Материализация духов или восемь плюс один. Глава 3

Глава 3


Прошло пару дней. Муж и ребенок вернулись к своим рабочим будням, а я - лицо свободной профессии, осталась дома с котами. И тут выяснилось, что корм у них на исходе и надо бы, несмотря на снегопад на улице, прогуляться до "Бегемотика". Я шла через парк. Парк наш не простой, а мемориальный, расположенный на месте бывшего Братского кладбища для воинов, умерших в войну 1914 года и сестер милосердия Московских общин. Мир сегодня был белый и зыбкий. Шаг в сторону, и кажется, что тебя засосет сугроб. Заиндивевшие ветви деревьев походили на причудливые кораллы. Клоп в красном комбинезоне скидывал совочком снег с лавочки, приговаривая "за маму", "за папу".

  Путь мой лежал мимо странного здания с колоннами, похожего на розовую шкатулку. Сколько помню, двери и окна его были закрыты, какие-либо надписи, таблички отсутствовали. Для меня всегда оставалось загадкой, что скрывается внутри этого красивого особнячка. Неужто привидения?  А что...
Откуда-то, из-за последней колонны странного дома возник Женька и, сделав вид, что меня не увидел (а, может, и вправду не увидел), прошмыгнул мимо, что, было и лучше.

Снегопад все усиливался. Большие, заторможенные хлопья, медленно, как во сне, опускались на землю. Ощущение было таким, словно я внутри склянки или шара, где некто взболтал белую взвесь. Как там у Гофмана: "Попадешь под стекло, под стекло!". Однако плыть по волнам сказки мешали навязчивые мысли. Приснилась или нет мне кумихо, должна ли я что-то там отгадывать или следует обратиться к врачам, пока не поздно.  Весь мой предыдущий жизненный опыт говорил, что следует, ибо видения мои мне лично видениями не казались.

Я шла вперед, видимость была слабая и "Бегемотик" выступил передо мной  из метели как-то досрочно. Войдя в магазин, я увидела старого знакомца - бомжедуха. Со дня нашей последней с ним встречи в супермаркете "Бон аппетит", со мной стали происходить необъяснимые, хотя я и старалась их объяснить, события.
  На этот раз бродяжка приставал к покупательнице в боярской шубе с вопросом: "Женщина, как вы думаете, у меня есть шанс?" Но дама поддержать разговор не пожелала, с достоинством проплыла мимо, презрительно бросив на ходу: "шут гороховый, Петрушка".   Тогда бомж обратил взгляд на меня и продолжил:
 "Она считает, что нанесла мне оскорбление. Святая простота, мадам и не ведает, что шутами бывали и графы, и князья.  Например, при дворе Анны Иоанновны шутовским церемониалом было предписано князю Волконскому ежедневно делать вид, что он по ошибке женился на князе Голицыне, а также кормить Цитриньку - любимую собачку царицы  и сидеть на лукошке с яйцами. Впрочем, у  Голицына также имелось свое лукошко с яйцами, как и у графа Апраксина. А у меня и лукошка-то нет, потому как не графья! И  дурацким колпаком меня никто не короновал. Стало быть, -  сделал он вывод, - имидж свой могу менять по желанию."
 "Это как?",- заинтересовалась я.
 "Скажем, возьму и подамся в менеджеры среднего звена. А что? У меня три диплома есть - Гарварда, Школы верховой езды имени Имбецила и Вселенской духовной академии. Впрочем, последний в этом деле не понадобится, тем более, что великий магистр счел мою диссертацию неполиткорректной в части, где я предложил делить род людской на человеков и гуманоидов".
"С академией понятно, но в честь какого имбецила названа конная школа?" - я засмеялась.
"Ой, ну до чего ж темный у нас народ! - бомжедух от разочарования даже зацокал языком, - надо знать всемирную историю. Как по-твоему звали любимого коня Александра Филипповича Македонского?"
"Буцефалом его звали, а не имбецилом,"- ехидно бросила я.
Мой собеседник нисколько не смутился:
"Ну оговорился, с кем не бывает.Не перебивай, а то передумаю делиться жизненным опытом. Так вот, значит. Выйду на службу, возьму кредит, прикуплю квартирку в престижном районе "типо" Капотня Сити, - мечтательно произнес он, -  дальше, понятное дело, - евроремонт. Стиль предпочитаю колониальный. Будет у меня своя недвижимость - персональный Тадж Махал на восьмидесяти квадратных метрах. Но при том никакого средневековья! На кухне - посудомоечная машина и кофеварка от Bosch."
 "Очень буржуазно,"- хмыкнула я.
 "А то! - согласился бомжедух, - От жизни надо брать все, чтоб другим не досталось! А отпуск придет - блондинку за талию, и в Рейкъявик! Потому как в душе мы все флибустьеры, могикане и романтики."
 "А вы только блондинок с собой берете?"
  "Нам, менеджерам, по уставу положены блондинки. Так что ты, чернявая, на меня не рассчитывай. И вообще, я не какой-то там Гоген, чтобы  с таитянками хороводиться и не князь Голицын, чтобы жениться на камчадалках. Будто среди шутих Анны Иоанновны не было белокурых карлиц и горбуний с голубыми глазами! Я, вот, хоть и не древний укр, но все же нашел себя не на помойке и кровь свою славянскую смешивать со всякими инородцами не согласен... А то - "Шаганэ ты моё Шаганэ!..." Тьфу на тебя, Сергей Есенин!...И еще раз- тьфу! (как художественно выразился один крутой узбек, женатый на еврейке)."
 "Что-то от вас, помимо прочего амбре, еще и расизмом несет", -  я сморщила нос.
 "Не расизЬмом, а русским духом", - пафосно провозгласил бомжедух.
 "Не знаю, не знаю, но запашок не из приятных", - настаивала я.
 "Да!? - искренне удивился бомжедух,- я ж всего месяц, как из купален Баден Бадена". Потом понюхал свою подмышку, достал из-за пазухи аэрозоль для туалетов под названием "Новичок" и брызнул сначала на себя, а потом на меня.
Я уж хотела на него наорать, но запах освежителя оказался ароматом настоящего сандала. Мне ли не знать его после пяти лет пребывания в Индии и я примирительно сказала:
 "Ладно. Мечтать не вредно, но мне надо  котам "проплану" купить".
 "А мои звери предпочитают сухой корм," - сообщил бомжедух.
 "Блохи, что-ли?", - чуть не брякнула я, но вовремя прикусила язык.

