Емелька крупный убил!

Было то давно, поди уж быльем поросло, но нет, нет, да встрепенется что то внутри, напомнит.
Чтобы не пропадало - поведаю.

Война с японцами еще, вроде, не началась, но предпосылки уже были.
На этом суровом фоне, в далеком селе Колунец, что в среднем течении Волги, которая раньше звалась Ителем, а до этого просто Ра, наступила зима.

Зима не то чтобы пришла внезапно и неожиданно - как в современные города, напротив - все ее ждали и готовились.

Ну а зимой,  что делать то?

Правильно - плести лапти, ухаживать за скотиной, разгребать снег, обсуждать отличие староверия от нововерия, а если останется немного времени - ходить в гости, пить запасенный квас или чего покрепче и петь песни.

Молодежь для таких целей кооперировалась (слово то какое - новомодное) по улицам и снимала у какой - нибудь одинокой старушки комнатенку, в которой и устраивала (нет не оргии - слова тогда такого еще не знали), но посиделки.

В один из таких зимних вечеров трое парней с соседней улицы и забрели в поисках такой местной избы собраний.

Но до избы дойти им не удалось, поскольку навстречу на плохо освещенной (освещение сводилось к луне) улице им повстречалась ватага местных парней.

Увидев пришлых местные радостно улюлюкая кинулись их, естественно, бить (а вы думали).

Понимая, что местных больше и в целях сбережения своего здоровья пришлые бросились наутек огородами да сугробами.

Один из пришлых, понимаю, что по снежной целине далеко не уйдет, схоронился в сугроб, чем вызвал немалое удивление преследователей - мол трое же было?

Можно сказать, что третьему повезло, поскольку один из преследователей в процессе погони отломал от забора оглоблю и догнав одного из убегавших со всей дури опустил ее на область шапки и, соответственно, головы территориально - чуждого пацана.

Последний в результате воздействия быстренько упал и больше не поднимался.

Уяснив в процессе пинания со средне - выраженным чувством озлобления упавшего противника, что тот не планирует сопротивляться и вообще как -  то слишком инертен, местные задумались.

В результате нехитрой мыслительной деятельности для местных парней стал понятен дальнейший сценарий поведения - тикать отсюдова, чем они с успехом и воспользовались.

Через какое - то время  из сугроба вылез третий убегавший и  не добившись от лежащего парня реакции, которую обычно проявляют живые люди, бросился по улице с криком: "убили"!

Спустя не очень продолжительное время крики размножились и стали несколько более информативными - "Емелька крупный убил"!

Крупный это не от больших размеров, а скорее от их отсутствия.

Далее последовали нехитрые розыскные действия по поиску упомянутого Емельки, проводившиеся силами, собственно, жителей села.

Поиски ожидаемого результата не дали.

Тут в нашем повествовании нужно сделать небольшое отступление.

В Российской империи (она же тюрьма народов) с полицией было плохо. То есть где то она, наверное, была но в большинстве деревень, сел и местечек ее не видели, да в городах ее было не то чтобы на каждом углу. В империи даже с пограничниками было не очень, их под названием "Пограничная стража" создал только Александр 3 в 80-х годах 19 века. Означенных погранстражников было 30 с небольшим тысяч на всю госграницу.
В результате таких недоработок в тюрьме народов несчастное население мучило себя по большей части, видимо,  самостоятельно.
Хорошо, что в дальнейшем все стало на свои места.

В результате ходоки от села пошли в близлежайший город в котором то и смогли найти искомое, то есть полицию, которая разослана ориентировку по этому и соседним районам, идущим в направлении ближайших крупных городов, в которых мог затеряться убивец  - Симбирска и Казани.

Ориентировка помогла, беглеца отловили в одной из деревень на подходе к Казани, после чего на перекладных телегах доставили, нет  не в полицию, а в село Колунец, так сказать, на место преступления. 

Далее предоставим слово очевидцам:
"Привезли его в одной холщовой рубахе, да в таких же штанах на телеге связанного, а на улице мороз, градусов за 20.

Народ собрался - шумят, тут и родственники Емельки и убитого им.

Вторые плачут - просят передать полиции".

(В империи тогда за убийство из хулиганских и экономических побуждений смертной казни не было - отправляли на каторгу.
На каторге в итоге попадались экземпляры, убившие по нескольку десятков человек и регулярно оттуда освобождавшиеся или сбегавшие.
Такой немного странный подход пошел, наверное, от Владимира Святославовича, который на предложение церковных иерархов о казнях разбойников отвествовал примерно следующее: "Как же мне христианину  нарушить заповедь Не убий?").

Однако и первые не молчат, требуют справедливости. Тут же и способ озвучили - живым его закопать (и то правда - ведь не убивают же).

В деревнях тогда с лета рыли на погостах и кладбищах могилы, чтобы зимой покойников хоронить можно было.

К такой могиле и потащили, понукая, Емельку.

"А он босиком по снегу идет, а холодно - жуть, сами то в валенках и то мерзнешь, с одной ноги на другую прыгаешь, руками в  варежках об себя хлопаешь.

Поставили Емельку перед могилой. Делов то осталось - толкнуть, да каждому по горсти земли бросить и все!"

Но мнется народ, смущается - грех то никому на душу брать не хочется.

Тут же родные Емельки - плачут, убиваются.

А холодно!

Тогда из толпы кто то крикнул - а давайте отпустим, намаялся парень то уже!

Толпа зашумела одобрительно, кто то Емельке веревку разрезал, а тот прямо так - босиком и в овраг прыгнул, потом домой заскочил, оделся и больше его никто не видел".

 


   



 

 

 




 



 


Рецензии
А как же око за око? Кровь за кровь?

Вадим Бережной   24.11.2018 10:10     Заявить о нарушении