Смертельная любовь

В соавторстве с Анной Ашеровой
Оглавление:
Часть1. Жизнь и душа.
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24

Часть 2. Смертельная любовь.
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
                ЧАСТЬ 1.
                Жизнь и душа.

   Глава 1.
  Ранним апрельским утром по вьющейся меж бугров дорожке не спеша шел к родному дому высокий молодой мужчина. Он наслаждался ликующим пением птиц, с удовольствием вдыхал свежий прохладный воздух. Так опьяняюще и душисто пахнет только в конце апреля, когда оживает после зимней спячки природа: появляются подснежники, несмело прорезаются из набухших почек первые нежные листочки, а зеленые травинки на солнечных полянках уже радуют глаза.
  Кругом царствовала весна, наполняя душу теплом, будоража сердце, даря красоту и предвкушение счастья.
  По мере приближения к дому смутное, непонятное беспокойство все больше овладевало путником. Что это? Странная, смешанная с предчувствием чего-то необычного знакомая ему весенняя тоска или нелепый страх, предательское волнение, вызванное предстоящей встречей с Родиной, со всеми, кто еще помнил Андрея Черкасова. Поймут ли его, потомственного жителя Больших Полян, сумевшего окончить университет и приобщиться к богатому миру науки, оценят ли? Он родился и вырос в этом селе, но вот уже лет десять не был здесь и почти не вспоминал свои родные места.
  Андрей вглядывался в лица редких прохожих, попадавшихся на его пути. Навстречу  шла девушка. Она сразу приковала взгляд Андрея: молоденькая, стройная, с распущенными светлыми волосами, красиво развевающимися на ветру. Было в ней что-то необычное и в то же время свое, родное, словно он знал ее раньше.
  Их взгляды встретились. И Андрей… словно остолбенел. Широко раскрытые глаза девушки способны были свести его с ума! Их цвет поражал своей глубиной и необычностью. Будто безоблачное, насыщенное синевой весеннее небо сошло в эти глаза. Белокурая девушка смотрела на Андрея, полосуя ему сердце. Это было как удар. Неожиданно и странно. Словно стрелой в мозг вонзилась мысль, что это самая лучшая на свете девушка, длинноволосая красавица, девушка-мечта.
  Одета незнакомка была скромно: в светло-коричневую куртку, из-под которой изящно выступало синее платье. Но Андрея не интересовала одежда. Он не мог оторвать взгляд от ее милого личика, по которому скользнула приветливая улыбка.
   Андрей даже зажмурился на секундочку от такой притягательной красоты. Потрясающая девушка не стала менее симпатичной и не растворилась словно видение. И мужчина интуитивно понял, что пропал. Окончательно и бесповоротно. В этой девушке ему понравилось все.
  Возможно, если бы он встретил ее в другом месте и при других обстоятельствах – прошел бы мимо, даже не обратив внимания. Но не сейчас... Миниатюрная, даже на каблучках, она была ему по плечо. Ее небесно-голубые глаза были наполнены в то же время какой-то детской наивностью и озорным любопытством. Девушка, похоже, так же изучала Андрея. А он любовался ее миленькими, слегка подкрашенными губами и жарким румянцем, вдруг вспыхнувшем на ее щеках, стоило ей только почувствовать полный восхищения взгляд молодого мужчины.
  Девушка улыбнулась уголками губ, приостановилась, поправила свои красивые волосы. В ее глазах отразилась растерянность. Она словно не понимала, почему мужчина так смотрит на нее и молчит. Потом отвернулась, делая вид, что Андрей ей не интересен. Но он чувствовал обратное. Однако вполне естественная мысль – заговорить и познакомиться – даже не пришла в его голову. Мысли путались, в голове царил сумбур. И только идиотская улыбка прочно обосновалась на лице Андрея. Возможно, внезапный всплеск чувств затуманил его мозг. Он не мог адекватно соображать.
  Кроме того, Андрей совсем не умел знакомиться с барышнями и сильно сомневался, что сможет произвести на них благоприятное впечатление. Он не следил за своей внешностью: даже собираясь домой, не сбрил густую щетину и не подстригся, отчего длинные волосы торчали из-под его шапки во все стороны.
  А незнакомка грациозной походкой пошла прочь, вероятно, спиной чувствуя восхищенный взгляд застывшего мужчины. На повороте она обернулась, внимательно посмотрела на Андрея еще раз. Девушка излучала загадочность и в то же время какое-то доброе домашнее тепло. Шестым чувством Андрей понял, что незнакомка пустила в ход свое тайное оружие – женское очарование, которое подействовало на его сознание. И Андрей попался на крючок ее чар, притянувших все его внимание и мешавших  соображать.
  Наверное, это была судьба, если судьба вообще имеет место быть в нашей  непростой жизни. Впрочем, в судьбу Черкасов не верил. Но тот огонь, который горел в глубине голубых глаз девушки, говорил очень многое. Она уходила все дальше, а Андрей так и стоял, растерянный, но окрыленный пережитым чувством, таким мимолетным, настоящим. Он был не в силах заставить себя догнать девушку и заговорить с ней. И только укорял себя за молчание и нерешительность. И вдруг на Андрея накатила мощная волна беспричинного счастья и любви, даже не привязанной к этой конкретной девушке. Его переполняла любовь ко всему окружающему миру. Эта любовь заполнила все клеточки его тела, все вокруг казалось необыкновенно добрым, родным. Так сходит иногда на верующих Святой Дух, даря свою божественную улыбку и благодать.
  Вот и для Андрея случайная встреча с девушкой была сродни чуду, разбудившему гамму чувств. Он понял, что людей объединяет любовь, и нет на Земле ничего сильнее и лучше любви.