Мы разошлись  в противоположные стороны к разным полкам. Видеть бомжедуха я не могла, но прекрасно слышала его глумливый тенорок:
"В вашем уголке живой природы мало рыбок, а они нервную систему успокаивают.Вот потеплее станет, я вам аквариум с пираньями подарю. Абсолютно ручные создания. Пальчик в воду опустишь и вся стайка тут как тут."
В ответ продавщицы засмеялись, а любитель пираний, не обращая внимание, продолжал:
" Только вода в аквариуме должна быть правильной - идеально подойдет из бассейна Амазонки. Это в Бразилии - не забудьте." Последовал новый приступ хохота.
Еще раз мы столкнулись с бомжедухом уже на выходе.
В руках у него был большой пакет с кормом.
 "И где же ваши звери живут?"- поинтересовалась я.
 "В N-мерном пространстве, - отвечал бомжедух - "А точнее, в подвале гастронома".
 "А вы их в Тадж Махал возьмете?"
 "Ты что, "того" ?  Мне  эти твари всю отделку изгадят!"
Тут он осекся, почесал ложкой за ухом и продолжил задумчиво:
 "Да, дела... Как же я забыть-то мог? И все потому, что улицы реагентами посыпают. А у нас - сущностей с тонкой духовной организацией от наличия вредных примесей в окружающей среде случается интоксикация мозга. Хорошо, что напомнила про зверей-то. Не бросать же их ...Да и кореша мои, что в торсионных полях обитают, не поймут, если я обуржуазюсь. А кум ногу сломит, пока из своей Мракобесовки до Капотни доскачет. Стало быть, в менеджеры мне пока не с руки".
 "Да ладно! Мне отчего-то кажется, что вы бы и сами в "манагерах" надолго не задержались. Не такое у вас воспитание,"- попыталась я утешить бомжика.
 "Может, ты и права. Вот и получается, что выбор есть не всегда, а  есть осознанная необходимость. Маркса в школе проходили?"-  важно спросил он.
 "Было дело. Но теперь он уже немодный,"- констатировала я.
 "Оно так, оно так...",- пробормотал бомжедух и дематериализовался. Как раз, в районе гастронома. Наобщавшись с бомжедухом, я продолжила путь к дому.

