Та жизнь

Я хотела еще раз посмотреть на нее. Она была высокой, с белыми короткими волосами и открытым покатым лбом. В очереди она третья. А я уже все купила и мне надо идти.
А я не могу. Я хочу стоять и смотреть на нее.
Она напомнила мне мою бабушку. Такие же волосы, и еще в лице эти глаза. Именно глаза. У моей бабушки были такие же. Как же я хочу смотреть на нее.
Неудобно. Нехотя выхожу из магазина, оборачиваюсь. Бабушка! Как же я хочу, чтобы ты была у меня! Как же я хочу приехать к тебе, прибежать к твоему дому, подняться на второй этаж, постучаться в двадцать вторую квартиру.
Мне так тебя не хватает… Ты из того времени, когда зима была синей. Когда булки с черемухой лежали в эмалированных ведрах, и в банке под марлей плавала медуза. Когда кипяток лился из кранов на каменные лавки и пар поднимался над тазами. Когда тесто раскатывалось в тонкий пласт и холодные мерзлые дрова оживали у печки и начинали говорить и рассказывать о том, как они когда-то были деревьями…
Я шла по улице и плакала. Почему так? Детство не уходит. Оно живет внутри воспоминаниями, которые как двери открываются и впускают тебя  в комнату с двумя вязаными белыми лебедями.
Впереди меня шел мужчина и, замедлив шаг, поравнялся со мной.
- Что случилось? – спросил он.
- У меня нет бабушки, - слезы полились еще сильнее.
- Давайте я вам помогу, - он протянул руки к моим пакетам.
Еще чего! Я не хотела отдавать ему пакеты. Он может убежать с моей капустой и сварить себе борщ.
- Давайте же, - настаивал он.
Человек  в черном костюме. Черные усы. Черные туфли. Черные глаза. Я все же протянула ему пакеты. Ладно, пусть несет.
 Он засеменил со мной рядом.
- Меня зовут Александр.
Ага.
- А вы замужем?
- Нет.
- А дети есть?
- Нет.
- А вы одна живете?
- Да.
Столько радости сразу.
- Я в вас влюбился с первого взгляда.
- А у вас есть бабушка?
- Нет.
Мы подошли к подъезду.
- Спасибо, - я забрала у него пакеты. - До свидания.
Дверь подъезда была открыта. Мелись полы, и пыль летела на почтовые ящики. Он проследовал за мной к лифту с явным желанием докатиться до моей квартиры.
- Я схожу за коньяком, - он завращал черными глазами. – Я как вам это сказать.… Хочу вас любить…
Что-то же подсказывало мне, что он гадкий, ничтожный человек.
- Я хочу с вами заняться…- он перешел на свистящий шепот. - Ну, вы сами понимаете…
- А я не хочу.
- Почему? - он удивленно посмотрел на меня.
Надо же. Передо мной аморальная обезьяна с усами и я не хочу.
- Почему? – он задрожал всем телом и стал лезть губами в мое лицо. - Я вас люблю…
Псих. Я оттолкнула его. Красные глаза, волосатые руки. Фу! Хорошо, что муж с женой, приехавшие из Узбекистана мели вениками полы и смотрели на нас. Он повернулся и пошел вниз по лестнице. Маленький несчастный человек. Чушка плюсконосая, сказала бы моя бабушка.
Я сегодня увидела её глаза и захотела к ней. Но не могу я взять билет на поезд. Не могу. Не могу присесть к ней на кровать, взять ее руки в свои…
Бабушка! Синий байковый халатик, а под ним ночная сорочка…
Вся та жизнь с её геранями на окнах, с маленьким блестящим ключиком от шифоньера, с мерцающими в воздухе зажженными палочками, с раскрашенными камешками, с утренней прохладой, заползающей с пола под одеяло, была для этой жизни.
Чтобы жить сегодня.
Сейчас.


Рецензии
"Он может убежать с моей капустой и сварить себе борщ." - не знаю, что сказать. Здесь кино надо снимать.

Александр Кормачев   28.02.2019 19:50     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.