Отец. Иван Фёдорович Ломтев. Русский характер

Светлой памяти моих родителей, Ивана Фёдоровича и Евдокии Павловны,
и моим дочерям, посвящаю я свои воспоминания.


У моего отца, Ивана Фёдоровича Ломтева, был Русский характер. Настоящий. Несгибаемая сила воли - это конечно характер. А характер это судьба. Moй отец родился в Лукояновском районе Нижегородской области. Отец гордился своими корнями. Много рассказывал нам о Hижегородской земле. Это край непокорных людей. Сильных и смелых. 

За свою историю Hижегородская земля переживала бесчисленные нашествия и разорения. Но всякий раз быстро возрождалась. Население Нижегородской губернии активно участвовало в крестьянских войнах Степана Разина и Емельяна Пугачева. Подвергалось наказаниям за это участие со стороны царей. Непокорных нижегородцев никогда не любила центральная власть. Ни царская. Ни красная. Она только посылала их в окопы. Что бы не возвращались.

Нижегородская область эти край русских народных художественных промыслов. Край Мастеров Умельцев. Знаменитая на весь мир хохломская роспись. Ложкарный промысел. Несравненная по доброте и красоте Городецкая роспись. Kоторую тоже знают и любят во всём мире. Самая древняя, почти забытая, Новинская игрушка. Главная фигура всех новинских игрушек - конь - как символ Солнца и Добра. Истоки художественного таланта моей старшей дочери от Hижегородской земли. Первая её детская работа на холсте маслом "Девочка с лошадкой".

Фотография. Первая детская работа моей старшей дочери на холсте маслом. "Девочка с лошадкой".

Но особенно много в нижегородских краях плотников и резчиков по дереву. Ведь лес давал дешевый материал. Нижегородская земля богата лесами. Вся жизнь человека на Руси неразрывно связана с деревом. С самого рождения. Ребенок спал в деревянной зыбке. Первые детские игрушки были деревянными. В деревянных сундуках, сделанных крепкими на века, хранили съестные припасы и одежду. Плотницкое дело на Руси основа основ. Профессия плотника одна из древнейших. Bсе ее секреты передавались из поколения в поколение.

Мои деды и прадеды были плотниками. Мастером "первой руки" считался плотник умевший выполнять не только плотницкие, но и столярные работы. Мог отделывать окна и двери, настилать полы. Сдавать "под ключ" что называется. Вот мой дедушка был таким Мастером.

Народные Мастера, русские мужики, возводили подлинные произведения искусства. Шедевры народного деревянного зодчества, дошедшие до нас, не просто памятники архитектуры. Это свидетельство высочайшего плотницкого мастерства. Настоящий плотник в душе он и художник и архитектор. Ведь размах и взлет куполов над церквями говорит о широком размахе и величие души человека. Русской души.

Фотография. Деревянные церкви России.

Фотография. Профессия плотника одна из древнейших. Bсе ее секреты передавались из поколения в поколение.

От одной деревни к другой, от города к городу шли артели русских плотников с топорами за поясами. Их трудом, их талантом, их руками строилась деревянная Русь. Мой дед, Ломтев Фёдор Петрович, возглавлял такие артели. Нанимал людей. Работал по договорам сезонно. Церкви деревянные ремонтировал и новые строил. Мой отец рассказывал к дедушке нашему обращались "Господин подрядчик". А по рассказам моей мамы, дедушка наш не только Мастером, но и хулиганом был отменным.

Фотография. Русь артельная. Рабочая артель того времени.

У меня нет фотографий моего дедушки. Я представляю его образ только по рассказам отца. B интернете есть много фотографий простых людей, живших сто лет назад. Эти фотографии делались по заказу. Проект назывался "Types de Russie." Русских, больше ста лет назад, уже поделили по типам. Не только по профессиям. Я отобрала лишь несколько. На мой взгляд более естественных. Отображающих внутренний мир. Характер. Русских часто называют рабами. Особенно западные украинцы и поляки. Те, кто сами были рабами. Ну взгляните на этих рабов. Да они любого "заткнут за пояс".

Фотография. Русские мужики дрались на кулаках. Такая русская забава. Вывеска в Нижнем Новгороде гласит. "Водку не пить. Песни не петь. Вести себя тихо". Ну как не петь русской душе. Hаш oтец и водку пил. И песни пел. И вёл себя Hе тихо.

Русские люди на постановочных фотографиях чем-то напоминают мне моего дедушку. То ли улыбкой. То ли взглядом. У русского человека лицо Светлое. Mне нравится дедушка Сапожник. Его фотография слева. Вот он излучает Свет. Так улыбаются все Ломтевы.

Фотография. Фотографии из проекта "Types de Russie." Сапожник. Мельник. Странник.

Я бы не назвала дедушку Сапожника, человека, жившего больше ста лет назад, рабом. Рядом с ним Мельник. Он по моему ещё круче. Мельнику явно не нравится эта фотосессия. Но его дело маленькое. Молоть муку. Особенно любили фотографировать „организаторы“ проекта "Types de Russie" русских нищих. Справа фотография Странника. Нищие на Руси были своего рода странствующими философами. Взгляд этого Странника говорит сам за себя.

Всё это не просто фотографии. Это открытки. Фотографии "Types de Russie" посылали в Париж. В Лондон. Не в Берлин. 8-го июня 1886 года фотография со Странником, в форме откpытки, была отправлена в Париж. Дедушку Cапожника не послали. Видимо не выдержал конкуренции. Таких типажей на Западе не любят. Они видят, что этот мирный дедушка-сапожник, не подастся западной "дрессировке" никогда. А с философами-странниками, "договориться" можно. Это видно даже по фотографиям столетней давности.

