Искусство требует

(шутка в одном действии)


ДЕЙСТВУЩИЕ ПЕРСОНАЖИ

О н
О н а
А д м и н и с т р а т о р
охранники
посетители галереи

* * *

Галерея современного искусства. Двое поднимаются по лестнице в экспозиционный зал.

О н а. Тебе было обязательно затевать скандал из-за какой-то петельки?
О н. Мне – нет. Но этой курице в гардеробе, видимо, не терпелось.
О н а. Не стоит называть кого-либо курицей.
О н. Хорошо – язве.
О н а. Так тем более.
О н. А как мне называть ее? Подняла крик из-за какой-то петельки. Язва и есть.
О н а. Ты мог бы пришить ее.
О н. Кого: курицу в гардеробе или?..
О н а. Петельку.
О н. Вот еще – я финансист, а не портной! И потом – мое пальто итальянское. Если в Италии решили, что петелька не нужна, – значит, так и надо.
О н а. В таком случае, как повесить его на вешалку?
О н. Элементарно – использовать плечики.
О н а. У них нет плечиков.
О н. А у меня нет петельки. Мы квиты. И нечего скандалить. Я ведь не устраиваю истерики из-за того, что у них нет плечиков? Вот. И вообще – ты на их стороне или на моей?
О н а. На твоей.
О н. Тогда – закрыли тему. (Стоящему у схода с лестницы администратору.) Нам сюда?

Администратор кивает и жестом приглашает пройти в зал.

О н. Слава Богу. А без петелек сюда пускают?
О н а. Перестань.
О н. Ну, а вдруг…

Он и она проходят в основной зал.

О н. Фуф…

Он и она останавливаются напротив стены, на которой на фоне темного бархата развешаны абсолютно белые холсты разных размеров. Пауза. Затем он и она дружно склоняют головы вправо и стоят так некоторое время. Затем он и она дружно склоняют головы влево. Затем – встают на цыпочки и вытягиваю шеи, как бы пытаясь заглянуть сверху. Затем возвращаются в привычное положение.

О н. По-моему, здесь чего-то не хватает…
О н а. Может, так надо…
О н. Кому?

Она пожимает плечами.

О н. (Администратору.) Простите, это уже начало экспозиции?

Администратор кивает.

О н. А где картины?
О н а. Перестань!
О н. Почему?
О н а. Эта женщина может подумать, что ты не разбираешься в искусстве.
О н. Да, не разбираюсь. Но даже я могу отличить чистый холст от чего-либо еще!
О н а. Это не просто холст, он загрунтован.
О н. А остальное где?
О н а. Тише. Это искусство.
О н. (Усмехаясь.) Да это же чистый холст!
О н а. Перестань! Это искусство. Ты просто ничего в этом не смыслишь.
О н. А что тут смыслить-то! Это абсолютно чистый холст!
О н а. И холст может быть искусством.
О н. Холст это холст. Хех! Хоть бы кляксу поставили!

Пауза.

О н а. Может быть, это белое на белом…
О н. Н-да?.. Что-то вроде «Белого квадрата»? Но какой смысл рисовать белой краской на белом холсте, – ничего же не будет видно?
О н а. Наверное, так и задумано.
О н. Плохо задумано.
О н а. Когда ты стал экспертом в современной живописи?
О н. Да не надо быть экспертом, чтобы понять, что рисовать белым по белому – это глупо!
О н а. Ты просто ничего не понимаешь.
О н. Да ну?.. А ты будто понимаешь?
О н а. Да.
О н. Ну, конечно…
О н а. Да!
О н. И что тут изображено? А?
О н а. (В замешательстве.) Э-э-э…
О н. Ну, ну, ну? (Так и не дождавшись ответа.) Вот и помалкивай. Белый холст – это белый холст. И нечего придумывать.
О н а. А вот мне видится натюрморт. Белые лилии, в белой фарфоровой вазе, на столе, покрытым белой скатертью…
О н. А куда подевались стебли? У цветов должны быть стебли, а они зеленые.
О н а. Значит, это просто бутоны. Или нет – лепестки, рассыпанные по простыни! (Умиленно.) Здорово, правда? А как романтично!.. М-м-м!..
О н. По мне, все это больше походит на снежную пургу.
О н а. Сам ты пурга!
О н. Постой, тут что-то написано…

Он склоняется к табличке под картиной.

О н. «№2». И?.. Что это за название такое?
О н а. Отличное название.
О н. Отличное?
О н а. По-твоему, было бы лучше, если бы картина была совсем без названия?
О н. Возможно. Название картины должно отражать сюжет, если таковой имеется. А тут «Номер два». Что это за №2? Трамвай №2? Троллейбус? Или комната в отеле?
О н а. Тебе не все ли равно…
О н. Не все. Если это комната в отеле, то я хочу знать – в каком.
О н а. Почему?
О н. Смотри, как там чисто. Много ты видела таких номеров?
О н а. Ты смотришь слишком глубоко. Живопись плоская. Попробуй взглянуть на нее более поверхностно.
О н. Поверхностно, значит…

Пауза.

