Катарсис глава одиннадцатая

Моя гордость сломалась на третий день тишины. Я пытался позвонить Николь, но ее телефон был недоступен. Мне хотелось услышать ее голос, и это чувство, словно нож, оставленный внутри моей грудной клетки, вызывал чувство жуткого дискомфорта.
Я вновь сорвался и начал пить, прогуливать работу. Начальство присылало мне гневные сообщения, но все это было неважно. Уйдя в себя, я не искал дорогу обратно. Одиночество – это все, что мною двигало. Мне хотелось спать с кем-то, держать чьи-то руки в своих, даже лгать самому себе, лишь бы не чувствовать одиночества. Внешний мир рассыпался, словно фигурка из песка. Музыка лилась вместе с потоком моих бесконечных мыслей и время от времени выдавала через динамики: «Впилась занозой в сердце мое стрела Купидона».

На фоне алкогольного трипа у меня началась бессонница, мысли наваливались тяжелой ношей. Лежа с закрытыми глазами в кромешной тьме, я размышлял о том, что было бы, если бы я попал в прошлое и смог изменить то, к чему меня привели последние события. Знать бы только – что, но главное – сделать первый шаг к этому. Каждый раз, когда в моей жизни происходило то или иное событие, после которого мне, мягко говоря, было неприятно, я всегда представлял, что я смог бы изменить, если бы чудом оказался в прошедшем отрезке времени.

Когда я понял, что сегодня мне точно не уснуть, вышел на балкон. На водной глади неба колыхались звезды, а между ними тускло светила Луна. Луна была для меня чем-то большим, чем пустынной планетой с тысячами кратеров. В детстве мне рассказывали историю о мальчике, который жил, несчастный, у злой мачехи. По вечерам она посылала его за водой, и в один из таких вечеров мальчик, впадая в отчаяние, попросил Луну забрать его к себе. Так оно и случилось. И теперь, если приглядеться внимательно к светилу, можно увидеть образ паренька с двумя ведерками воды. Но история остается только историей, и даже если бы я попросил о том же от всего сердца, то остался бы доживать свои дни на родной планете. Тоска одолела меня, и я, включив как можно громче всем известную «Никто не услышит», запел, тихо подвывая. Когда музыка смолкла, я произнес: «Дай мне еще один шанс». Как только я договорил эту фразу, поднялся сильный ветер. Затем началось что-то необъяснимое: погас свет в моей квартире и в доме напротив. Почувствовав, как в глазах темнеет, я начал терять сознание.


Рецензии