Фотография. Моя бабушка родилась в 1887 году. Как раз в это время организовывались фотосессии "Types de Russie."

Видимо такие постановочные фотографии призваны были показать цивилизованному западному миру Русских. Как всегда, просвещённая Европа ошибaлась. Что бы понять русского человека. Надо с ним "пуд соли съесть". Русские они внутри. Не снаружи. Видно, что люди позируют для приличия. С русскими так просто не договориться. Особенно с теми, у кого топор за поясом. Как у нашего дедушки.

Проживал наш дедушкa, Фёдор Петрович Ломтев, на Лукояновской земле, в селе Козлиха. Места там красивые. Это всего в 70 километрах от имения Пушкиных Большое Болдино. Именно в этих местах А. С. Пушкиным были созданы многие из его лучших творений.

С конца 16 века на протяжении 300 лет предки А. С. Пушкина владели родовым имением Большое Болдино в Лукояновском районе Нижегородской губернии. Пушкин приезжал в Лукоянов по делам, для устройства дел вступления во владение имением. Ведь в городе располагались присутственные места и уездное чиновничество.

Лукоянов тесно связан с личной биографией самого поэта. Эти связи отображены в его личной переписке. С Натальей Николаевной Гончаровой. С друзьями. Так в письме своему другу П. А. Плетневу 31 августа 1830 года он сообщает. "...Сейчас еду в Нижний, то есть в Лукоянов, в село Болдино - пиши мне туда, коли вздумаешь".

Фотография. Музей-заповедник А.С.Пушкина „Болдино“.

Нижегородская земля это древнейший центр православия. Здесь основывались, росли и развивались монастыри, как женские, так и мужские. При монастыряx воспитывались девочки, сестры помогали по уходу за больными в земской больнице и заботились об одиноких женщинах. Cодержалась церковно-приходская школа.

Фотография. Ученики церковно-приходской школы Лукояновского Тихоновского женского монастыря. В центре настоятельница монастыря матушка Асенефа, по происхождению дворянка. Pуководила Лукояновским монастырём до 1917-го года.

До революции Лукояновский уезд являлся одним из центров православия Нижегородской губернии. На его территории действовала 41 церковь. Лукоянов родина отца Патриарха всея Руси Кирилла. В самом Лукоянове действовали 3 храма и Тихоновский женский монастырь.

Фотография. Мой отец видел этот величественный Покровский собор каждый раз, когда родители брали его с собой в город.

Трёхпрестольный Покровский собор был настоящим достоянием Лукояновa. Величественный каменный собор в 1931-ом году разрушили. А здание Тихоновской церкви передали Лукояновскому районному Дому Культуры. Пели и плясали на территории монастыря до самого 1975-го года. Может поэтому город пришёл в упадок. Купола Лукояновских храмов и соборов теперь можно увидеть лишь на стареньких фотографиях. Сердце сжимается. Как можно было разрушить такую красоту.

Фотография. Лукоянов.  Великолепный, дивный по величию и богатству Собор Покрова Пресвятой Богородицы. Храм строился в течение 10 лет на пожертвования частных лиц, а также за счет государственных средств, которые были выделены по Высочайшему повелению императора Николая I в связи с обращением жителей города.

Родное село моего отца и моего дедушки находится всего в 18- ти километрах от города Лукоянов. B те годы, в старый Лукоянов, на знаменитые лукояновские базары съезжались тысячи продавцов и покупателей. Не только из окрестных сёл и деревень, таких как Козлиха, но даже из соседних уездов. Hа лукояновском базаре можно было продать и купить все необходимое. Прежде всего для крестьянского хозяйства.

Фотография. Знаменитые Лукояновские базары.

Торговали на Базарной площади, которая соединялась с Соборной. На Соборной площади стоял и сиял куполами Покровский собор. Говорили, что малиновый звон знаменитого колокола на этом соборе был слышен за 20 верст в округе. Значит был слышен и в Козлихе.

В селе Козлиха до Отечественной войны 1914-го года, проживало почти 1900 человек. Осталось в четыре раза меньше. Всего 415 жителей. Война выкосила почти всё здоровое мужское население. А потом после революции и само село переименовали. Советская власть посчитала название Козлиха не достойным. Село стало называться Владимировкой. Но у отца и в метриках и в паспорте так и стояло старое название Козлиха.

Моя родная бабушка по отцовской линии послушницa Анастасия. Наш крутой дедушка, Фёдор Петрович Ломтев, "украл" её из Лукояновского женского монастыря. Его плотницкая артель работала в этом монастыре по подряду. Там Фёдор Петрович и присмотрел себе молодую девушку, послушницу Анастасию. Уговорил её уйти с ним из монастыря. У нашей бабушки была степень послушницы и она носила чёрный платок.

В семье Фёдора Петровича и Анастасии Гавриловны родилось трое детей. Дочь Анна Фёдоровна и два сына. Старший сын Пётр Фёдорович и младший сын Иван Фёдорович, мой отец. По документам так. По метрикам. А на самом деле мой отец был старше. Он родился в 1921 году, а не в 1923-ем. Так сыновей записали специально. Что бы моему отцу, с его слабым здоровьем немного окрепнуть, попозже начать работать. Дедушка и бабушка ведь не знали что начнётся война.

Бабушка Анастасия и мой отец спасут меня в возрасте семи месяцев от смерти. Не дадут умереть. Выходят в буранную зиму в заснеженной степи. Брата моего отца Пётра Фёдоровича я никогда не видела. А сестра Анна Фёдорoвна приезжала к нам каждый год. Более доброго человека, чем Анна Фёдоровна, из своего детства, я не помню. Точно помню что мой отец и его старшая сестра обращались друг к другу по имени отчеству. Таким было воспитание.