  Глава 2.
  Все-таки как иногда не просто возвращаться в родной дом, запущенный длительным отсутствием хозяев, сырой и на первый взгляд неприветливый. И все же родные стены согревали одним только видом, от них веяло теплом и уютом.
  Андрей расположился в своей до боли знакомой ему детской комнате. Все та же кровать, все тот же столик. Он затопил печь и долго сидел, наблюдая за пламенем огня. Тихо, хорошо, блаженно было сидеть без дела у родной печи. Давно забытые ощущения сельского комфорта наполнили сердце приятными воспоминаниями о детских годах, наивных забавах и развлечениях.
  Он родился в дружной семье, счастливые родители души не чаяли в своем единственном сыне, старались передать ему любовь к тяжелому, но почетному в то время крестьянскому труду.
  С детства Андрей рос любознательным мальчиком, удивлявшим всех своими способностями к математике. Эти способности проявились сразу, как только он пошел в первый класс. Учителя обратили внимание на его умение все схватывать на лету и искреннее желание учиться, столь редкое для детей его возраста.
  Родители радовались похвалам учителей, но не придавали большого значения способностям ребенка, не думали, что их любимый сын Андрюшка может стать ученым, работником умственного труда. В их семье ценили любовь к земле, вечную и незыблемую, заложенную предками,  передающуюся из поколения в поколение с молоком матери и пронесенную через всю жизнь.
  Но родители Андрея оказались не правы. Их сын опровергал все доводы о том, что родная земля должна притягивать к себе сыновей так же, как притягивает их родителей. Андрюшку невозможно было оторвать от книжек и учебников. На все уговоры заняться делом, помочь в хозяйстве и на огороде, он отвечал угрюмым молчанием, еще настойчивей погружаясь в мир книжных героев и сложных формул. Он был смышленее и сообразительней своих сверстников, понимал это; ему нравилось показывать свое превосходство в точных науках, он хотел стать известным ученым и дорожил лишь тем, что имело для него смысл. Андрей с интересом глядел на мир, имел обо всем  собственное мнение, часто не совпадавшее с мнением родителей, и твердо шел по намеченному пути. В пятнадцать лет он с отличием закончил восьмилетку и, несмотря на протесты родителей, уехал в Москву. Он узнал, что при университете есть школа-интернат и решил учиться именно в этой школе, где он не затерялся, наоборот, сообразительность, тяга к знаниям сделали его ведущим учеником класса, победителем районной и городской олимпиад.
  Школьные успехи придавали уверенность, строгие педагоги предсказывали блестящее будущее. Андрей легко поступил в университет, по окончании остался в аспирантуре, защитился без видимых проблем. Он был очарован своеобразной красотой науки. Его интересовали проблемы биологии и парапсихологии, он работал на стыке физики и мистики. Андрей шагал по жизни одурманенный мечтой стать великим ученым. Ради этой мечты он учился, не спал ночами, иногда питался впроголодь.
  После трагической смерти родителей под колесами пьяного тракториста переводы из дома перестали приходить. Андрей остался совсем один и был вынужден жить только на стипендию, на сорок советских рублей в месяц. Но он укладывался в эту сумму, хотя на завтрак не мог позволить себе больше двух яиц или тарелки вермишели, а на обед выбирал не то, что вкусно, а то, что дешево и калорийно. Но Андрей не обращал внимания на временные трудности, которые представлялись ему чем-то вроде лестницы с множеством ступенек, ведущей к успеху и признанию.
  В свои неполные тридцать лет он добился многого. Стал кандидатом наук, ведущим научным сотрудником института Мозга человека. Наука полностью поглотила Андрея, временами он был счастлив только тем, что познавал мир, что его эксперименты были удачными, а научные статьи публиковались в ведущих журналах мира. У него не было личной жизни, к ней он совсем не стремился. Но вот сейчас, в первые свои часы на Родине, словно что-то изменилось в нем. Наука перестала казаться такой уж важной, а жизнь засияла новыми красками. Все думы его были заняты утренней незнакомкой.

