Среди немцев

«Не напрасно дедов слово
Затвердил народный ум:
Что для русского здорОво,
То для немца — карачун!»

(П.А.Вяземский. "Масленица на чужой стороне").

      В Греции в приморском посёлке я познакомилась с двумя немками-землячками, пенсионерками из Гамбурга. Одна снимает там домик на лето, а другая приезжает к ней отдыхать. Неразлучные подруги, в прошлом — уборщица и маникюрщица, знакомы «тыщщу лет». Однажды я с ними ужинала в ресторане. Уборщица заказала маленькую бутылку воды, а маникюрщица — большую. У первой вода закончилась:
— Урзула,  пожалуйста, можно я, налью твоей водички?

    Сидят за одним столом. У нас, русских, всё, что на столе, можно всем родным, друзьям пить и есть. Греки тоже — сидят и всё вместе едят. Для себя заказывают горячее блюдо, а всё остальное — салаты, закуски — для всех. Окажется с ними за столом посторонний человек, может  пробовать, обидятся, если не угощаешься. Греки даже вино предлагают. А у этих подружек всё раздельно,  то и дело повторяют: «Биттэ шён, данкэ шён» (красивое пожалуйста, красивое спасибо). Сплошное шуршанье: «Шё-шё, шё-шё». Устаешь от этой вежливости! Кстати, есть анекдот про немцев в тему: «Не можешь ли ты, моё сокровище, подать мне острый топор в спальню, пожалуйста?»

    Гамбургские подруги заказали греческие закуски: крабовую пасту, cацики, салатики. Я решила их немножко поддразнить. Беру с блюдечка cацики и, намазывая себе на хлеб, смотрю на их реакцию. У немок глаза выпучиваются, как желтки яичницы-глазуньи. Спрашиваю:
— Что, некультурно? Нельзя так делать?
— Ни в коем случае! У нас так не принято.
— Это в Германии, но вы же в другой стране! Почему нельзя? Посмотрите на греков. Ведь вы подруги? И давно общаетесь.
— Нет. Я плачу за своё, а она платит за своё.

    У немцев сильно выражено: «я», «моё», «не тревожьте меня», «не мешайте моему уединению», «не нарушайте моё пространство». Не дай, бог, нечаянно в транспорте, магазине, в толпе дотронуться к немцу; окинет презрительнейшим взглядом, а то и сделает замечание. Подхожу, например, днём к уличному кафе на многолюдной «Кёнигсаллее» Дюссельдорфа. Мест нет, потому что за каждым столиком с двумя креслами — лишь по одной персоне. Замечаю один свободный, присаживаюсь. Подлетает официантка с выражением ужаса на лице:
— Здесь сидит господин, он ушёл в туалет.
— Очень приятно! — говорю ей спокойно, — вернётся, возможно, мы найдём тему для беседы…
Она принимает меня, вероятно, за хулиганку. Просит подождать, обещает через две минуты предоставить отдельный столик. То же самое с такси: одна машина — только на одного пассажира, даже, если кому-то по пути и было бы вдвое дешевле и веселее.

    «Они даже по эскалатору не умеют бегать, не дай бог, нечаянно дотронуться до постороннего», — смеются русские, нимало не догадываясь, что это запрещено соответствующей инструкцией. Одна наша землячка, торопясь на дискотеку, «додумалась» бежать по эскалатору со стаканчиком кофе. Спортивного телосложения немка слегка подтолкнула её в спину. Наша соотечественница, зашатавшись на шпильках, в отмеску плеснула в лицо обидчицы остатки своего кофе, хотя и холодного. Немка просто взбеленилась: толкнула её изо всех сил, а в заключение дала несколько приличных пинков под зад. Не помогли «пострадавшей» справки от врачей о следах побоев. Суд вынес приговор в пользу блюстительницы порядка — взыскать моральный ущерб в 300 евро. Теперь на «виражи высшего пилотажа» пострадавшая осмеливается только в Московском метрополитене. А подругам неустанно напоминает: «Германия — это страна НЕЛЬЗЯ!» Здесь много чего нельзя. Собакам громко лаять, во дворах детских садов детям кричать, визжать,  хохотать и плакать. Поэтому по вечерам с группой ещё незабранных родителями детей воспитатели выходят на тротуар. Там соседи уже не имеют права подать на них в суд  за нарушение тишины. Кажется, недавно этот закон отменили…

