Легко

Хорхе нарезал круги на своем новом мопеде, поджидая Лену с работы. Вот она вышла, высокая стройная с повязанным в конский хвост густыми серовато-каштановыми волосами и не спеша пошла по тротуару, сделав вид, что не видит его.
- Поехали на пляж, - не здороваясь и не замечая, что она даже не смотрит на него.
- На этом? - Лена почти смеялась, глядя на его мопед, - еще на тырчике по городу не разъезжала, - не останавливаясь, издевалась она над Хорхе.
- Поехали! Он минут двадцать назад уехал, - продолжал канючить Хорхе.
Дальше путь продолжали молча. Дойдя за квартал от своего дома, Лена свернула в проулок и зашла в кафе. Хорхе остановился в ожидании.
- Ну, пойдем же. Выпьем по чашке кофе, - она пригласила его, показав глазами на вход.
В кафе еще никого не было и работал кондиционер, поэтому было прохладно и приятно. Хорхе смотрел на нее, ожидая, что она ему скажет. Она отхлебнула принесенный кофе и ушла, сказав ему, чтобы он ждал ее здесь на улице. Он взял банку пива и пошел ждать ее на улице.
Через полчаса она пришла в легком сарафане и с курткой в руке и они уехали к океану на его новеньком мопеде, прижавшись друг к другу.
Волна была большая, по берегу раздавался вой сирены, предупреждающий о шторме. Они все же зашли в воду и то ныряя в быстрые и высокие волны, то держась на ее поверхности, дурачились и кричали от восторга. Хорхе ловил ее, но быстрые, идущие одна за другой, метровые волны, разъединяли их. Но он изо всех сил сопротивлялся их бешеной энергии, идущей, казалось откуда-то из центра Земли,  и их опять бросало друг к другу.
Уже стемнело, когда они, накупавшись, мокрые вышли на берег. Лена легла на теплый, пахнущий Солнцем и ветром песок. Он подложил под ее голову свою рубашку и поцеловал ее в губы. Она закрыла глаза и улыбнулась. Первый раз он поцеловал ее на выпускном десять лет назад и с тех пор они ни разу ни разговаривали, хотя виделись после ее возвращения с учебы.
Рано утром они проснулись от шума уборочной машины, которая утюжила длинную полоску пляжа, заглатывая в свою большую пасть верхний слой песка с мусором, оставленными пляжниками и, как кашалот, заглатывая планктон и не пропуская внутрь крупную добычу, ссыпала с другой стороны на пляж уже чистый песок. Сколько золота, монет и других ценностей потерянных ротозеями, оказывалось найденным в недрах этой машины можно было только догадываться.
Они еще раз искупались и Лена собралась домой.
- Мы уезжаем сегодня, Хорхе. Переезжаем в другой город навсегда. Он купил дом и мы будем там жить, - застегивая платье и приглаживая соленые и свалявшиеся за ночь в песке волосы, - Он уехал вчера перевезти туда наши вещи. Сегодня вернется и заберет нас с дочкой.
Вряд ли сейчас доходил до него смысл произносимых ею слов. Он смотрел на нее счастливыми глазами. Он не верил, что наконец она отдалась ему, так легко и без уговоров, ведь он мечтал об этом еще с выпускного. Он даже не спросил, что это за город. Он довез ее до места, где они вчера встретились.
Весь день он жил воспоминаниями этой ночи. К вечеру пришло желание увидеть, поговорить с ней. Он отправился к ее дому и увидел, что дом выставлен на продажу, а сам дом казался брошенным и осиротевшим. До него дошли ее слова и, наверное, она ждала, что он спросит ее, куда она уезжает.   
Ему стала невыносима мысль, что он потерял ее, едва обретя.
Он не знал, куда она уехала. И почему он не спросил ее? И почему она не сказала?
Какое-то время он смотрел на ее дом, потом рванул к ее соседям. Но они ничего не знали, кроме того, что дом продается. а хозяева выехали куда-то в другое место. У него еще была мысль, что кто-то из одноклассников знает, куда переехала их одноклассница, ведь поддерживает же она хоть с кем-то отношения и даже уже собрался звонить ее подруге школьной, но подумал, что это смешно, потому что не будет же он приезжать к ней в другой город, снимать номер в отеле, ждать ее по субботам, да это и невозможно. Она замужем за богача, ребенок, жизнь налажена, не то, что у него, купившего тырчик на последние деньги.
Хорхе завел его и поехал в бар, где собирались, как всегда его дружки со своими подружками. Надо бы и ему уже завести себе подружку там, подумал он, ту, что будет его ждать каждый день дома и не будет стыдиться его мотика. И уже даже радовался мысли, что не спросил ее, куда она переезжает, потому что вдруг почувствовал облегчение от того, что больше не надо надеяться, искать, ждать...


Рецензии