04 Вселенная на пороге

       "Можно найти отличную планету, четыре года наслаждаться жизнью, а самым ярким воспоминанием в итоге окажется вот этот вечер, когда мы молчим втроем, зависнув в ступоре, без всяких идей насчет того, кто стырил наш звездолет, и какие должны быть дальнейшие ходы," — думала Ирис, медитативно накручивая на палец рыжую прядь.
       Косые лучи заката тянулись в гостиную поверх плеча девчонки, забравшейся с ногами в кресло, золотили штаны Буйвола, сидящего на краю белого кожаного дивана, касались босых ступней Трана, испачканных в песке. Парень примостился на краешке стола, разглядывая какие-то свои подпространства. Док скорчился, сунув башку в ладони, и выглядел жалко, что при его габаритах было задачей непростой. Ирис честно пыталась победить тишину и подать голос, но тишина была сильнее. Она заполняла голову, словно неслышимый звон. Ирис следила, как парят пылинки в карамельных потоках света, отрешенно поражаясь тому, что запомнит эти пылинки навсегда.
       Мысль о том, что все закончилось — внезапно, сегодня, сейчас — не желала умещаться в голове. И пока мозг буксовал, пытаясь ее обработать, все прочие переживания стояли на нуле — не было свободных ресурсов для страха, сожаления, тревог, надежд. Ирис поймала себя на том, что это даже приятно: разглядывать пылинки, ни о чем не беспокоясь. Вот только молчание в гостиной сгущалось все сильнее, угрожая достигнуть предельных величин и обвалиться коллапсом. Кто-то должен был его нарушить. "Если не я, то кто?.." — вздохнула девчонка.
       Спустить ноги из кресла было все равно, что ступить в холодную воду. Ирис инстинктивно задержала дыхание перед тем, как встать. 
       — Ладно, мы живы, это плюс, — обронила она, пересекая гостиную, чтобы зажечь свет. Пока они втроем бороздили пучины фрустрации, солнце скрылось, а сидеть в темноте было как-то уж чересчур драматично. — У нас угнали корабль. Это неприятно. Но не смертельно.
       Ирис направилась в кухню.
       — Не защищай его, — сердито проворчал Тран ей вслед.
       От его слов Буйвол съежился еще сильнее.
        Ирис могла ручаться, монстр сейчас на тысячный раз прокручивал в голове момент прибытия, когда они спускались по трапу Джаггернаута, приземлившись под покровом ночи на укромной лесной полянке.
       — Ну не знаю, — выразил сомнения Тран, забрасывая на плечо ремень сумки со шмотками. — Стоит ли отправлять его на орбиту? Думаете, это безопасно?
       — Шагай, — прорычал сквозь зубы Док.
       Глобальные неприятности мало помалу остались позади, впервые прозвучал вопрос "где мы будем жить", и с тех пор страсти не утихали. Ирис и Тран в те времена не могли иметь общее мнение в принципе, их попытки договориться быстро переросли в гражданскую войну, и, как в любом другом военном конфликте, победа оказалась на стороне силы. То есть, Буйвола Дока. Он до чертиков любил своих ненаглядных, однако понимал, что дальнейший либерализм закончится их дракой. По крайней мере, после принятия решения девчонка и голубоглазый прекратили прения между собой и дружно взялись мотать нервы монстру. К моменту приземления у Дока исчерпались все резервы терпения, дергался глаз, любое слово со стороны девчонки или парня воспринималось, как провокация, вплоть до вопроса, "класть ли сахар в чай". Буйвол страстно мечтал заткнуть уши и побыть в тишине, чем дольше, тем лучше. Но заткнуть уши он не мог — в одной руке у него был иридиевый кофр с броней и оружием (будь его воля, он бы и весь остальной арсенал прихватил, но грузовик плазмоганов, выезжающий из леса поутру, никак не вязался с понятием "конспирация"), в другой руке зверюга держал мезонный брелок от Джаггернаута.
       — Я бы посмотрел на того, кто отважится угнать мой корабль, — процедил монстр зловещим голосом. — Впрочем, я и посмотрю: в случае вторжения во всех помещениях сработает поле гибернации. Не говоря уж об остальных охранных протоколах… Не переживай, старина Джаггернаут способен о себе позаботиться.
