Кукумячик

Была на нашем свете в одном большом лесу такая семья Кукушкиных. Жена  Кукушка и муж Кукуш. Их так звали, потому что они были кукушки. Птицы такие.
Кукушки знамениты тем, что подкладывают свои яйца в гнезда другим птицам. И другие птицы высиживают и воспитывают кукушкиных птенцов. А когда эти птенцы вырастают, приемные родители очень удивляются, почему дети на них  не похожи. Потому что родители не знают, что они приемные.
А настоящие родители в это время занимаются спортом. У кукушек есть такие соревнования: кто больше накукует. И чемпиону в награду дается еще один слог. И он становится не просто кукушкой, а кукукушкой. Но многие чемпионы от постоянного кукования сходят с ума. Про таких говорят: он «куку». А вот попробуйте одно слово тысячу раз вслух повторить! И с вами «куку» случится.
Так живут обычные семьи. Но семья Кукушкиных была необычной. Дело в том, что они никак не могли высидеть яйца, чтобы потом подложить их в чужие гнезда. Жена Кукушка просто ужас как хотела стать мамой, а муж Кукуш – папой, и оба они мечтали воспитать из своих яиц хороших детей в чужих семьях.
Кукуш часто говорил Кукушке:
- Я тут неподалеку  орлиное гнездо присмотрел. Птицы красивые, гордые, сильные. Наш Кукушонок вырастет настоящим орлом.
- Нет, - отвечала Кукушка, - нашему ребенку надо дать музыкальное образование. Ты слышал, как на соседней иве Соловей поет? Это тебе не «ку-ку» 116 раз подряд!
Кукуш обижался:
- Чего это 116? Мой личный рекорд – 158! А у твоего Соловья, кроме голоса, никакой фигуры и оперение самое серое!
Но Кукушка только махала крылом.
В общем, они хотели детей. Но у них ничего не получалось.
Постепенно они перестали говорить о птенцах, чтобы не расстраиваться. Но в душе, конечно, каждый переживал и надеялся на чудо. А если сильно надеяться, то  чудо обязательно произойдет. Ну, может, не такое, на которое ты рассчитывал, но все-таки. Чудес по плану не бывает. На то и чудо, чтобы где-то начудить.
И вот однажды Кукуш летел по своим делам над одной аккуратно подстриженной полянкой и увидел на ярко-зеленой траве одинокое ярко-желтое яйцо. От неожиданности он даже крыльями позабыл махать и чуть не потерпел крушение. Он сделал круг над поляной, потом еще один, пониже. Это действительно было яйцо. Кукуш сел на дерево неподалеку и стал размышлять. Чье это яйцо? Он видел коричневые яйца, белые, голубые, даже в крапинку, но такие желтые – никогда. И как оно здесь оказалось? Бывают гнезда на деревьях, на скалах, в песке, под крышами домов, в траве наконец, но так, чтобы вообще без гнезда, без укрытия – такого не бывает. Скорее всего, какая-то неизвестная науке птица несла это яйцо в когтях или в клюве. И по неизвестной науке причине выронила. Значит, должна вернуться.
Кукуш уселся поудобнее и стал ждать. Вот и вечер настал. Солнце, которое весь день медленно кружило по небу, вдруг заторопилось и стало опускаться. Яйцо по-прежнему лежало на траве.
В душе Кукуша в этот вечерний час разгорелась битва разных чувств. Да, кукушки подкладывают свои яйца в чужие гнезда. Так природой устроено. Но воровать чужие яйца ни одной кукушке и в голову не придет. Закон есть закон. С другой стороны, наступала ночь, сейчас на поляну ляжет холодный туман, и еще не родившийся птенец погибнет. Битва чувств была короткой и окончилась со счетом 1:0 в пользу яйца.
Кукуш подхватил яйцо и полетел домой.
- Вот, - тяжело дыша, сказал он Кукушке. – Сегодня уже поздно, а завтра подложим кому-нибудь. Ты рада?
Кукушка была не рада. Она была счастлива. Она была так счастлива, что совершила невероятный поступок. Она уселась на яйцо и сказала:
- Я тебе подложу. Я тебе так подложу!
Смысл этой туманной фразы был ясен. Она решила сама высиживать яйцо!
И Кукуш вдруг понял, что он и сам этого хотел.
- Отлично! – сказал он. – Я займусь его воспитанием. Я сделаю из него настоящего парня!
- А если это девочка? – ехидно спросила жена.
- Тогда ненастоящего! – ответил Кукуш.
Потрясающая новость быстро разнеслась по всему лесу. Остальные кукушки решили, что с Кукушкиными случился «куку». Никогда такого не было, чтобы кукушки высиживали яйца. Да еще чужие!
Но Кукушкины не обращали внимания на разговоры. Они по очереди сидели на яйце и были счастливы. Неродившегося птенца они уже любили как родного. И он, конечно, будет не таким, как все. Ведь яйцо тоже было необычное. И не только из-за цвета. Странной была форма яйца. Оно было абсолютно круглое. Еще удивительней была скорлупа. Она была покрыта короткой шерстью.
- Может, это пингвин? – предположил Кукуш. – В Антарктиде холодно, поэтому у них яйца шерстяные.
- Родится – увидим, - ответила Кукушка.
Но скоро они забеспокоились. Дни шли за днями, а яйцо не подавало признаков жизни.
«А он там не задохнется? – думали Кукушкины. – Может, скорлупа слишком толстая?» Наконец решили, что Кукуш продолбит дырочку, чтобы помочь малышу. Но его клюв отскакивал от скорлупы, не причиняя ей никакого вреда.
Мама Кукушка целыми часами разговаривала с яйцом, но в ответ - ни шороха, ни писка.
А ночи становились длиннее, темнее, холоднее. Осень еще не пришла, но уже похаживала близко, то напустит сырой туман, то побелит траву инеем. В такие ночи кукушки уже подумывали о перелете.
И однажды такой же безлунной ночью тревожно затрепетали осины, тучи закрыли звезды и задул ледяной ветер. Потом наступила минута страшной тишины, и за ней на лес обрушился шквал. Трещали и валились деревья, разбрасывая комья земли вывороченными корнями. Вихрь подхватил с ветки гнездо с желтым яйцом, бросил вверх, и оно исчезло в черной круговерти. Кукуш бросился за ним, но ветер отшвырнул его, чуть не сломав крылья. Кукушкина кричала, но ее крик не был криком кукушки. Это был крик матери, потерявшей ребенка.
На следующий день все кукушки отправились в осенний полет. И только Кукушкины остались. День за днем они летали по лесу, отыскивая яйцо. Иногда им казалось, что ярко-желтое пятно внизу – это оно, и сердце выпрыгивало из груди, но это сверкали кленовые листья, или блестела шляпка запоздалого гриба рыжика, или пробегала от дерева к дереву белка.
А ночью они сидели на той самой ветке, где когда-то было гнездо, и молчали.
И таких ночей, темных и горьких, было много. Но однажды что-то произошло. И без всякой причины стало светлее, легче и спокойней. Кукуш поднял голову.
- Смотри! – шепнул он жене.
И она посмотрела туда, вверх.
Высоко в небе летело – или это летели облака? – желтое яйцо.
- Я вас люблю, - беззвучно говорило оно родителям. – Не грустите. Я всегда буду с вами.
- Я люблю тебя, сынок, - ответила мать.
- Я люблю тебя, доченька, - ответил отец.
А оно говорило:
- Летите! Вам пора!
И они легко взмахнули крыльями и полетели, и с ними и над ними летело желтое, круглое, родное. И путь был светлым.


Рецензии