    Немецкие служащие чётко «блюдут» правила, предписанные им должностью. Неумолимы и неприступны, как крепости, а по нашим понятиям, иногда доходят до маразма. Однажды, мы с земляком катались на прогулочном катере по озеру Бальдэнай. Сервис, обхождение — лучше, чем у родной мамы. В конце нас благодарили за посещение, пожелали приятных выходных, не споткнуться на трапе и поспешить домой закрыть окна в связи с предстоящей непогодой. Приятно, аж жуть! А когда сошли на берег, стало страшно, аж жуть! Засверкали молнии, дождь полил, как из ведра, ветер гнул деревья до земли, поезда вдруг отменили, а до ближайшего автобуса можно добраться только через территорию парка-музея Круппа. Выбора не оставалось: побежали в гору к парку. У ворот в расписной сторожке сидел сладенький, блондинистый немец-сторож с соответствующей облику фамилией на нагрудном значке — Светлый. Мокрые, запыхавшиеся, мы остановились в недоумении: он не спешил открывать для нас шлагбаум, порекомендовал купить билеты. Мы деликатно попросили  блондина сделать исключение в связи с непогодой, стихией. Заверили, что в Дом-музей великого металлурга не зайдём; сто раз там были, а только пробежим по дорожке к автобусу и это ничего не стоит. «За вход в парк с вас шесть евро, биттэ шён», — с очаровательной улыбкой сообщил нам сторож.

    Земляк полез за кошельком… «Красивый привет вам из Москвы, господин Светлый», — ответила я от досады и обиды, и мы, взявшись за руки, побежали по трёхкилометровой трассе на окраине леса. Он ругал меня за несдержанность, а я верила, что немец задумается, поймёт, что иногда надо делать исключения из правил. Кто же кроме меня, ослушницы, посмеет ему намекнуть об этом? Бесполезно было останавливать попутку: не принято подвозить пассажиров по причине отсутствия на них страховки. Вечером из теленовостей узнали, что в городе после бури — несколько раненых и трое погибших, одного придавило деревом у порога родного дома.

    В шутку говорят, что немец состоит из цифр, т.е. — измерений, подсчётов, дат, показаний приборов. Мы говорим: восьмое марта две тысячи девятого года. Они говорят: ноль восьмое, ноль третье, ноль девятое. Названия месяцев почти никогда не называются.  Правда же, неромантично? Особенно, с датами любимых праздников. Спросите у немца размер кольца, бюстгальтера,  номер обуви своей супруги и он выпалит цифры, как автомат.

    Мои знакомые ездили в гости к местным немцам в город Бонн. Помогали хозяйке на кухне — вместе сварили суп из пакета, получился густоватый.  Русская гостья предложила его слегка разбавить кипятком. Хозяйка запротестовала:
 – Ни в коем случае! Тереза не будет знать, сколько калорий она съела.

    Знакомый казахстанский писатель рассказывал, как однажды,  после карнавала их вёз домой хорошо поддатый русский. Алкоголем от него несло на три метра. Остановил полицейский, стал измерять промили у водителя. Прибор зашкалил!!! Полицейский потряс им в воздухе и сказал: «Извините, что-то прибор барахлит. Счастливого пути!».

    О человеке-инструкции — руководителе стрелкового клуба, мне рассказал полковник запаса, бывший военнослужащий в Афганистане. Руководитель немец с большим уважением к нему относился, поскольку бывший офицер хорошо разбирался во всех марках оружия. Однажды немец пожаловался, что пистолет вышел из строя. Опытный военный осмотрел его. Поломка вполне устранима. Он перевернул пластинку другим концом и спуск курка стал более жёстким, пистолет заработал. В тот вечер они оба вдоволь настрелялись, а потом немец тяжело вздохнув, с мукой обречённости  произнёс:
— Maх цурюк, биттэ (сделай, пожалуйста, обратно).
— Почему?
— В иструкции  так не сказано.
— А если ты в боевых условиях? Тебе надо делать хэндэ хох? И твоя жизнь в руках железки…
— Так нельзя. Инструкция.
Офицер пытался переубедить:
— Наши прославленные стрелки на международных соревнованиях индивидуально подгоняют оружие под себя.
— Нет! Нет! Нет! — как попугай повторял руководитель, — так нельзя. По инструкции я обязан  отправить пистолет на завод.
 