Не люблю разговоры ни о чем с соседями. Но если с Женюрой мы сегодня удачно разминулись, то с  Ленкой с последнего этажа я все же столкнулась у лифта. Она стряхивала  снег с шапки и пальто и  притоптывала сапожками. На спине у нее висел раздутый "Канкен", рядом стоял пакет из Икеи.
 "Привет, - сказала Ленка насморочным голосом, - у меня Лушка забыла пенал. Зайди, забери, а то я на несколько дней уезжаю."

Эта особа - наша общественница по подъезду. Возраст у нее неопределенный, а натура деятельная. Пародокс в том, что будучи активисткой жилтоварищества, она постоянно числится в списках злостных неплательщиков за свет и коммунальные услуги.
По профессии Елена педагог-филолог. И насколько мы знаем, всегда пробавлялась репетиторством. Молва гласит, что все ее ученики получают на экзаменах высший балл. Лет двадцать пять тому назад она готовила к поступлению в вуз моего мужа, а теперь занимается с  нашей дочкой. Ленка единственная из знакомых нам соседей, кто никогда не приглашает войти в квартиру, предпочитая беседовать на пороге. Из нашего семейства только Луша удостоилась чести заходить в ленкины апартаменты.
Подобного жилья, по словам дочки, она  в жизни не видела.
Все внутренние  перегородки  хозяйка снесла и квартира превратилась в подобие студии, где вдоль стен, как кубики, грудятся коробки с разными надписями: "НГ", "Под попу", "Всякая фигня" и т.п.  Но больше всего в квартире книг - на полках, подоконниках, стопками на полу. Если не посмотреть заранее на стул, то вашим сидением может оказаться книга.

И вот Ленка меня приглашает. Очень любопытно. Во всех отношениях.
Странно, что я увидела ленкино жилище не таким, как говорила Луша.
Квартира представляла собой сад или оранжерею. Был даже крошечный бассейн, в котором плавала одна амазонская Виктория. На круглом, с загнутыми краями листе гигантской кувшинки возлежал маленький пуделек Оська. Пальмы уходили своими кронами под потолок, апельсиновые и лимоновые деревья в кадках были усыпаны плодами. Из мебели - книжные полки и сундуки всех калибров, у окна стоял большой письменный стол, а в центре журнальный круглый, где разместились корзиночка с печеньем и ваза с фруктами. Дополняли натюрморт керамический кувшинчик с длинным горлышком и две чуть больше наперстка стопки. На полу валялись подушки из Икеи.

Хозяйка предложила мне присесть. Я устроилась по-турецки на подушку рядом со столиком. Ленка наполнила стопочки со словами:
 "Хочу предложить настойку моей бабушки Изгатухи по ее собственному рецепту "сто трав от всех хворей". Что как нельзя кстати – у меня, как видишь, насморк, а тебе надо приводить в порядок нервную систему».
На моем лице, видимо, отразилось некоторое сомнение – сколько же лет предлагаемой настойке бабушки Изгатухи, если сама Ленка наверняка уже разменяла седьмой десяток.
«Пей,  даже не думай. Изгатуха - целительница от...,- Ленка прикусила язык и скороговоркой продолжила,-  впрочем, неважно. Я ее настойкой и Женьку вылечила от радикулита и Оське в миску добавляю, если хандрит. Две-три капли, и все как рукой…Жаль, заканчивается. Бабуля, конечно, еще бы наварила, да сырье нынче не то. В прошлом году она меня обрадовала: дескать, травку просушила, в котелок сложила и вот-вот все закипит, приезжай и забирай. Я прилетела, смотрю – бабуля какая-то скукоженная, места себе не находит. Оказывается, выпила она свежей настоечки и у нее руки зачесались. Прежде у Изгатухи ладони чесались всегда к приятной неожиданности.То ящик с майоликой Врубеля в огороде раскопает, то золотой червонец ведром из колодца зачерпнет. А в последний раз зудели перед индексацией пенсии. И тоже не напрасно! Прибавка вышла аж на двести рубликов!   А тут – никакого прибытку, только почесуха перекинулась на весь организм. Ну бабуля и смекнула, что впервые настойка у нее получилась неважная.

