Конунг Севера. VII

VII
Утром небо слоилось бело-синими волнами. Падал неспешный снег. Еле уловимый ветер играл его небольшими крупицами, красиво раздувая их в воздухе. В Хёрдаланде стояла тишина. Далеко в небо тянулись дымные полосы, застывшие, как и воздух. Велор не спал в это утро, он думал о девушке, которую встретил вчера у колодца, и был спокоен. Он вышел из дома, когда еще все спало вокруг – почти на рассвете. Скальд взял с собой тагельхарпу, шел и вдыхал холодный воздух, погружаясь в зимнее безмолвие.
Вскоре то там, то здесь стали появляться редкие люди. Бонд Готторм, берсерк Рагнвальд – он всегда вставал рано. Встретил Велор и Квельдульва, тому мешала спать старость. Проходя у кузницы, скальд заметил Торольва, Верхоухий возился с кузнечными мехами. Увидев Велора, он радостно кивнул ему, Велор тоже поздоровался с Торольвом.
– Когда ты сочинишь новую драпу? – спросил Торольв, - Уж больно хочется послушать тебя, а старые песни уже надоели.
– Скоро, Торольв, - засмеялся Велор.
– И ты здесь, Скальд, - раздался голос Тура Корабельщика.
– Рад тебя видеть, - сказал ему Велор. – Ты как раз мне нужен.
– Погоди немного, - Тур повернулся к кузнецу, - Торольв, готовы ли заклепки для кораблей?
– А как же? Посмотри.
Тур взял несколько в руки:
– Хорошая работа, укротитель пламени, - похвалил Корабельщик и сказал Торольву, что зайдет за изделиями позже.
– Так какое у тебя ко мне дело? – поинтересовался Тур у Велора, когда они покинули кузницу.
– Тур, не починишь ли мою тагельхарпу? Она треснула, а я не могу исправить это. Ее изготовил мастер из Свитьода, мне такая работа не по силам.
Тур аккуратно взял у Велора выцветший от времени инструмент и внимательно осмотрел его.
– Очень хорошая работа, - он задумался, - Я попробую, но не обещаю…
– Тур, я слышал, что раньше ты делал тагельхарпы, достойные богов.
– То осталось в прошлом, - Корабельщик отвел взгляд.
– Ладно, я сделаю, что смогу. Принеси тагельхарпу на днях, сейчас я занят с заклепами. 
– Спасибо, Тур, - поблагодарил его Велор.

«Хм…», - Харальд конунг с любопытством смотрел на скальда и с интересом наблюдал его беседу с корабельщиком. Он подошел к Велору, когда Тур удалился.
– Скальд… - сказал конунг Харальд.
– Конунг Харальд? – не ожидал Велор.
– Позволишь? – спросил конунг свеев и указал на тагельхарпу.
Велор протянул ему лиру.
– Очень красивая тагельхарпа. Ты сам ее изготовил?
– Нет. Ее сделал мастер Ливстейн из Уппсалы.
– Так ты привез ее из Свитьода? Не скучаешь по родине? – Харальд отдал Велору тагельхарпу.
– Да. Немного.
– Пройдемся к реке?
Велор согласился.
– Ты очень искусный скальд, Велор. Конунг Альрик, наверное, дорожит тобой – ты обеспечиваешь ему славу.
– Конунг Альрик сам добывает для себя славу. Я лишь пою о ней.
– Что ж, это достойный ответ.
– Есть у меня к тебе предложение, - вновь начал Харальд, - переходи служить ко мне, я верну тебе земли твоего отца, принадлежащие тебе по праву, ты станешь ярлом.
Велор промолчал.
– Что скажешь?
Скальд нахмурился. Он молчал. Наконец он поднял глаза на конунга Харальда.
–  То, что предложил ты
   Очень лестно, Харальд,
   Конунг славных свеев,
   Только скальд не служит
   Никому, лишь фьордов
   Властелину верен.

Конунг Харальд и Скальд обменялись взглядами и больше не говорили.

Вечером Велор отправился к Бьёрну и был там хорошо принят. От супруги Бьёрна, Асгерд, Велор узнал, что девушку, которая понравилась ему, зовут Бера и что живет она у бонда Кьятви Лосося и является родственницей его жены Большой Уны. Скальд был знаком с Лососем и решил, что на днях зайдет к нему. Велор говорил с Бьёрном еще какое-то время. После этого он поблагодарил хозяев за гостеприимство и ушел.
Скальду не спалось всю ночь: многое тревожило его, и он отправился бродить в горы. На рассвете, когда он спускался с горы к деревне он встретил конунга Альрика. Конунг Севера смотрел на фьорд. Он был серьезен и, как всегда, холоден.
– Конунг Альрик?
– Это ты, скальд?
Велор подошел ближе.
– Я приказал готовить корабли для поездки в Трёндалёг. – Сообщил Альрик.
– Будь осторожен, конунг.
Велор посмотрел на бледно-желтые отсветы восходящего солнца, растянувшиеся по небу.
– Ты останешься здесь. Присматривай за хёрдами, скальд. Я же могу доверить тебе это? – Альрик смотрел прямо в глаза Велору.
– Ты можешь верить мне, конунг, - с жаром произнес Велор, и даже глаза его вспыхнули.
– Ты можешь идти, - сказал Альрик, смотря на воду.
– Конунг Альрик, - окликнул Велор.
Альрик взглянул на него.
– Я видел нехороший сон… В нем небо обрушилось в море. А Йормунгард обвил собой Древо.
– Что задумали боги, того не миновать.
– Но… Конунг…
Альрик посмотрел на Велора так, что скальд не посмел больше ничего сказать и последовал прочь.


Кеннинги: Конунг свеев - конунг Харальд; властелин фьордов - конунг Альрик.


Иллюстрация из интернета


Рецензии