       В словах Буйвола отчетливо звучали предупреждающие нотки. Он предполагал, что запароленный корабль, висящий на орбите, будет смущать умы и сердца двух ущемленных в правах разгильдяев, один из которых — гений кибернетики, а другая — псионик, и хотел сразу верно расставить акценты. Док на славу потрудился над автономной защитой и маскировкой, превратив звездолет в источник серьезных неприятностей для любого, кто окажется поблизости. А в неприятностях Буйвол Док разбирался неплохо. Он успокоился только тогда, когда понял, что сам не в состоянии выдумать способ, как его звездолет мог бы попасть в чужие руки.
       Тран с демонстративной неохотой сошел по трапу, встал в траве и вполголоса принялся чертыхаться — трава была мокрой от росы. Следом спустилась Ирис, обвешанная багажом сверх всякой меры. Док скрипнул зубами, но промолчал. Он и так потратил два часа перед посадкой, объясняя ублюдкам, что с собой нужно брать только самое необходимое, и никакого пангалактического барахла, способного порушить процесс внедрения в мирное докосмическое сообщество местных жителей. Буйвол даже попытался уговорить их оставить деки на борту — лично ему было бы так спокойней, но быстро понял, что это перегиб. Для Ирис и Трана оставить деки было все равно, что Доку расстаться с плазмоганом. Настаивать он не стал. Выяснять у Ирис, почему "необходимого" оказалось настолько дофига, тоже было бесполезно — женщина.
       Много дней Буйвол жил лишь одной надеждой: скорей бы уже все это закончилось.
       Монстр нажал кнопку на мезонном брелке. Входной люк закрылся, звездолет без шума и спецэффектов ушел в ночное небо. Все трое проводили его взглядами. Пожалуй, Тран смотрел дольше остальных. Когда он очнулся, Док уже подобрал свой неизменный кофр и потопал по тропинке навстречу новой жизни. Ирис и Тран потянулись за ним. Сначала каждый тащил свои шмотки сам, в итоге они все перевесили на монстра.
       Синий огонек на мезонном брелке спокойно горел годами, уверяя, что с Джаггернаутом полный порядок. Буйвол с головой погрузился в другие дела и заботы, создавая себе и своим ненаглядным райскую жизнь, с которой они постепенно смирились. Док не планировал застревать на этой планете вечно — лишь дать девчонке и Трану возможность отдохнуть как следует, прийти в себя, разобраться с головой. Но что-то во вселенной пошло не так, и они застряли. Благодаря ему.
       Из кухни поплыл густой, бархатистый запах свежесваренного кофе, и вскоре оттуда вернулась Ирис. В одной руке она несла сразу две исходящие паром кружки, в другой — бутыль бренди с надетым на горлышко перевернутым стаканом. Бутыль она ловко опустила на столик возле дивана, одну из кружек после короткого препирательства ("это моя, тебе — с сахаром") вручила Трану. 
       Док с тяжелым вздохом вынул пробку, глотнул немного из горлышка и налил в стакан.
       — Знаете, что?.. — начал он, сломавшись под грузом самобичевания.
       — Знаем, — отозвался Тран. — Ты хотел как лучше.
       Монстр на мгновение завис с открытым ртом.
       — Ты что же, больше не сердишься? — осторожно уточнил Буйвол.
       — Не сильно, — прохладно сообщил мерзавец.
       — А чего рычал на меня?
       — Захотелось.
       Ирис забралась обратно в кресло, отпила из кружки. Вкус кофе был точно такой же, как вчера утром, как в любой другой день. Ее опять захлестнула волна неверия, аж голова закружилась.
       — Подождите… может быть, все не так плохо?.. может быть, просто брелок неисправен? — рассеяно предположила она. С надеждой взглянула на монстра.
       Буйвол печально помотал головой.
       — Да там просто нечему ломаться.
       — Ну тогда… — начала Ирис и замолчала. Она не знала, что "тогда". Сквозь кофейное тепло внутри начали пробиваться первые ледяные иголочки страха.
       — Начнем с начала, — задал направленность Тран. — Как давно ты знаешь?