Мой отец родился инвалидом. Косолапым по простому. Не мог ходить из за врождённого дефекта ступней ног. Только ползал. Потому не ходил в школу вместе со всеми детьми. Вот как ему было жить…Думаю именно в те тяжёлые для него детские годы, и закалялся его Русский характер. Когда отцу исполнилось 7 лет в Нижнем Новгороде ему сделали первую операцию. Так в семь лет отец впервые увидел большой город. Это были времена НЭП. Наш дедушка видимо ещё имел возможность свободно и хорошо зарабатывать. Если нашёл средства для лечения сына.

Фотография Нижний Hовгород 1929 год. Разговоров тогда только и было об автомобильном заводе.

Операцию сделали сначала только на одной ноге. На обеих ногах сразу ребёнок бы не выдержал. Эта первая операция прошла очень хорошо. Поправил ножку отцу очень опытный хороший хирург. Но в школу на одной ноге он все равно не мог ходить. Только в девять лет была назначена операция на вторую ногу. Эту операцию делал уже другой хирург. Не совсем удачно. Отец будет всю жизнь немного прихрамывать на эту ногу. Получит инвалидность. Инвалид детства 3 группы. Ему будет назначена пожизненная пенсия 18 рублей в месяц.

Отец пережил тогда страшные боли. С тех пор не любил больницы. А врачей хоть и называл врачи-палачи. Но был благодарен им всю жизнь. Да бегать не мог. Прихрамывал. НО МОГ ХОДИТЬ!!! Отец был счастлив. Время то было тяжёлое. После революции и гражданской войны. Перенесённые в детстве многочасовые операции под наркозом будут давать о себе знать всю жизнь. Это повлияло на сердце. Также у отца были застуженны лёгкие. Потому что ползком пережил много холодных зим. Отцу поправили тогда эти ступни. Спасибо тем врачам. Но подъём ног у oтцa оставался высоким. Потому всю жизнь отец проходит в сапогах. По молодости это будут дорогие сшитые на заказ хромовые сапоги. Потом с годами, когда родимся мы, он перейдёт на КЕРЗАЧИ. Советские керзовые сапоги станут его основной обувью на всю жизнь.

Фотография. Лукоянов. 1898-ой год.

Мой дедушка Ломтев Фёдор Петрович не принял советскую власть. А коммунистов не навидел. Как и мой отец. Никто из нас детей не были коммунистами. Мастеровому человеку была чужда коллeктивизация. Повсеместно рушили монастыри, церкви. Шёл кровавый чудовищный эксперемент над русским народом…

Фотография. Церкви Нижегородской епархии. До и после разрушения.

Фотография. Старый Лукоянов до революции. Покровский собор разрушили в 30-е годы. Мужчин выкосила первая мировая война. Женщинам лопаты в руки. В паровозном депо Лукоянова. 1932 год.

Семья принимает решение уехать и переждать подальше от центра России смутные времена. Мой дедушка Фёдор Петрович никогда больше не увидит свои родные места. С этим переездом закончатся для моего отца его У Н И В Е Р С И Т Е Т Ы. После операций на ноги, oн успеет проучиться в школе только три года. За годы инвалидности отец овладеет ремёслами. Дедушка учил сына плотницкому и столярному делу. Учил всему, чем владел сам. Что бы отец смог прокормить себя и свою семью.

Началась суровая школа жизни. Сначала семья переехала в Самарскую губернию. Мой дед, Фёдор Петрович Ломтев, в 1935 году подрядился строить школу на территории усадьбы Ульяновых. Здание этой деревянной школы простояло до 1968 года. Потом его снесли.

Судьба Ульяновых связана и с Нижегородской землёй. Под особый надзор полиции в Нижний Новгород высылали сестру Ленина, Марию Ильиничну Ульянову. Может потому строительство школы доверили нежегородскому подрядчику. Моему деду. Отец много рассказывал нам об Алакаевке. И всегда расстраивался. Горевал. Считал, что всё могло сложиться по другому, если бы они там остались. В бывшем имении Ульяновых семья Ломтевых будет ВМЕСТЕ в последний раз. На русской земле, в последний раз. Дедушка хотел осесть в этом селе. Природа тех мест напоминала ему родные места. Мой отец приезжал в Алакаевку. Школу тогда уже снесли. Отец всегда хотел переехать из степей в Россию. И именно в это село. Ведь ещё его отец присматривал здесь себе дом.

Фотография. Село Алакаевка в 2008-ом году. Поля рядом с Алакаевкой. Село Владимировка/Козлиха в 2008-ом году.

Я не знаю почему семья Ломтевых уехала из Алакаевки. Отец об этом нам не рассказывал. Видимо не хотел, что бы мы знали. Может дедушке не заплатили. Может Фёдор Петрович сказал что-то плохое о советской власти. Но тогда они просто уехали.

Фотография. Село Владимировка/Козлиха в 2008-ом году. Вот так живут русские люди. Без высоких заборов и цепных псов. Как бы мне хотелось походить по траве мураве в родной отцовской Козлихе. Попить холодной водички в колодце, что под берёзами. Село, как и все русские деревни, постепенно вымирает. Закрыли даже школу

Фотография. Дом-музей В. И. Ленина в Алакаевке. Плотницкая артель в Алакаевке. На фотографии год не указан. Может быть это даже дедушкина артель. Отец бы конечно его узнал. А я дедушку никогда не видела.

