Разведка боем

(шутка в одном действии)


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ПЕРСОНАЖИ

М у ж ч и н а
М а л ь ч и к
М а т ь  м а л ь ч и к а
П р о д а в щ и ц а
П о п р о ш а й к а
двое бритоголовых, полицейские, случайные прохожие

* * *

Подземный переход в мегаполисе. Обстановка и окружение соответствующие. Вдоль одной из стен тянется ряд ларьков. Но работает только ларек с мороженым. Тут же неподалеку сидит попрошайка в темных очках. Попрошайка постоянно исполняет на гитаре только одну композицию – “Asturias”. В обе стороны постоянно проходят люди. Их немало, но тесноты и давки нет. В переход спускается светловолосый мужчина средних лет. Вид его опрятен. Элегантный, надетый поверх делового костюма, бежевый плащ и вовсе придает этому мужчине черты аристократа.

М у ж ч и н а. (Скрытно склонившись к браслету на левой руке.) Небо-Небо, я Земля! Небо-Небо, я!..
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Слышим тебя, Земля!
М у ж ч и н а. Ну, я спустился. Дальше что?
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Продолжайте вести наблюдение.
М у ж ч и н а. Это понятно. А делать-то что?
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Осмотритесь.
М у ж ч и н а. Хорошо. Осмотрюсь.

Мужчина начинает прохаживаться по переходу и смотреть по сторонам, но тотчас наступает на брошенную на пол жевательную конфету.

М у ж ч и н а. (Очищая подошву.) Вот же ж… напасть… (Очистив подошву, склонившись к браслету.) Небо, ну, осмотрелся я, – дальше что? Небо! Небо!
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Слышим тебя, Земля.
М у ж ч и н а. Осмотрелся я. Дальше что?
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Земля, попытайтесь установить с кем-нибудь визуальный контакт.
М у ж ч и н а. Визуальный?
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Постарайтесь взглянуть кому-нибудь прямо в глаза.
М у ж ч и н а. Понял, Небо. Фу-уф… (Передразнивая.) Постарайтесь взглянуть кому-нибудь в глаза. Легко сказать…

Мужчина вглядывается в толпу. В толпе он замечает нестарую крупную женщину с двумя большими нагруженными сумками. Женщина решает что-то в них переложить и останавливается. Она опускает тяжелые сумки на землю, начинает возиться с их содержимым и тут замечает пристальный взгляд мужчины.

Ж е н щ и н а  с  с у м к а м и. (Недобро.) Чего уставился?!
М у ж ч и н а. Я?
Ж е н щ и н а  с  с у м к а м и. Ты, ты!
М у ж ч и н а. Да я…
Ж е н щ и н а  с  с у м к а м и. На кошелек на мой глаза что ли вытаращил? Так я тебе мигом их прикрою! (Грозя кулаком.) У-у-у! Навыпускают по амнистии, а потом спокойно по переходу не пройти! Поубивала бы вас всех!

Женщина спешно разбирается с сумками и  проходит дальше.

М у ж ч и н а. Еще бы знать, что такое амнистия…

Мужчина снова вглядывается в толпу. Его внимание привлекают две молоденькие девушки. Девушки живо и эмоционально друг с другом общаются на ходу. Заметив устремленный на них мужской взгляд, одна из девушек показывает мужчине язык. Девушки смеются и проходят дальше.

М у ж ч и н а. Вот же ж!.. Все, в последний раз и…

В переходе появляется очень запущенного вида старик. От безысходности мужчина устремляет свой взгляд на него.

С т а р и к. Что, милок, трубы горят? Хех! У меня они и у самого горят! Вот хожу, побираюсь! Старуха моя, паскуда беззубая, из меня все до копейки утром вытрясла. Не сидится ей смирно, суке седой!

Старик проходит дальше по переходу.

