Катарсис глава тридцать шестая

Всю оставшуюся ночь, я лежал в постели, смотрел в потолок и размышлял.
За время пути я понял, что нужно принимать людей такими, какие они есть. И что все же нельзя делить на черное и белое. Я начал понимать вещи, о которых до этого момента боялся и думать. Каждый человек, принявший участие в моей жизни, учил чему-то и в каком-то плане делал меня счастливым. Жизнь сковала мне доспехи из самой крепкой стали, которую мы привыкли называть верой. Только пройдя через все душевные страдания, я стал счастливее. Научился воспринимать мир таким, какой он есть, относиться к людям иначе. Именно в этот момент я понял, что каждый человек имеет внутри огромную Вселенную внутри хрупкого стеклянного шара. Человек – не плоть, он нечто большее в масштабе этого бытия. Голоса тех женщин, что я знал, были приятной музыкой, но я не ценил такие моменты и все время искал оправдания своим поступкам. Ради счастья люди шли на многое, я же бежал в глубины себя, пытаясь защититься от внешнего мира. Мой мир стал мне понятен, как никогда. А внутри росло что-то большее, чем любовь, нечто более сильное, чем понимание.
Так я и пролежал до самого утра с ощущением того, что нашел самого себя. И, возможно, человека, который понял меня просто без лишних слов. И имя этого человека – Дана.


Рецензии