       Ирис поразилась про себя тому, что голубоглазый не потерял головы и способен задавать нужные вопросы. На фоне мирной жизни она стала забывать, насколько хорош этот тип под давлением.
       Буйвол пожал плечами:
       — Работал в мастерской, захотел пожрать. Сказал парням, что отлучусь ненадолго. Вышел к машине, достал ключи. С тех пор и знаю.
       — А времени сколько было в этот момент?
       Док пожал плечами еще раз:
       — Часа три после полудня, может, четыре.
       — Когда ты в последний раз видел синий сигнал? — поинтересовался Тран с напускной невинностью.
       Буйвол открыл рот для уверенного ответа, осознал, что с разгону влетел в ловушку, и замолк, ничего не сказав. Первоначальный ответ был "утром", но с привычными вещами есть одна трудность — через какое-то время их перестаешь замечать начисто. Ключи от машины с мезонным брелком все время были у него в руках, само собой, однажды настал момент, когда Док перестал их пристально разглядывать.
       Ирис видела, как на физиономии монстра отчетливо проступает осознание преступной беспечности, а Тран чуть заметно подается вперед, готовый затянуть петлю самобичевания на шее Буйвола. И опять девчонка испытала прилив невольного, неодобрительного восхищения: в действиях парня была стратегия. Загрузить Дока чувством вины, сломать его лидерские позиции и встать у руля апокалипсиса. На первое время. А потом — закрепиться.
       — Я видела. Вчера вечером, — вмешалась Ирис.
       Буйвол и Тран уставились на нее.
       — Случайно смахнула ключи со столика в прихожей, подняла и положила на место, — хладнокровно соврала Ирис. — Сигнал был синий.
       "Никто ничего не докажет," — решила она про себя. Даже если звездолет действительно сперли раньше, а Док протормозил, ничего критичного за это время не произошло. Порядок, вранье безвредно. Скорее всего, точные данные по этому вопросу не всплывут еще долгое время. Зато она прикрыла монстра. Ирис предпочитала обойтись без переворотов в их маленьком государстве. Или хотя бы не в первый же вечер, когда у них начались проблемы.
       В зеленых глазах Буйвола промелькнуло облегчение пополам с благодарностью.
       Тран отпил из кружки, чтобы сохранить в тайне гримасу досады. Когда он снова поднял взгляд, он был сама невозмутимость. Любой другой человек бы искренне усомнился: как этот честный парень вообще способен что-то замышлять?!
       "Черт, он действительно хорош," — про себя восхитилась девчонка.
       — Сейчас начало восьмого… — задумчиво сказал Тран. — Почти сутки. И мы до сих пор живы.
       — Что в этом удивительного? — нахмурилась Ирис.
       — Не думаешь же ты, что Джаггернаут украли случайно? — насмешливо предположил Тран. Глотнул кофе еще пару раз и отставил кружку на стол ради того, чтобы демонстративно сложить руки на груди.
       — Я согласна с тем, что выглядит, как провокация. Но дальше что? Кто-то снял корабль с орбиты населенной планеты. Кроме нас троих здесь еще несколько миллиардов разных товарищей проживает! Как по мне, звездолет вообще попал под раздачу только потому, что нас самих не нашли.
       — ПОКА не нашли, — возразил Тран.
       — В твоих словах мне так и видится желание начать пороть горячку, — ехидно заметила Ирис. — Наличие припаркованного звездолета не означает, что мы где-то поблизости. Мы ведь могли просто оставить его здесь и дальше поехать на такси!
       Буйвол досадливо причмокнул, как видно, пожалел, что эта идея ему раньше в голову не пришла.
       — К чему ты клонишь? — недовольно буркнул Тран.
       — О, ничего такого, просто взываю к принятию взвешенных решений!
       — Предлагаешь переждать? — уточнил голубоглазый с издевкой.
       Ирис увлеченно придумывала, как одним ударом разнести доводы Трана в щепки, но тут подал голос Док:
       — Не нравится мне, что кто-то там мой звездолет лапает!
       Ирис и Тран, не сговариваясь, сбавили обороты.
       Джаггернаут никогда не был "просто кораблем". Для Дока он долгое время был домом, да и для них успел стать больше, чем средством передвижения.
