Материализация духов или восемь плюс один. Глава 2

Глава  2

Из аэропорта мы сразу же направились в забронированную еще в Москве гостиницу Spirits of Seoul (Духи Сеула)  в районе Синчон. Эта часть города с оживленной вечерней жизнью и разнообразным шоппингом весьма популярна у местной молодежи из близлежащих университетов.  В машине ребенок сидел с кислой физиономией, не разговаривал. Да и как разговаривать, если голос совсем сел. Надо сказать, что наша гостиничка располагалась на пересечении каких-то извилистых, маленьких, на два дома улочек. Мы следовали  по известному адресу уже в пятый раз и если в прошлые заезды в Сеул таксисты, кружили, кружили, но все же  доставляли нас  до дверей, то сегодня ни навигатор, ни звонки водителя в его taxi office не помогли.
К счастью, мы узнали необычную каменную крутую лестницу, которая  соединяла улочку, где был наш отель, и небольшую площадь с рыбными лавочками и ресторанчиками. В витринах стояли аквариумы с крабами и осьминогами. Стоило только ткнуть пальцем в приглянувшееся тебе существо и вот его уже в сачке несут повару на кухню. Сами были свидетелями.

То есть я хочу сказать, что мы оказались в совсем знакомых местах, поэтому плюнули на неудобства и отпустили машину. Конечно, тащить чемоданы по лестнице удовольствие сомнительное, но и въехать вверх по ступенькам таксист был неспособен.

На ресепшене нас быстро зарегистрировали и выдали ключи от номера, в котором мы всегда раньше останавливались. Входишь в предбанничек, и сразу  под давлением твоего тела на пол включается свет. Я вошла первая, но лампочки не зажглись. Тогда я на это не обратила внимание, поскольку тут же следом в предбаннике оказалась моя семейка и свет, как и положено, засиял. Но позже, однако, обнаружилось, что лампочки упорно отказывались зажигаться под моим весом и так продолжалось все десять дней нашего проживания. И дело, судя по всему, было не в моих скромных килограммах. Как не крути, дочка весила меньше, но на нее электричество реагировало. 

К вечеру Луша совсем раскисла, и муж сходил в аптеку за градусником. Прежде чем поставить его дочке, мы решили проверить, как этим электронным термометром пользоваться. Сначала муж измерил температуру себе - 36,6. Потом я - прибор мои градусы измерять отказался,  У ребенка, температура оказалась - 37,3. Вероятно, сказывалась усталость от восьмичасового перелета.

Мы перекусили в номере, выпили горячего чая и легли спать. На следующее утро снова померили температуру, чтобы определиться, можно ли нашей больной выходить на улицу. Дело у нее шло на поправку, температура оказалась нормальной, равно, как и у мужа. Меня же градусник по-прежнему не воспринимал - не нагревался и не пищал.

 "Мама, ты что, дух? - засмеялась дочка - Я недавно читала "Заповедник гоблинов", так там был дух, который не помнил, чей он дух. Такой он был древний".

 "Кажется, он оказался духом Шекспира," - вступил в разговор муж.

 "А духи завтракают?", - спросила дочка.

 "Я точно завтракаю", - ответила я.

 "М-да, возможно, наблюдая за тобой, нам удасться ответить на основной вопрос философии - что первично, дух или материя.",- насмешливо бросил муж.

Мы поднялись наверх в кафе. Там сидела компания наших соотечественников. Познакомились. Оказалось, все граждане прилетели из Владивостока на лечение и обследование во всемирно известный медицинский центр "Северанс". Некоторые были здесь уже не в первый раз и всегда селились в Spirits of Seoul , расположенном неподалеку от госпиталя.
Сначала поговорили о том, кто от чего лечится, потом перешли к теме, кто чем занимается. Симпатичная худенькая женщина в парике, проходившая, как она  поведала, очередной курс химиотерапии, показала в своем телефоне фотографию себя на рабочем месте. Дама стояла в белом халате, а вокруг нее красная икра. В чанах, банках и еще не расфасованная,  просто горками.