М у ж ч и н а. Ну, все… (Склонившись к браслету.) Небо-Небо! Я Земля! Небо!
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Слышим тебя, Земля!
М у ж ч и н а. Тут это… Короче, попытка установления зрительного контакта провалилась. Небо!
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Поняли тебя, Земля.
М у ж ч и н а. А дальше-то что?
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Попытайтесь…
М у ж ч и н а. Что?
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Теперь попытайтесь установить вербальный контакт.
М у ж ч и н а. Вербальный?
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Да. Подойдите к кому-нибудь из прохожих и ненавязчиво и безобидно о чем-нибудь поинтересуйтесь.
М у ж ч и н а. О чем?
Г о л о с  и з  б р а с л е т а. Сориентируйтесь по ситуации, Земля. До связи.
М у ж ч и н а. Понял вас, Небо. Час от часу не легче.

Мужчина снова устремляет свой взгляд на идущих по переходу людей. Теперь его внимание привлекает высокая девушка плотного телосложения. Мужчина приближается к ней.

М у ж ч и н а. Девушка, вы не подскажете…
Д е в у ш к а. Какая я тебе девушка, черт белобрысый! Так зенки залил, что барышню от девушки отличить не можешь! Хех! Вот мужики пошли! А еще культурным прикинулся – плащ надел! Шагай отсюда, алкаш!
М у ж ч и н а. Я…
Д е в у ш к а. Шагай-шагай, пока газом не прыснула!

Мужчина отходит от девушки. Девушка уходит.

М у ж ч и н а. Каким еще газом… Война что ли…

И опять мужчина вглядывается в толпу. Появляются две блондинки (по виду старшеклассницы).

М у ж ч и н а. Простите, барышни, как…

Девушки останавливаются, как-то неоднозначно переглядываются, затем начинают хохотать.

П е р в а я  б л о н д и н к а. Юльк, представь, – мы барышни!
В т о р а я  б л о н д и н к а. Ага, только кокошников не хватает!

Смеясь и продолжая обсуждать, кто из них двоих большая барышня, девушки проходят дальше.

П е р в а я  б л о н д и н к а. Ты барышня!
В т о р а я  б л о н д и н к а. Нет – ты!
П е р в а я  б л о н д и н к а. Нет – ты!

Девушки уходят. Внезапно опять появляется старик (тот самый, неухоженный). Идет покачиваясь, мечтательно смотря в пустоту.

С т а р и к. (Добрым хмельным голосом.) Милок, если все еще тянет опохмелиться, – там наверху, у ремонта обуви, двое портвейн распивают. Им как раз третий нужен. А я все. Отстрелялся. Пойду сдаваться своей кикиморе кривоногой. Поди, опять верблюжьим поясом лупить меня будет. А он у нее дубленый… Она его с восемьдесят второго года носит.

Старик уходит. Неожиданно позади мужчины появляется мальчишка лет пяти.

М а л ь ч и к. (Дергая мужчину за плащ.) Дяденька, а вы не знаете, где моя мама?
М у ж ч и н а. О, а ты как тут?
М а л ь ч и к. Дяденька, а вы не знаете, где моя мама?
М у ж ч и н а. Ты чей?
М а л ь ч и к. Дяденька, а вы не знаете, где моя мама?
М у ж ч и н а. Потерялся что ли?

Мальчишка кивает.

М у ж ч и н а. Фу ты, ну ты…
М а л ь ч и к. Дяденька, а вы не знаете, где моя мама?
М у ж ч и н а. Да не знаю я, не знаю.

Мальчишка начинает тереть глаза и хлюпать носом.

М у ж ч и н а. Эй, ты чего – плакать собрался?

Мальчишка кивает. Мужчина опускается перед ним на корточки.

М у ж ч и н а. Ну-ну-ну!  Это ты брось! Плачут ведь только маленькие мальчики. А ты уже вон какой взрослый. Ну, не будешь больше плакать?

Мальчишка мотает головой.

М у ж ч и н а. Вот и хорошо. Что ж мне с тобой делать… Ну, чего, – давай маму твою искать?

Мальчишка радостно кивает.

М у ж ч и н а. Где она была хоть? Там? Или там? Вы откуда пришли?

Мальчишка пожимает плечами.

М у ж ч и н а. Вот же ж напасть. Как она хоть выглядит – твоя мама? Чего молчишь, эй? Не знаешь что ль?

Мальчишка мотает головой.

М у ж ч и н а. Ну, а в толпе узнать ее сможешь?

Мальчишка пожимает плечами.