       — Я понимаю, — проговорила Ирис. — Я тоже не в восторге. Но это может быть роковая случайность. Никто не знал, что мы здесь!
       — Поправка. Четыре года назад никто не знал, что мы здесь, — возразил Тран, воспользовавшись моментом вновь начать разжигать страсти.
       — В этом и смысл понятия "лечь на дно", разве нет? — подал голос монстр с долей вызова. — Ты же сам ползал с детектором, проверяя, чтобы нам маячков не накидали.
       — Если я берусь за работу, Докин, я делаю ее хорошо. Маячков не было…
       Монстр намерился утвердить свои позиции, но Тран не дал ему начать:
       — …по крайней мере, в рамках доступных нам технологий.
       — Это что еще означает? — возмутился Буйвол.
       — Наука обнаружения могла шагнуть далеко вперед за это время… — предположил Тран, ехидно подмигнув ему.
       Буйвол допил из стакана и налил еще.
       — Ты просто не хочешь признать, что единственный способ нас найти был — просеивать галактику мелким дуршлагом, сектор за сектором, — усмехнулась Ирис. — Это слабое место твоей версии, потому что тогда встает закономерный вопрос: кому мы настолько сильно понадобились? Со Старшими расами мы разобрались в прошлый заход, всем остальным не хватит скипидара, чтобы такое провернуть. "Шальные хайджекеры" — звучит неприятно, тем не менее, Джаггернаут могли банально стырить.
       Тран фыркнул с глубоким презрением.
       — Ты в какой-то идеальной вселенной живешь! — проговорил он, не теряя достоинства. — Тебя послушать, так все всегда лучше, чем кажется!
       — А ты в какой вселенной живешь, Транибан Торан? В параноидальной?
       Ирис никак не могла разобраться, что у него на уме. Тран, вроде бы, целенаправленно терпел поражение, но выглядел так, будто все идет согласно плану. Его плану.
       Девчонка поймала его взгляд. Голубые глаза лучились электричеством, в уголках губ притаилась довольная ухмылка, которую парень не сильно-то и скрывал. "Сейчас будет финал!" — догадалась она.
       — Минуточку, — Ирис невольно вскинула руки в попытке придержать неизбежную развязку. — У нас угнали звездолет, и у тебя внезапно прекрасное настроение? В чем подвох?
       Тран с наглядным удовольствием отхлебнул из кружки, одарил девчонку и Буйвола снисходительной гримасой:
       — Тяжело вооруженные звездолеты с фатальными протоколами защиты и глубокой маскировкой не пропадают просто так. К Джаггернауту даже приблизиться было нельзя, не нарвавшись на жесткие превентивные меры. Кто бы это ни сделал, он хорошо подготовился. Корабль могли спихнуть с орбиты мощным гравитационным тараном, но это дорого и больно. Или...
       — ...или? — подтолкнул его Док.
       Тран кивнул на Ирис.
       — Я?! — опешила девчонка.
       — Кибертелепаты, — пояснил суть метафоры Тран.
       — Без массовой вылазки это трудно, — заметила Ирис. — Когда мы покидали галактику, кибертелепаты присели ниже собственных ботинок, чтобы не отхватить воспитательных акций от КОН. В их интересах пока не привставать.
       — Ситуация могла измениться. Мы больше четырех лет были не в курсе дел, — Тран с издевкой поклонился монстру. — Так или иначе, нам не придется торчать на этой планете вечно. Очевидно, нас кто-то искал. И нашел. В наших интересах смыться отсюда как можно скорей. Для этого у нас есть арсенал Буйвола, две деки, которые ни фига не ловят, брелок от угнанного звездолета и кое-что на самый крайний случай, — Тран уставился на девчонку.
       — Модулятор, — подавленно констатировала Ирис. — Каким образом это хорошие новости?
       Ухмылка Трана приобрела демонические очертания.
       — Вероятно, все потому, что больше нет причин лопаться от безделья, с планеты пора валить, впереди нас ждут захватывающие и увлекательные неприятности, и все это произошло само по себе, без всякого моего вмешательства, так что мне не пришлось топтать ногами идеалы созидания или унижаться перед этим гребаным диктатором, отстаивая свои права на нормальную, цивилизованную жизнь! — сияющая ухмылка Трана окончательно превратилась в белозубый оскал, адресованный монстру.