 "Ну вообще, - произнесла дочка ,- вам ее, наверное, не то, что есть, смотреть на нее противно".
 "На эту, да", - легко согласилась наша новая знакомая.
 "Вы нашей продукцией не увлекайтесь," - посоветовал возрастной мужичок, сидевший от дамы по левую руку.
  Он приобнял свою соседку за плечи и пояснил:
 "В икру в качестве консерванта добавляют уротропин,  со временем преобразующийся в формальдегид, которым, как известно, консервируют покойников. В Кунсткамере были, чудеса в банках видели?"
 "Фу, такие вещи за столом", -   встряла в разговор официантка - российская кореянка, приехавшая в Сеул на заработки, - вот я вам лучше расскажу, какие здесь достопримечательности и где недорогие магазины."
 "Да мы в Сеуле не в первый раз. В курсе", - отмахнулись дальневосточники.
 "А в Букчоне все были? - не сдавалась официантка,-  красивое место!"
 "Мы не были," - хором ответила наша семейка.
 "Внизу на рецепшене есть карта Сеула с картинкой Букчона. Таксисту покажете и он отвезет", - сказала официантка.
Мы спустились вниз и взяли карту города.

Однако, наши руки, вернее ноги, до Букчона дошли не сразу. У каждого в Сеуле были любимые места и всякие приятные соблазны - у мужа ресторан, у меня - косметика, у ребенка - магазин Арт Бокс. Наведались мы и в Аквариум КОЭКС, где мое внимание привлек гигантский белый скат-мутант, про которого было сказано, что в дикой природе, в океане, он бы не выжил, а в аквариуме ему хорошо. Вот такая экология наоборот. Когда в неволе лучше... Королевским дворцам и паркам Сеула мы отдали дань в предыдущие заезды, а вот улицу сувениров Инсадон, прочесали, наверное уже по десятому кругу. И  если бы за три дня до отъезда Луша не наткнулась случайно в своей сумке  на ту самую карту с фотками Букчона, мы бы так, наверное, в эти места с пятисотлетней историей, и не попали.

Приехали мы в т.н."деревню Букчон", расположенную на холме между  двумя королевскими дворцами, довольно поздно, кажется после четырех часов. Светило солнце, отчего маленькие двухэтажные домики - "ханоки", казались еще наряднее. Солнечные лучи расцвечивали розовые, серые и красные кирпичики на фасадах. Балки, причудливые карнизы с мордами драконов, полосы орнамента на стенах и фонарики над входными дверями придавали домам абсолютно сказочный вид.
Черепичные крыши с загнутыми краями походили на крылья птиц, распростертые над гнездами.  Мне объяснили, что такая форма крыши не позволяет нечистой силе проникнуть внутрь дома через трубу, поскольку злые духи ходят только по прямой. По этой же причине и дорожка к двери традиционного корейского дома имеет извилистую линию.
Каждый ханок - как произведение искусства. Даже удивительно, что в этих домиках по-прежнему живут люди Недвижимость в "Северной деревне" - Букчоне очень дорогая.  Иногда на первом этаже ханока располагается или мастерская художника, или сувенирная лавка, или маленький ресторанчик. Мы бродили очень долго по петляющим улочкам, поднимаясь выше и выше на холм. Если посмотреть с его вершины, то кажется, что  вниз ведет лестница, а ступени ее - крыши Букчона.

Прогулка увлекала и время шло незаметно. Но неожиданно поднялся сильный ветер и сдул солнце. По небу поползли низкие, сизые тучи. Стало по-настоящему холодно - все же, на дворе был январь. Поймать такси в этом пешеходном районе не представлялось возможным, а нам так захотелось в тепло. Я боялась, что дочка, еще не до конца оправившаяся от ангины, опять заболеет. На глаза попалась вывеска на фасаде дома напротив - "Guest Housе".

