Глава 34. Скелеты в шкафу. Жестокий урок

В ГЛАВЕ ПРИСУТСТВУЕТ ЭРОТИКА.



                ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ.


... - Привет, бизнесмен. Как жизнь молодая? - позвонив по телефону, сказал Алексей Михайлович.

- Привет, профессор. У меня всё прекрасно, - ответил абонент на другом конце линии. - У тебя что-то случилось?

- Случилось. Нужно одну девочку примерно наказать. Угрожать мне вздумала.

- Залетела, что ли?

- Залетела, - вздохнул Алексей Михайлович.

- Студенточка?

- Естественно. У меня других девочек нету.

- Да-а, неприятная история, - протяжно произнёс голос в трубке. - Откупись от неё. Бедные студентки за сотню всё проглотят.

- Эта не проглотит.

- Почему?

- Потому, что не нуждается в деньгах.

- Москвичка?

- Москвичка. И папа у неё крутой.

- Бизнесмен?

- Нет, генерал КГБ.

- Ни хрена себе. Зачем же ты её трахнул?

- Красивая очень.

- Так генеральская дочка.

- У нас в институте половина студенток, дочки высокопоставленных чиновников и генералов. Что же теперь, никого не трахать?

- А ты уверен, что она от тебя забеременела?

- По срокам - всё сходится.

- По срокам, - усмехнулся мужчина. - Она могла тебе дать днём, а вечером дать другому. Вот и все сроки.

- Да хрен с ней, теперь это не так важно. Эдик, девочку надо наказать - поставить на круг.

- Да нет проблем - поставим.

- Только без анального секса.

- А почему, без анального? Для пьяниц водка без пива - не пьянка, а для меня секс без анального секса - не секс.

- Эдик, если ты, своим членом, порвёшь ей жопу, то её папа порвёт жопы нам. Ты этого хочешь?

- Не хочу. А ты свою студентку не трахнул в задницу?

- Не трахнул, - буркнул Алексей Михайлович.

- А в рот?

- И в рот не трахал. Я предложил ей заняться анальным и оральным сексом, но она отказалась, а помня о том, где работает её папа, настаивать не стал. Я Костику и Серёге уже сообщил о мероприятии. Вы втроём будете по-очереди трахать её, а я буду весь процесс снимать на видеокамеру.

- Хорошо. А если она про нашу групповуху папе-генералу расскажет?

- Не расскажет. Видеокассета будет нашей страховкой. Я думаю, она не захочет огласки.

- Так, может, она про анальный секс не расскажет папе? У меня не такой большой член, чтобы порвать ей жопу.

- Эдик, я не хочу рисковать и тебе не советую. А если расскажет и докажет? Пойдёт в больницу и там сразу определят, что в её заднице побывал член. Мне Москву на Магадан менять не хочется.

- Да, пожалуй, ты прав. Ладно, оставим её жопу нетронутой, и в рот не будем ей кончать. Просто трахнем. Хотя, мне очень нравится анальный и оральный секс, - с явным сожалением вздохнул Эдик. - Девчонку будем колоть?

- Естественно. Готовь свой чудодейственный препарат. Вставишь ей двойную дозу.

- Ты что, рехнулся? А если у неё крышу сорвёт? Я за последствия не хочу отвечать.

- Под мою ответственность.

- Тогда договорились.

- Ладно, встретимся в субботу у тебя на даче.

- Да-а, первый раз буду трахать генеральскую дочку, - протяжно произнёс голос в трубке.

- Да, какая разница, генеральская дочь, или дочь доярки. Дырки у всех одинаковые, - усмехнулся преподаватель.

- Нет, не скажи. Голубая кровь, девочка из высшего общества, это придаёт процессу совокупления особый шарм. Хорошо, привози в субботу свою пациентку, мы её вылечим. На всю жизнь запомнит, - сказал мужчина, и отключился от сети...



               
               


... - Я договорился с врачом, который сделает тебе аборт, - встретив Наташу в холле института, сказал Алексей Михайлович. - Только операцию он будет делать не в больнице, а у себя на даче.

- Почему не в больнице? - насторожилась Наташа.

- Ты же не хочешь огласки? А в больнице потребуют от тебя все данные: имя, фамилию, год рождения, домашний адрес...

- Не дай Бог, - прошептала побледневшая Наташа.

- Я тоже думаю, что огласка тебе не нужна. Так ты согласна сделать операцию не в стационаре, а на даче у врача?

- Согласна, - вздохнула Наташа. - У меня нет другого выхода.

