Казацкая Украина. 5. Гетманщина

5. Гетманщина

Понятие «Гетманщина» включает в себя, по крайней мере, три смысла: социальный, пространственный и временной. Во-первых, под ней понимают административную структуру военного казацкого самоуправления. Во-вторых, она означает конкретную территорию, например, в 1648 году — бывшие земли Киевского, Черниговского и Брацлавского воеводств. И, наконец, в-третьих, это вполне определённая фаза украинской истории: «де юре» — с 1648 по 1764 г.; «де факто» — с 1648 по 1708 г., так как после измены Мазепы «самоуправлением» режим в казацкой Украине можно было назвать лишь с большой натяжкой.
Гетманщина берёт своё начало с восстания под предводительством Богдана Хмельницкого, которое по сей день считается наиболее грандиозным событием в украинской истории в XVII веке.
«Початок и причина войні Хмельницкого ест едино от ляхов на православіе гоненіе и козакам отягощеніе», — гласит «Летопись Самовидца». И далее автор разъясняет, в чём именно было это «отягощение». «Чего не звикли были панщины робити, дворі змітати, и до інших незносных діл приставляли…» «Плату, которая постановлена была на козаки от короля его милости и Речи посполитой по золотих тридцять на рок, тое на себе отбірали (отбірала шляхта понове от гетмана коронного)»… «В городах зась от жидов тая была кривда, же неволно Козакові в дому своїм жадного напитку на потребу свою держати, не тилко меду, горілки, пива але и браги. Которіе зась на рибу хожували козаки за пороги, то на Кодаку на комиссара рибу десятую отбірали». Кстати, приведенный здесь оригинальный текст даёт пищу лингвистам и общее представление о языке, на котором изъяснялось украинское казачество в середине XVII  века)   
В личном конфликте чигиринского сотника Богдана Хмельницкого с польским шляхтичем (чигиринским подстаростой) Данилой Чаплинским из-за имения Субботино и  «прекрасной Елены», отразились все социальные противоречия того времени. Спесь, наглость и вседозволенность польской шляхты на тот момент достигли своего апогея. Они возбуждали общую ненависть в украинском казачестве и поспольстве, и достаточно было искры, чтобы эта ненависть вспыхнула, превратившись в большой  пожар. В отличие от всех предыдущих бунтов, восстание 1648 года готовилось неторопливо и основательно. Сначала Богдан Хмельницкий отправился в Запорожье, где стал собирать молодцов, агитируя их на войну с панами. Затем нанёс визит татарскому хану и заручился его поддержкой (в помощь гетману двинулся мурза Тугай-бей с перекопской ордой). Затем  был избран гетманом.
Первые две победы казаков возле протоки «Жёлтые воды» и под Корсунем послужили стимулом для дальнейшей «экспансии». В плен были взяты польские военачальники Стефан Чарнецкий, Николай Потоцкий и Максим Калиновский, которых гетман «подарил» татарскому хану, дабы тот взял за них выкуп. Ещё один пленник Иван Выгодский, тоже «подаренный» татарам, а затем выкупленный у них «за кобылу» самим Богданом Хмельницким (как рассказывал сам Выговский), вскоре стал его генеральным писарем. Эти победы плюс разгром польского войска возле реки Пилявки (современная Хмельницкая область) вдохновили народные массы. По всем местечкам ходили вербовщики, волонтёры, попы, бандуристы. Они агитировали, проповедовали, пели и призывали к войне «за освобождение». Но большая часть «показачившихся» холопов не шла к Хмельницкому, а собиралась в местные шайки («загоны») и грабила панские усадьбы, побивая их владельцев и слуг. Скопившаяся в затравленных людях ненависть хлынула горячим потоком. Летопись описывает варварские истязания: с живых людей сдирали кожу, распиливали, жарили на углях, обливали кипятком. Страшное избиение постигло иудеев. Свитки Торы выбрасывались из синагог, казаки плясали на них и пили водку. Резали иудейских младенцев на глазах у родителей, и рассматривали внутренности, насмехаясь над обычаем у евреев разделение мяса на кошер и треф. И об одних говорили: «Это кошер — ешьте!» А о других: «Это треф — бросайте собакам!» Такую же зверскую жестокость проявляла в ответ и польская сторона. Русский пан Иеремия Вишневецкий, католик, защищая свои владения в Украине, выступил против казаков. Он не церемонился с пленными соотечественниками, выдумывая самые затейливые казни и наслаждаясь муками, совершаемыми у него на глазах. «Мучайте их так, чтобы они чувствовали, что умирают!» — приговаривал он.
Война 1648-1657 годов слагалась из двух «стихий»: с одной стороны — «русский бунт, бессмысленный и беспощадный»; с другой стороны — попытка вполне разумного преобразования «вертикали власти». Она выражалось не только в изгнании и избиении польской администрации на всех захватываемых казаками землях, но и в создании новой формы управления.
Так что же такое Гетманщина? Это сотенно-полковая структура казацкой армии, которая была преобразована в административно-территориальную структуру. На землях Гетманщины были ликвидированы воеводства, поветы. В 1649 году она была разделена на 16 полков (на Правобережье — 9, на Левобережье — 7). Территория полка делилась на 10-20 сотен. Военно-административную и судебную власть на территории полка осуществлял полковник, на территории сотни — сотник. Высшие и средние казацкие чины составили верхушку привилегированной социальной системы. Гетман превращался в лидера «державы», писарь — в канцлера, «значные» казаки — в чиновников. Рада стала играть роль парламента. Гетман и его ближайшие помощники занимались «перераспределением» собственности, отнятой у панов, финансами, судебной практикой, дипломатической перепиской и т.д. Но не следует обольщаться, полагая, будто создание Гетманщины осуществлялось по какому-то плану. Оно происходило стихийно, эмпирически, грубо. Во всех «компонентах» царил произвол и бардак! Это была система управления, наиболее «адаптированная» как раз к государственному устройству Польши. Но после Переяславского договора её пришлось с недоверием, великим трудом, бесконечными шараханьями из стороны в сторону, войнами, жестокими утратами и переселениями огромных народных масс — «притирать» к России. Увы. Таковы капризы истории!