Сначала Изгатуха грешила на муху или таракана, которые случайно могли попасть в варево. Все процедила через марлю – чисто! Значит дело в самой траве. Пошла она снова в лес на болото и повстречала на тропинке дедушку Буганю, что в тех местах старожил, ну вроде лесничего. Он-то ей и поведал, что в прошлом году в болото заповедное какие-то упыри химию  из канистр слили. Старичок аж слезу пустил. Говорит, раньше здесь белые водяные лилии с кубышкой желтой сплетались, лягушки пели, рыбка всякая водилась, а тут ему на удочку попался лещ с клыками. Буганя  бросил улов и убежал,  потому что у этой твари были такие глаза,  словно она сделку предложить хотела - в обмен на свободу исполнить любое желание. А может и зря убежал..
 Однако Изгатуха без церемоний объяснила, что пойманная им, с позволения сказать, «аквакультура» такие желания исполняет, что порядочному лешему лучше и не знать. Дескать правильно,старче, что не связался с этим мутантом. А то было бы как у Дерипаски с Настей Рыбкой….»
  «Так что с настойкой пока проблемно, - вздохнула Ленка ,-  Болотный аир жухлый,беладонна не цветет, а папоротник же, напротив , цветет, когда хочет и сколько хочет.Изгатуха уж и так, и сяк ухищрялась, применяла всякие наговоры и заговоры - напрасно. Приятельница из Баварских Альп зовет ее к себе – говорит, у них целебных трав на всех хватит.Однако бабуля сомневается - принять приглашение ей мешает гордость и ложное чувство патриотизма.»

После ленкиного рассказа мне уже и самой не терпелось дерябнуть легендарного напитка  от Изгатухи, однако помешал возникший, неведомо откуда, Женька. Одет он был в связанный из разноцветной шерсти свитерок, на левой ноге – валенок с портретом Че Геварры, на правой- лапоть. (Ничего странного. Все эти аксессуары продавались в подземном переходе вместе с корзинками и вениками). Покосившись на бутылочку, Женька обратился к хозяйке:
 "Елена, ты женщина умственная и, наверное, знаешь - шатобриан это вино или закуска?".
 " Шатобриан, Женя, - ответила Ленка,- это французский писатель и философ  18-19 веков.Неужели ты не читал его "Замогильных записок?"
 "Да знаю я его и "Записки" читал, - отмахнулся сосед, - у нас на "курсах сомелье" слово шатобриан упоминали вроде в другом смысле - гастрономическом. Вот зашел уточнить."
 "Тогда, точно, закуска",- заявила Ленка.
 "А я, полагаю, что шатобриан, все же, замковое вино,- раздумчиво произнес Женюра и, помявшись, робко, словно невзначай, промямлил, - У меня немного в ухе шумит, мне бы полечиться». И он выразительно посмотрел на кувшинчик.

На лице хозяйки появилась недовольная гримаса и она не налила – накапала Жене в стопочку драгоценное зелье со словами «пей и иди с миром». Вместо благодарности Женька пробубнил:
 "У тебя сейчас лицо, как у уборщицы на наших курсах. Она всегда поливает цветы с таким видом, словно хочет перекусить стебли".
После этих слов он слизнул содержимое стопки и пропал. Так же внезапно, как и появился.
Ленка возмутилась:
"Вот это мило! Мне еще никто не делал таких комплиментов. Где я и где уборщица ?Свалился, как гроб на голову, и уверен, что осчастливил. Пусть на своих курсах сомелье упражняется в остроумии."
 Я к этому моменту уже успела принять свою дозу, расслабилась, перестала чему-либо удивляться и несколько развязным тоном объявила:
 "По мне, так Женька и "курсы сомелье" вещи несовместные",- и засмеялась, представив дегустирующим изысканные вина соседа, обутого в валенок и лапоть.
 "А ты, вообще, знаешь. кто такой Женька?"- усмехнулась моя визави.
 "И кто же?"
 "Он домовой в подъезде. А карьеру начинал еще в имении князей Голицыных  и всем потомкам этого рода вроде дядьки-опекуна".

