Конунг Севера. VI

VI
Северное солнце бросало лучи на землю, зажигало огнями снежные насыпи, отскакивало от лезвий топоров схватившихся в поединке викингов и от чешуйчатых кольчуг воинов, окруживших сражающихся.
– Да! Давай, Харальд! Не ударь в грязь лицом перед конунгом! – кричали с разных сторон.
– Вперед, Велор! Покажи ему! – выкрикнул Бьёрн, потрясая кулаком в воздухе, - Бей сильнее!
– Выше щит, Харальд! – советовал Свейн.
Харальд занес топор и ударил, Велор увернулся, отскочил назад. Затем ринулся к Харальду. Воины скрестили топоры, напирая друг на друга.
– Так, хорошо, Харальд! – неистовствовали берсерки Рагнар и Торир.
– Не сдавайся, Скальд! – протянул старый Квельдульв, мешая снег черенком копья.
Альрик смотрел на своих дружинников с лукавым интересом, неоднозначно-загадочной усмешкой.
Харальд ударил. Велор не устоял и упал на колено, но тут же сшиб щитом соперника с ног. Тот резко вскочил и бросился на скальда. Велор вскинул щит, обороняясь.
– Все, все, хватит! – загорланили викинги.
Велор и Харальд обменялись взглядами и пожали друг другу руки.
– Так держать, брат! – сказал Бьёрн подошедшему Велору и хлопнул его по плечу. Велор кивнул.
Харальд задержался на ристалище. Он поправлял наручи, переговариваясь с Торстейном. Закончив, викинг собрался уйти, но ему преградил путь конунг.
– Не спеши, Харальд.
Альрик повернулся к дружинникам:
– Дайте ему меч.
Харальд подчинился. Он взял оружие у Хальвдана и встал напротив конунга. Альрик смотрел на него странно и не двигался. Глаза дружинника внимательно следили за властителем, но не понимали, чего ждать от него. Руки Харальда стали влажными, во рту пересохло. Он не боялся. Но взгляд конунга лишал равновесия.
Ослепительной молнией солнце сверкнуло на мече Альрика, когда он направился к Харальду. С грохотом льдина битвы врезалась в Харальдов щит. Удар оглушил дружинника, и он заскользил по снегу, оттесняемый вложенной в удар мощью.  Конунг зашел сбоку и снова занес меч. Харальд с трудом отразил атаку. Он попробовал напасть, но Альрик оттолкнул его. Оба воина замерли. Харальд тяжело дышал и пристально смотрел на конунга. Тот не нападал. «Чего он хочет? Что ему нужно от меня? Смотрит так, точно задумал что-то…» - мыслил Харальд. Альрик ждал. «Пусть будет так…», -  дружинник крепче сжал рукоять меча и устремился к Альрику. Конунг поднял щит, закрываясь от удара. Он встряхнул головой, отбрасывая назад волосы. Открылась глубокая зелень его коварных сосредоточенных глаз. Он шагнул вперед – и вмиг выбил оружие из рук противника, повалил его и приставил к груди клинок.   
– Будь внимательнее, Харальд, - сказал Альрик, - Иначе пировать тебе с Одином.
Подошел конунг свеев.
– Обучаешь своих воинов? - спросил он у Альрика, когда тот покидал ристалище.
– Вроде того, - был ответ.
– Моим молодцам тоже не помешает хорошая встряска.
Альрик сделал приглашающий жест рукой и оставил гостя. 
– Что ж посмотрим, чему можно научиться у суровых хёрдов.
– Эй, Торхалль, Гуннар! - окликнул он своих дружинников, возникших недалеко от сборища, - Зовите Асбьёрна, Торда, Сьярека и идите сюда!

После боя Альрика с Харальдом Велор направился к колодцу. Он думал о студеной воде, о хрусте замерзшей кади, об отраженном в ней небе. Скальд скрипел рассыпчатым снегом, держась за рукоять прикрепленного к поясу топора. Солнце светило ярко, все сверкало от его холодного жара, оно ослепляло и Велора, ослабляя его внимание. Но неожиданно режущий глаза свет рассеялся. Велор четко увидел темные бревна колодца и склонившуюся над ним деву.  Безупречны были ее русые волосы с нежным молочным оттенком. Величавы вскоре устремленные на скальда голубые глаза, чисты и прекрасны чуть тронутые румянцем щеки. 
Велор загляделся на нее, бесстыдно, растерянно. А губы его негромко произнесли:
-  Сив серёг склонилась
   За водой, красиво
   Льна волна устлала
   Ее нежны плечи.
   Словно птицей буйных
   Неба бурь горящей,
   Вавуд вис медовых
   Замер пораженный.