О н. Хорошо, если это «№2», где тогда «№1»?
О н а. Должно быть, рядом.
О н. Посмотрим…  (Склонившись к другой картине.) «Нас-лаж-дение»… (После паузы.) Похоже, «№1» просто повесить забыли.
О н а. Похоже.

Пауза.

О н. Разве так выглядит наслаждение?
О н а. (Выдохнув.) Не знаю. Откуда мне знать…
О н. А я знаю. И оно не имеет ничего общего вот с… вот с этим. Невозможно наслаждаться пустотой. Наслаждение вызывает хорошая еда.
О н а. Тебе бы только брюхо набить.
О н. Или приличная выпивка.
О н а. Ах, тебе бы лишь залить за воротник.
О н. Или красивая женщина.
О н а. Пошляк.
О н. Я сказал – «красивая», а не «голая».
О н а. Все равно.
О н. Еще спортивный автомобиль может вызывать наслаждение.
О н а. О-о, да – наслаждаться железякой…
О н. В современных автомобилях все из пластика. На худой конец –  можно наслаждаться видом на какой-нибудь парк. Или площадью. Или просто видом – с полем и речкой. Но не этим!
О н а. С этим согласна. (После раздумья.) Может, не стоит делать вывод по нескольким картинам, а стоит пройтись по всем залам?
О н. Ты думаешь, стоит? Ну, пойдем… Не зря же мы сюда тащились.

Он и она проходят в соседний зал. Через некоторое время (видимо пройдя через все залы) он и она снова поднимаются по лестнице в первый зал.

О н а. Тебе было обязательно снова затевать это?
О н. Что именно?
О н а. Скандал.
О н. Я не скандалил.
О н а. А что было у гардероба?
О н. Я лишь поинтересовался, как там моя петелька.
О н а. У тебя нет петельки.
О н. Зато у меня есть чувство юмора. А вот у этой старой карги в гардеробе…
О н а. Не называй ее так!
О н. Хорошо – старой ведьме. Так вот у нее оно напрочь отсутствует. Разве не так?
О н а. Так.
О н. Значит, закрыли тему.

Поднявшись в зал, он и она снова останавливаются напротив стены с картинами «Наслаждение» и «№2».

О н. В чем же тут подвох…

Пауза.

О н а. А что если на этой картине есть какое-нибудь изображение, вот только сверху оно закрашено белой краской?
О н. Зачем закрашивать готовую картину?
О н а. Ну… может, там непристойность. Простую непристойность в гостиной не повесишь, а эту... вполне.
О н. Но ведь это все равно непристойность?
О н а. Но ведь ее не видно!
О н. Но ты ведь знаешь?
О н а. Ну, другие-то не знают!
О н. Н-да?.. А если они спросят, что ты им ответишь? Что это «Пурга»? Или, как там было… (Взглянув на табличку.) А, «Наслаждение»! Хех, надо же, уже из головы вылетело!
О н а. Никто не спросит!
О н. Я бы спросил…
О н а. Перестань!
О н. Ладно.

Пауза.

О н. Для чего рисовать непристойность?
О н а. Ах, ты ли это говоришь!
О н. Так, я это я. Я не мечу в художники. А со спокойной совестью торгую недрами нашей планеты. Но этот ведь недрами не торгует! Или торгует? Вообще – кто автор этих шедевров? (Администратору.) Простите, не подскажете?..
О н а. (Сквозь зубы, одергивая его.) Перестань.
О н. Почему? Я всего лишь хочу спросить, что за сумасшедший за всем этим стоит!
О н а. Перестань. Вот ознакомительный буклет. Там все написано.
О н. Н-да?.. (Развернув буклет.) Жан-Поль Мимун. Так… Самоучка. Многократный лауреат… Лауреат чего – психических заболеваний? Это неинтересно. Вот! Трудное детство. Мать алкоголичка. Отец… тоже алкоголик. Ну, теперь хоть что-то прояснилось. У парня явно проблемы с мировосприятием! Удивляюсь, как этот лауреат вообще ухитряется держать кисть! Хотя при чем тут кисть! Имя-то какое Мимун! Наверное, тоже в дурдоме присвоили!

Мимо проходят двое посетителей

О д и н  п о с е т и т е л ь. Потрясающе! Какая сила образов! Какой масштаб!
Д р у г о й  п о с е т и т е л ь. Да-да!
О д и н  п о с е т и т е л ь. А каково исполнение! Ты заметила?
Д р у г о й  п о с е т и т е л ь. Да-да! Еще бы!