Чудно, но я приняла услышанное как должное.
 "В 1902 году, - продолжила Лена, - Евгений потерял след самого младшего отпрыска Голицыных. Искал, но найти не смог - революции, войны. Лет двадцать назад чутье привело его в наш дом -  уж как-то там ему стало ведомо, что здесь проживают дальние потомки Голицыных, но где, и кто и под какой фамилией, он распознать не может. Все архивы перерыл - бесполезно."
 "Это понятно,- поддержала я мысль, - вот моего прадеда подбросили цыгане и бог весть какого он роду-племени. В Пушкино дело было, тоже в 1902 году. Его усыновители - люди незнатные. Отец - сельский фельдшер, а мать домохозяйка. Всегда мечтали о сыне,  и, не раздумывая, приняли малыша, хотя  в  семье было уже четыре дочери - все пухленькие и с русыми косами. А прадед, напротив, был темноволос, смугл и с несколько раскосыми глазами. Моя мама, и я, и, особенно, Лушка - мы все в него. "
 "Хм, надо будет Женьке твою историю рассказать, может его это взбодрит. А то он  интерес к работе совсем потерял. Ленивый домовой — это такой же нонсенс, как чеченский гей. "
 "Скажи, у тебя  потолок не трясется?" - вдруг вспомнила Ленка.
 "Трясется".
 "А у меня пол вибрирует. Так у нас работает лебедка, что тянет лифт. Я Евгению тысячу раз говорила - приведи лифт в порядок! А он все отмахивался. Вот я под Новый год лифт и заговорила, когда Женька в него вошел. Нахалов и дураков наказывать надо. Посидел там часок, сразу смазал, чего требуется. Обрати внимание, ничего больше не дрожит. Хуже нет, чем зависеть от ненадежных и необязательных личностей. И что это за домовой такой, который дома почти не бывает? Пыли в его квартире, как в сборнике пылесоса, а весь его фарфор мхом зарос."
 "А где он столько антиквариата набрал",- поинтересовалась я.
 "Когда ему что надо - он тут как тут.  Сразу узнает, у  кого что ценное в доме разбилось, и не успеет хозяин выбросить осколки, как Женька их к себе тянет. Ему разбитую вещь вернуть в прежнее состояние ничего не стоит. Домовой все же! Опять же квалификацию свою постоянно повышает."
Ленка  второй раз наполнила стопочки  и продолжила:
 " Видела в парке розовый особнячок? Вот где Женька со своими дружками-домовыми тусуется. У них там кружки по интересам - домоводство, психоанализ, курсы сомелье, бильярд, карты Таро и  просто карты. К ним и духи окрестные на огонек забредают. Посему скучать  ему  некогда, но и работать тоже недосуг. А ведь надо наш дом хранить, он особенный, с своей историей".
 "Правда, - оговорилась Елена, -  справедливости ради скажу, что Евгений и домовые из других подъездов его отстояли, когда одна нахрапистая бизнес-вумен, бойко уничтожавшая историческую застройку города под покровительством своего сановного мужа,  пожелала наше с вами жилье, как наследие сталинизма,  упразднить, и возвести здесь  элитный  жилой комплекс "Семь чудес света" - пирамидальная крыша Хеопса, навесные парковки,  общий вид здания повторяет гробницу Мавсола в Галикарнасе. А всех нас, жильцов, собирались этапировать в Муркино.»
« Видела я это Муркино, - горячо поддержала я беседу, - один дом  - отапливается исключительно солнечными батареями, другой - а ля голубятня, весь опутан пожарными лестницами, а четвертый -  покрашен таким хитрым составом, что открывается взору как гималайский восьмитысячник всего на несколько часов, за что и прозван в народе "муркина крыша" по аналогии с крышей мира. Вот такой эксклюзивный архитектурный  проект - Хундертвассер для бедных.»
Ленка закивала головой:
«Естественно, подобного надругательства над людьми домовые уже снести не смогли, и объединенными усилиями спровадили оборзевшую парочку хапуг.  Мужа-коррупционера в отставку, а бизнес-жену его талантливую -  в Лондон.»
«Посмотрим, как она там развернется, - хмыкнула я, - кто знает, может ей и удастся провести капитальный ремонт Букингемского дворца с отселением королевской семьи в музей восковых фигур!"
Наш разговор прервал Осик. Песик несколько раз тявкнул. Мордочка у пуделька стала печальная, он поджал ушки и взвизгнул.
 "Так-так, - сказала Ленка, - погода  меняется. Если Осик ушки поджимает, значит он всех жалеет. А жалко ему всех, когда дождь идет и нельзя долго гулять. И что это за зима такая? Сегодня снег, а завтра уже дождь. Экология - совсем никуда".
 " А мне завтра в Икею надо, - посетовала она, - заряжать вещи положительной энергией. Купит кто к примеру кружку или свечку, мной заряженную, и все у него будет хорошо, пока свечка не сгорит или кружка не разобьется."
 "Лен, а ты кто?"- спросила я в лоб.
 "Ведьмы мы. Простые русские ведьмы!"
 "И на метле летать умеешь?"
 "Летать на метле приятно только в хорошую теплую погоду, то есть летом. В остальные сезоны предпочитаю добираться на метро. Там тепло, сухо и всегда можно устроить, чтобы поезд подошел пустой, только что из депо. Да, я тут заболталась и чуть не забыла: тебе же до конца месяца надо ответить на один вопрос, так? Мой тебе совет - я знаю, ты человек некомпанейский, но если тебя в ближайшее время куда-нибудь пригласят, не отказывайся,"-  она поднялась, тем самым давая понять, что аудиенция закончена.