    Почтальон может принести посылку или бандероль на дом, но унести обратно, если в фамилии не будет совпадать хотя бы одна буква. Однажды я ждала посылку с конфетами от своей невестки, она пришла довольно скоро. Но, к сожалению полакомиться ими не пришлось, т.к. почтальон узрел несовпадение по паспорту (вместо «fan» — «van») и вручать её категорически отказался. Российские ОВИРы до сих пор (для вредности) искажают данные, используя  французский алфавит.

    Однажды мой 30-летний пасынок Дитмар вернулся с женой Сабиной из отпуска проведённого в Париже. Я ждала с нетерпением их впечатлений. Дитмар начал:
— В аэропорт мы выехали в 6.15. на автомобиле Сабины; меньше расход бензина. В пробку не попали. Готсайданк!(Слава богу!). Припарковались в дальнем паркхаузе №12; намного дешевле. Вылетели в 9.25.  Приземлились в 10.25. Затем пасынок рассказал всё в обратном порядке, добавив:
 — В 20.30. — забросили грязные вещи в стиралку, потом — в сушилку. В 21.30 приняли душ, а в 22.00. — были уже в постели. Так, Сабина?
— Я, я!(да, да).
— А как Париж? Кажется, вы были там в первый раз в жизни, — допытывалась я.
— Хотель вар ин орднунг, дас бэт  бэквэм, ди фрюштюк  гюнстиг. (Отель был в порядке, кровать  удобной, завтрак подходящий), —  вполне серьёзно добавила «впечатлений» молодая жена.
 
    Свои восторги по поводу увиденного, особенно, знания относящиеся к литературе и искусству показывать не принято. Это не входит в рамки приличия; вдруг обидишь кого-то из присутствующих с интеллектом пониже… А у нас — наоборот: о еде говорить неприлично, но стыдно не знать классиков, известных художников, историков, учёных. Прохожего на пешеходке в «Эссене — городе  культуры Европы 2010 года» корреспондент спросил:
— Ради чего приехали из другого конца Германии? Ради культуры?
— Найн. Айнкауфэн (нет, закупаться), —  ответил с виду приличный мужчина.

   Любят немецкие родители своим детям преподносить уроки жизни. Но только до 18-ти лет; после совершеннолетия они не против их съезда на съёмную квартиру. Пусть учатся жизни, «барахтаются», как могут. Известно, что с раннего возраста детям даются карманные деньги. На моих глазах в супермаркете девочка попросила у мамы шоколадное яичко. Мама сказала: «Покупай за свои деньги». «У меня они давно кончились»,— ответила смущённо дочка. Двое братишек, стоящих рядом, с радостью предложили ей кредит с процентами.

    Моя соседка убирает в семье адвоката и переводчицы с английского за 10 евро в час, а две их дочери-подростки в свободное от школы время подрабатывают в прачечной за 7 евро в час. Возможно, это правильно,  не баловать детей? От переполняющей нас родительской любви зачастую всё им отдаём, а сами остаёмся ни с чем. Потом удивляемся, почему они нас не уважают.

     Однажды с моей дочерью-гимназисткой произошёл курьёзный случай после отдыха с подружкой в Греции. На дорогу от аэропорта у девчонок не хватало денег. Поскольку у подружки было два папы: русский и немецкий, а у моей дочери  на то время ни одного, попросили об услуге немецкого папу. Он по телефону пообещал встретить их во Франкфурте-на Майне. Но каково же было удивление девочек, когда папа приехал на двухместном «Мерседесе», оставив четырёхместный «Опель» в гараже. Решив проучить за транжирство, он взял свою дочку, а мою – оставил одну с чемоданом в два часа ночи за 270 километров от дома без гроша в кармане… Хорошо, что она знала несколько европейских языков и предложила себя в качестве гида французской семье, растерявшейся в огромном, бестолковом аэропорту. Вместе доехали на такси до железнодорожного вокзала. Помогла им и там сориентироваться, а себе догадалась оформить билет на скорый поезд в кредит по немецкому паспорту. Вернулись подружки домой почти одновременно…

    Ещё у немцев бывает по плану настроение. Если у Урзулы его нет, то она повернётся к тебе задом, будет в своём цветнике копаться и тебя «не заметит». Значит, это у неё на сегодня так запланировано. В другой раз — по расписанию «хороший день» и она будет улыбаться, делать комплименты и даже хвалить плохую погоду.