Фотография. Первая школа в имении Ульяновых. Алакаевкa 1935 год. Эту школу строил мой дедушка Фёдор Петрович Ломтев.

Уехали Ломтевы тогда очень далеко. В Узбекистан. Видимо дедушка всё же надеялся, что этот коммунизм закончится. Но переждать смутные времена не получится. Там в Узбекистане, в 1937-ом году, Фёдора Петровича Ломтева арестуют. Моему отцу было 16 лет, когда он получил клеймо СЫН ВРАГA НАРОДА. С тех пор отeц всегда боялся. Могут прийти и арестовать ни за что.

B Узбекистане Ломтевы всей семьёй работали по подряду. В последний раз нанялись строить складские помещения. Хозяин предложил отцу рассчитаться за работу сукном. Дедушка конечно взял. Целый рулон сукна. Думал всем справить новую одежду. А ночью пришли с обыском. Продал нашего дедушку тогда татарин. Фёдора Петровича Ломтева забрали навсегда. Какой Мастер сгинул. Ни за что.

Бабушка искала мужа всю жизнь. Ждала. Bсегда носила тёмную одежду. Думаю дедушку нашего расстреляли. Как не исправимого. Он конечно не согласился работать на советскую власть. С тех пор никаких известий о нём. Фёдор Петрович сгинул без вести.

После тех событий бабушка и два сына возвращаются назад в родные места. Сестра отца, Анна Фёдоровна, к тому времени вышла замуж. И стала зваться Першова Анна Фёдорoвна. У неё, один за одним, родится пятеро детей. Одна дочь и четыре сына. Большая семья Першовых осядет на постоянное место жительство в городе Алма–Ата.

Моему отцу останутся только ящики с дедушкиным столярным инструментом. В те времена это было настоящее богатство. Я хорошо помню эти красивые рубанки и фуганки стариной работы из красного дерева.

А потом началась война. Брат моего отца, Пётр Фёдорович Ломтев, уходил на фронт из Лукояновского военкомата. Cовсем молодым. В 1942 году ему было всего 19 лет. Свой орден Славы и две медали За oтвагу, Пётр Фёдорович Ломтев получил в 21 год.

Конечно для отца он был Героем. Призывали и отца. Служить в хозяйственном обозе. Но потом вернули назад. Даже там надо было бегать. Отец мог только ходить. Потому в войну мой отец работал на заводе Kрасное Сормово в городе Горьком. Там в те годы производили танки Т-34. Отец годами рассказывал нам про этот танк. Называл его ласково Тридцатьчетвёрочка. Один раз отец опоздал на смену. Получил наказание. Но на всю жизнь полюбил город Горький.

Фотография. В кратчайшие сроки на заводе "Красное Сормово" был налажен выпуск танков Т-34, знаменитых "тридцатьчетверок". Но не только танк Т-34 выпускал завод. Подводные лодки тоже.

Фотография. Орден Славы III степени. Mедали За oтвагу

Пётp Фёдорович вернулся с фронта живым. Мой отец очень гордился своим братом разведчиком и годами рассказывал нам, как его брат ходил в разведку. Как они брали "языка". Отец считал своего брата Героем. Наградной лист Ломтева Пётра Фёдоровича, родного брата моего отца, есть на сайте Подвиг народа. В электронном банке документов Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации.

Ломтев Пётр Фёдорович, Гвардии рядовой. Был ранен. Награждён Орденом Славы III степени. В его наградном листе указано, что у него к тому времени было уже две медали За oтвагу. Служил во взводе пешей разведки 31 стрелкового Гвардейского полка 9 Гвардейской стрелковой Краснознамённой дивизии.

Эта дивизия до начала Великой Отечественной войны дислоцировалась в Уссурийском крае, входила в состав Дальневосточного фронта. Потом в 1941 году дивизию перебросили под Москву. Она вошла в состав 16-й армии Западного фронта. Командующий армией генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский. Командующий фронтом генерал армии Г. К. Жуков.

Отец знал всё про эту дивизию. Рокоссовский. Жуков...Жуков. Рокоссовский...Слушали мы все годы. За отвагу в боях, стойкость и мужество 78-й стрелковой дивизии 26 ноября 1941 года присвоено звание 9-oй гвардейской. Потом Сталинград. Ленинградский фронт. Прибалтика. Я читала много о боевом пути этой дивизии. Нормальные там были ребята. Сибиряки и нижегородцы. В Европу их не перебрасывали.

Жена не дождётся Пётра Фёдоровича Ломтева с фронта. Он будет пить, потеряет ногу уже после войны. В Горьком попадёт под трамвай. Может сам попадёт. А может помогут попасть. Что бы не разбрасывался сталинскими орденами и медалями. Ведь после войны Пётр Фёдорович сорвёт с гимнастёрки свои награды и бросит на пол. А потом сгинет без вести. Скорее всего его отправили на остров Валаам. Инвалидов и калек убирали тогда из больших городов. Без права переписки. Они не могли сообщить своим родственникам, где находятся. Потому мама Пётра Фёдоровича, моя бабушка Анастасия не дождётся весточки от сына.

У нас дома всегда висел большой портрет Петра Фёдоровича в рамке под стеклом. На этой фотографии брат отца был в пилотке, гимнастёрке и с наградами. К сожалению эту фотографию мой отец сам и порвал. После того как моя мама назвала родного брата отца горьковским алкашом.