В четыре часа, из школы, как обычно, вернулась Луша. Но не одна. На руках она держала белого пушистого котенка в черную полоску - вылитую копию тигренка, символа корейской зимней олимпиады. Котенок был чудо. На мой немой вопрос, ребенок ответил:
 "Мне его Христофор подарил. На остановке".
 "Христофор, это кто?"- спросила я, забирая из рук Луши котенка, чтобы она могла раздеться.
 "Мам, ты что, не в нашем районе живешь? Кто ж Христофора не знает? Он же самый прикольный бомж во всей Москве. Папа вообще считает, что он суфий и глаголет истину."
 "Не знаю я никакого бомжа-суфия",- отвечала я вслух, поглаживая котенка. А про себя подумала, что все-таки, пожалуй, знаю.
 "Он еще с ложкой ходит и со всеми разговаривает, - стала объяснять Лушка, -  люди его жалеют и иногда что-то дают. Недавно  дворник-таджик подарил почти новый зонт. На помойке кто-то оставил, в другой раз "армян"из швейной мастерской  в нашей подворотне дал термос со словами "Христофор джан, пагрейся, выпей заварчик из каструлчика, погода хуже сабака".  А сегодня. не поверишь, одна красивая индианка отдала Христофору свой шарф. Между прочим, дорогущий, из пашмины."
 "С чего бы это?",- спросила я.
 "Прикинь, он с ней на хинди заговорил. Сама слышала. Она такси ждала. а Христофор подошел, сложил руки под подбородком. Типа "намасте". И давай на хинди трепаться. Они долго разговаривали. Потом такси подъехало и индианка, прежде, чем в сесть в машину, сунула в руки Христофору шарф и помахала на прощание. А дальше Христофор мне говорит: " По закону кармы, если тебе что-то подарили, ты, в ответ, тоже должен что-то подарить. Иначе в небесной канцелярии за тобой будет числиться должок. А когда долги накапливаются, их там взыскивают с процентами. Поэтому, Дунька, я тебе тоже сейчас сделаю подарок." Смотрю. а у него из рукава вдруг маленькая белая мордочка выглянула. Ну вот, все рассказала,"- закруглилась Луша.
 "А чего это он тебя Дунькой назвал?"- спросила я
"Да какая разница,"-  бросила Луша и полетела в ванную.
Остатки здравого смысла удержали меня от того, чтобы немедленно устроить непосредственное знакомство кота-тигренка с Басей Менделевной и Тузенбахом. Уже зная, в каком "N-мерном пространстве" обитают звери Христофора, я решилась попросить Альбину передержать пару дней котенка у себя. Пусть его осмотрит ветеринар и сделает все прививки и анализы, прежде чем, мы его "укотячим" окончательно. Предвидя Лушкины вопли на этот счет, я не стала дожидаться, когда она выйдет из ванной и поспешила к соседке.
Дверь ее квартиры оказалась приоткрыта ( Женькины привычки) и я вошла без звонка. В комнате велся разговор на повышенных тонах.