М у ж ч и н а. Давай – забирайся ко мне на плечи. (Усадив мальчишку себе на шею.) Во-о-от. Ну, как? Чего видно? Эй, чего молчишь!

Мальчишка о чем-то задумался и, сидя на шее мужчины, просто ковыряет в носу.

М у ж ч и н а. Эй! Заснул что ли? Не спи. Смотри лучше. А ну-ка… (Привстав на цыпочки.) Как?

Мальчишка мотает головой.

М у ж ч и н а. Нет? Вот же ж… Еще смотри. (После паузы.) Может, вон та – светленькая? А? Ты у нас вроде светленький.

Мальчишка мотает головой.

М у ж ч и н а. Нет? Должно быть, ты в папу… А вон темненькая в косынке? Не твоя?

Мальчишка снова мотает головой.

М у ж ч и н а. Точно? Бедняга. Что же с тобой делать… (Случайной прохожей.) Гражданочка, не ваш ребенок случайно?
П р о х о ж а я. Ой, нет. Нет, нет!
М у ж ч и н а. Жаль… (Еще одной случайной прохожей.) Гражданочка, не ваш ребенок?
Д р у г а я  п р о х о ж а я. (Категорично.) Нет.
М у ж ч и н а. Ну, ясно дело. Не ваш. (Женоподобному молодому человеку, обознавшись.) Гражданочка…
П р о х о ж и й. (Хриплым басом.) Чего?
М у ж ч и н а. Простите, обознался. Сквозь землю твоя мама провалилась что ли…

Мужчина спускает мальчишку на землю.

М у ж ч и н а. (Опустившись перед мальчиком на корточки.) А живешь ты где?
М а л ь ч и к. (По-детски задорно.) В доме!
М у ж ч и н а. О, какой молодец. А в каком доме?
М а л ь ч и к. В зийоном!
М у ж ч и н а. Гляди-ка… Ну, а где этот дом?

Мальчишка указывает пальцем вверх.

М у ж ч и н а. Это понятно. Далеко? Улица какая?

Мальчишка пожимает плечами.

М у ж ч и н а. Проводить-то к нему сможешь?

Мальчишка мотает головой.

М у ж ч и н а. Как же тогда мы его отыщем?

Мальчишка снова начинает хлюпать носом и тереть глаза.

М у ж ч и н а. Ты опять?! Да что ж такое… Ну-ну-ну… Вот же ж напасть…

Несмотря на уговоры, мальчишка продолжает хныкать. Кажется, еще вот-вот и он завопит во весь голос.

М у ж ч и н а. Послушай, а мороженое хочешь? Мороженое? Ну? Как?

Мальчишка тотчас забывает про слезы и довольно кивает.

М у ж ч и н а. Хочешь? Вот и пойдем.

Мужчина берет мальчишку за руку и ведет его к расположенному в переходе ларьку с мороженым.

М у ж ч и н а. (Приподняв мальчишку под руки, чтобы ему было лучше видно.) Выбирай. Какое будешь? Это? Или это? Может – это?
П р о д а в щ и ц а. (Капризно.) Мужчина, мальчиком своим в витрину не тыкайте!
М у ж ч и н а. Да мы выбираем.
П р о д а в щ и ц а. Вот и выбирайте! Тыкать зачем!
М у ж ч и н а. Он же маленький!
П р о д а в щ и ц а. Мужчина!
М у ж ч и н а. Ладно-ладно. (На ухо мальчишке.) Выбирай скорее что-нибудь, пока эта тетя нас не загрызла. Ну, чего? Это? Уверен?
М а л ь ч и к. Да!
М у ж ч и н а. (Продавщице.) Вот это нам, пожалуйста.
П р о д а в щ и ц а. Это сто двадцать.
М у ж ч и н а. Чего?
П р о д а в щ и ц а. Сто двадцать!
М у ж ч и н а. А, это вы про деньги…
П р о д а в щ и ц а. Мужчина, не задерживаем очередь!
М у ж ч и н а. Тут же нет никого?..
П р о д а в щ и ц а. Вот и не задерживаем!
М у ж ч и н а. Ладно-ладно. (Как-то неумело достав купюру.) Этого хватит?
П р о д а в щ и ц а. (Недовольно.) Сдачу возьмите.
М у ж ч и н а. Да не надо.
П р о д а в щ и ц а. Мужчина!
М у ж ч и н а. Не надо, говорю.
П р о д а в щ и ц а. Мужчина, не треплите мне нервы! Возьмите сдачу!
М у ж ч и н а. Ладно-ладно. Вас обидел кто-то?
П р о д а в щ и ц а. Мужчина, сейчас я вас обижу!
М у ж ч и н а. Пошли отсюда.