       — Я вижу, ты всерьез успел заскучать, — зловеще проворчал Док, поднимаясь с места без мирных намерений.
       — Есть немножко, — легко согласился Тран. — Спасибо, что заметил. Я иду паковать шмотки, — снявшись со стола, он прошел мимо Буйвола в опасной близости, — и вам советую. Судя по всему, времени на глупости у нас осталось немного.
       Монстр проводил его тяжелым взглядом. Потом поглядел на девчонку.
       — Он опять меня провоцировал?
       — Да, Буйвол, — устало ответила Ирис.
       — И я опять купился?
       — Как в первый раз.
       
       Паковать шмотки…
       Ирис поднималась в свою комнату, и чем меньше шагов оставалось до двери, тем сильнее внутри разрастался страх. Ей казалось, дверь откроется прямо в черную пасть вселенной. Был момент, когда девчонка взяла страх под контроль и подумала: "Ладно, я могу с этим справиться". Однако эмоции снесли плотину за пару минут и обернулись бурей.
       Ирис толкнула дверь кончиками пальцев. Та открылась, уютно скрипнув, развернула панорамный вид на милый сердцу бардак. Голова закружилась от чувства, будто Ирис видит привычные вещи сквозь невозможную даль. И расстояние с каждой секундой растет.
       Внезапные отъезды — как первый момент невесомости. Яркое, щемящее чувство, дезориентация. То, что было верхом — уже не верх, что было низом — больше не низ, и непонятно, за что ухватиться. Это потом привыкаешь, что можно двигаться в любом направлении, отталкиваясь от старого и достигая нового. Другое дело, ей, в отличие от неугомонного Трана, не так уж сильно пекло достижение нового. Точнее, ей не требовалось для этого ломиться обратно в галактику. Неповторимые горизонты бытия Ирис открыла для себя именно здесь. Для нее само понятие "постоянство" — и то было раньше неведомым.
       В пангалактике перемещения на огромные расстояния стоили дешево, а можно было двигаться автостопом и вовсе бесплатно, поэтому транзитный синдром был не редкость. Двигаться проще, чем оставаться на месте — каждые несколько дней сбрасываешь со счетов ошибки и неудачи, начинаешь жизнь с чистого листа. Ирис покинула родную планету в 15 лет и жила именно так, не видя, в чем может быть проблема. Сперва для нее это была стратегия выживания, потом привычка, потом зависимость. В какой-то момент оставаться на одном месте сделалось невыносимо. А потом вышло вот что. В руки Ирис попал мощный технологический артефакт, и возможность очутиться в любой точке вселенной, лениво щелкнув пальцами, была лишь маленьким бонусом к способности гнуть реальность, как в голову взбредет. Модулятор сильно выручил их в Цитадели. Кошмар начался позже. Ирис не просто владела вселенной. Она чуть не стала вселенной. И если уж наркотики захватывают дух, то пристрастившись к измененным состояниям таких величин, остановиться вообще невозможно.
       "Дописанный от руки хэппиенд", сказал тогда Тран? Ирис знала, как должна была для нее закончиться эта история. Рано или поздно ее голова отказалась бы обрабатывать космические величины, психика распалась, и ее бы просто растащило по галактике квантовой пылью.
       Если бы не Буйвол Док.
       Ирис возвращалась к монстру снова и снова, с любой глубины. Училась сводить реальность к одному потоку. Жить в мире Дока, простом, линейном, плоском, как восьмибитная картинка (так ей когда-то казалось). Обсуждать за завтраком местные новости. Делать смешные глупости.
       Отказаться от всемогущества ради отдельно взятого монстра.
       Тран, впрочем, не стоял в стороне. Он очень хорошо понимал ситуацию, возился с Ирис, как с ребенком, делал для нее все, что было нужно, усмирял собственные желания и амбиции — ради нее, и они никогда это не обсуждали. Добрые дела голубоглазый предпочитал оставлять за скобками, а сам носил шкуру циничного ублюдка, в которой ему было удобно и практично.