- Выход всегда есть, надо только найти правильный, - усмехнувшись уголками губ, сказал преподаватель. Ты можешь в субботу отлучиться из дома на весь день?

- Смогу.

- Тогда встречаемся в субботу - в восемь утром у Большого театра.

- Хорошо, я приду, - сказала Наташа и, опустив голову, медленно пошла по коридору, а Алексей Михайлович смотрел ей вслед и усмехался...





... - Проходите, милая девушка, - доброжелательно улыбнувшись Наташе, сказал мужчина в белоснежном халате. Меня зовут Эдуард Ефимович. Позвольте узнать ваше имя.

- Меня зовут Наташа, - сказала девушка, и осмотрелась вокруг. Комната, действительно, была оборудована, как кабинет доктора. На стенах - медицинские плакаты, диван и топчан, застеленные белоснежными простынями. И доктор выглядел явно старше Алексея Михайловича. Увидев всё это - Наташа успокоилась.

- Алексей Михайлович рассказал мне о вашей проблеме. Что поделаешь, многие в юности допускают ошибки, за которые потом приходится расплачиваться. Вы твёрдо решили избавиться от беременности?

- Да, твёрдо, - тихо сказала Наташа.

- Тогда ложитесь на топчан - я осмотрю вас, - сказал доктор.

- Пусть он выйдет, - сказала Наташа, кивком головы указав на преподавателя.

- Уважаемый, покиньте кабинет, - обращаясь к Алексею Михайловичу, сказал доктор.

Тот усмехнулся, и молча вышел за дверь.

- Боитесь боли? - спросил доктор.

- Боюсь, - честно призналась Наташа.

- Тогда я сделаю вам укольчик, - сказал доктор и взял со стола шприц...



...Наташа на несколько минут отключилась, а когда пришла в себя, увидела полностью обнажённого доктора, рядом ещё двоих обнажённых мужчин, и преподавателя с видеокамерой в руках.

- Нет, не надо! Я не хочу! Я папе расскажу, он вас посадит в тюрьму! - догадавшись, что сейчас с ней произойдёт, закричала Наташа и попыталась подняться, но ей это не удалось - её руки и ноги были привязаны к деталям кресла.

- Расскажешь и покажешь, Алексей Михайлович подарит тебе копию видеокассеты. Да ты не бойся, мы не сделаем тебе больно. Только поможем избавиться от беременности. Ты же за этим сюда пришла? - улыбаясь, сказал доктор, и направил в неё свою возбуждённую плоть. Почувствовав внутри его член, Наташа громко вскрикнула...



...После того, как Эдика кончил, его сменил Костик, а Костика - Сергей. А преподаватель, с усмешкой на губах, снимал всё происходящее на видеокамеру...


... - А ты точно трахал эту девочку? - спросил Эдик Алексея Михайловича.

- Трахал. Почти месяц, - ответил тот. - А почему ты спросил?

- Да у меня сложилось такое впечатление, что ломал девочке целку. Очень узкое у неё влагалище.

- Трахал я её. А влагалище у девочки действительно, очень узкое. Мне нравилось.

- И мне очень понравилось. Хочу ещё.

- Трахай её, сколько захочешь...





...Наташа, под прессингом отца, рассказала про изнасилование, и написала заявлению на преподавателя института и троих его друзей. Было заведено уголовное дело. Все четверо на допросе отрицали свою вину, но при обыске на квартире Алексея Михайловича нашли несколько десятков видеокассет, на которых были запечатлены эпизоды его "консультаций на дому" с разными студентками. Была среди прочих кассет обнаружена и кассета с эпизодами секса преподавателя и его друзей, с Наташей Еремеевой. Все четверо под тяжестью улик сознались, что имели с ней половые контакты, но при этом отрицали факт изнасилования.

- Всё происходило по согласию, - говорили они, и следствие было вынуждено признать их правоту. На видеокассете отчётливо было видно, с какой страстью и наслаждением Наташа отдавалась мужчинам, как громко стонала и двигала бёдрами не только вверх-вниз, но из стороны в сторону. Её слова о том, что ей ввели в организм какие-то возбуждающие и подавляющий её волю, препараты, не нашли подтверждения, так как никаких препаратов и наркотических средств ни в квартире Алексея Михайловича, ни в квартирах других фигурантов по делу об изнасиловании, найдено не было. Но, генерал КГБ - Еремеев, подключил все свои многочисленные связи в высших эшелонах власти, и все четверо сели на скамью подсудимых. Генералу этого показалось мало, и он навестил с дружеским визитом начальника СИЗО, и буквально через неделю после его посещения, всех четверых "опустили" в камерах...
               

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.


Рецензии