Скальд сказал вису совсем тихо, но девушка услышала его. Она рассмеялась и, взглянув на Велора, убежала прочь.  Велор осторожно посмотрел ей вслед. Он задумался. Побрел по направлению к пристани. Оттуда зашел к Туру Корабельщику, жившему на западном побережье Хардангер-фьорда.
 - А, это ты, Скальд, - сказал Тур, завидя Велора, - Ну, проходи, коли пришел.
Велор вошел. Они долго разговаривали с Туром о кораблях и море, пока работники Корабельщика не затеяли суету.
- Пойдем-ка я немного провожу тебя, - предложил Тур.
Тур был высоким и статным человеком, строил быстроходные и легкие корабли, слава о нем как о корабельном мастере гремела по всей Норвегии. Его женой была Гуннхильд, дочь бонда Сверре Толстого. Она умерла пять зим тому назад, а еще ранее погибли в сражении два старших сына Гуннхильд и Тура, и теперь Тур жил с двумя младшими сыновьями и несколькими работниками.
Тур вывел Велора на пригорок, откуда открывался вид на фьорд. И вот что сказал ему:
- Вот что я тебе скажу, Скальд. Хороший ты человек, хоть и говорят о тебе многое. Весной я буду строить новые корабли для конунга, если желаешь - приходи, найду и тебе работу, я вижу, тебе это дело по нраву.
- Спасибо, Тур.
- Тур, - вновь заговорил Велор, - Расскажи мне о конунге.
- Ты его дружинник, а не я, ты должен знать о нем более моего.
- Я служу конунгу только вторую зиму. О нем не очень-то охотно рассказывают. А сам он скрытен и не говорит о себе.
- Раз ты того хочешь, так и быть, расскажу о конунге все, что знаю.
Тур Корабельщик указал на пару бревен у обрыва, и когда они с Велором сели, начал:
- До того, как в эти земли пришел конунг Альрик, здесь правил конунг Олав, благородный и храбрый воин. Я построил для него немало кораблей. О конунге Альрике до того, как он стал конунгом всей Норвегии, почти ничего неизвестно. Все знают только, что родом он с севера, из Согна, что дедом его был конунг Свейн Тяжелый Меч, славный своими ратными подвигами и морскими походами, отцом его был конунг Харальд Хитрый, под властью которого находились тогда Согн и Фьорды, а матерью Бергтора, дочь богатого бонда Грьотгарда из Вальдреса. Отец Альрика Харальд конунг был коварным и хитрым человеком, о чем говорит его прозвище, он обладал огромной силой и уже тогда стал собирать норвежские земли и теснить ярлов и конунгов, хотел владеть всей Норвегией. Конечно, никому это не нравилось, и свободные ярлы и конунги не хотели подчиняться ему. Рассказывают, что однажды, когда Альрик со своими людьми отсутствовал, на его отца напало совместное войско ярла Хокона из Хладира и его родича ярла Сигурда из Ливангра. Уж не знаю, как так получилось, но только Хитрый не ожидал нападения, и был разбит. Харальд, его сыновья Свейн, Харальд и Хельги и многие воины конунга пали в бою, а Бергторой завладело безумие, когда она узнала о поражении и смерти самых близких для нее людей, и она сожгла себя в доме. Когда Альрик вернулся и увидел, что произошло, его охватил великий гнев. Он собрал оставшихся в живых людей его отца, присоединил их к своей дружине, в которой почти все были берсерками. Когда все было готово, конунг Альрик двинулся дальше на север и взял Раумсдаль, затем он отправился в Трёндалёг. Там он взял Хладир. Жестокой и долгой была эта битва. Ярл Хокон был силен и не хотел покоряться молодому конунгу, но Альрик не уступал ему в силе и могуществе. Уже тогда свободные ярлы и конунги стали поговаривать, что не будет им добра от конунга Альрика, коль вознамерится он, как и его отец, захватить всю Норвегию. Ярл Хокон сражался доблестно, только пали его знамена от ярости конунга Альрика. Рассказывали, что молодой конунг отличался в бою полным бесстрашием и первый рвался в битву. Берсерки его учиняли настоящую кровавую рубку, и не было никому пощады от них. Конунг Альрик взял большую дань у трёндов, а Хокона заставил поклясться себе в верности и посадил его править от своего имени в Хладире, что многими было расценено как желание унизить свободолюбивого и гордого ярла. Покинув Трёндалёг, конунг Альрик направился в Халогаланд, Халогаландом тогда правил конунг Хроальд, могучий и доблестный воин, он был очень умен, поэтому люди называли его Хроальдом Мудрым. Хроальд конунг, узнав, что к его землям подошло войско конунга Альрика, отправил к Альрику своих людей и велел им передать ему, что Хроальд конунг скатился с престола конунга на престол ярла. Вскоре он сам предстал перед конунгом Альриком и передал ему все земли, которыми владел, за это конунг Альрик посадил его ярлом в Халоголанде и был очень дружен с ним. Некоторые халейги упрекали Хроальда ярла в трусости, но те, кто поумнее, соглашались с таким решением, понимая, что, поступив так, Хроальд сохранил свои владения и обрел могущественного союзника в лице конунга Альрика. Сейчас Хроальд ярл уже стар, и в Халогаланде правят его сыновья Старкад Белый и Лейв Длинноногий.   