       Может быть, Уолдос, создатель модулятора, предвидел опасность прямого доступа к подпространствам слита? Может быть, именно поэтому мятежник похоронил модулятор посреди пустыни на заброшенной планете, никому не оставив своих последних координат? Временами ответы казались досадно очевидными.
       Прошел почти год, прежде чем Ирис перестало сносить в соседнюю галактику по утрам. Что еще более важно, она наконец-то увидела ценность жизни. Благодаря Доку, Трану и собственной упертости. Оглядываясь назад, Ирис видела этот путь как спасение из небытия. Модулятор пылился в нижнем ящике стола, забыть о нем было — прекрасно.
       Теперь она должна встать прямо, как герой, подключиться к изнанке вселенной и подбросить на орбиту троих раздолбаев, лишившихся звездного транспорта (включая себя, разумеется). А заодно снова вляпаться в бесконечность…
       "Может, от одного раза ничего жуткого не случится?" — трусливо подумала Ирис. Но в том-то и заключался подвох: иметь дело с бесконечностью было… восхитительно.
       Ах, да, вещи…
       Девчонка рассеянно сделала несколько шагов, села на край кровати.
       Она не знала, с чего начать. Вряд ли ей на какой-нибудь космической станции пригодятся босоножки или цветные платьица. Вряд ли ей вообще что-то понадобится, кроме деки и пары хороших ботинок, а, ну да, и еще модулятора. Взять что-нибудь на память? Чтобы каждый раз вспоминать, как здесь было здорово?!.. Ну уж нет!
       Тем временем холодный, колючий ужас пульсировал в ней в такт с ударами сердца. Вселенная готовилась распахнуться миллионами измерений и величин, уже скоро, уже вот-вот. Жизни, какую Ирис знала и любила, осталось от силы на полчаса. Бесполезно было что-то делать, что-то пытаться. Разве что окинуть все вокруг прощальным взглядом, мысленно обнять покрепче и отпустить. 
       Подходящий момент, чтобы расплакаться…
       "Ладно, хватит, — сердито подумала Ирис, шмыгнув носом. — Довольно страданий для одного дня. У Дока угнали звездолет. Надо с этим разобраться, и как только закончу, выброшу чертов модулятор в черную дыру, пока никто не видит!"
       Подождав, пока сердце перестанет отчаянно колотиться (так и не дождавшись), Ирис перешла комнату, присела возле стола, выдвинула нижний ящик. Он был там… браслет модулятора был там, лежал на месте и никуда делся. Девчонка притронулась к нему пальцами. На мгновение ей показалось, что она вовсе не сможет дышать. Но она подумала о Доке, подумала о Тране, взяла себя в руки и задышала нормально.
       
       На крыше особняка, за одной из каминных труб обретался широкий топчан, забросанный тростниковыми циновками. Он был здесь уже тогда, когда они заселились, и уже тогда циновки почти утратили цвет под действием солнца и дождей. Непонятно, откуда топчан взялся и для чего был предназначен, непонятно как он туда попал, поскольку был очевидно велик для чердачного лаза. Его оставили, как есть, приняв его наличие за странный завиток местных традиций. "Место для медитаций," — именовала эту локацию Ирис. Она поднималась на крышу, чтобы побыть одной. Док тоже приходил сюда время от времени. Вероятно, захаживал и Тран, впрочем, Ирис ни разу его на этом не ловила.
       Буйвол покуривал, добавляя мерцающий красный огонек к мириадам других огоньков, сиявших в ночной черноте над крышей. У его ног стоял иридиевый кофр, который Ирис не видела уже очень давно, и от этого почему-то стало грустно.