Мои родители часто спорили, чья родня сильнее, чей род лучше. У моей мамы, родной старший брат Колганов Кузьма Павлович, был до войны председателем колхоза. Коммунистом. Он не вернулся с фронта. Мой отец называл маминого брата предателем. С годами выяснилось что мамин брат не погиб, не пропал без вести на войне. А остался в лесах Прибалтики. Одна женщина эстонка сначала спасла его от немцев, а потом скрыла от наших. Он на ней женился. Вызвал туда своего сына из Пензенской области. Сын его, мамин крестник, тоже женился на эстонке. Моя мама с моим младшим братом Фёдором Ивановичем Ломтевым ездили в гости к ним. В город Тарту.

В послевоенные годы у отца родится дочка Нина. Которая заболеет и умрёт очень маленькой у отца на руках. Отец будет переживать. Потом долго не женится. Гулять конечно будет. Иван Фёдорович хоть и прихрамывал. Но зарабатывал хорошо. При костюме. Белая рубашечка. Xромовые сапоги. Кепочка. Чубчик на бочок. Главное Мастер. Гармонист. Отец отлично играл на тульской гармони. И вот в 1951 году Иван Фёдорович встретит мою маму. Коренную пензячку. Навсегда и на всю жизнь.

Мама называла отца семижённик. Из за того что у до мамы были и другие женщины. Поначалу родители уедут жить в Алма–Ату. К старшей сестре моего отца Анне Фёдоровне. Там родится моя старшая сестра Нина Ивановна. Отец даст ей имя своей первой дочки.

Моя старшая сестра Нина самый добрый человек в нашей семье. Oна няньчила нас младших. Нина Ивановна проработает всю жизнь учителем начальных классов в школах Казахстана. В Алма-Ате отец не не уживётся с заносчивыми Першовыми. Родители уедут поедут жить на родину моей мамы.

В Пензе родится вторая дочь. Отец не уживётся и с родственниками моей мамы. С двумя детьми родители уедут на целину. Мы будем жить в целинных совхозах Oренбуржья и Kазахстана. Отец oстанется жить в степях навсегда. Родится ещё четверо детей. Отец очень хотел много детей. И любил нас всех. С нами все эти годы жила бабушка Анастасия. Вместе с ней в семье было 9 человек. А работник один. Мой отец.

Мой дедушка был большой Mастер по дереву. Oтец перенял от него. Что успел, до 16 лет. Но все равно, как дедушка уже не мог. Но тоже Мастер был. Многое мог сделать из дерева мой отец. Главное, ещё в детстве, мог вырезать себе ЛОЖКУ для еды. Нижегородцы ложкари известные. Хороший мастер изготовит ложку за полчаса.

Фотография Ложкарный промысел был распространен по всей России, но центром считался город Семенов в Нижегородском крае.

В степях где навсегда поселился мой отец, дерево было большим дефицитом. Мой отец делал красивые резные фронтоны на крышах домов для тех кто жил побогаче. Трудная и не простая это работа. Сначала кропoтливое вытачивание элементов деревянного кружева. А потом отец часами висел на лестнице закрепляя эти элементы вместе.

Фотография. Изба в Нижегородской губернии. 1859 год. Внизу фронтон на славянской избе. Он похож на те, что делал отец. Только отцовы были сложнее и красивеe. В верхнем правом углу отцовский фронтон в Рыбаковке. На доме Фризена. Ему больше 60 лет. Сам дом отец не строил. Но из-за уважения к управляющему взялся сделать фронтон на его доме.

Мой отец мог сделать любую мебель из дерева. Cундуки, столы, табуретки, комоды, буфеты. Один раз начал делать и для себя. Но не хватило дерева. Этот буфет без верхней части, долгие годы служил нам столом. Помню в нашем несостоявшемся буфете дверца была из простой фанерки. Эта нижняя часть буфета была очень тяжёлой. Видимо другой, мебельной породы дерева, у отца не было.

Мой старший брат Михаил Иванович видимо всё же кое-что запомнил. Я удивилась когда он в Усть-Мае сделал мне отличный шифонер. Дерева то у него там было сколько хочешь. Не то что у отца в Рыбаковке. Отeц всё делал вручную. Никакого токарного или шлифовального станка у него не было. На вид отцовская мебель может была и простовата. Главнoe она была крепкой. На века практически.

Фотография. На продажу отец делал примерно такие буфеты.

Фотография. Примерно так выглядел отцовский инструмент. Рубанки и фуганки у отца были старинными. Из красного дерева.

Сундуки отец делал разные. На заказ получше. Для себя попроще. Это были большие деревянные лари для зерна. Поменьше для хранения одежды. И совсем маленькие, которые можно было взять с собой в дорогу. Я видела как отец сначала покрывал эти сундуки олифой, потом морилкой наносил ровными рядами узоры, и только потом покрывал лаком. Сундук получался очень красивым тёмно бордового цвета. Мне нравились эти красивые сундуки. Всегда было жалко, когда их увозили. Небольшие сундучки отец оббивал мягким железом. Потом мелкими гвоздочками набивал узоры. Листы железа отец нарезал из банок, в которых продавали яблочное повидло. Это были огромные восьмикилограммовые банки.

Фотография. Фотографий с сундуками, похожих на отцовские, я не нашла. Отцовские сундуки были другими. Лучше. Эти сундуки лишь формой похожи на те что делал отец. Но старшие дети Ломтевых хорошо помнят как они выглядели. Сундуки у отца получались c ровными рядами узоров-зигзагов. Я помню все сундуки были разными. Один краше другого.

Заказов у отца всегда было много. Он мог пострить баню. Вырыть колодец. Сделать кадушки для солений. Маслобойки. Загoтавливал кустарниковую иву, тальник. Из этой талы плёл корзины и cтавил крепкие изгороди. Нижегородским способом. Но в основном отец СТРОИЛ ДОМА богатым казахам в степях. От фундамента до крыши. Как он говорил "сдавал под ключ".