  Ближе к вечеру зашел двоюродный брат Николай. Плотный высокий блондин, он был внешне похож на Андрея, только ходил, высоко задрав голову и выпятив вперед грудь, словно  какая-то знаменитость. Брат в очередной раз рассказал историю о трагической гибели родителей Андрея, а потом перевел разговор о работе на селе и предстоящем урожае. Андрей слушал  не слишком внимательно, больше из уважения, не понимая, что может находить брат интересного  в однообразной провинциальной жизни.
  Заметив невнимание Андрея, Николай поменял тему:
  – Что ты не женишься? Чай девок в Москве нет?
  – Посмотри на меня! Похож я на дурака? – парировал Андрей. – Подумай сам, зачем мне эта кабала? Есть ведь дела поважнее…
  – Ну, да, диссертации и прочие мероприятия.
  – Вам, в селе, этого не понять. Вы не достигли еще высокого интеллектуального уровня и не можете многое  оценить.
  – А ты, значит, можешь?
  – Речь не обо мне. Я только хотел сказать, что жизнь не ограничивается простейшими представлениями, любовными инстинктами…
  – Тебе скоро тридцать, а ты в жизни ничего не видел. В твои годы надо жить, ухаживать за девушками, влюбляться, радоваться жизни. А в тебе совсем нет огня.
  – Ерунда все это! – настаивал Андрей.
  – Ты хоть с девушками гулял? – поинтересовался брат.
  – А тебе какое дело?! – недовольно буркнул Андрей.
  – Ладно, не обижайся – что естественно, то не  безобразно! – примирительно сказал Николай и стал собираться домой. Договорились, что на следующий день Андрей зайдет к брату помыться в бане.
  Простившись с Николаем, Андрей поужинал и стал думать о незнакомке. Всеобъемлющее чувство ожидания счастья вновь захлестнуло его. Андрею хотелось опять увидеть голубоглазую красавицу. Мысли о ней не отпускали  весь вечер. Черкасов думал только о девушке. Как она оказалась на тропинке? В памяти в деталях всплывали очертания ее худенькой фигуры, ее милого личика.
  Андрей забыл о том, что приехал на село с целью заняться в тишине своими опытами по астральным путешествиям. Наработанный материал он собирался применить на практике. Но теперь совсем не мог размышлять о своих исследованиях.
  Весна пробуждала в нем неясный трепет, беспричинную тоску, нарушавшую безмятежный покой его сердца. Появлялись странные, мешавшие работать мысли, непонятные, неосознанные до конца желания. Хотелось ликующей радости, блаженства. Но серьезность Андрея, его привычка  жить отшельником отпугивали окружающих, у него не было подруги, не было настоящих друзей. Он не нуждался в общении. И только весной появлялось чувство одиночества.
  Вот уже несколько лет подряд каждую весну Андрей Черкасов чувствовал холодящую душу тоску и не мог ничего с собой поделать. Когда невнятное весеннее беспокойство чересчур одолевало его, он бросался к любимой науке, пытался с головой погрузиться в ее беспристрастное спокойствие. Андрей гнал тоску и с надеждой ждал лето, потому что летом его весенние волнения забывались и на смену им приходили новые научные идеи.
  В апреле Андрей завершил новый проект по теории нейролингвистического программирования людей и согласовал работу по исследованию души, но тоска, осязаемая каждой клеточкой тела, вновь обрушилась на него. Радостный смех, веселье, влюбленные парочки на улице словно ножом резали его сердце. Взяв отпуск, он бежал на Родину в надежде в тиши уединенной сельской жизни освободиться от суеты большого города, опять обрести покой и привычную тягу к работе.
 