       "Время за полночь…" — машинально отметила девчонка. Когда долго живешь на одной планете, начинаешь чувствовать время по косвенным признакам, как будто слышишь, как она дышит во сне. Большая такая, уютная планета…
       Ирис взглянула на склон холма, поросшего лесом. Слева мерцали далекие огни — город, где живет Марти, славный парень, друг кибертелепатов. Интересно, что он подумает, когда узнает, что Ирис и ее семейка внезапно исчезли? Интересно, что напишут в местных газетах? Взгляд девчонки скользнул по извилистому шоссе, еле видному в темноте, затерялся в дебрях одичавшего сада — Тран устроил себе там уютное местечко со столиком и гамаком, часами валялся с книгой, подчас не прочитав за день и пол страницы. Когда цвели эти странные деревья весной, его засыпало крошечными розовыми лепестками. Смотрелось романтично, но потом лепестки эти были везде… Ирис хмыкнула. Посмотрела в другую сторону. Увидела край террасной площадки с бассейном, подъездную аллею, полускрытые деревьями ворота и далеко внизу — пустынное побережье. "Боже, вот его точно будет не хватать! Интересно, будет ли оно мне сниться?"
       Теплая, ветреная ночь будто обнимала за плечи. "Я буду скучать".
       Ирис уселась на топчан рядом с Доком, стащив с плеча небольшую сумку с декой и "сентиментальными ценностями". Она уже почти успокоилась.
       — Было здорово, — честно признала девчонка.
       — Угу, — буркнул Док.
       — Может быть, мы когда-нибудь сюда вернемся?
       — Угу, — повторил Док, не выходя из медитации.
       Ирис легонько толкнула монстра плечом:
       — Ты чего?
       Буйвол разглядывал тлеющий кончик сигареты.
       — Да я тут думал… может, я действительно слишком гайки затянул… ну, с ним?.. — поделился он сомнениями.
       — Пффф! — фыркнула Ирис. — Ты позволяешь ему быть настолько мерзким, насколько ему этого хочется! Большее уважение личности представить сложно!
       — Это да, — хмыкнул монстр. Обнял Ирис за плечи, притиснул к себе. — Ты как?
       — Вот-вот умру от страха, — буднично выложила Ирис. — Куда мы собираемся направиться?
       — На Ксатрикс, само собой! Если кибертелепаты сперли мой звездолет, с расправой лучше не тянуть, — сердито проворчал зверюга.
       — Ну да, конечно! — возмутилась Ирис. — И не мечтай. Я понимаю твое желание навалять, но нужна хоть минимальная подготовка. Мы даже не знаем точно, вдруг это не они?
       — По ходу бы и узнали… — возразил Буйвол, притушив окурок в жестянке из-под кофе. Он, впрочем, понимал, что рациональная девчонка не даст ему вот так запросто ввязаться в заварушку.
       Тем временем на крышу выбрался Тран. Багажа у него с собой было немного.
       — У тебя какие идеи насчет пункта назначения? — встретила его вопросом Ирис. — Рванем в столицу ФДМ, быстренько всех завоюем и заставим вернуть Джаггернаут?
       — Только если вы будете настаивать, — пожал плечами голубоглазый. — Первоначальный план был отправиться в какое-нибудь спокойное нейтральное местечко, вроде Эра-Прайм или Гекаты-40, чтобы как следует разведать ситуацию.
       Ирис и монстр переглянулись.
       — Нормальный план, — неохотно признал Буйвол.
       Ирис предпочла бы еще поупрямиться, но понимала, что за этим порывом нет ничего, кроме стремления отравить триумф Торану. А отравить ему триумф на данный момент было невозможно — он, единственный из них троих, находился в ситуации, которая полностью его устраивала.
       — Ладно, — проговорила девчонка, поднимаясь и закидывая сумку на плечо. — Эра-Прайм. На Гекате слишком сыро.
       Ее внезапно начало трясти, ладони покрылись омерзительным холодным потом. Ирис поскорей замолчала, чтобы не выдать себя ознобным стуком зубов.
       Буйвол встал рядом, поднял кофр.
       Тран был готов к приключениям "еще вчера", поэтому просто кивнул.
       Страх и возбуждение превысили все пределы, обратившись в однородное невыносимое чувство. На остатках контроля Ирис надела на запястье модулятор, нащупала кнопку включения сильно дрожащими пальцами. "Сейчас начнется," — пронеслось в голове. Ирис зажмурилась и нажала.


Рецензии
Круто! Вот и начинаются приключения! Хватит уже прохлаждаться на этой тихой планетке!

Дмитрий Королевский   17.11.2018 13:44     Заявить о нарушении
Ага... хочешь сказать, до этого было скучно? ; )

Элли Кэм   18.11.2018 03:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.