Катарсис глава двадцать первая

Дождавшись вместе с Линой такси возле ее подъезда, мы отправились на вокзал. Я не знал, что произошло между нами в этом промежутке времени, в моей памяти образовался пробел, который могла заполнить только она, но я не спешил задавать вопросов. Наш путь до моря состоял из почти трех тысяч километров, а значит, у меня еще было время, чтобы все узнать.
На вокзале Лина вспомнила, что забыла дома документы. Мы должны были выезжать через пятнадцать минут, но она поймала такси и вернулась за ними. Я пытался уговорить водителя автобуса не выезжать, подождать немного. Созвонившись с диспетчером, они согласовали мою просьбу, выписав мне штраф в пару тысяч, и ожидали возвращения Лины.
Я сел на скамейку возле платформы, достал сигарету из пачки и понял, что Николь ушла, прихватив мою зажигалку. Пройдя несколько метров вдоль платформы, я увидел пожилого мужчину, который тихонько потягивал табачный дым.
– Позвольте прикурить, пожалуйста.
Он улыбнулся мне и протянул зажигалку.
– Что – тоже не можешь уехать? Моя бабка все документы забыла, сижу вот, ее жду. Женщины – они такие, все время что-то забывают.
Я кивнул головой и рассказал о своей аналогичной истории. Достав бутылку из-за пазухи, человек протянул ее мне. Я сделал пару глотков и почувствовал, как слегка обожгло горло.
– Домашний самогон, неделю гнал, – гордо похвастался дед.
Закусывать было нечем, и я сделал две сильные затяжки.
– Ты, сынок, цени время, его всегда так мало, его просто нужно удержать в себе. Вот мы сейчас теряем его, но в тоже время приобретаем что-то новое. Никто ведь не знает, сколько времени у нас осталось, особенно у меня.
Мой язык развязался на восьмом глотке, и я начал рассказывать ему историю о том, что со мной приключилось. Дед слушал меня внимательно, словно проживая каждое мое слово, а когда я закончил, он прикурил мне и себе еще по сигарете. После произнес:
– Так ведь я – это ты, ты разве не понял этого?
Наступила пауза, я присмотрелся к деду и начал понимать, что черты наших лиц очень схожи.
– Но как такое возможно?
– Ты ведь книгу писал в то время, помнишь? Бросил ее на полпути.
– Почему бросил? Я ведь начну ее писать только через год, когда вернусь в настоящее.
– Увы, не вернулся ты, остался в прошлом, как видишь, до самой старости, а дальше кто его знает…
Я хотел было задать еще один вопрос, как вдруг почувствовал, что меня дернули за плечо. Лина махала документами и радостно возвестила о том, что мы отправляемся на море. Увидев мое испуганное лицо, она спросила, что со мной случилось. Я повернулся, чтобы показать Лине себя в старости, но рядом никого уже не было.
 – Нам пора ехать, – напомнила она.


Рецензии