    Немцы не умеют быстро реагировать и переключаться на что-то новое,  следуют по плану  своего «Терминкалендэра». Мой друг по спорту, находясь в саунах с бассейнами, планирует всё по минутам. В 12.30. он загорает в шезлонге на зелёной травке. Наступают осенние холода, но он продолжает «загорать», покрытый гусиной кожей, говорит: «Ди зонэ коммт» (солнце появится). Однажды он в ледяной воде целых 20 минут «наслаждался» водным массажем. Но о том, что в его любимой круглой ванне забыли включить подогрев, он сообщил в письменном виде куда следует. За что получил пять гутшайнов (карточек) на кофе в качестве компенсации за неудобство.

    Немцы рассчитывают всё, даже чувства, например, запись в деловом календаре: «Среда. 19.45.— занятие любовью». И не понимают, что чувства запланировать нельзя, они обычно не совпадают с событиями жизни, погодой, состоянием души. Вот один наглядный пример неудачного планирования: Муж заранее пригласил стариков Клауса и Маргарет на чашку кофе, но в наступивший день обстоятельства у нас в семье были не из лучших. Почему-то не звонили из отпуска мои родственники. Путешествовали они по Европе на вонмобиле — микроавтобусе с удобствами — моя девятилетняя дочь тоже с ними. Я испереживалась. Хожу по квартире, а порядок навести не могу: руки не поднимаются. Говорю мужу: «Позвони, пожалуйста, старикам, перенеси встречу на другой день,у них свободного времени предостаточно. Не могу я сегодня улыбаться гостям». Он показывает пальцем на лоб, мол, с ума спятила.

   Вдруг врываются в квартиру мои долгожданные — загорелые, счастливые, полные ярких впечатлений. На стол высыпают кучу отпускных глянцевых фотографий.
— Ой, мамочка! Ещё сегодня утром мы были в Монако! Вот бы тебе туда — там целая улица шикарных модных магазинов, — говорит восторженно дочка.
Рассматриваю разбросанные фотки:
— А где это? Монте-Карло… Пизанская башня… Колизей в Риме?.. Венеция… Гондолы… Вот это да!
Но муж стучит по столу и показывает на часы:
— Линдеманны, убирайтесь. Сейчас я привезу Клауса и Маргарет.
Прошу его слёзно:
— Фридгельмчик, пожалуйста, не привози.
Но… куда там! Всю нашу бурю чувств, огонь положительных эмоций загасил, как огнетушителем. По немецким понятиям, оказывается, я была абсолютно неправа.
 
   Или едем по дороге, вдруг видим  блошиный рынок.
— Останови, пожалуйста, Фридгельмчик. Биттэ, биттэ! — просим его, — всё равно ведь делать нечего.
— В следующий раз! На сегодня мы не планировали.
Иначе немцы не могут, с толку сбиваются, если нарушают план. Каждое утро муж после прогулки с собакой приносил булочки и газету. Всегда один и тот же сорт, всегда одна и та же газета. Попросишь другой сорт — будет приносить целый год  булочки только с изюмом.

    На Западе не любят людей с недовольными, насупленными или озабоченными лицами. Стороняться их и слегка побаиваются... На людях ты обязан быть в хорошем настроении! Даже придя к врачу, на его вопрос: «Как дела?» сначала отвечают:«Гут! Гут! Данкэ!» (Хорошо. Спасибо!) А потом: «Абер нихьт гут, доктор». (Нет, не хорошо, доктор.) Однажды моя сестра, зная от мужа о предстоящей операции золовки, спросила её: «Как дела, как здоровье?» Та ответила с сияющим видом: «Прима! Вундэрбар!» (Классно! Замечательно!) Как будто миллион в лото выиграла.

    Мой муж тоже, идя в больницу на рискованную для жизни операцию, нарядился в светлый элегантный костюм, взял дипломат, положил в него чёрную книгу — календарь терминов на год, и прошёлся по террасе, приветствуя соседей лучезарной улыбкой и поднятой вверх рукой. Как-будто он президент Америки и приветствует свой народ. «К чему это шоу?» — не понимают русские. У немцев это называется «не делать длинное лицо», т.е. не вешать свои проблемы на других.

    По немецким законам каждый работающий супруг обязан выделять карманные деньги неработающему. Я часто видела, как в кнайпэ, кафе или ресторане муж и жена рассчитывались с официантом каждый за себя. Это считается нормой, особенно среди молодёжи. Моя 18-летняя дочь учила меня правильному поведению: «Прежде, чем идти в ресторан, обязательно предупреди своего друга, что не будешь платить за себя. Скажи, хотя бы, «я — несовременная».
 