  Глава 3.
  Андрей встал ранним утром по многолетней привычке рано вставать. Острое желание опять увидеть вчерашнюю голубоглазую незнакомку не отпускало его. Он наконец-то сбрил свою недельную щетину, хотя и не любил бриться, тщательно причесался, наспех перекусил и в ожидании чуда пошел на то место, где встретил вчера девушку. Рядом была небольшая полянка, окруженная высокими березами. На краю полянки росла величественная сосна, а под ней располагалась скамейка, заботливо сделанная руками какого-то доброго человека. Именно сделанная умелым сельским плотником, а не стандартная, заводская, каких немало в скверах и парках Москвы.
  Андрей уселся на скамейку, вдыхая ароматный запах хвои, и стал размышлять о жизни. Он вдруг понял, что ему надоела Москва с ее постоянным шумом и городской суетой. Ему не хватает свободы, хочется жить среди дикой природы, размеренно, не спеша. Беспокойная, подверженная строгому расписанию, порой, просто механическая жизнь в большом городе делает человека рабом социума. Конечно, городские удобства – хорошо. Зато как приятно посидеть у камина сельской печки, набрать свежих овощей со своего огорода. Раньше Андрей не признавал сельские работы, но сейчас его посетила та самая генетическая память предков, способная поменять его собственные мечты и предпочтения. И окружающий мир предстал перед ним каким-то другим, более, что ли,  добрым и естественным.
  За спиной, сразу за полянкой, располагался могучий хвойный лес, приятно радующий глаз своей постоянной зеленью. Впереди просматривалось обширное совхозное поле, а там, вдали за холмом, несла свои воды неглубокая красавица-река…
  Андрей размышлял, посматривая на дорогу. И он увидел ее! Девушку легко было узнать издали по белокурым волосам и той же светло-коричневой куртке. Сердце бухнуло куда-то вниз, а потом бешено забилось в горле.
  Черкасов медленно вышел на дорожку, пытаясь волевым усилием успокоить сердце и ослабить биение крови, стучащей в висках и разносящей адреналин по всему теле.
  Повинуясь неведомой силе, Андрей пошел навстречу девушке. И, поравнявшись, просто сказал:
  – Здравствуйте!
  – Здравствуйте, – застенчиво промолвила девушка, пронзив Андрея взглядом своих сверкающих небесно-голубых глаз. Похоже, она вновь была застигнута врасплох, но, как и в первый раз, приостановилась и улыбнулась.
  – А куда вы идете? – Андрей спросил первое, что пришло на ум – лишь бы что-то сказать, лишь бы девушка не ушла опять.
  – На работу.
  – А я решил прогуляться, – негромко сказал Андрей, внимательно взглянув на незнакомку.
  Вновь все в ней показалось ему безукоризненно прекрасным. Ее прелестные глаза, немного удивленная улыбка, стройная фигура – девушка была словно создана для счастья. И Андрею захотелось  сказать ей что-нибудь необыкновенно доброе, приятное, достойное ее красоты. Жаль, он не умел говорить комплименты, и все же выдал где-то услышанную фразу:
  – В ваших глазах можно утонуть.
  Девушка совсем смутилась, густо покраснела и ничего не ответила.
  – По-моему, я тебя уже где-то видел раньше, – опять выдал Андрей, глупо улыбаясь и перейдя на ты.
  – Меня зовут Лена. Я соседка вашего брата.
  – Очень хорошо! А я – Андрей Черкасов, – ответил Андрей, удивленный упоминанием о брате.
  – Знаю! Я помню вас еще школьником. Я тогда была совсем маленькой девчонкой…
  – Да?! Сейчас ты выросла. А где работаешь?
  – В магазине у станции.
  – Можно, я тебя провожу?
  Девушка не стала возражать. Он шел рядом с ней, рассматривая ее нежные руки, милое личико, чудесные волосы, на этот раз заплетенные в косу и уложенные прической на голове.
  На Лене было вчерашнее красивое, под цвет глаз, синее платье, непринужденно накинутая на плечи расстегнутая куртка, изящно сидящие на легких женственных ногах красные сапожки.
  Девушка старалась не смотреть на Андрея, в ее профиле была благородная гордость, и он подумал, что с годами Лена станет еще красивее и значительнее. Черкасову хотелось говорить с ней обо всем, узнать, как она живет, чем занимается в свободное от работы время. Но он никак не мог найти слов, боялся спросить что-то не то и показаться нескромным. А Лена сама сбивчиво, временами краснея, поддерживала беседу, рассказывала о людях, которых Андрей забыл или не знал вовсе. Он слушал девушку, и в душе его происходило странное: Черкасов одновременно испытывал наслаждение, приятную радость оттого, что Лена говорила с ним и в то же время смущение, будто от его присутствия страдает человек.
  Возле магазина Лена сказала:
  – Мне пора. А вы… заходите в гости к Николаю. Он будет рад.
  – А ты? Может, тебя там увижу? – пошутил Андрей.
  Девушка вспыхнула, опустила глаза, прошептала что-то невнятное и скрылась за дверью магазина.
  Андрей пошел домой. На смену внутреннему напряжению пришло ощущение, будто он сделал что-то значимое, важное в своей жизни. Хотя всего лишь проводил барышню. Совсем немного и неуклюже. Но их общение наполнило душу радостной надеждой на продолжение знакомства. Одновременно Черкасов злился на себя за то, что был угрюм и молчалив, не  договорился о новой встрече с Леной. Андрей пытался понять, почему девушка произвела на него столь сильное впечатление, ему хотелось видеть ее еще,  он знал уже, что опять будет искать встреч с этим милым созданием и вечером обязательно придет к магазину, чтобы вновь проводить Лену.
  Меж тем день набирал силу. На безоблачном небе ярко светило солнце, уничтожая последние остатки грязных сугробов, слух радовало оживленное, многоголосое пение птиц.
  Андрей решил сходить к Николаю. Не столько даже для того, чтобы помыться в бане, сколько узнать побольше о Лене.
  Николай слегка удивился столь раннему визиту брата. Пока спали жена и дочь, они попили чаю и пошли топить баньку.  Андрей все никак не мог приступить к разговору на интересующую его тему. Так, говорили о всяких пустяках. Пришлось  спросить про соседей, но Николай лишь упомянул, что рядом живет симпатичная,  немного странная барышня. Сегодня он совсем не хотел говорить о девушках, может, просто боялся опять обидеть брата разговором «об ерунде». Ну и ладно, Андрей со временем все узнает сам.
  Помыться вместе с братом не удалось: проснувшаяся жена попросила проводить их с ребенком к матери. А Андрей наслаждался русской баней. Это не то, что мыться в ванне. Легкий обволакивающий пар и такая приятная, словно парное молоко, вода. Он медленно стал  поливать  себя из большого ковша, ковш за ковшом. Каждой клеточкой, каждой порой своего тела ощущая благодать. Он млел и впитывал в себя тепло, отдаваемое паром и водой. Он добавил пара до предела, стало жарко. Затем набрал холодной воды и так же медленно лил ее из ковша на голову. Вода стекала по разгоряченному телу, усиливая сладостное наслаждение. Так приятно, памятью детства, реагировал организм на эти, почти забытые в Москве, водные процедуры.
  Андрей вышел на свежий воздух. Хорошо-то как! Тело поет, кажа аж гудит, вибрирует. И радостные мысли о Леночке лезут в голову. Вот бы поделиться с ней этой благодатью!
  И спалось после баньки замечательно. Какой приятный во всех отношениях день! И ощущение, что самое лучшее и счастливое у него – впереди.

