Сны Обо. Монах

Однажды один монах отправился в путь. Конечно, тогда монах ещё не знал, что он — монах, и что дорога — его призвание. На тот момент ему казалось, что он просто хочет порадовать свою бабушку и показать ей огромный мир за пределами родного посёлка.

Он купил два билета в бейдзин, ничем не объясняя свой выбор. Бабушка очень удивилась подарку, но промолчала. Она вряд ли могла с точностью показать на карте где это — бейдзин, но неизвестность странно взволновала старушку.

У монаха была большая добрая собака, которую тот любил, и которая радовалась каждый раз, когда монах брал её с собой. Но он редко так поступал, пугаясь всех тех хлопот, которые может принести большая добрая собака. Бабушка, зная о сомнениях внука, втайне взяла собаку в аэропорт, поехав другим путём.

Монах разозлился, увидев нежданного попутчика, но подумал: «И правда, а чего я боюсь?», и взял собаку с собой.

На удивление, всё прошло гладко. Не было проблем ни со взлётом, ни с посадкой. Все работники, таможенники и экипаж разом забыли про тысячи выдуманных правил и вели себя вежливо и обходительно с большим и добрым псом.

Всё случившееся походило на маленькое чудо, и монах впервые почувствовал что-то доселе неизведанное — умиротворение. Так он и стал монахом, хотя еще и не до конца осознал это.

Путешествовали монах, бабушка и собака по бейдзину целый день, пока не настал вечер, и не пришла пора искать ночлег. Оказалось, что в гостинице, которую монах выбрал наугад, были специальные комнаты для собак, но находились они в подвале, а монаха с бабушкой поселили высоко. Попрощавшись со старушкой у лифта, монах нехотя спустился по лестнице.

Подойдя к улыбающейся сотруднице, монах попросил позаботиться о своём питомце, но та выпучила глаза и отказалась забирать пса, сказав, что у них нет клеток для таких больших и добрых животных. Монах вскипел и хотел было ругаться, но вдруг подумал: «Это всё глупая бабушка! Зачем я её послушал?!»

Он взбежал до вестибюля и наскоро привязал собаку у лифта. Та смотрела на хозяина своими большими грустными глазами и не понимала, почему тот снова уходит.

Нажав на самый высокий этаж, монах приготовился высказать своей бестолковой бабушке, всё, что он думает, но вместе с этажами мимо монаха начали проноситься и годы.

В один год он был мудрым монахом, а в следующий — глупым. Год он насмехался над своей верой, а год яро доказывал старому другу, что познал Истину. И когда лифт остановился, то монах вспомнил, что бабушки уже нет.

Дверь отворилась, и монах увидел, что отель тоже исчез. Вокруг были лишь развалины, и тысячи тусклых пылинок кружились в сумеречной пустоте. Лифт превратился в околоченный досками ящик и на невидимых нитях висел в воздухе. Монаха внезапно переполнила злоба, и он закричал.

Монах очнулся посреди прекрасного сада. Где-то там, за стенами, шумел беспокойный бейдзин, но его суета не проникала в одинокий, обложенный многоэтажками, монастырь.

Монах встал и побрёл босиком по бескрайне зеленой траве. Его ум вспыхивал каждый раз, когда стопы пронзали острые камни, но тут же успокаивался от ощущения редких лужиц и утренней росы под ногами. Рядом прохаживались братья в разноцветных одеждах и каждый думал о своём.

А бабушки и собаки давно уже не было. Однако монах не чувствовал утраты, а шёл себе дальше, иногда споря в уме с другом, которого тоже не было.


Рецензии