто гений, умница моя! Просто злой гений!
Мейбл расхохоталась.
- Не зря же на моей родной планете меня называли «Доктор Смерть». Поверь мне, Алекс, я действительно заслужила это прозвище. И горжусь этим! Впрочем, такой гнусный космический пират, как ты, это достойная мне пара, не так ли?
- Конечно, так! – Кинроу самодовольно ухмыльнулся. – Я сбежал из двенадцати галактических тюрем не для того, чтобы тихо отсиживаться где-то на задворках вселенной. Я хочу богатства, и я его добуду!
- Мы добудем, - поправила его Мейбл.

Когда дверь космического корабля Алекса и Мейбл открылась, и они сделали первый шаг на поверхность Таирии, то их уже ожидало порядка двадцати аборигенов. На одном из туземцев одежда была ярче, чем на остальных, и Алекс сразу понял, что это – их вождь. Или «главный», как потом перевёл вождь свой титул на язык Алекса.
«А впрочем, не один ли хрен, - злобно думал Алекс, пожирая один за другим сочные плоды, которыми жители щедро угощали вновь прибывших на планету. – День, два, скоро вся эта сволочь загнётся от бактерий, которые он и Мейбл привезли сюда».
И он начинал усиленно кашлять во все стороны.
А потом как-то незаметно прошло семь дней, но никто из жителей и не думал умирать. Они жили, радовались жизни, и казалось, что их никак не тяготит присутствие Алекса и Мейбл.
Зато на восьмой день Алекс, кашлянув в очередной раз, увидел сгусток крови. А потом он зашёлся таким кашлем, которого никак не ожидал от себя. Он первый раз в жизни почувствовал, как его оставили силы. Он упал на землю. А пришёл в себя уже на космическом корабле, лёжа в отсеке.
- Что случилось? – только и смог спросить он. – И где Мейбл?
Эрланден была здесь же, среди столпившихся туземцев. Выглядела она не намного лучше своего мужа.
Туземцы ушли. Мейбл еле доползла до своей кровати.
- Что случилось? – повторил Алекс.
- Я не знаю, Алекс, но, похоже, что мы умираем, - еле слышно прошептала она.
- Как же… - Голос Кинроу прерывался. – Как же мы заболели? Почему ЭТИ здоровы, а мы умираем? Ведь всё должно было быть по-другому?!
Он хотел прокричать последнее предложение, но услышал только какой-то жалкий хрип.
- Мы… - Мейбл чувствовала, как жизнь буквально вытекает из неё. – Мы перехитрили сами себя. Бактерии и вирусы, которые мы завезли сюда, в этой благоприятной атмосфере не встретили никакого противодействия. И усилились во много раз… И мы оказались беззащитны перед нашими… нашими же болезнями…
Некоторое время оба лежали молча.
- Но как же не заболели туземцы? – наконец выдохнул Кинроу, собрав остатки сил в кулак.
- Наверное, они не… принадлежат к человеческой… расе, хоть внешне… и похожи. – Мейбл тяжело дышала. – На Земле… ведь вирусы не перешагивают… межвидовые барьеры. Так и…здесь… здесь произошло. Так и…
Договорить она не успела. Глаза её застыли и неподвижно уставились в серый потолок.
- Нет! – крикнул Алекс.
Но это ему всего лишь показалось, что он крикнул. Вместо крика из его рта выплеснулся огромный сгусток крови, а потом Алекс Кинроу провалился в черноту.


Рецензии