Катарсис глава двадцать вторая

Четверть дороги я молчал, уставившись в окно, наблюдал за пейзажами вечерних полей, провожая глазами алый закат солнца. Мне хотелось понять, что происходит, и почему я встретил самого себя в старости. Интересно, каким же образом, почему я остался в прошлом?
На эти вопросы у меня не было не единого ответа, внутри я чувствовал смятение. Неужели я останусь с Линой и никак не вернусь обратно? Ответ на свой вопрос я должен буду узнать через пару недель, если меня вдруг не выкинет назад. А если так случится, то я никогда не исправлю происходящее. По порядку вещей, она должна будет уйти от меня, но что же сподвигнет ее сделать по-другому? Нарушив все правила, я повернулся к ней и спросил:
– Как давно мы вместе?
Она посмотрела на меня, как на идиота.
– Ты ведь сам отмечаешь все наши даты, уже пятый месяц пошел.
– А почему мы еще вместе?
– Ты издеваешься?
Я пожал плечами. Я понимал, что все мои вопросы со стороны звучат, как идиотизм.
– Я хотела уйти, но не смогла, потому что мне с тобой хорошо. Если тебе так важно, чтобы я повторяла это во время каждого твоего приступа так называемой амнезии…
– Какие еще приступы амнезии?
– Ты не в первый раз об этом спрашиваешь. Буквально месяц назад, когда мы были в командировке, ты задал мне тот же вопрос.
Я замолчал, понимая, что разговор сейчас у нас не склеится. Мне нужно было все вспомнить самому, и признаваться в том, что известно было лишь мне, пока не хотелось. Я боялся, что если спрошу у нее что-то лишнее, то вновь окажусь в другом временном отрезке пространства.
Наступила ночь, автобус сделал остановку в придорожном отеле. Лина легла спать, а я смотрел на нее и думал о том, как мне поступить. В моем сознании все замкнулось, я больше не ощущал к ней ничего, мои чувства испарились, словно их никогда и не было. Мой интерес был только в том, дабы узнать, как нужно поступить, чтобы пойти дальше, не возвращаясь к прежним событиям. Мое понимание раздвоилось: мы не любили друг друга, но все еще оставались вместе. Что же нас держит?
К отелю подъехала машина, из нее вышли три силуэта. Женщина, мужчина и молодая девушка. Они разговаривали о чем-то, смеялись. Когда они подошли к крыльцу, я рассмотрев их, понял, что один из этих силуэтов – Николь. Мы переглянулись с ней взглядами, но она осталась в недоумении. Хотелось обнять ее, но никто бы в этой ситуации не понял меня. Мужчина, как мне показалась, был ее отец, он просверлил меня недовольным взглядом.
Мысль о том, чтобы подойти к Николь и поговорить, становилась какой-то навязчивой. Я встал и направился внутрь отеля, чтобы под любым предлогом пообщаться с ней, сам не зная, что услышу от нее, ведь мы еще не знакомы. Но на полпути меня остановила Лина:
– Куда ты идешь? Пошли спать, нас ждет долгий путь.
В этот момент я взял себя в руки и отправился в наш номер. Утром я спросил у консьержа о том, кто заселялся ночью. В ответ он лишь пожал плечами и произнес, что ночью никто не въезжал. Мои нейроны медленно распадались в голове, под влиянием происходящего я начал тихонько сходить с ума.


Рецензии