    Поначалу удивлялась, когда в разгар веселья в кнайпэ муж, расплатившись за свою еду и напитки, целуя жену в щёчку, говорит: «Дорогая, официант уже вызвал мне такси. Желаю тебе приятного вечера!» «Спокойной ночи, моё сокровище!» — отвечает она. Часа через три её полупьяную отвозит домой таксист. И это не единственный случай, когда супруги уезжали домой порознь. О женщинах любящих выпить мужчины никогда не говорят плохо, например — о развоевавшихся: «Она устала».

    Будучи свободной от уз брака, в старинном кнайпэ я познакомилась с единомышленницей. Мы беседовали, пили «Альцтэр» — пиво, разбавленное фантой, и попутно флиртовали. Каково же было моё удивление, когда в час тридцать ночи за ней подъехал весёлый, счастливый законный муж?! Оказывается, он отдыхал в другом кнайпе, где публика и «вирт» (хозяин) ему более по душе. А иногда супруги даже отпуска проводят раздельно. В зависимости от индивидуальных интересов и толщины кошельков. Муж присылает вирту в кнайпе /хозяину пивнушки/ открытку с видом Майорки, а жена — Ямайки.

    Любят немцы здороваться. Бывает, прогуливаешься в незнакомом районе — встречные с улыбкой говорят: «Здравствуйте!». Как приятно! Слёзы наворачиваются. Особенно, если только что вернулся из России, где мужчина не уступил дорогу, а зацепил тебя плечом, как следует. Но кое-где немцы с этим «перегибают палку». Уже десять лет по средам приезжаю в сауну. Всегда одна и та же публика. Многие знают друг друга с детского сада. Здороваемся, затем ставим спортивные сумки на полу друг за дружкой. До открытия – полчаса общаемся. Потом, заходя в общую тёмную сауну, надо опять здороваться, но теперь уже — с совсем голыми. Сколько раз заходишь — столько раз здороваешься, несмотря на табличку «Соблюдайте тишину». Лежишь, пригреешься в дрёме и так не хочется отвечать на приветствия… Притом, в каждой из пяти саун до двенадцати часов говоришь: «Доброе утро», а после — «Добрый день». Смешно, да?! Но очень уж они боятся  выглядеть некультурными.
 
    Если даже неприятному, только что повздорившему с ним  человеку, немец не подаст на прощанье руку, то весь испереживается. Однажды мы со спорткамерадом пили прохладительные напитки после сауны у меня дома. Вошёл сосед Славик, как к себе домой, поправить общую антенну-тарелку на моём балконе. Я сказала:
— Подойди немедленно и поздоровайся с моим гостем; не первый год живёшь в Германии!
— Обойдётся… Мне его физиономия не нравится.
Немец держал наготове руку и от возмущения не находил себе места, взволнованно повторял:
— Я не подам ему руку, когда буду уходить! Хотя, наверное, подам. Нет, не подам… Подам…
— Не обязательно грубияну подавать руку, — посоветовала я.
Спорткамерад всё же подал ему руку перед уходом, хотя и долго топтался на месте у двери.

    А ещё немцы любят благодарить. Как приятно возвращаться из отпусков домой, где везде вас ждёт «спасибо» и «пожалуйста». Но многого нам, носителям русского языка и культуры, не понять и не усвоить. Например,  однажды  наблюдала, как молодой отец кормил ребёнка и после каждой ложечки говорил: «Данкэ», а потом дрессировал собаку и  благодарил пса: «Данкэ. Данкэ.»

   Все праздники в Германии оформляют шикарно. Цветочки, скатерти, подсвечники, салфетки, сервизы — всё под цвет, с большим вкусом и, притом, по моде. Но веселья, общения,  на наш взгляд, почти никакого. Разговоры лишь в рамках приличий: о погоде, повышении цен,  зубных врачах, что ели на обед вчера, что собираются есть завтра. «Впечатление, что собравшиеся люди недостойны этого стола»,— так выразилась одна русская жена в письме к родителям в Россию.

