исцеляющая купель

Отрывки из романа-фантазии "Пирамида"

Узнав о чудесном исцелении Князя (как с подачи Витьки все начали называть Дмитрия), Елизавета обратилась к Пирамиде с вопросом, нельзя ли это чудо распространить на детей приюта.
- Можно, - после некоторой паузы получила она ответ Пирамиды. – Но есть условие: если в родителях ребёнка превалирует добро, они могут приехать и участвовать в его исцелении. После исцеления родители могут забирать ребёнка к себе. Если же родители не раскаиваются в своих злодеяниях, из-за которых наказаны дети, то детей можно исцелить, лишь переведя их с Земли в другой мир. Тогда ребёнок теряет связь с родителями и выздоравливает.
- Спасибо за такую возможность! – обрадовалась Елизавета Васильевна, - а как это можно сделать практически?
- Попроси Князя помочь, - посоветовала Пирамида. – Он может воссоздать у тебя в приюте исцеляющую Купель. Поскольку он сам в ней излечился, теперь может вызвать её в любой момент. А методику исцеления я тебе сейчас передам пакетом.
Получив знания, Елизавета обратилась к задумчиво сидящему у камина Дмитрию:  - Князь, у тебя ведь будет время, чтобы помочь мне в приюте?
- Конечно, Лиза, охотно помогу, - откликнулся Дмитрий.
*
Князь повернулся к Лизе.
- Что планируешь делать в первую очередь? Где Купель будем размещать?
- Перейдём сейчас в приют, я покажу тебе комнатку. Дам поручение секретарше, чтобы оповестила тех родителей, которые от детей не отказались, стараются платить приюту за их содержание, кто сколько может. Сообщим им, что у нас появилась самая современная аппаратура, которая обеспечивает полное выздоровление ребёнка. Но излечивать надо в присутствии родителей. А когда они убедятся, что ребёнок действительно здоров, могут забирать его домой. Некоторые живут рядом, я знаю, кто откликнется сразу же. Думаю, первых можно ожидать уже завтра.  Но сначала я хотела поговорить с тобой. Сегодня нам нужно помочь одной воспитательнице нашего приюта. Она у нас живёт чуть больше полугода, а история у неё очень волнительная. В прошлом году она жила в Санкт-Петербурге, муж – доцент кафедры социологии, она была его студенткой, диплом защитила как раз в прошлом году. Они поженились, когда она забеременела. У него родители – профессора университета, жили вместе в квартире родителей. Дина говорит, там такие снобы, просто великосветское общество. Когда в июне у неё начались схватки и её привезли в роддом, выяснилось, что сама она родить не может – у неё были сиамские близнецы. Ты ведь знаешь, что это такое?
- Знаю, - кивнул Дмитрий. – Где срослись?
- Очень сложно, - вздохнула Лиза. – Головками и плечиками. В общем, делали кесарево сечение, сразу сказали, что операцию по отсоединению делать нельзя, на голове никакой хирург не рискнёт проводить операцию. Узнав о рождении, как она выразилась, «уродов», свекровь Дины явилась в роддом и сообщила ей, что не может быть и речи о том, чтобы она привезла детей к ним домой. Пусть сдаёт детей в соответствующее учреждение, а ей самой они на несколько месяцев сняли комнату в коммуналке и перевезли туда её вещи. Муж уже подал на развод. Слава Богу, у Дины оказались настоящие друзья. Они нашли в Интернете сведения о нашем приюте, созвонились со мной и помогли Дине приехать с детьми сюда. Вот я и прошу тебя, Дима, первыми в купель поместить Володю и Толю. Им уже семь месяцев, такие чудесные мальчишки, мы все их очень любим. Дина, как приехала, начала работать у нас воспитателем. У нас группы по 8 детей, на каждую группу воспитатель и две помощницы, в основном монашки, которым некуда идти. Со стороны нанять никого не можем, работа трудная, а платить много мы не в состоянии.
- Хорошо, сейчас займёмся сиамскими близнецами, - кивнул Дмитрий.
*
… дверь открылась, Дина вкатила коляску.
- Спят, - шёпотом сообщила она. – Странно, все малыши уснули, и никто не плачет.