Посетители уходят.

О н. Еще два психа…

Тем временем к администратору подходит человек. Они о чем-то быстро переговариваются, затем администратор направляется к картине «Наслаждение» и прикрепляет под ней табличку «ПРОДАНО».

О н. Во дела! Этот лауреат меняет названия прямо во время выставки! Наверное, ему донесли, как мы с тобой его чихвостили!
О н а. По-твоему, картина может называться «Продано»?
О н. По-моему – нет. Но у этого психа может быть все, что угодно! (Негромко хохоча.) Хотя бы название подобрал подходящее! Действительно напоминает пустую полку в магазине! Даже интересно, что на ней было! Хочется надеяться, что бутылка хорошего виски!

Администратор, после короткого разговора все с тем же господином, подходит к картине «№2» и прикрепляет табличку «ПРОДАНО» и под ней.

О н. (Перестав хохотать, серьезно.) Минуточку… Их действительно продали?
О н а. Наверняка. Ах, увели из-под самого носа… А мне так понравилось «Наслаждение»…
О н. Подожди грустить. (Администратору.) Простите, эти картины уже проданы?

Администратор кивает.

О н. Ну, дела! А за сколько? Видите ли, моей жене понравилась одна из этих картин. И я хотел бы узнать, смогли бы мы приобрести ее, если бы нас не опередили.
А д м и н и с т р а т о р. Эта картина ушла за 80 000. А за эту заплатили 120 000.
О н. Серьезно? Кто-то заплатил за это 200 000?

Администратор кивает.

О н. Ха! А вы не знаете, кто покупатели?
А д м и н и с т р а т о р. Увы, покупатели пожелали сохранить неизвестность.
О н. Это как раз понятно. Кто же захочет собственноручно расписываться в собственной невменяемости! Отдать двести тысяч за два чистых холста!
О н а. Тише!
О н. И рад бы! Но двести тысяч! Двести!
О н а. (Раздраженно.) Зато у них будет «Наслаждение»! А у нас! Ах…
О н. (Перестав насмехаться.) Тебе настолько сильно хочется что-нибудь приобрести?
О н а. А вот да! Я не привыкла уходить откуда-либо с пустыми руками!
О н. Тогда, может, лучше в магазин одежды зайдем?
О н а. Нет, не хочу одежду! Хочу искусство! Хочу!
О н. Ну, ладно-ладно. Будет тебе искусство. Только не эти холсты. Вдруг там действительно непристойности… Может, вон ту? А что – вроде бы неплохо смотрится, а?
О н а. Эта малютка?
О н. Зато в глаза не сильно бросается. Повесим ее… в ванной комнате.
О н а. (Недовольно.) Хм.
О н. Хорошо, не хочешь маленькую, будет тебе большая.
О н а. Ты серьезно?
О н. Да. Я все же неплохо зарабатываю.
О н а. Не так уж и неплохо…
О н. Это что – упрек? Да, углеводороды сегодня снова не в цене. Но на жизнь хватает. Мы же с тобой не бедствуем. Вот – по галереям ходим… И вообще – если будешь попрекать деньгами, без искусства останешься!
О н а. Ну, прости! Прости!
О н. Прощаю. Вон та вроде тоже ничего. Как считаешь?
О н а. Эта?
О н. Да, слева от «Наслаждения». Только для начала надо узнать, что у нее за название. Мало ли… Что там написано?
О н а. Сейчас. «Макрель»
О н. «Макрель»? Это макрель? У этого парня точно не все дома…
О н а. Берем?
О н. (Сморщив нос.) Нет.
О н а. Почему?
О н. Макрель еда рыбаков. А мы можем позволить себе что-нибудь посолиднее. Ищи осетра, и пойдем.

Она принимается разглядывать таблички с названиями.

О н а. Так… «Осетр»… «Осетр»… А тут нет осетра.
О н. (С ироничной усмешкой.) А что есть?
О н а. Есть «Дама в сером», «Пейзаж с заливом»  и… «№6»
О н. (Все с той же усмешкой.)  И где-что?
О н а. Перестань!

Пауза.

О н а. Как насчет «Дамы в сером»? По-моему, с бирюзовыми стенами нашей гостиной она будет смотреться идеально!
О н. Почему?
О н а. Она белая.
О н. Они все белые. (После паузы.) Ладно, «Дама», так «Дама»…

Она восторженно ударяет в ладоши и задорно смеется.