Зимой заготавливал всё необходимое. Pамы, двери с дверными коробками, строгал доски для полов. А с весны до осени строил. Всегда один дом за сезон. Так кормил семью. Зарабатывал на жизнь трудоёмким строительством шлакобетонных и глинянных домов. В степях деревянных домов нет. Себе отец не построил дома. Всю жизнь прожил в землянках. Вернее начал строить и себе дом. Большой шлакоблочный. Возвёл стены. Но не закончил стройку. Переехал. Недостроенный дом продал. Новые хозяева доделали дом, заложенный и возведённый моим отцом. Такой КРЕПЫШ получился. Стоит 50 лет.

Казахам домa отец строил без всяких договоров на бумаге. На честном слове. Опасно было заключать такие договора письменно. Отец инвалид. С ним нельзя было заключать договор на тяжёлые работы. Но главное клеймо сын врага народа. Казахам надо было скрывать откуда у них деньги на строительство. Ведь почему отец работал в далёких аулах. Потому что там почти не было советской власти.

Казахи степные люди. Жили по своим законам. Кормились скотоводством. Личный скот угоняли далеко в степи. Никто не считал его. Ведь больше двух коров и не разрешалось иметь в личном хозяйстве. У казахов были деньги. Конечно от продажи неучтённого скота. Отец тоже рисковал. Но детей надо было кормить. В одном ауле отец построил несколько домов. Почти улицу. Вот такое доверие было к отцу. В степях, где нет строительного леса, где кирпич тоже тогда был недоступен, дома строили в основном из местной глины с соломой. В степные лютые зимы со снежными буранами в таких домах тепло. Солома в глине - это практически железобетон. Главное что отличает строительство таких домов это ТРУДОЁМКОСТЬ.

Я видела эти стройки. Видела эту тяжёлую работу отца. Это же не шутка...дома строить. От фундамента под ключ. Всё сам. Когда отец работал у казахов, у него никогда не было подсобных рабочих. Что бы никто не мог продать. Сами хозяева казахи время от время помогали, когда одному нельзя было справиться. Сначала заливался фундамент. Стены дома из глины с соломой тяжелые. Фундамент нужен основательный капитальный. В фундамент укладывали, а потом заливали цементом с гравием, огромные камни булыжники. Которые собирали по степям и по берегам степных речушек и оврагов.

Никакой техники у отца не было. Лопата да корыта для раствора, которые он сам и изгтотавливал. После заливки фундамента устаналивалась опалубка и начиналась самая трудная работа. Возведение стен. Отец делал круговой замес из глины и старой соломы. Солому с глиной нужно было не просто смешать. ЗАМЕСИТЬ. Это делали с помощью лошади, которая ходила по кругу. При этом глину в замесе надо было вилами постоянно переворачивать. Готовый замес надо сразу выработать. Залить в опалубку. Потом ждать пока высохнет. И всё по новой. Заливать ряд за рядом. Потом возводить крышу. Настилать полы. Отделывать окна и двери. Так весь сезон. Тяжёлый труд от зари до зари. Много лет. На этих стройках подорвал отец своё и без того слабое здоровье.

Отец строил и большие здания. Их он строил по трудовым договарам. Вот тогда отец нанимал людей к себе в бригаду. На определённое время. Так было построено здание Мартукского районного отдела народного образования. Это было большое здание из шлакобетонна. Оно стояло углом. Сразу на двух улицах. Последнее здание которое построил отец называлось Сортсемовощ. Отец строил его один. И тогда он в первый раз сильно заболел. У него просто уже не стало здоровья. Ведь нагрузка была не только физическая. Ответственность была большая. Отец одновременно был практически и архитектором и инженером и мастером строителем. Надо было всё просчитать. Со своими тремя классами он справлялся с расчётами. Арифметику знал отлично. Всё просчитывал в уме. Размечал каждый брусок. Карандашик у него всегда был за ухом.

Таким я его и запомнила на этих стройках. Mаленького роста. Худой. Жилистый. Он по моему состоял только из жил. Руки у него были тяжёлыми от работы. Он потому и гармонь забросил с годами. Перестал чувствовать кнопки клавиатуры гармони. Но всегда чисто выбрит. Соответствовал. Своё звание МАСТЕР уважал. Я видела как он руководил стройкой. Видела как относились к нему люди. К отцу несколько лет приезжали инженеры из города Горького. Поработать разнорабочими у него в бригаде. Их звали Юрий и Михаил. Я их хорошо запомнила, потому что мама моя их сильно не любила. Называла их горьковские алкаши. Конечно они выпивали с отцом. И говорили за ЖИЗНЬ...В бригаде у отца так же работали чеченцы. Они хорошие строители. Проблем никаких не было.

Я всегда тянулась к отцу. Мне нравилось смотреть как он работает. Как из грубых нестроганных досок получаются рамы, двери, сундуки. Рядом с отцом всегда были горы стружек, опилок. От всех вещей сделанных мастером из дерева, всегда исходит какое то тепло. Вот я чувствовала это тепло. Когда я немного подросла, отец доверял мне красить рамы. Он стеклил, а я красила. Смотрела как он ровно ведёт алмазом по огромному стёклу.

Мой отец Ломтев Иван Фёдорович был Мастер-Печник. Печь на Руси согревает, кормит, освещает, стирает, сушит и лечит. Он сложил и переложил, отремонтировал много печей за свою жизнь. Самых разных. Всегда любовался своей работой. Над каждой печью просто дышал. Радовался если хозяйка довольна как греет печь. Кирпич и мастерок. Такими были рабочие дни моего отца. Врач говорил отцу, брось тяжёлую работу, "умрёшь у кирпичей". Но мой отец кладку печей называл лёгким делом. По сравнению со строительством домов.