 "Эта курляндская герцогиня посмела из русского князя сделать шута, который подавал за столом квас, а царские гости веселья ради тем недопитым квасом ему в лицо плескали.  К концу обеда на Голицыне не бывало сухой нитки. И прозвище ему дали соответствующее - "квасник". Князь же, какое христианское смирение! - восхищался Женя ,- все унижения  сносил кротко. И даже затеянную "царицкой" на потеху всего Петербурга шутовскую свадьбу свою с калмычкой Авдотьей Бужениновой, и брачную ночь в ледяном доме смог достойно пережить. А как благороден был -  когда вышел из опалы, от Бужениновой не отрекся и признал ее своей женой перед Богом и людьми! И все оттого, что для таких людей единственный выбор — это выбор чести!" 
Полагая, что Женька свою речь закончил, я хотела войти, но тут заговорила Альбина:
 " Не при чем здесь смирение. Князя твоего Дуня Буженинова спасла. И там, в ледяном доме, когда на свое жемчужное ожерелье выменяла тулупы у стражников, и потом, когда кусала за руки его обидчиков. Она же Голицына и утешала:
  "Что ж делать, батюшка, стало быть, работа у нас такая".
Дунька  не случайно у царицы в любимицах ходила. Никто так остроумно не шутил и не плясал, как она.  Бабка у нее была сильная шаманка. Умела обращаться в белого тигра, который являлся их родовым тотемом. Когда царские люди внучку в Петербург на потеху во дворец  забирали, бабка дала ей с собой обереги - когти и обрезки тигриной шкуры и велела на платье нашивать. Дуня так и делала, пока в шутихах ходила. А когда преемница Анны Иоанновны - Анна Леопольдовна всех шутов при дворе отпустила на волю, а Голицыну вернула его поместье в Архангельском, Дуня сказала князю "я тебе теперь не ровня". Но он любил ее и увез с собой в Москву. Как Дуня стала княгиней и наряды начала носить подобающие, то о шаманских оберегах забыла - не прилаживались они к благородным тканям. Потому и умерла через два года."

Я заслушалась рассказом Альбины, но тут в коридоре возникла моя дочь и с глубоким негодованием произнесла:
 "Мамаша, а куда это вы с моим тигренком направились? Пристроить кому хотите?"
 "Да я его только на пару дней, пока ветеринар не осмотрит. Мало ли что: блохи, вирусы, а мы его к нашим котам сразу".
 "Он здоров, - отчеканила моя дочь,- мне Христофор его вместе с паспортом отдал."
 "Чего ж сразу не сказала?"- упрекнула я.
 "Не успела,"- грубоватым тоном ответила Луша и забрала котенка.
Мы втроем вернулись в свою квартиру. Луша отпустила котенка знакомиться с сородичами, а я спросила:
 "Твой тигренок мальчик или девочка? И вообще, как его звать?".
 "Надо посмотреть в паспорте",- сказала Луша.
В документе, выданном Христофором, в графе "имя" значилось "мой Марихен", "возраст"- "так уж мал", "порода" - "чебоксарская голубая".
 "Да, непрост наш бомж",- задумчиво произнесла Луша и закрыла паспорт.
 "И даже не лишен эрудиции, если знает старинные стихи Аксакова "мой Марихен так уж мал...", - добавила я.
 "Так там, вроде, не Марихен, а Лизочек",- возразила дочка.
 "Лизочком Марихена сделал Чайковский Петр Ильич, когда сочинял музыку к этому стихотворению. Кажется, Лизочком звали маленькую племянницу композитора".
«Лично мне ни Марихен, ни Лизочек не нравятся, назову его Козюлькой», - подытожил ребенок.
Я пожала плечами:
"С девочкой-эльфом, о которой это стихотворение, имя Козюлька как-то не очень вяжется."
"А для котенка вполне acceptable", - сказала Луша и я не нашла,что ей на это возразить.


Рецензии
хорошо пишите-может и мое глянете---http://www.proza.ru/2011/11/20/915

Таня Устоева   06.10.2018 23:26     Заявить о нарушении