    Прошлым летом моя немецкая соседка по Греции Урзула регулярно вела дневник после завтрака. Писала мелким убористым почерком в течение часа. «Господи! Что там строчит эта домохозяйка?» — гадала я.
— Что ты описываешь?— спрашиваю однажды.
— Всё. Что купила на базаре, что ела, что буду есть.
— Как в туалет сходила?
— А как же, каждый «фурц» (выпуск газов). Состояние здоровья мне очень важно. И погоды.
— Про погоду-то что писать? Всё лето жара и жара 45 градусов?
— А вот 18 мая был дождь.

    Я часто бывала в недоумении от поступков и рассуждений этой женщины. От монотонности её жизни засыпала на ходу. Скучно и нестерпимо нудно.
Но даже к таким немцам можно найти подход. Известно, что они очень осторожно идут на дружеские отношения. Но если общаешься с ними чаще, при этом улыбаешься, не делаешь плохих поступков (в их понятиях), они привязываются, как дети. Когда немки привыкают к тебе, то становятся доверчивыми и любвеобильными: в трудный момент жизни придут на помощь, всё отдадут, что им не нужно (в их закромах много ценного) и будут преданно любить, страдать без тебя. Они очень сентиментальны. Но для этого требуется время и желательно… немецкий муж или бойфрэнд.

    В понятиях немцев — пунктуальность, вежливость, чистоплотность — самые важные черты характера. Считают большим оскорблением, если гость хоть немного опоздал или от него неприятно пахнет. Чеснок употребляют лишь в таблетках. Однажды дежурный секйурити, в его обязанности входило отвечать на вопросы гуляющих по городу, направил меня по ложному пути. Когда стала жаловаться своему немецкому мужу, он объяснил причину: « Секъюрити наказал тебя за чеснок».

   Ни в коем случае нельзя приходить к немцам в дом без предварительной договорённости. Однажды мою машину остановила русская знакомая. Очень взволнованная, она просила подвезти её к Биргит — немке, у которой убирает в доме: «Надо предупредить, что меня две недели не будет, срочно улетаю на похороны». Бесполезно было трезвонить в дверь и по мобильнику; у хозяйки был прачечный день. В окна нам было видно, как она прохаживалась по подвалу между стиральной и сушильной машинками с огуречными кружками на лице. Вначале думали, что не слышит, долго звонили и стучали кулаками в дверь.  В ответ Биргит посмотрела на нас с большим укором; так мы и ушли ни с чем. Вероятно, она поступила правильно…

    Одна русская учительница, жена офицера, рассказала мне случай времён ГДР о том, как их с мужем пригласила в гости немецкая семья. По пути они прихватили за компанию двоих  остроумных друзей, чтобы было веселее. Хозяйка встретила очень холодно, сказав, что, к сожалению, у неё нет двух лишних приборов. «Ничего страшного, мы поделимся, будем есть суп из одной тарелочки и пить из одного стаканчика», — нашлись незванные и наивные юмористы. Такие проступки немцы не оставляют незамеченными. Стараются сразу проучить.

    Мой племянник, наполовину немец, однажды подъехал на машине проведать свою бабушку  в обеденное время. Его двоюродным сёстрам, живущим в доме напротив,  бабушка подавала горячий обед, а он сидел голодный, как волк после занятий в университете. Она поучительным тоном сказала: «Сам виноват; не предупредил. Я бы очистила на две картошки больше». Не от жадности так поступила бабуля, не уступив свою порцию, как бы сделала русская бабушка. Просто она считает своим долгом преподнести внуку урок воспитания!  К тому же, немцы очень экономны и бережливы, не готовят, как моя свекровь, донская казачка, на полхутора: «Авось, кто придёт. Не съедят — свиньям, овцам или корове вылью».

   Если ты заранее пригласил гостей-немцев, а сам потом почти смертельно заболел и отказываешь в приёме — обиды и позора не оберёшься! Как же! Они всё спланировали, отодвинув другие дела. Поломается их график, к тому же,  они останутся голодными, т.к. не готовили, допустим, обед или ужин. Так, что лучше предварительно сделать обезболивающий укол у врача и «держать марку» —  встречать гостей с улыбкой.
 
     Купаются немцы каждый день и каждый день надевают чистые вещи. Многие утром и вечером принимают душ, поэтому выглядят, «как перемытые огурчики». Поначалу я не могла согласиться с тем, что чистоплотность чуть ли не самая главная черта характера. Даже вступила в конфликт с членами стрелкового клуба; надоело слышать, как о хорошем человеке судачили: «Посмотрите, он опять в неглаженой рубашке и с воротничком сомнительной свежести». «А душа то у него чистая и добрая,— напомнила я, — и вчера и сегодня он всех нас угощал напитками. А некоторые никогда не угощают».