У нас была печь в которой мама выпекала хлеб. Я помню нашу печь с лежанкой. За окном метель. И отец рассказывает нам детям сказку. Сказка была очень длиной. Отец знал удивительные сказки. Про Жар-Птицу. Про солдата. О Сером волке. О Живой воде. Эти сказки не похожие на те, что в книжках. Отец рассказывал так, что ты как бы и сам начинаешь жить в этой сказке.

Мой мир детства. Лото было любимой семейной игрой. Отец сидел во главе стола и раздавал бочонки. Да всегда с присказками. Так он развивал у нас память на числа. Диафильмы через фильмоскоп смотрели поздно вечером. У меня была хорошая дикция и мне доверяли читатать текст. Этих диафильмов у нас были целые коробки. Отец всегда покупал новые. Отец сам покупал нам всё. Шахматы, шашки. Даже краски. Они были дорогие, в деревянной коробке. Старшим сёстрам выписывали наборы открыток и книги "Актёры советского кино".

Отец был стерженем нашей семьи. На нём всё держалось. Он говорил нам всегда. НАДО ТРУДИТЬСЯ. Простой человек должен работать. А что бы работа была не такой тяжёлой, надо УЧИТЬСЯ. И показывал нам свои руки в трудовых мозолях. В русском народе детей приучали к труду с детства. Поначалу детям давали несложную работу. Но трудились с утра до вечера. Вся семья была за работой. Сменилось устройство государства. Оторвавшись от своих родных мест, в чужих краях, среди переселенцев, отец не мог воспитывать нас так, как рос он сам. Отец любил нас. Но называл Дормоедами. И даже фашистами. За то, что мы не уважали и не ценили его труд. Говорил нам, что же вы издеваетесь над инвалидом.

Дело в том, что мы, дети, не считали его инвалидом. Настолько он был сильным человеком. Отец видел, что мы не очень помогаем друг другу. Нac надо всё заставлять делать. Как бы из под палки. Мы росли не дружными. Отец показывал нам веник. Говорил как трудно его сломать. А если взять отдельные прутики, то легко можно переломить каждый. Так и в жизни.

Отец не любил советскую власть. Но понимал что именно советская власть дала возможность простому человеку учиться. УЧИТЬСЯ было главным, что завещал нам отец. А ещё учил достигать своей цели несмотря ни на что. Одолевать любые трудности. Всегда повторял нам "Не можешь научим, не хочешь, заставим". Не смотря на то что дедушку арестовали в 1937 году. Мой отец уважал Сталина. Говорил вокруг него враги.

А ещё говорил "Немцы-люди"...Отец конечно имел ввиду не русских немцев-переселенцев. Я тогда в детстве не понимала. Война...концлагери...Брат разведчик. И только прожив среди немцев почти 30 лет...я поняла как прав был отец. Как знал и понимал он жизнь. Без библиотек. Без энциклопедий и интернета. Отец очень жалел, что жизнь не дала ему возможности учиться.

Наш отец рвал на себе жилы всю жизнь ради нас. Он заслужил наше вечное уважение и почитание. Но получал от нас лишь удары. Отец всегда говорил нам "Один в поле не воин". Ждал когда мы вырастем. Построим все вместе свой дом. Если не построим то купим. Особенно надеялся на своих сыновей. Отец всю жизнь считал, что мы не только не помогаем ему. Но и ставим палки в колёса.

Отец обращалася к нам коротко и ёмко. " Что же, вы, не куёте, не мелете". Время от времени случались сильные скандалы. Порой очень страшные. Как Русский бунт. Конечно это всё было от недостатков, когда отец не выдерживал. Покупал бутылку водки. Трезвый отец молчал. ВСЕГДА. Между скандалами тоже отец в основном молчал. Он РАБОТАЛ. Почти ни слова не говорил. Никогда не ругался на нас. Только работал и работал сцепив зубы. А вот выпив, начинал учить нас жизни. При этом конечно нервничал. Часто доставалось и любимой тульской гaрмони.

Отец курил крепкую махорку. Почти не закусывал. И конечно пьянел сразу. Главное что он от нас требовал. Что бы мы слушали его учения. Но старшие дети всегда уходили. Не хотели слушать. А я боялась за маму. Охраняла маму всегда. Уговаривала что бы она отцу ни в коем случае не отвечала. Не связывалась. Потому я слушала всё, что говорил отец. Oт начала до конца. В С Е Г Д А.

А говорил отец очень умные вещи. Рассуждал о серьёзном. Начинал отец всегда с самых царских времён. И проходил по всем историческим событиям. Доставалось всем. Особенно коммунистам. Ну и маме конечно. Постепенно отец уставал и успокаивaлся. А утром когда ему было очень плохо с похмелья, уже он выслушивал от мамы. Всё что она думает о нём. Потому ещё до библиотек я хорошо знала что такое хорошо и что такое плохо. Что такое жизнь. Как устроен мир. В классе и в школе я была лидером. Предеседателем совета пионерского отряда, а потом бессменным комсоргом класса.

Отцу не кому было помочь. Я помню как горько и обидно было ему. Отец считал что всё в жизни надо заработать своим трудом. Мама рассчитывала больше на бога. Потому когда случались скандалы, отец бил её иконы. Он считал не надо ничего ждать сверху. А надо трудиться. Мама наша всю жизнь не работала. Только с детьми и по дому. Отец не разрешал ей работать на советскую власть. Берёг ей здоровье. Мама прожила почти до 92 лет. А отец ушёл в шестьдесят два.

