Стенка на стенку

- Не устоим!.. Сломают они нас!.. Раздавят, как щенков..
Смотри, Иван, какие они быки здоровые. Откормленные, прям на убой.. Все как на подбор, что хряки... Замнут только одной весовой категорией..
Масса то какая мощная.. Сломают нас, Ваня.. Как пить дать, легко не отделаемся.. Уже по рожам их видно, шутить не будут.. Вон, видишь, как дубинами играют.. Голыми руками мы их не одолеем и переговоров никаких не будет.. Таких маргаринов вместо мозгов точно не убедить, что они неправы...
Может отступим подобру по здорову, пока не поздно?.. Ну его нафиг?.. Опять в ментовке будем до утра сидеть избитые, покалеченные, еще и сами виноватые останемся, объяснительные будем писать, а этим хоть бы хны, все с рук сойдет.. Только административок еще больше нам прибавится, денег то и так нет, прошлые не оплачены,.. А не дай Бог, на этот раз по серьезному переломают и все, считай - пиши пропало... Никто не поможет... Сам знаешь, на работе то тоже больных драчунов не держат.. Не поймут, так сказать..
- Не паникуй, Петр.. На нас люди смотрят, за правое дело выступаем!.. Когда бандиты деньги отбирают, молчать и отступать не надо! Надо отпор давать, а не показывать что ты трус и ничего не можешь!.
Вон, смотри лучше, какой пример собравшейся молодежи подаешь.. Видишь, они не побоялись прийти выступить против произвола..
Мы сейчас отстаиваем и их право на достойную жизнь.

Две живые стенки друг на против друга готовились к главному действию образовавшегося события.
Черная суровая стена, несомненно была лучше подготовлена к противостоянию своему противнику...
Она состояла из крепких молодых мужчин силового подразделения государственной власти, выделяющихся среди подобных структур своими натренированными физическими формами, натасканных, как дрессированные собаки против подобных действий гражданских недовольных масс. Они все были надежно экипированы средствами самозащиты и вооружены, вполне действенными предметами, чтобы быть убедительными и немедленно показать насколько закон готов себя защищать..
 Закон, который представляют они.
По этому, какая бы организованная ни была стенка гражданских лиц, переполненных своим праведным гневом, как бы не выступала со своими справедливыми душекричащими лозунгами, -
"Мы против воровства наших пенсий!"..
"Хватит грабить и обворовывать свой народ!"..
"Пенсионная реформа есть геноцид собственного народа!", собравшимся активным гражданам было очевидно и понятно, что при направленном тем же законом, в определенное направление случае, инкриминировать им будут те статьи, которые как нельзя кстати подходят под признаки.."разжигание ненависти к действующей власти".. или .. " направленные действия к смене действующей власти"..
Но, с этой несправедливой действительностью, отношением власти к гражданскому обществу, из которого значительная часть не доживет до своей не только до заслуженной настоящей  достойной пенсии, надо было что то делать...

Иван Николаевич, давно угнетенный мыслями о такой социальной несправедливости вглядывался за стекла шлемов черной стены непонимания напротив. Он пытался поймать глаза этих бойцов, облаченных в панцири и похожих на роботов.. Пытался понять, что выражают эти глаза за бронированным стеклом.. Каким они видят окружающий их мир и обычных гражданских людей напротив них.. Понимают они, что эти люди без панцирей не пришли с чужих земель чтоб поработить и ограбить государство, которому они служат, что люди пришли выразить свой протест против произвола правительственного уровня.,то что происходит на сегодняшней день это уже предел всему.. Это можно сказать гражданская война с применением действенного страшного оружия.. Изморение своего народа нищетой..   
Глаза за стеклом не проявляли никакого сочувствия, эти глаза, похоже, никогда не испытывали милосердия, даже если б в шлем поступила команда, что этот беспорядок устроили их пожилые родители, папа - машинист локомотива дальнего следования и мама медсестра детской областной больницы, у которых здоровья только только, чтобы как то держаться и ходить на работу. Бей их дубинкой! Разгоняй!.. Так требует закон.. Ты - боец правопорядка, сын закона. Законы пишет не уличная истеричная толпа. Исполняй! За это, твой срок выхода на пенсию значительно сокращен.. Сорок три года.. Это достойное тебе вознаграждение за верность справедливому закону. Здесь и сейчас перед тобой жалкие бунтари, подстрекаемые врагами нашей государственной системы, а значит они уже не заслужили улучшения своего социального положения... Так думал Иван Николаевич, заслуженный почетный мастер своего трудового коллектива, отдавший своему производству и на благо общества тридцать пять лет своей сознательной жизни.

После окончания описываемого фрагмента прошедших событий с разгоном силовиками митинга граждан, выступающих против повышения пенсионного возраста, Иван Николаевич умер дома от инфаркта..
Насильственных следов смерти обнаружено не было.
Только на плече след гематомы, предположительно от удара тяжелым резиновым предметом.
Поговаривают, что он, узнал в рядах силовиков своего сына..
Иван Николаевич, был во всем справедливым человеком.. Он был наставником, передавая рабочий опыт молодым специалистам, учил их жить с честью и достоинством.
Николай Иванович погиб в неравной битве против государственного произвола, рассчитывая что участвуя в митинге он способствует достучаться до непроницаемых стен, за которыми сидят люди избранные такими же как он сам.. Показать им, что происходит с другой наружный стороны стены, от чего те отгородились своими экипированными роботами.

 


Рецензии