Муж сказал:
 "А не хотите ли здесь поужинать и переночевать? А то мы все простудимся".
Ребенок пришел в восторг от этой идеи, да и я тоже. Мы позвонили в дверь. На пороге появилась неправдоподобной красоты молодая женщина, похожая на фарфоровую куклу. Казалось, ее лицо нарисовано самой тонкой кистью. На ней были прямые широкие брюки короче щиколотки и свободная белая рубашка. Простая одежда только подчеркивала ее женственность и хрупкость. Роскошные, блестящие волосы были собраны в длинный хвост. Наша компания выразила желание поужинать и переночевать.   Хозяйка улыбнулась, пропустила нас в дом и провела в комнату, где нам предстояло провести ночь.

Мы впервые оказались в традиционном корейском доме. Приятно было стоять на теплом полу. Помещение в ханоке отапливалось по старинной системе ондоль, когда дым от горящего очага идет по трубам, проложенным под полом. Хотя в наши дни все это, скорее всего, заменяется электрическим обогревом. Внешний антураж комнаты полностью соответствовал моим представлениям о корейском жилище. На полу лежали скатанные матрасы, вокруг низкого столика были разбросаны подушки, в углу стояла ширма, сделанная из дерева и корейской бумаги ханджи, шершавой на ощупь, но легко пропускающей свет. Из этой же бумаги - коробка на столе, фонарики в форме цветков лотоса и одежда куклы, украшавшей полку на стене. Угол комнаты занимал лакированный красный сундук, расписанный мелкими черными цветами. По стенам висели несколько картинок с жанровыми сценками и...черно-белая фотография лисы с девятью хвостами.
 "Мама,  это же кумихо!", - сказала Луша. насмотревшаяся разных корейских фильмов про лис-оборотней, указывая на фото.
 "А как они смогли пристегнуть к живой лисе столько хвостов?" - удивилась я
"Вы, мамаша, какая-то совсем недогадливая. Будто о фотошопе не слышали?"
Нас ждал ужин. Мы быстро вымыли руки в совсем маленькой ванной комнате и поспешили на кухню, которая находилась на более низком уровне, чем остальные помещения дома. Стол уже был накрыт. На салфетках стояли однотонные плошки из традиционного корейского фарфора, который почему-то называют поющим. (Надо бы уточнить, почему.)
Посредине , прямо в воке, дымился традиционный корейский рис с говядиной, овощами и  острыми приправами - бибимбап.

Появилась встретившая нас восточная красавица и спросила, не хотят ли гости попробовать  малиновое вино. Конечно, мы захотели. Вино было слишком крепкое и терпкое и, на мой взгляд, лучше бы его разбавлять соком. Но сока не было, я немножко захмелела и стала задавать хозяйке разные вопросы. Тогда она подсела к нам за стол. Завязалась непринужденная беседа обо всем на свете.

Муж, вероятно, желая сделать комплимент, сказал, что его впечатления о Букчоне сравнимы с яркими картинками из детства, когда еще веришь в сказки и волшебство.  А я вспомнила как много лет назад жила с родителями в Лондоне. Нас, детей сотрудников посольства, возили в школу на автобусе и однажды, глядя по дороге в окно, я увидела необычный дом, чем-то  похожий на тот, в котором мы сейчас находимся. Вокруг дома располагался маленький садик, полный роз. Из витражных окон лился на цветы теплый оранжевый свет. И вот, что странно. Мы всегда ехали в школу по одной дороге, но иногда этот дом был на месте, а порой и нет. Я показала его своей подруге. Она мой свидетель, что дом, действительно, имел свойство пропадать.
Луша рассказала свою историю, немного похожую на мою. Однажды, поздно вечером, на даче, она вышла на крыльцо и поняла, что сад не такой, как всегда. В воздухе нежный запах ночных цветов, белые ромашки словно светились в темноте, а звезды на небе такие же большие, как ромашки. И тогда она стала танцевать...
Когда темы начали иссякать, наша собеседница предложила  вместо чая, отвар из бутонов роз, который оказался лучше любого чая или кофе. А потом усталость взяла верх,  мы поблагодарили за ужин и пошли спать.