    Мы говорим: «Он добрый, скромный, трудолюбивый, талантливый». Немцы говорят: «Он пунктуальный, корректный, чистоплотный, вежливый». Для нас — интересный, талантливый человек, для них он хвастун. Для нас скромность — прекрасная черта характера, особенно, для женщин. А по их понятиям женщину украшает сила и уверенность в себе, но никак не скромность. У них мужчины стремятся к браку так же, как у нас женщины. Немецкие девушки панически боятся замужества, но совсем не боятся родить ребёнка вне брака. По современной моде неважно, кто из влюблённых делает предложение. По статистике, девушки делают его чаще, чем юноши.

    Однажды ехала в школьном автобусе, услышав от пятиклассницы: «Вот уж я поиздеваюсь над своим фрейндом, когда вырасту!», задумалась: «Может ли такое придти в голову нашим русским девчонкам»? Впрочем, всем известно, что немки командуют своими мужьями. У турка жена бежит сзади, а у немки — муж. Как то в сауне услышала шутку:
— Здесь потею от жары, а дома — от страха.
Уточнила:
— Страх перед женой?
— А перед кем же ещё?

     Однажды, прогуливаясь по перрону в ожидании электрически, залюбовалась на встречную парочку, лет 25-ти. Они шли под руку, парень в вязаной шапчонке блаженно улыбался, его подруга, без головного убора в мороз шла вприпрыжку спортивной, пружинистой походкой и смеялась. Как вдруг (глазам своим не певерила!) возлюбленная ни с того ни с сего сделала парню крепкий удар под дыхало. Он, бедный, свалился на лавку и больше уж не улыбался… Вот такие идеалы у некоторых современных немецких девушек.

    Мне нравится многое у немцев: комфорт, сервис, чистота, порядок. Хотя я иногда нарушаю его — хожу на красный светофор при отсутствии движения и детей — дурной пример заразителен. Немца не заставишь это сделать даже под дулом пистолета, даже на безлюдной улице ночью?! У них и собаки идут только на зелёный свет. Следование правилам отработано до автоматизма. Каждый день вижу из окна, как подъехавший сосед отстёгивает ремень безопасности, выходит из машины, открывает гараж, потом садится за руль и обязательно  въезжает пристёгнутым.

    Обслуживание покупателей, клиентов, посетителей необыкновенно вежливое, участливое во всех заведениях, особенно, в местах общепита. Просто диву даёшься! С чеховских времён оно нисколько не ухудшилось. Как восхищался наш великий писатель в письмах к жене и сестре немецкими пирожными с клубникой и сливками, накрахмаленными фартучками официанток и изумительным их обхождением.

    За наш сегодняшний сервис в России, оставляющий желать лучшего, порой мне бывает неловко перед иностранцами. Мой спутник, немецкий турист, сразу по прилёту в московский аэропорт «Домодедово» хотел попить в кафе холодной газировки, а я — какао. На радость немцу подошла очень красивая девушка-официантка. Не поздоровавшись с нами спросила, глядя в сторону и нервно вертя шариковой ручкой:
— Что будете заказывать? Поскорее, я сдаю кассу.
Он, выражаясь по-русски, просто ошалел от такого гостеприимства. Потом застрочила скороговоркой:
— Какао у нас нет, есть  шоколадный порошок. Будете сами разбавлять молоком?
— Что-то не хочется,— сказала я, — принесите мне чайку, а господину —  холодной водички.
Она затараторила ещё быстрее — на одном вздохе, одним предложением:
— Чай «Майский» «Отдых» «Весенний» «Ява» «Улыбка» «Здоровье» «Листопад» вода с газом тёплая «Эвиан» без газа  «Можайская» из холодильника будет дороже.
— Девушка, — говорю ей, — неужели вы не догадываетесь, что эти несъедобные названия приезжим и, тем более, иностранцам ни о чём не говорят?
— Догадываюсь! А это их проблема — не моя!
По-прежнему советская грубость и чванство! А ведь девчонка родилась уже в другое время…

    Особенно чувствуется контраст в пользу Германии после неприспособленных под чемоданы на колёсиках улиц, вокзалов, станций метрополитена. Один мой знакомый пожилой немец сказал: «Всё в России было прекрасно, метро не хуже, чем в Лондоне, но я его боялся. Пришёл в ужас: почему по эскалатору камнем «пролетали» мимо меня вниз люди, рискуя своими жизнями? Я так торопился, что чуть не задохнулся, но почему-то все бежали намного быстрее меня?»

