Катарсис глава тридцать седьмая

Утром я вспомнил о существовании своего телефона. Включив его, я решил проверить сообщения. Где-то между рекламой еды и поздравлений с прошедшим днем рождения я обнаружил сообщение от Николь. То самое послание, которого я со страхом на душе ждал каждый день после нашей разлуки. Но спустя несколько дней пребывания на новом месте чувства притупились, и я уже был готов к любому раскладу событий. Николь поведала мне в сообщении о том, что уже несколько лет встречалась с молодым человеком, от которого все никак не могла уйти.
«После знакомства с тобой я вдруг поняла, что могу оставить старые отношения и двигаться дальше. Ты дал мне возможность снова почувствовать себя живой, и я не знаю, как мне отблагодарить тебя. Если ты еще будешь в наших краях, пожалуйста, напиши мне», – прочел я в послании. Но внутри меня была абсолютная пустота, и я не стал отвечать ей. Слишком многое я пережил сам в себе, чтобы сейчас ответить ей взаимностью.
Я отвлекся на записку, которая с легкостью пролетела через щель в двери. Дана пригласила меня на завтрак. Приведя себя в порядок, я спустился на первый этаж.
– Как ты себя чувствуешь? – поинтересовалась она.
– Намного лучше, чем вчера. Вино творит чудеса.
– Так все-таки вино или я?
– Это намек на комплимент?
– Видимо, холодная вода охладила не только твою голову, – смеясь, ответила она, – Сколько ты еще планируешь здесь пробыть?
В ответ я пожал плечами, так как мне не хотелось возвращаться обратно.
– До начала сезона я точно буду здесь.
– Вот чудак! Люди обычно приезжают сюда в начале сезона, а ты уезжаешь. А куда ты поедешь дальше?
– Мир не имеет границ. Думаю, найду себе пристанище.
Она ответила, что в первую очередь мне нужно найти себя, и тогда любое место может стать моим пристанищем. Попив чаю, Дана предложила отправиться на прогулку. Когда шли по пустому городу, в голове у меня складывалось впечатление, будто бы мы остались абсолютно одни.
– Оглянись вокруг: такое чувство, будто город вымер, но это ошибочное мнение, – произнесла Дана, – Люди впадают в зимнюю спячку, словно медведи. Они ждут начала тепла, тогда начнется подготовка к туристическому сезону. Смог бы ты представить себе это место в таком же виде, как сейчас, если бы не приехал сюда в это время?
– Думаю, нет, никогда об это не задумывался.
– Меня привезли сюда совсем девочкой, мы жили очень бедно, и родители, продав свой дом, вложившись в туристический бизнес, построили небольшую гостиницу.
– И где же она сейчас?
– Мы живем в ней.
Ответ меня удивил: я даже представить не мог, что отель, в котором я живу, – это та самая гостиница.
– А где твои родители?
– Они живут в более теплой стране, постоянно предлагают переехать к ним, а мне же комфортнее тут. Они оставили меня за главную, но я предпочитаю об этом не говорить. Проще представляться местной художницей, да и у людей возникает меньше вопросов. Надеюсь, это останется между нами?
Я кивнул головой.
– Хочешь, я покажу тебе парк? Мне кажется, что зимой там намного красивее, чем летом.
Дорога к парку казалась мне вечной. Колесо обозрения было видно еще издалека, но с каждым пройденным метром оно словно все сильнее отдалялось. На секунду я подумал, что все это опять мне снится. Но как только я решил попробовать проснуться, то увидел главные ворота. Они были сделаны словно изо льда, украшены узорами, напоминающими силуэты снежинок, а под ними была выстелена дорожка из тонкого слоя снега.
– По местным обычаям, нам нужно поклониться на входе, ведь за этими воротами живут добрые духи.
Я хотел было засмеяться, но заметил, что Дана произнесла это с очень серьезным лицом. Она поклонилась, я повторил за ней. И в этот момент, на мое удивление, ворота приоткрылись сами по себе.
– Ветер?
– Духи, – с улыбкой ответила она.
За воротами простилалась длинная дорога, а вдоль нее стенами друг напротив друга росли кипарисы. Я никогда не видел ничего подобного, мне захотелось сфотографировать это прекрасное зрелище, и я потянулся к карману. В этот момент она взяла мою руку и произнесла:
– Твои глаза делают фотографии намного памятнее и красивее, чем кусок микросхем в кармане. Запомни эту чудесную картину и сохрани ее в своей душе.
Такие слова задели меня за сокровенное. Я посмотрел на кипарисы, затем крепко зажмурил глаза, словно проталкивая все, увиденное мною, в самый центр своего естества. Мы шли вдоль аллеи, держась за руки. Все, со мной происходящее, можно было сравнить с ощущениями человека, который попал в райский сад. Дорога привела нас к колесу обозрения. Разукрашенные в разные цвета кабинки при движении напоминали  радугу.
– Колесо работает круглый год. Правда, на нем никто не ездит. Хочешь прокатиться?
– Конечно! – с детской радостью ответил я.
Колесо поднимало нас вверх, я стоял возле окна и наблюдал за тем, как перед нами возникает силуэт города, за которым бурлит зимнее море. Мой прежний мир отпустил меня на все четыре стороны, или же я его отпустил. Но все, что происходило, мне безумно нравилось, и впервые в жизни я мог сказать, что счастлив.
Как будто я вновь оказался в далеком детстве, в котором мне уже не нужно ходить в садик, но и рано еще идти в школу. Я был свободен от экзистенциальной жизни, моя мечта сбывалась с каждой секундой.
– Знаешь, мечта – она ведь как хрупкий стеклянный шар, который нужно суметь удержать в руках, иначе он может лопнуть, а осколки уже не собрать, – тихо произнес я.
– Ты должен его удержать. Любой ценой.
Я почувствовал, как она обняла меня за плечи.
Ее тепло растекалось по моей спине, мне вдруг стало так спокойно от осознания того, что Дана со мной рядом.
– Все позади, верь мне, – тихо прошептала она.
На небе яркой вспышкой сверкнула молния.
– Разряд! – вдруг раздался крик где-то в небе.
– Ты останешься? – с надеждой спросила она.
Я почувствовал ток по всему телу.
– Конечно, – ответил я и крепко обнял ее.
Мы остались наблюдать за тем, как стрелы молний ударяли по холодному синему морю. А где-то под нами все так же возвышались стеной кипарисы.


Рецензии