Дальнейший путь конунга Альрика лежал в Финнмарк, там он взял обширную дань и силой заставил жителей покориться себе, затем он вернулся в Согн. По пути он захватывал все новые и новые земли, и не было такой силы, которая могла бы остановить его. Вернувшись, конунг Альрик некоторое время оставался в Согне, пока с юга не пришли вести, что правители Хёрдаланда, Рогаланда, Агдира и Ядара объединились и собрали большое войско против конунга Альрика. Когда эти вести достигли конунга Альрика, он собрал войско, снарядил корабли и выступил в поход. С ним был Хальвдан из Уппланда, Скарпхедин Суровый, ярл обоих Мёров, Хроальд из Халогаланда с сыновьями и их люди, а также много народу из разных фюльков. Объединенное войско конунга Олава из Хёрдаланда, ярла Гицура из Ядара, конунга Гутхорма из Агдира и ярла Энунда и его брата ярла Хаука из Рогаланда ждало Альрика в северной части Хардангер-фьорда.  Когда конунг Альрик прибыл, он предложил союзникам сдаться. Это было воспринято всеми, как неслыханные дерзость и самонадеянность. Все знали: если Альрик не победит после такого заявления (а силы противников были примерно равны), то навсегда потеряет уважение своих людей. Противники передали Альрику, что скорее умрут, чем подчинятся ему, и тогда началась битва. Трудно пришлось конунгу Альрику в этой битве, он потерял много людей, но все же одержал верх. Неистов и страшен был он на поле стягов, много храбрых воинов пало от его руки. Говорили, что к концу сражения – на двенадцатый день – вся кольчуга конунга была покрыта кровью его врагов, да и сам он был тяжело ранен. Однако никто никогда не видел такой ярости в бою, какую проявил в той битве конунг Альрик.  Меч конунга отнял жизнь у Олава конунга и двух его братьев, у рогаландского ярла Энунда и конунга Гутхорма. Ярл Хаук был убит Хальвданом Уппландским, а ярл Гицур молодым сыном ярла Хроальда. Много доблестных мужей с обеих сторон полегло в этой битве. Когда битва закончилась, конунг Альрик решил остаться в Хёрдаланде и переждать там зиму (когда происходила битва, была уже осень), чтобы воины смогли отдохнуть и залечить раны. Он поселился в старом доме конунга Олава и приказал строить новые палаты. Весной он спустил корабли на воду для нового военного похода. Перед отплытием он посадил в Хёрдаланде своего херсира Хальвдана и двинулся на восток, где взял Вик, Раумарике, Вестфольд, Хейдмёрк и другие земли; в каждом фюльке он сажал своего человека. Вскоре вся Норвегия оказалась под его властью, а все местные правители в подчинении конунга.  Многие говорят, что это удалось конунгу Альрику благодаря его силе и храбрости, а также яростному упорству. Еще поговаривают, что конунг занимается колдовством и обрел власть с его помощью, только никто его за колдовскими занятиями не видел; другие предполагают, что его вел сам Один, оттого конунг и чествует Всеотца более других богов. Кто-то уверен, что знает конунг то, что недоступно простому человеку, что был он у корней Иггдрасиля и пил из Колодца Мимира.
Когда конунг Альрик стал единовластным правителем, он поселился в Хёрдаланде в новой усадьбе, которую тогда велел построить. Многие считают, что принял он это решение оттого, что труднее всего здесь досталась ему победа. Хёрды не очень-то были довольны, что конунг обосновался в Хардангер-фьорде, но они молчали, боясь гнева конунга. 
Как-то до конунга Альрика дошли вести, что свейские викинги совершают набеги на Раумарике и Вингульмёрк и разоряют восток страны.  Это очень рассердило конунга, и он отправился с ратью в Раумарики. Там он узнал, что викинги, нападавшие на пограничные фюльки, служат свейскому ярлу Хрейдунну, что властвует в Вермланде и западном Упплёнде. Альрик поклялся, что жестоко отомстит Хрейдунну и, придя в его земли, разорял их и жег, убивал людей и брал много добычи.  Так продолжалось до тех пор, пока конунг свеев Харальд не предложил конунгу Альрику заключить мир и не пообещал ему хороший выкуп. Конунг Альрик согласился и уступил Харальду конунгу захваченные Вермланд и западный Упплёнд, сказав, что ему не нужны свейские земли, взамен он получил двести марок золота и столько же серебра и другие ценные подарки. Да, впрочем, это тебе, Скальд, лучше моего известно. Это все, что я могу поведать тебе о конунге.
-  Хюмир лыжи Свейди
   О владыке хвойной
   Херьяна невесты
   Рассказал мне много.
   Если нужно, Хёнир
   Топора пусть просит
   О чем хочет скальда.
- Что ж, спасибо за славную вису, Расточитель браги Одина, - сказал Тур, -  Когда-то и я сочинял неплохие висы, да это осталось в прошлом.
На этом они расстались.