Мужчина отводит мальчишку в сторону.

М у ж ч и н а. Вкусно?

Мальчишка кивает.

М у ж ч и н а. Давай забирайся снова.

Мужчина снова усаживает мальчишку себе на плечи.

М у ж ч и н а. Ну, чего, – видишь маму?

Мальчишка увлечен мороженым и до происходящего вокруг ему нет никакого дела. Вдруг позади появляется молодая женщина – мать мальчика.

М а т ь  м а л ь ч и к а. Сережа! Что ты делаешь на плечах у этого господина! Спускайся немедленно, слышишь!
М а л ь ч и к. Мама!

Мужчина помогает мальчишке спуститься на землю.

М а т ь  м а л ь ч и к а. Сколько можно! Стоит мне только отвернуться на секунду, как ты убегаешь! Я же тебе говорила – ни на шаг от меня!
М а л ь ч и к. (Продолжая уплетать мороженое.) Я случайно!
М а т ь  м а л ь ч и к а. Случайно. У тебя всегда случайно. А?.. Что это у тебя?..
М а л ь ч и к. Мойоженое.
М а т ь  м а л ь ч и к а. Откуда?

Мальчишка взглядом указывает на мужчину.

М а т ь  м а л ь ч и к а. Это вы ему купили?
М у ж ч и н а. Да. А ему что – нельзя?
М а т ь  м а л ь ч и к а. Конечно, нельзя! У него от мороженого скоро губы слипнутся.
М у ж ч и н а. Надо же было его успокоить. Вот я и…
М а т ь  м а л ь ч и к а. Ты хоть спасибо сказал?

Мальчишка без тени смущения мотает головой.

М а т ь  м а л ь ч и к а. Ну, как же так, Сережа! (Мужчине.) Спасибо. Сколько мы вам должны?
М у ж ч и н а. Да пустяки. Не стоит.
М а т ь  м а л ь ч и к а. Как?
М у ж ч и н а. Ну, так.
М а т ь  м а л ь ч и к а. Ах, совершенно несносный мальчишка! Снова заставил меня краснеть!
М у ж ч и н а. Да я понимаю, – дети.
М а т ь  м а л ь ч и к а. Дети…

Пауза.

М у ж ч и н а. А вы?..
М а т ь  м а л ь ч и к а. Ой, мне пора бежать! Совершенно нет времени! Сережа, пойдем.
М у ж ч и н а. Счастливо. (Мальчишке.) Не теряйся больше, ладно?

Мальчишка пожимает плечами. Мужчину и мать мальчика это веселит. Затем мальчик и его мать уходят.

М у ж ч и н а. (Склонившись к браслету на руке.) Небо-Небо, я Земля! Небо!

На позывные никто не откликается.

М у ж ч и н а. Небо! Не!.. Вот же ж…

Мужчина подходит к попрошайке, играющему на гитаре. Его игра уже давно не вызывает у мужчины ничего кроме раздражения, так как он постоянно исполняет одну и ту же композицию.

М у ж ч и н а. Послушай, а ты другие песни знаешь?

Попрошайка игнорирует мужчину.

