Бром - повелитель Крампуса

Джеральд Бром – один из тех художников, о которых я впервые узнал в тот момент, когда провалился в «фэнтэзи культуру». Я моментально выделил его среди прочих и водрузил на «дарк пьедестал», потому что он казался мне «тру моим». Я бы мог мучительно долго и кроваво красочно воспевать Брома как художника с его богами, демонами и дикими тварями, если бы задался такой целью. Оказалось, что Джеральд - нехреновый писака. И пусть фанаты Геймана кидают в меня своими маринованными огурцами, но Джеральд круче! Его «скандинавские боги» бередят струны и режут пальцы, а нейлоновые струны Геймана и его богов лишь натёрли мозоли. Да, сука, потому что Бром — художник, он пишет, как художник, читаешь его буквы и видишь. Вот что ценно! И мне как «писательствующему художнику» он крайне импонирует.

Признаться, я немного проебался. Я, разумеется, знал, что Бром что-то там пописывает, сидя параллельно у мольберта, но в Рашу эти книги не попадали. Слишком местечково и для фанатов. Но, вуаля! Оказывается, книги Брома у нас всё-таки решили выпускать, да ещё и в каком издании! Зашёл я в книжный за новым Сорокиным, а ушёл с Бромом подмышкой. Издательству респект – полиэтиленовый презерватив защищает от всяческих несанкционированных проникновений грязных микробов с чужих неправедных рук, допуская лишь истинного дарк верующего в белостраничные глубины и глянцевые пучины книги. Оцените: сначала суперобложка с золотыми буквами, потом твёрдая гладкая обложка (опять-таки с артами Брома), внутри скетчи Брома возле каждой главы и части, а цветные глянцевые иллюстрации появляются, словно грибы под дождём по мере продвижения читателя среди вкусных, захватывающих букв.

Итак, третья книга Брома стала для меня, по иронии судьбы, первой. «Крампус – повелитель Йоля» - просто красавчик, самый очаровательный «сатанинский дьявол» эвер. С того дня, когда я закрыл последнюю страницу этой книги, Крампус для меня – символ Рождества, средоточие черт антагонистов, он – нейтральный хаос, который может либо гневно выпороть тебя розгами, либо спасти тебе жизнь. Пожалуй, это сказочное, по-настоящему доброе (без приторной хероты), ироничное, печальное, драматичное ДАРК фэнтэзи.

«Обожаю мифы - они всегда полны прекрасной чепухи!» — чистая правда. Как выяснилось из послесловия, а это я понял и в процессе чтения, Бром реально заморочился и проследил историю архетипа, порылся в древних источниках, серьёзно подошёл к делу, короче.

На одной странице — вот вам и вспоротые животы, и кишки, разбросанные по полу, а вот вам и наркоманы, варящие «винт», вот вам спасённые дети, диалоги «демона» и пастыря под церковными сводами, вплетение скандинавской мифологии и христианства, плотно изученные под лупой и облечённые в роман, не пальцем деланный, забористый, неоднозначный. Местами кажется, что читаешь какую-то, блин, сказку, но через пару абзацев – триллер. Бром мне понравился. Крампуса я полюбил. И если бы… однажды я встретил его, то протянул ему руку. И мы бы посмеялись, а Крампус добавил:

«Ох, сколько же воды утекло с тех пор, как я имел удовольствие пороть маленькие озорные задницы…»

А потом бы он непременно завёл долгий диспут на свою излюбленную тему:

«Ты поклоняешься смерти. Ты и все Единые боги. Они соблазняют род людской своими обещаниями посмертного блаженства, и те становятся слепы к земным радостям, которые у них перед носом. Как можно достичь просветления, если жил не в полную силу?

Ты когда-нибудь задумывался о том, чего ради вы с таким пылом повсюду ищете дьявола? Я скажу тебе. Потому что вы не можете поглядеть в глаза собственным злодеяниям. Правда в том, что никакой дьявол не заставляет вас пытать друг друга, насиловать, убивать и подвергать содомскому греху. Никто не заставляет вас уничтожать самую землю, которая кормит вас. Есть только вы. Так что погляди на себя, потому что единственный дьявол здесь – это ты…

Я страшусь, что в нынешние времена большинство людей – такие же, как ты [...] И как я могу их винить, если теперь в их власти прогнать тьму одним щелчком какого-то рычажка. [...] какую роль я смогу играть в мире, где люди поклоняются ящику с движущимися картинками, где они делают и потребляют яды, разъедающие их собственный мозг, где они уничтожают ради наживы целые горы, убивают саму землю?

Человеку теперь приходится бояться только самого себя... Он стал своим самым худшим врагом…»

Несмотря на обилие персонажей – все они объёмные. Главных героев приятно узнавать из «интимных» деталей типа: «Он смотрел, как дождевые капли скапливаются на стекле, а потом катятся вниз, и ему вспомнилось, как ребёнком он любил фантазировать, будто они едят друг друга…»

«Просто ещё одна ложка дёгтя в бочке дёгтя…» — не про эту книгу. Претензий к Брому как к писателю, к художнику — нет, претензии только к издателю – какого хера, выпуская столь чудесную и во всех смыслах, красивую книгу и даже сделав неплохую художественно-литературную адаптацию на русском, вы не озаботились хорошим корректором? Я регулярно терял предлоги, союзы, буквы. Спотыкался на этих крохотных жуках, непонятно как попавших под полиэтиленовый презерватив. В конце-то концов, я же не фикбук читаю, я заплатил немалые бабки за отличное издание… которое кишит жуками. Крампуса на вас нет. Выпорол бы!


Рецензии