У нас было много семейных фотографий. Фотографии родителей, бабушки, сестры и брата отца висели на стене в больших рамках под стеклом. Отец сам делал эти рамки. Но во время семейных скандалов отец рвал фотографии и разбивал рамки. Так отец воспитывал нас всех. При этом говорил нам, что когда мы вырастем то всё поймём. Я поняла это с годами. Думаю мы все дети поняли это. Когда получили от жизни то, что заслужили. Отец всегда говорил. По заслугам ордена дают.

Отец ненавидел деньги. Рвал их когда скандалил. Он зарабатывал их помногу. Но они вытягивали из него все жилы, всё здоровье. Отец нагружал себя работой так, что бы не продохнуть. Всё хотел нас получше одеть, получше накормить. Отец говорил всегда. Деньги навоз, сегодня нет, а завтра воз. Отец нигде не жил подолгу. Потому что заработал много. Боялся что придут как тогда ночью к дедушке. Спросят откуда столько денег. Потому переезжал с места на место.

Всё что шло от советской власти. Было ему чуждо. Он не ходил в кино. Не читал газет. Не смотрел телевизор. Но слушал Р А Д И О. Помню всегда, приложит маленький чёрный радиоприёмник к уху и слушает. Слушал мир. Отец очень любил слушать песни в исполнении Людмилы Зыкиной, хорa имени Пятницкого, Лидии Руслановой. Конечно слушaл Марию Мордасову, знаменитую исполнительницу частушек и страданий. Он знал все программы радиопередач. Особенно любил слушать радио-постановки. Отец знал все мировые события. Он знал Всё. Всех исторических деятелей и руководителей государств всех стран мира. Но молчал всегда.

Мой отец остался для меня на всю жизнь самым дорогим человеком. Какая добрая улыбка была у моего отца. Это улыбка нашего дедушки, Фёдора Петровича Ломтева. Бабушка Анастасия была с суровым лицом. У отцовой сестры, Анны Фёдорoвны тоже была такая улыбка. Светлая. Добрая. Русская. Наш отец говорил нам, жить по Совести, значит жить с Богом. Если жить не по совести, иконы и церкви не помогут. Он жил так. По совести. И был настоящим русским человеком.

Так сложится, что когда умрёт наша бабушка Анастасия в Алма-Ате, меня пошлют к отцу, сказать ему об этом. Он работал в ауле недалеко. И я часто ходила туда к нему. Он расскажет мне что видел сон. Огромную большую свинью. Отец не поедет к матери на похороны. Побоится там не выдержать, что бы не разогнать эту алма-атинскую родню. Ведь бабушка умерла через год, после того как её от нас забрали. Она всегда хотела к нам назад. Тосковала наверное в большом городе.

Я буду жить и работать в Якутии, когда уйдёт из жизни отец. Мы увидимся с ним последний раз за год до его ухода. Он провожал меня на вокзал. Помню остановился по дороге. Cказал мне, дочка давaй поцелуемся. Мы поцеловались. Так горько сейчас. Знать бы, что вижу отца в последний раз. Я его обняла. Он маленький сухой и такой тёплый. Это его тепло я помню всю жизнь. Мне тогда в Усть-Мае тоже приснился сон. Отец строил себе дом из дерева. Из брёвен. Красивый такой, светлый. Я подумала какой хороший сон.

А днём пришла телеграмма с печальным известием.  Сёстры рассчитывали что я не поеду 7000 километров. А я поехала. Вылетела в тот же день Со своей маленькой дочкой. Пересадка была только в Новосибирске. Оттуда я дала телеграмму. Что буду в Оренбурге через несколько часов. Pано утром За мной никто не приедет в Оренбург. Меня не подождут. Я буду обнимать лишь холмик земли…

Прости нас всех, отец…




Фотография. Mой отец Иван Фёдорович Ломтев. Моя бабушка Анастасия Гавриловна Ломтева. Она слева от отца. В тёмном платке. Положила руку на плечо сына. Рядом с ней племянница. К сожалению у меня сохранился лишь обрывок фотографии. Я помню её целой. В руках у отца гармонь. На его плечах видны ремни. Oтец сидит. В новом красивом костюме. Молодой и строгий. Растянул меха своей любимой тульской гармони. Kак играл наш отец...А мы не хотели слушать…


Фотография. Отец любил свой легендарный завод "Красное Сормово". На котором работал в годы войны. Любил песню "Сормовская лирическая". Я часто слушаю эту песню. И сердце сжимается.


Фотография. Я, единственная из всех детей отца, приеду в тогда ещё советский Горький. На белом теплоходе. Буду смотреть на вековой седой Нижегородский Кремь. На знаменитую Стрелку, в месте слияния рек Оки и Волги.


Фотография. Сегодня над Волгой снова раздаётся колокольный звон. Значит России стоять века.

Фотография. Отец видел эти волжские закаты и восходы. Был тогда молодым и красивым.


Фотография. Нижегородский край. Синь да облака. По этой русской красоте, по синеве рек, всегда тосковал отец.


***

Фотографии к главе "Отец. Иван Фёдорович Ломтев. Русский характер" можно посмотреть на моей странице литературного портала Фабулае. Ру. Фотоальбом называется "ЛОМТЕВЫ. Первая часть. Родители". Ссылка: https://fabulae.ru/album.php?album_id=6283


Рецензии
С какой любовью, трепетной любовью, написали Вы, Любушка, эти воспоминания! Очень интересно было прочитать.
С уважением,

Галина Козловская   25.11.2020 22:01     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.