Ночью я проснулась от того, что луна заливала светом всю комнату. Я еще никогда не видела такой большой луны и подумала, что сегодня она подошла к земле слишком близко. Встала, чтобы посмотреть в окно. На низком изогнутом деревце сидел ворон с тремя лапками. Мне показалось, кто-то  разговаривает, но кто?  В крошечном бассейне посредине дворика, сидела огромная зеленая лягушка. И это была не просто лягушка. Это луна, отражаясь в бассейне, превращалась в лягушку.
 И, разговор, что я слышала,  вели лягушка и ворон с тремя лапками. Ворон жаловался - он устал штопать дыры в ионосфере, которые оставляют космические аппараты.
 А лягушка отвечала:
«Люди удивительно самонадеянны, почитая себя венцом природы. Перефразируя Басё, я бы человеку сказала «О, не думай, что ты из тех, кто цены не имеет в мире! Поминовения день.»

 "Какой странный сон,-  подумалось мне ,- надо лечь в постель". Но вместо постели ноги привели меня на кухню. Вероятно, я стала лунатиком. На кухне горела маленькая лампа в бумажном абажуре, в очаге еще тлели угли,  рядом на полу спала свернувшаяся клубочком лиса.

Я повернулась чтобы идти назад на свой матрас и тут услышала за спиной нежный голос:
 "Постойте. Мне надо вам кое-что сказать."
Я обернулась. Со мной разговаривала хозяйка гостиницы. Совершенство облика этой женщины вновь удивило меня. Она пригласила меня сесть и сказала:
 "Вы появились здесь 15.01.2018 года. В сумме цифры этой даты дают девятку. А в Корее девять — это магическое число.  Поэтому я хочу сделать вам маленький подарок, тем более, что в вашей стране кто-то уже позаботился, чтобы вы могли видеть нечто, сокрытое от других."
Я молча вернулась к столу и присела, а она продолжила:
 "Слышали, как старики уверяют - когда они были молоды, соль была солонее, а вода мокрее. Собственно, об этом сегодня и шел разговор за столом. Разве можно сравнить детское восприятие действительности с восприятием взрослого. Я устрою так, что вы увидите мир таинственным, расцвеченным разными красками, полным чудесных запахов и звуков, ваши наклонности станут способностями, а способности - талантами".
Мне захотелось задать вопросы, но она жестом попросила не перебивать и заговорила дальше:
 "Вы сможете писать прекрасные картины или сочинять стихи, но, сразу хочу вас предупредить, вряд ли это принесет вам славу и доход."
 " Почему?" -  удивилась я.