  Вечером Андрей поспешил к магазину. Пришлось подождать, пока девушка освободится. Они шли по погружающейся в ночные сумерки дороге, приятно обдуваемые легким вечерним ветерком. Прямо над ними во всей своей красе засеребрилась огромная, почти полная луна, легким прозрачным светом дополняя плохо освященную дорогу.
  Андрей рассказывал о Москве. Лена слушала его со взволнованным любопытством – она никогда еще не была в столице. Иногда девушка расспрашивала  подробности, говорила о своей жизни. Оказалось, она учится в институте Культуры на заочном и работает продавцом, чтобы не быть обузой для матери. У нее нет отца, а мать часто болеет. Хорошая девушка, не только красивая, но и очень скромная, добрая.
  Они расстались у калитки ее дома и стали встречаться каждый день.

Продолжение на сайте Призрачные миры на моей страничке в романе "Эксперименты с душой или смертельная любовь" Роман рекомендован редакцией ПМ. В поисковике наберите имя автора (Алексей Большаков) и название (Эксперименты с душой)
Приятного чтения!


Рецензии
Еленка и Маринка, изведаешь. кровинка
Где каждый день поминки, а семь недель во сне
вот так живет Глубинка, спаси нас Бог, старинка
чтоб каждую щетинку воспели как былинку
Все это - АНТИ- МУЛЬТЫ... виват им не по мне

Майкин Саша   24.03.2019 00:43     Заявить о нарушении
Все может быть.
Спасибо за отзыв!

Алексей Большаков   31.03.2019 23:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.