В это же самое время в бражном зале конунг Альрик и его херсир вели другие речи.
Хальвдан сообщил конунгу, что ходят слухи, будто бы Хокон, хладирский ярл, что-то замышляет против конунга Альрика и настраивает против него трандхеймцев. Когда конунг это услышал, он сказал:
– Ярл Хокон должно быть забыл, как туго ему пришлось, когда в первый раз мы сошлись с ним в битве.
Конунг сказал Хальвдану, что хочет поехать в Трандхейм и велел готовиться к скорой поездке. Херсир ответил, что исполнит поручение конунга и добавил:
– Конунг, не нравится мне еще обстановка в Вике. Все чаще туда наведываются даны. Они не причиняют ущерба стране, да только… рыщут там, словно псы, почуявшие добычу. 
Альрик твердо опустил сжатую в кулак руку на спинку тронного кресла:
– Конунг Эйрик заплатит кровью, коль вознамерится захватить Вик. Клянусь Одином, я превращу его земли в брашно для воронов, если посмеет он посягнуть на Норвегию. Не повторить ему дерзкой выходки Годфреда.
Херсир промолчал. Он многозначительно посмотрел на конунга и произнес про себя: «Конунг не из тех людей, кто упустит свое». И тогда он решился высказать Альрику то, что давно задумал.
– Конунг, позволь сказать, - Хальвдан внимательно посмотрел на Альрика.
Тот дал понять, что готов слушать.
– Было бы лучше, если бы ты женился, конунг. Это бы прибавило уважения к тебе твоих людей, а женщина навела бы порядок в усадьбе и смогла бы присматривать за всем, что здесь происходит, в твое отсутствие.
Альрик молчал. Он пристально следил за Хальвданом. А затем сказал:
– Чтобы ей можно было поручить эту задачу, она должна быть той, кому можно доверять.
– Разумеется, - отозвался херсир, - Я об этом и говорил.
– Хальвдан, - обратился к нему Альрик после недолгого молчания, - Отдай за меня Хельгу.
Херсир напрягся и слегка побледнел, но заговорил бесстрастно:
– Это решаю не я, а мой отец…
– Неужели Торбьёрн откажет конунгу? – медленно произнес Альрик.



Кеннинги: Льдина битвы - меч
Сив серег - женщина, Сив - богиня, жена Тора
льна волна - волосы
Птица неба бурь - молния
Вавуд вис медовых - скальд, Вавуд - Один
Хюмир лыжи Свейди - мужчина, воин, лыжа Свейди - корабль, Свейди - морской конунг, Хюмир - великан
Владыка хвойной Херьяна невесты - конунг Альрик, хвойная невеста Херьяна - Норвегия, Херьян - Один



Иллюстрация из интернета


Рецензии