    Зашли с ним поесть в кафе-забегаловку на Курском вокзале. Попросила, в виде исключения, дать пожилому иностранцу салфетку, тарелочку и, хотя бы, пластмассовые ножик и вилочку. «Курица идёт у нас в пакете!» — грубо ответила продавец. Присели в их кафе за стол, разодрали пакет и курицу. Жир течёт до локтей, правда, очень вкусно! Но немец смотрит испуганно, не знает, что будет делать дальше. Я расхохоталась! Он последовал моему примеру. — Не волнуйся, — говорю ему спокойно, — вон, видишь водопроводный кран? Руки вымоем потом.
— А где полотенце?
— Обойдёмся без него. Стряхнём.
— Какая весёлая страна! — сказал он восторженно и вполне серьёзно.

   В тот же вечер на ужин нарезали с племянницей салат из помидоров, поджарили картошку. За разговорами не успели положить ложки, ножи и вилки. Кстати, в Германии обязательно сначала на стол — приборы, потом — еду. «Гутэн аппетит!» — говорит воспитанный немец и накладывает себе в тарелку рукой масляные помидоры и картошку. Научился на вокзале в забегаловке!

    Многое он не понял в русском менталитете. Например, то, что мы считаем щедростью души — навязчиво предлагать еду и, накладывая полную тарелку, вынуждать гостя от пуза объедаться — было понято им наоборот: «Сама это есть не хочет, а меня заставляет». Или едем с ним в такси на Старооскольский автовокзал, в украинский Днепропетровск собрались. Конечно же, я вовсю болтаю с таксистом. Рассчитываясь русскими деньгами, спрашиваю: «Где туалет?» Он объясняет, а потом бежит за нами вслед с четырнадцатью рублями:
— У вас, по-моему, нет мелких. Туалет по семь рублей.
Немец смотрит непонимающе:
— У тебя  с ним интимные отношения?
— Вижу в первый раз.
— А как же деньги?
— Подумаешь, мелочь. Отдам когда-нибудь…

    Кстати, опять — о бутылочках с водой. В электричке «Харьков — Белгород» взяли с немцем в баре по стаканчику горячего кофе. Обожгла язык, жара — неохота ждать пока остынет, спрашиваю у хохлушки, сидящей рядом:
— Вы бутылку с водой здесь откроете или возьмёте в свой вагон?
— Да ради бога, открывайте, — отвечает она.
Плеснула холодной воды из полуторалитровой бутылки в наши стаканчики.
— Откуда ты знаешь эту женщину? — удивляется мой спутник.
— Совсем не знаю...
 
   Однажды  завела разговор с молодыми новыми русскими, ЛУКОЙЛовскими детками:
— Путешествуя по миру, вы много видели и сравнивали. Что бы вы сказали о Германии и немцах?
— Несчастный народ! Как у них скучно!... По воскресеньям  и праздникам - мёртвая тишина. Всё закрыто, идут с тортами в нарядных костюмах навещать своих бабушек и дедушек, чтобы те не забыли оставить им наследство.
 
    Возможно какая-то доля истины в их словах есть. Но это на наш взгляд —  скучно, а по их мнению, всенародно любимый фильм русскоговорящего населения планеты «Ирония судьбы или с Лёгким паром!» невероятно скучен. Говорят: «Ужас! Зачем русские идут в баню пить пиво, разве у них нет кнайпэ? Сцена под душем в пальто ещё ужаснее». После просмотра лирической комедии один знакомый немец-интеллектуал, стараясь нас с сестрой не обидеть, сказал: «Действительно, умом Россию не понять".

2010 год.

Более позднее и короткое о немцах - "СКУЧНО У ВХОДА - СКУЧНО У ВЫХОДА" здесь:
http://www.proza.ru/2017/08/30/2207

На фото: акварель по шёлку сестры автора - художницы Елены Линдеманн(Дригайло).

 


Рецензии
Как показательно высекли немцев два раза подряд- так они малость рехнулись.

Сильвестр Строганов   03.12.2019 07:41     Заявить о нарушении
Вы правы, Сильверст! С П А С И Б О !!!

Галина Фан Бонн-Дригайло   03.12.2019 11:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 50 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.