 "Большая часть публики не в состоянии самостоятельно оценить талант. А те, кто в состоянии - как правило, завистники. Так что, если вы пожелаете, как сейчас говорят, продвинуть свой продукт на рынке, попросите об этом какую-нибудь знакомую ведьму у вас на родине."
 "Но ведь есть же люди, чьи имена в науке и культуре стали известными еще при их жизни", - возразила я.
 "Я не уверена, что до вас дошло лучшее, - покачала головой моя визави, -  если б вы знали, сколько научных открытий и великих произведений искусства канули в Лету. Увы, люди не ведают ни имен тех гениев, ни того, какой бы стала жизнь, если бы человечество воспользовалось их дарами."
Она замолчала и я тоже не знала, что сказать. Мой взгляд упал на большую фарфоровую полную воды миску, в которой лежал булыжник, напоминающий по форме яйцо (или это все же было яйцо?).
Моя собеседница перехватила мой взгляд и пояснила:
 "Драконы откладывают яйца в воду. В Корее говорят: дракон появляется из ручейка, но мой знакомый дракон предпочитает оставлять яйцо в моем бассейне, зная, что я всегда позабочусь о его будущем детеныше. Сейчас на улице холодно и я забрала яйцо в дом."
 "Вы кумихо?"- догадалась я.
 "Да, - просто ответила она , - но нынче не те времена, когда звери могут свободно разгуливать по окрестностям. Я превращаюсь в лисицу только на ночь. Люблю спать около очага, но вот охотиться мне негде. Да я, собственно, смирилась".
 "Я слышала, что кумихо питаются сердцами мужчин или это не так?"
Она снисходительно усмехнулась:
 " В разных языках употребляют  слова "сердцеед" или "разбить сердце", но нигде они не воспринимаются буквально, прямо в лоб. Только в Корее. Однако всякое упрощение есть искажение. Кумихо, и правда, "питается" чужой любовью, которую она разжигает в сердцах своих жертв, но не самими сердцами."
 "Да, мне тоже казалось неправдоподобным, что такой симпатичный зверь, как лисица, может оказаться людоедом." - обрадовалась я.
 "Тут мы подходим к сути вопроса, - продолжила хозяйка гостиницы,- позволь, я буду обращаться на ты. Все же я на тысячу лет старше. Так вот, если ты согласна принять мой подарок, то должна будешь продемонстрировать интуицию, свою связь с бессознательным."
Я кивнула головой, а она медленно произнесла:
 "Тогда слушай меня. Я уже говорила, что в Корее девять это мистическое число. Иногда мы его пишем как восемь плюс один. Твоей задачей будет угадать девять особей мужского пола, чьи сердца ты "съела". Их угадать не так-то просто. поскольку ни с одним из них у тебя не было той физической близости, что бывает между мужчиной и женщиной. Подумай и отвечай!"
 "Если честно, - прикинула я про себя, - никому такого урона, как поедание сердца я не нанесла. Для кого я была единственной и незаменимой?"
Я  не заметила, как стала рассуждать вслух:
 "Ну, во-первых, это мой дед. Когда я была совсем маленькой, я любила его больше мамы и папы, но он очень рано умер. Поздней осенью он отправился в лес, чтобы выкопать какой-то необычный куст и посадить в  палисаднике, где он со мной гулял. Во время этой поездки дед очень сильно простудился. Второй человек - мой отец. Еще меня любили два кота. Они тоже умерли, как дед и отец."
 "Коты? - переспросила девушка-кумихо, - поскольку я наполовину зверь, за каждого кота я даю тебе по три балла. Любовь животного бескорыстна и дорого у меня стоит. Знаешь, что ушедшие домашние питомцы молятся за нас на том свете?"
 "Итак, у тебя восемь очков, - продолжила она, - ты должна набрать еще одно."
Я в ответ покачала головой, больше никто на ум не приходил.
Тогда кумихо сказала:
 "Твой дух-покровитель на родине сделал так, что ты до конца января можешь находиться сразу в двух реальностях - вашей и нашей. Поэтому я тоже даю тебе срок до 31 января. Если ты не сделаешь правильный выбор,  подарок не получишь и  утратишь способность видеть иной мир или иное пространство. "
 "В последнее время я часто слышу слово выбор...", - заметила я.
 "Порой приходится выбирать, -  вздохнула кумихо, -   и вот тебе пример. Мы, кумихо, очень любим бывать на свадьбах. Я повидала много свадебных церемоний, но лишь одна из них запомнилась мне, как гнусный и унизительный фарс. Это было в Петербурге в 1740 году. Государыня Анна Иоанновна за переход в католичество низвела русского князя в шуты и задумала женить на своей любимице - шутихе из калмычек. По русским стандартам невеста считалась очень уродливой - низкоросла, косоглаза. (A propos- настоящая красота людей пленяет, редкая - смех вызывает.) Если бы князь отказался от такой "чести",  ждала бы его плаха, но он выбрал жизнь. Другие бы сказали - бесчестье. Как ты понимаешь, я говорю сейчас  о судьбоносном выборе. 
Но есть и не столь высокие дилеммы -  пить утром чай или кофе, брать зонтик или не брать. При этом именно простой выбор указывает, насколько сильна твоя  связь с бессознательным. Если, скажем, ты целый день таскала с собой зонт, а дождь не пролился, значит интуиция тебя подводит, как подводит зверя звериное чутье.
Моя необычная собеседница вежливо улыбнулась и добавила:
 "Надеюсь, что тебя чутье не подведет. А теперь, ложись спать. Поздно." 