- Мы всем боль сняли, - пояснила Елизавета Васильевна, - вот они и отдыхают от боли.
Дина подкатила коляску к Купели. Дмитрий с большой нежностью и волнением всматривался в личики спящих детей. «Слава Богу, на Дину похожи», - с облегчением подумал он. Помогая Дине раздевать малышей, Князь пояснял:
- Елизавета Васильевна будет сидеть напротив изголовья и следить за процессом исцеления. Мы с тобой поддерживаем малышей, в изголовье ещё есть приспособления, чтобы помогать ребёнку держаться в Купели. Когда будете проводиться исцеление других детей, ты будешь ассистентом, подсказываешь родителям, что делать.
Они подняли голеньких мальчиков и осторожно опустили в Купель так, чтобы исцеляющая жидкость покрывала соединённые части головок и плечиков. Елизавета Васильевна внимательно отслеживала невидимую обычным зрением работу Купели. Минут через двадцать она озабоченно сказала:
- Князь, что-то мешает, помоги, пожалуйста, определить.
- Видишь, те тёмные нити, которые уходят в сторону? – тихо пояснил Князь. – Это препятствие со стороны рода биологического отца, это грехи его рода наказывают детей. Диночка, - повернулся он к встревоженной Дине, - когда дети выздоровеют, ты планируешь вернуться к их отцу?
- Никогда, - вырвалось у Дины. – Он им не отец больше. Слышать о нём не хочу.
- Тогда легче, - сказал Князь, - Лиза, убирай связь с биологическим отцом.
- Князь, ты подумал о том, что сказал? – возразила Лиза. – Нельзя детям без мужского начала, для гармонии их миров материнского участия недостаточно.
- Диночка, можно переключить их на меня? – спросил Дмитрий. – Можно, я буду их отцом?
- Каким ещё отцом! – вскинулась Дина, собираясь ответить отказом.
- Крёстным, - быстро нашёлся Дмитрий.
- Ну, крёстным можно, - проворчала Дина, напряжённо всматриваясь в тела сыновей.
Хотя Купель многое скрывала, но ей показалось, что плечики мальчиков уже не соприкасаются. Она вопросительно посмотрела на Князя «Можно?». Тот подбадривающе кивнул. Дина протянула свободную руку (одной она поддерживала Толика, а Князь так же держал Володю) и обвела ею плечики Володи, потом Толи. Да, они уже отделились.
«Головки пока не трогай», - прозвучал у неё в голове голос Елизаветы Васильевны. – «Потерпи, родная, ещё около десяти минут».
Эти десять минут показались Дине вечностью. А потом … потом Князь вынул из купели Володю и улыбнулся такой счастливой улыбкой, что Дина даже простила ему то, что он мужчина, а значит, коварный и подлый тип. Она тоже вынула Толика из купели и прижала к себе, целуя его в головку, на которой не было никакого следа на том месте, где ещё меньше часа назад было срастание. А потом наступила темнота. Она ещё услышала тревожный возглас Елизаветы Васильевны «Князь!».
Когда Дина пришла в себя, то ощутила, что лежит на чём-то мягком и пружинящем. Она услышала слова Князя:
- … скоро придёт в себя. Организм молодой, справится. Но мы, конечно, те ещё лопухи, не подумали о её возможной реакции.
- Ну что ты хочешь? – послышался голос Елизаветы Васильевны. – Ведь мы ещё делаем первые шаги, ошибки на первых порах неизбежны.
- Диночка, - послышался мужской голос, - ты ведь уже очнулась, открывай глаза.
- А откуда Вы знаете, что я очнулась? – сварливо спросила Дина и вдруг вспомнила. Она открыла глаза и резко села, голова опять закружилась. Господи, получилось! Володя сидел на руках у Князя, а Толика держала Елизавета Васильевна. Она молча протянула руки, Князь подал ей Володю, а Елизавета Васильевна посадила ей Толика на колени. Дина прижала сыновей к себе, слёзы полились у неё из глаз.
- Э нет, так не пойдёт, - послышался голос Князя. – Сейчас же перестань плакать, нечего детей пугать.
Он пересадил малышей с её колен на матрац, на котором она сидела. Оба мальчугана синхронно рванулись в разные стороны. На полу тут же возникло ковровое покрытие. Близнецы свалились на него, уселись и подняли головки, глядя на всех любопытными глазёнками.


 


Рецензии