Казацкая Украина. 2. Предыстория

2. Предыстория

История украинского казачества интересна нам именно потому, что связана с историей возникновения самой Украины и становлением украинской народности, что придаёт ей черты самобытности и наивного откровения.          
Запустение Руси началась уже в XII веке. Жестокая княжеская междоусобица, разорительные набеги кочевников, работорговля — вот что привело к распаду единого русского государства, символическим рубежом которого считается 1132 год (год смерти киевского князя Мстислава Великого). В 1169 году Киев был «взят на щит» по приказу владимирского князя Андрея Боголюбского дружинами «одиннадцати князей». В 1203 году Киев постигла та же участь; он был захвачен и отдан на разграбление половцам смоленским князем Рюриком Ростистиславичем, семь раз (рекорд!) захватывавшим «киевский стол». В 1240 году Киев взяли штурмом и разорили монголо-татары. В 1299 году «из-за татарского насилия» митрополит Киевский и всея Руси Максим перебрался из Киева во Владимир на Клязьме. «Тогда и весь Киев-град разбежался», — отмечал летописец.
Из киевской и черниговской земли шло два потока миграции: один — на Северо-восток в Ростовскую землю; другой — на Волынь и Галичину. В XIV веке разграбленные монголо-татарами и захиревшие русские княжества (Киевское, Черниговское, Брянское, Северское), а также Подоль и Волынь «подобрала» Литва; Польше досталась Червонная Русь. Захват Царьграда в 1453 году турками и хищнические набеги крымских татар на Литву вызвали новый поток переселенцев на север. Плодоносное междуречье нижнего Днепра, Буга, Днестра превратилось в дикую пустыню. Это не фигура речи. Вот что писал П. Кулиш в своей трилогии «История воссоединения России»: «Киев едва держался на старом своём пепелище и оставался иногда совершенно безлюдным. Васильков стоял до 1586 года пустым городищем. Белая Церковь, Канев и Черкассы были сборными пунктами для смельчаков, которыми предводительствовали королевские старосты. Население края вообще состояло из хуторов и пасек, которые появлялись и исчезали по мере большей или меньшей безопасности со стороны Крыма и нижнего Днестра, занятого ногайцами и турками».
 Изречение М. Грушевского: «Київські землі з обох боків Дніпра майже зовсім вимерли від цих нападів. Але саме ці розкішні, дикі пустелі, цей край хрещеного світу, якій і дістав спеціальну назву України» — можно считать знаковой констатацией понятия Украины, как имени собственного. Это понятие появилось на белый свет практически одновременно с понятием украинского казачества. В польских летописях известие о казаках-воинах впервые упомянуто под 1489 годом. Во время похода польского короля Яна Ольбрехта на татар дорогу его войску на Подолье якобы указывали «казаки-христиане».
В начале XVI века у королевских властей наметилась привычка отдавать города-замки с прилегающими к ним землями и населением под управление лицам знатного рода — «старостам». Для безопасности эти старосты должны были учреждать из местного населения воинские отряды, готовые к отражению татарских разбойников (набеги совершали, как орды под предводительством ханских наместников, так и «вольные» татарские казаки). Воинские отряды набирались из городских мещан. Они сразу же стали делиться на «послушных», то есть, собственно, мещан, отбывающих воинскую повинность под предводительством старост, и «непослушных», то есть, собственно, казаков, выбирающих себе атаманов вольными голосами. На первом этапе они были так тесно связаны, что слово «козак» в официальных бумагах даже не фигурировало. В 1533 году на Сейме в Пиотркове староста черкасский и каневский Евстафий Дашкевич говорил о необходимости держать от правительства казацкую сторожку на днепровских островах. Затем его преемник Дмитрий Вишневецкий построил укрепление на острове Хортица и поместил там казаков. Где-то к середине XVI века (никто точно не знает!) появилась и Запорожская Сечь. Вот как писал об этом историк Николай Костомаров в своём очерке «Малороссийский гетман Зиновий-Богдан Хмельницкий»: «Край, называемый тогда Низом (имеется в виду низовье Днепра), стал приютом для всех тех, кому только почему-нибудь было немилым житьё на родине. Запорожская Сечь установилась прежде всего на острове Томаковка, близ впадения в Днепр реки Конки. Через несколько времени Сечь переносилась ниже на Микитин Рог (близ нынешнего Никополя), а потом ещё несколько ниже и надолго основалась близ нынешнего села Капуловки. Главный центр её был на одном из островов, до сих пор называемых Сечью... В разных местах на днепровских островах и на берегах образовывались казацкие селитьбы и хутора. Таким образом, за порогами слагалось новое людское сообщество с военным характером, населяемое выходцами из Южной Руси, совершенно независимыми от властей». Тут надо уточнить, что «выходцы из Южной Руси» — неудачный термин. Если под ними понимать коренных русских жителей Киевщины, Черниговщины и Переяславщины, то они «разбежались» ещё в XII-XIII веках. В основном переселенцами в Украину были русские люди из Волыни, Галичины и земель, которые сейчас принадлежат Белоруссии. Но приходили туда и мелкие польские шляхтичи (немало гербовых шляхтичей в ту пору просили милостыню и умирали с голоду), и беглецы из Московского царства (особенно в лихие годы правления Бориса Годунова и самозванцев). Кроме того, в Украину стекались татары, литовцы, поляки, немцы, венгры, евреи и молдаване. Немало там сохранилось и «аборигенов» из обрусевших потомков тюркских племён (берендеев, торков и половцев). Ни одно панское имение в Русском, Бельзском, Подольском, Волынском и Киевском воеводстве не имело определённых границ, и за них приходилось сражаться. Тогда это называлось «граничиться». Для войн паны набирали слуг, тоже пополнявших ряды казаков.
В 1569 году произошло событие, которое стало роковым для украинской истории. В соответствие с Люблинской унией, образовалась Речь Посполитая. Вся власть на территории Литовского княжества, включая бывшие русские земли, перешла к польской шляхте. Более того, Киевщина, Подолье, Волынь и Брацлавщина были непосредственно переданы польской короне. Сеймовое положение от 1590 года от имени короля гласило: «Государственные сословия обратили наше внимание на то обстоятельство, что ни государство, ни частные лица не извлекают никаких доходов из обширных, лежащих впустую наших владений на украинском пограничье за Белой Церковью... Мы будем раздавать эти пустыни, по нашему усмотрению, в вечное владение лицам шляхетского происхождения за их заслуги перед Речью Посполитою». В 1590 году князю Александру Вишневецкому, черкасскому старосте, пожалована «пустыня реки Сулы за Черкассами». В следующем году князь Николай Рожинский получил во Владение «пустыню урочища над реками Сквирою, Раставицею, Упавою, Ольшанкою в Каменицею». Сеймовым постановлением 1609 года Валентию-Александру Калиновскому отдана «неизвестная пустыня Умань во всём объёме своих урочищ». И т.д., и т.д. 
Католический прессинг и крепостное право, «экспортированные» из Польши в земли Литовской Руси, гнали людей на пустые окраины.


Рецензии