О н. Минуточку, а сколько стоит эта «Дама»? (Администратору.) Не подскажете, сколько стоит эта картина? Нам бы хотелось ее приобрести.
А д м и н и с т р а т о р. «Дама в сером» стоит 240 000.
О н. Чего? Вы, наверное, шутите! Что за дама может столько стоить! Британская Королева? Знаете, я, конечно, уважаю эту старую стерву, но платить за нее четверть миллиона не стану! У нее и своих денег полно. И побольше, чем  у меня.
О н а. Прекрати! Если бы тут была Британская Королева, картина так и называлась бы – «Британская Королева»!
О н. Тогда вообще непонятно, за что дерут такие деньги! А вдруг это старая дама? Или плохо одета! Или того хуже – она воровка! Ну, нет! А вдруг у нее сифилис! (Жене, акцентированно.) И как такое будет смотреться в гостиной, а?
О н а. Действительно… что-то мне расхотелось ее покупать…
О н. Так, а «Пейзаж с…», черт его дери, сколько стоит?
А д м и н и с т р а т о р. «Пейзаж с заливом»? 380 000.
О н. Что?! Ничего не понимаю… Но почему?!
О н а. Не кричи.
О н. На вид – они одного размера. Значит, и краски ушло более-менее одинаково! Или она в два слоя белым покрыта?!
О н а. Перестань ворчать!
О н. Нет, ни «Даму в сером», ни этот треклятый «Пейзаж» мы покупать не станем!
О н а. Почему?
О н. Да это мошенничество в чистом виде!
О н а. Это искусство!
О н. В гробу я видал такое искусство!
О н а. Так что же – уйдем с пустыми руками?

Он пожимает плечами, затем замечает в стороне стоящий на подставке небольшой белый куб с одним усеченным углом.

О н. Хм, а это что?...
О н а. Должно быть, скульптура. Подожди, тут есть название…
О н. И знать не хочу! (Администратору.) Это тоже Мимун?

Администратор кивает.

О н. И сколько это стоит?
А д м и н и с т р а т о р. 25 000.
О н. Заверните. (Жене.) Выгодно, не правда ли, 25 000 за мраморный куб?
О н а. Это пластик.
О н. Чего?
О н а. Ты что ли читать разучился? Написано же: «Материал – пластик».
О н. Четверть сотни за пластиковый кубик? Да в «Детском Мире» такой стоит в тысячу раз дешевле!
О н а. Ну, не знаю… Может, там внутри спрятано что-нибудь ценное…
О н. Как в шоколадных яйцах? (После паузы.) Сейчас проверим.

Он достает из внутреннего кармана своего пиджака чековую книжку и, скоро выписав чек, протягивает его администратору.

О н. (Администратору.) Вот. Мы его покупаем.
А д м и н и с т р а т о р. Но я всего лишь куратор зала, я не имею права заключать сделки.
О н. А, бросьте!
А д м и н и с т р а т о р. Но таков порядок…
О н. К черту порядок!
А д м и н и с т р а т о р. Но начальство…
О н. К черту начальство!
А д м и н и с т р а т о р. Но я…
О н. К черту вас!
А д м и н и с т р а т о р. Я не могу его принять.
О н. Еще как можете.
А д м и н и с т р а т о р. Не имею права…
О н. Имеете.
А д м и н и с т р а т о р. Сперва необходимо оформить документы…
О н. Ничего, документы оформим потом.
А д м и н и с т р а т о р. Но…
О н. К черту документы!
А д м и н и с т р а т о р. Но…

Он снимает куб с подставки и начинает его рассматривать.

О н а. Что ты задумал?
О н. (Попытавшись открепить одну из граней.) Черт, не открывается. У тебя есть что-нибудь острое?
О н а. Пилочка для ногтей подойдет?
О н. Подойдет. Давай, только быстро.
О н а. (Достав из своей сумочки пилочку.) Вот – держи.
О н. Ага.

Он принимается раскурочивать куб пилочкой для ногтей.

О н а. Ты хорошо понимаешь, что делаешь?
О н. Да, я только что купил белый пластмассовый куб за 25 000 и теперь собираюсь его сломать.
А д м и н и с т р а т о р. Что вы делаете?
О н. (Не отрываясь от куба.) Все в порядке.
А д м и н и с т р а т о р. Это произведение искусства!
О н. Это ваше мнение.
А д м и н и с т р а т о р. (Зовет.) Охрана, охрана!

Администратор убегает за помощью.

О н. (Расковыряв одну грань.) Готово! (Заглянув внутрь куба, опасливо.) Ой-ой…
О н а. Есть что-нибудь?
О н. Есть.

В компании двоих охранников возвращается администратор.

А д м и н и с т р а т о р. (Охранникам.) Вот эти ненормальные!
О н а. Ну, что там?
О н. Там внутри таракан.
О н а. Что?
О н. Там таракан.
О н а. Таракан?
О н. Да, таракан. А-а-а!

Он отбрасывает куб в сторону. Куб разваливается.

А д м и н и с т р а т о р. Вандалы!

Таракан выбирается наружу. Все, включая охранников, начинают убегать от таракана.

Конец


Рецензии