Никакой «национальной идеей» тогда ещё и не пахло! Все казаки хотели вольностей под чьим-нибудь подданством. Во время «бескоролевья» ничто не мешало Богдану Хмельницкому взять Львов, Варшаву и Краков и «отделиться» от Речи Посполитой. Но что дальше? В Европе существовали вполне конкретные формы государства и власти. Правителями там были представители благородных сословий: наследственные (или выборные, как в Польше) короли, цари, императоры или князья (как в Литве). Но в Украине все благородные отпрыски либо вымерли (как Острожские), либо «ополячились» (как Вишневецкие). Между прочим, князь Иеремея Вишневецкий так усердно служил Речи Посполитой, истребляя казаков, что его сын Михаил в 1669 даже угодил в польские короли. Но как можно было «сотворить» короля из простого казацкого атамана? Ни в одном документе XVII века, являющиеся свидетельством зарождающегося украинского самосознания, вы не найдёте «совета». Впервые догадка о том, что Гетманщину можно трактовать, как оригинальное «независимое государство», через век замаячит в сочинениях Ф. Орлика и в очерке «История Русов». Затем эту «идею» подхватят «украинисты», вроде Костомарова и Грушевского, и начнут впихивать её задним числом в головы почитаемых гетманов. Удивительно, что даже некоторые современные учёные, обладающие куда большей полнотой знаний о той эпохе, впадают в такую же блажь. К примеру, профессор Татьяна Яковлева называет восстание Богдана Хмельницкого «войной за НАЦИОНАЛЬНОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ». Но «возрождать» можно лишь то, что уже когда-то существовало. Где искать «украинскую нацию» до заселения Украины? Описывая симпатичного ей Ивана Выговского («профессионального юриста, мягкого, талантливого человека, способного на искренние поступки»), которого Татьяна Геннадьевна считает главным архитектором Гетманщины («фактически канцлером», по её выражению), она явно идеализирует его детище (см. Т.Г. Таирова-Яковлева. «Гетманы Украины. История о славе, трагедиях и мужестве»).
Григорий Николаевич Теплов, заведующий гетманской канцелярией при гетмане Кирилле Разумовском и проводивший её «инвентаризацию», писал: «Прежде 1720 года почти во всей Малороссии никаких канцелярий не было: ибо и самую Гетманскую канцелярию, случайным образом гетману Скоропадскому, в 1720 году, ноября 19 дня (по причине некоторых, при гетмане канцеляристов, подписывавшихся под руку гетманскую, а именно: Григория Михайлова и Василия Дорошенко) особливою грамотою велено учредить; в прочих же местах, яко то: в сотнях и полках, ни сотенных, ниже полковых канцелярий и суда генерального (хотя судьи и были) с такими прерогативами, каковыми он на себя теперь из прав Литовских наводит, отнюдь не было, хотя при том некоторые дела и письменно производились; а все тогда в самоволие превращённое, не правом и законами управлялось, но силою и кредитом старшин, в простом народе действующих, или лучше сказать — обманом грамотных людей». Даже автор «Истории Русов» честно признал, что когда в Малороссии была учреждена Коллегия, и по указу генерал-аншефа П.А. Румянцева начала проводиться опись, то оказалось, что никаких юридических документов на владение у большей части «собственников» не существует.
Подводя итог, можно констатировать: Гетманщина — это обычная власть военных. Она может простираться и на большой, и на самый маленький геополитический сектор: государство, провинцию, область, город, село. Например, после революции 1917 года в России таких «секторов» было множество вплоть до «республики» Гуляй Поле. Как правило, власть военных существует недолго, в некий «переходный период», пока не трансформируется в привычные формы. Но на юго-восточной окраине Речи Посполитой, называемой Украиной, она существовала почти два века, превратившись в архаичный реликт. Удивительно не то, что она развалилась на части и была упразднена за ненадобностью, а в том, что она существовала так долго! Формально Гетманщина прекратила своё бытие в 1764 году. Последний гетман Кирилл Разумовский был «назначен» генерал-фельдмаршалом. А в 1775 году, дождавшись победного окончания войны с Турцией, Екатерина II направила войска в Запорожскую Сечь и утвердила указ «о реформировании Сечи». В результате рядовые казаки рассеялись по городам и сёлам, часть командиров получили офицерские звания, а старшина была уравнена в правах с российским дворянством.
Часть казаков ушло в Турцию, создав Задунайскую Сечь. В 1828 году они перешли на сторону русской армии и были помилованы императором Николаем I. Из оставшихся на территории России казаков  Суворов в 1787-1788 годах организовал «Войско верных Запорожцев». В 1790 году оно было преобразовано в Черноморское казачье войско и получило территории левобережной Кубани. Во время Отечественной войны 1812 года и в Кавказской войне казаки принимали активное участие.
Был, правда, ещё один гетман Павел Скоропадский, который занимал этот «пост» в Киеве в апреле-декабре 1918 года, но это уже совсем другая история!


Рецензии