Я проснулась от того, что меня трясли за плечо и увидела встревоженные лица дочери и мужа:
 "Мама, ты всю ночь бредила, разговаривала на каком-то непонятном языке. Мы испугались. что ты заболела."
 "Со мной все хорошо", - ответила я и подумала с сожалением, что моя беседа с кумихо - это всего лишь сон.
Когда мы пришли на завтрак, нас обслуживала совсем другая женщина, а около очага не было фарфорового блюда с яйцом. что лишний раз подтверждало -" да, мне все приснилось".
Через час мы покинули этот Guest House. Отойдя несколько шагов, я зачем-то обернулась и увидела, что на двери  висит дощечка с номером дома - 8+1.

День отъезда в Москву, как всегда, был нервозным. При попытке заказать такси, на рецепшене нам объяснили, что прежний "прикормленный" таксист, выучивший сюда дорогу, ушел на пенсию, а незнакомые таксисты долго плутают.  Можно и в аэропорт опоздать. Поэтому посоветовали ехать на автобусе. Дорога проста - надо войти в дом напротив, подняться в лифте на два этажа, пройти коридором и выскочить, словно из норы на свет с другой стороны в  двадцати метрах от остановки. Экспрессы в аэропорт ходят каждые двадцать минут.
Аэропорт Инчеон огромен, но очень логичен. Ультрасовременный антураж весьма умело оттеняется элементами национального колорита - по залам под удары барабанов медленно движется процессия  в традиционных корейских костюмах, имитируя церемонию выезда средневекового сановника. Туристы с удовольствием покупают строгий "поющий" корейский фарфор ручной работы, местную косметику, ставшую в последние годы столь популярной во всем мире.
Мы осуществляем последний шоппинг - ликер с женьшенем в бутылках, которые сами по себе произведения искусства, тарелка с изображением старинной свадьбы, две шкатулки, инкрустированные перламутром, кисти для письма и рисовую бумагу.
Наконец, сойдя с рынка, отправляемся в кафе. Сидя на высоком стуле у стойки бара и потягивая сок, Луша говорит:
 "Мама, а ты все еще дух, раз тебя опять не хотели регистрировать на рейс. Мы с папашей проскочили, а ты, почему-то снова отсутствовала в списках пассажиров".
  Это малоприятное, но, к счастью не имевшее последствий, недоразумение, действительно, имело место быть пару часов назад.
А ребенок продолжал развивать мысль:
 "Как тебя стукнуло током, когда ты гирлянду лампочек вешала, так чудеса начались и все не кончаются".
 "А мне нравится, - усмехнулась я, - легкость такая ощущается необыкновенная, живу, как в ожидании чуда".
 "Ну-ну", - в один голос сказали муж и ребенок. 
Вскоре пригласили на посадку. Нас ждал обратный восьмичасовой перелет, о котором смысла рассказывать нет.


Рецензии
"Большая часть публики не в состоянии самостоятельно оценить талант. А те, кто в состоянии - как правило, завистники. Так что, если вы захотите, как сейчас говорят, продвинуть свой продукт на рынке, попросите об этом какую-нибудь знакомую ведьму у вас на родине."---об этом еще Шеллинг и Шоу писали---гениев при жизни признают крайне редко...

Таня Устоева   24.09.2018 21:44     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.