М у ж ч и н а. Да я понимаю, что слепому и одну освоить непросто…
П о п р о ш а й к а. (С сильным прибалтийским акцентом.) Сам ты слепой. Отойди, не мешай работать.
М у ж ч и н а. Так ты что – зрячий?
П о п р о ш а й к а. (Спустив на нос черные очки.) Не мешай работать.
М у ж ч и н а. Да работай сколько душе угодно! Только пластинку смени! От этой уже зубы сводит!
П о п р о ш а й к а. За спасибо только петух кукарекает.
М у ж ч и н а. Чего?
П о п р о ш а й к а. Хочешь кататься, люби и санки носить.
М у ж ч и н а. Какие еще санки? Какой петух?
П о п р о ш а й к а. Послушай, если бы я хотел играть за бесплатно, я бы не ушел из филармонии.
М у ж ч и н а. А, так ты про деньги что ли!.. (Протянув попрошайке сдачу с мороженого.) На. Этого хватит?
П о п р о ш а й к а. За такие деньги даже цыган петь не станет.
М у ж ч и н а. Вот еще. Доволен?
П о п р о ш а й к а. Довольными бываю только мыши в бане.
М у ж ч и н а. Какие еще мыши? Ты играть будешь?
П о п р о ш а й к а. Играют в преферанс или дурака, а я исполнитель.
М у ж ч и н а. Ну, так исполняй, исполняй!
П о п р о ш а й к а. Не торопи. Я все же калека.
М у ж ч и н а. Да видели мы, какой ты калека! Играй, играй!

Попрошайка вновь берется за гитару и начинает играть всю ту же надоевшую всем композицию.

М у ж ч и н а. Эй, ты ведь другое обещал!
П о п р о ш а й к а. Не мешай работать!
М у ж ч и н а. Вот же ж… (Отойдя от попрошайки, склонившись к браслету на руке.) Небо-Небо! Небо! Да что ж такое! Ну, все, хватит! (Попрошайке.) Дай!
П о п р о ш а й к е. Не мешай работать!
М у ж ч и н а. (Выхватывая гитару из рук попрошайки.) Дай!
П о п р о ш а й к а. Эй, ты что делаешь! Я на помощь буду звать!
М у ж ч и н а. (Протягивая еще деньги.) На, иди мороженое скушай.

Мужчина сгоняет попрошайку с его места и сам устраивается на нем.

М у ж ч и н а. Работать ему надо… Мучить гитару это не работа!
П о п р о ш а й к а. А ты что ли лучше умеешь?
М у ж ч и н а. Умеешь…
П о п р о ш а й к а. Не сломай.

Мужчина отмахивается от попрошайки и, откашлявшись и настроив гитару, начинает петь.

М у ж ч и н а. (Поет.) Когда вода Всемирного потопа вернулась вновь в границы берегов, из пены уходящего потока на сушу тихо выбралась Любовь – и растворилась в воздухе до срока, а срока было – сорок сороков...

Пение мужчины привлекает внимание. Ему начинают бросать деньги – в основном мелочь. Она со звоном падает на пол.

М у ж ч и н а. И чудаки  – еще такие есть – вдыхают полной грудью эту смесь, и ни наград не ждут, ни наказанья, – и, думая, что дышат просто так, они внезапно попадают в такт такого же – неровного – дыханья…

Постепенно вокруг мужчины собирается группа людей. Разных. А некий высокий господин представительного вида, поначалу прошедший мимо, вдруг возвращается и, утерев с глаз скупую мужскую слезу, подает крупную купюру. Когда мужчина заканчивает петь, раздаются аплодисменты. Мужчина поднимается со стульчика и кланяется публике. Мужчина явно вошел во вкус. Он возвращает попрошайке гитару и…

М у ж ч и н а. (Начинает декламировать.)  Я, матерь божия, ныне с молитвою пред твоим образом, ярким сиянием, не о спасении, не перед битвою, не с благодарностью, иль покаянием, не за свою молю душу пустынную, за душу странника в свете безродного; но я вручить хочу деву невинную теплой заступнице мира холодного…

Люди продолжают собираться вокруг мужчины и подавать ему деньги. Появляются и двое бритоголовых…

М у ж ч и н а. (Продолжая декламировать.) Окружи счастием душу достойную; дай ей сопутников, полных внимания, молодость светлую, старость покойную, сердцу незлобному мир упования. Срок ли приблизится часу прощальному в утро ли шумное, в ночь ли безгласную, ты восприять пошли к ложу печальному лучшего ангела душу прекрасную.

Снова звучат аплодисменты. Мужчина откланивается – теперь уже совсем. Собравшиеся вокруг него люди расходятся. Двое же бритоголовых – напротив – подходят к мужчине.

О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. Ты чей, старичок?
М у ж ч и н а. Я?
О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. Ты, ты.
М у ж ч и н а. Ну, как… А чей я должен быть?
О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. Под кем ходишь?
М у ж ч и н а. Под кем?.. Так это… под Богом!
О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. (Усмехаясь, другому бритоголовому.) Слыхал, Дрон! (Мужчине.) Все мы под Богом ходим! Работаешь на кого?

Мужчина пожимает плечами.

О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. Ясно – залетный. Теперь будешь на нас работать.
М у ж ч и н а. Как это?
О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. КАком! Много насобирать успел?
М у ж ч и н а. Чего?
О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. Ты дурака-то не включай! Если хочешь и дальше в этом переходе шустрить, надо платить. Переход это наша территория.
М у ж ч и н а. А-а, вы про деньги…
О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. (Другому бритоголовому.) Петро, глянь, что он там насобирал.
М у ж ч и н а. Пожалуйста.
О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. (Крутя в руках крупную купюру.) Ого! С утра что ли молотишь?
Мужчина. Да нет, я вот только…
О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. Короче, это мы забираем.

Один из бритоголовых кладет крупную купюру себе в карман.

О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. (Протягивая остальную мелочь.) На, чужого нам не надо.
М у ж ч и н а. Спасибо.
О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. Теперь ты работаешь с нами. Будут проблемы, скажи, что ты под Папой.
М у ж ч и н а. Ага. А под чьим папой?
О д и н  и з  б р и т о г о л о в ы х. (Усмехаясь.) Под римским!

Смеясь, бритоголовые уходят.

П о п р о ш а й к а. Повезло, а могли и нос сломать.

Попрошайка возвращается к своему прежнему занятию. Мужчина отходит в сторону, считает на ладони заработанную мелочь. Внезапно попрошайка перестает играть и, прихватив свои пожитки, быстро уходит. Закрывает свой ларек и продавщица с мороженым. И вообще – переход резко пустеет. Позади мужчины появляются двое полицейских.

О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. (Мужчине, взяв под козырек.) Старший лейтенант Фомин. Лейтенант Арбузов. Предъявите ваши документы.
М у ж ч и н а. Чего?
О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. Документы предъявите.
М у ж ч и н а. А, документы… Сейчас… (Проскользив рукой по карманам.) Тьфу ты, дома оставил!
О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. В таком случае – пройдемте.
М у ж ч и н а. Куда?
О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. В отделение, для установления личности.
М у ж ч и н а. (Почесывая бровь.) Фууф…  А без этого никак?
О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. Никак. Шагай.
М у ж ч и н а. А может, договоримся?
О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. Слышь, Фома, мне показалось, или он нам взятку предлагает?
М у ж ч и н а. Да ничего я не предлагаю.
О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. Шагай-шагай, в отделении разберемся. Иначе проблем наживешь!
М у ж ч и н а. Проблем?.. А-а... это, я теперь под папой.
О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. Под каким еще папой?
М у ж ч и н а. Так это… р-римским.
О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. Вот чудак! Никак под сумасшедшего косит!
М у ж ч и н а. Послушайте, ребят, вам заняться что ли больше нечем? Лучше за порядком следите!
О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. Умный, да? Фома, давай-ка поучим этого умника!
М у ж ч и н а. Ребят, вы чего?!

Полицейские зажимают мужчину в угол и начинают избивать. От побоев мужчина сползает по стене на землю.

О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. (Попав кулаком по спине мужчины.) Глянь, Фома, что-то жесткое! (Мужчине.) Под плащом что?
М у ж ч и н а. (Сдавленным голосом) Крылья.
О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. (С усмешкой.) Что?
М у ж ч и н а. Кры-лья…
О д и н  и з  п о л и ц е й с к и х. Чудак! Еще раз здесь увидим, голову отвинтим!

Полицейские уходят. Мужчина не без труда поднимается.

М у ж ч и н а. (Склонившись к браслету.) Небо-Небо! Я… (Закашливается.) Я… (Заметив, что переговорное устройство разбито.) Вот же ж… напасть…

Мужчину настигает приступ кашля, затем он отплевывается и, держась за отбитые бока, направляется прочь из перехода.

М у ж ч и н а. (На ходу.) Ну, погодите, будет вам Содом с Гоморрой…

Конец


Рецензии