Чай будущего

    Неожиданно в "Одноклассниках" мне написала... одноклассница. Зовут одноклассницу Марьяна и она со мной ранее почти не общалась, но теперь она пишет:
       - Привет, узнаёшь меня?
       - Да, Марьяна. Как дела?
       - Отлично. Ты всё ещё любитель дегустировать чаи различных сортов?
       - Конечно! Это у меня навсегда.
       - Я пила чай, который ты точно ни разу не пробовал. Давай встретимся у нашей школы. Когда будешь готов?
       - Да хоть через пять минут - мне недалеко. А сколько денег брать?
       - Бесплатно.
       - Правда?
       - Правда. Человек увлечён выращиванием новых видов чая. Ему нужны дегустаторы. Он денег еще ни разу не просил.
       - Хорошо, я выхожу.
       - Не торопись. Мне идти 20 минут.
       - ОК.
       Быстренько одевшись, я направился к школе. Иду и думаю, какой есть в нашей стране чай, который я еще не пробовал. Может быть, меня хотят удивить заграничным чаем, но и многие из них я тоже перепробовал. А всё равно хочу попробовать новенького чайку. Пока все не перепробую - счастлив не буду. А буду счастлив и богат - буду каждый день пить самые лучшие виды чая.
       Марьяна - всё такая же милая приятная девочка. Не знаю, что у неё в голове, но любопытства по отношению к противоположному полу не припомню. И я это приветствую, потому что у каждого своя жизнь и не надо жить по общему сценарию (типа, жениться, завести детей, поженить их, нянчить внуков и т.д.). Человечество устремлено в будущее, в котором в огромной вселенной найдётся место каждому, и, внимание, при желании, найдётся и компания.
       Марьяна сразу рукой указывает дорогу и быстро идёт. Мне же нужно следовать за ней и слушать её. Она говорит:
       - Значит так, однажды я сидела на скамейке и замёрзла, после чего явился молодой человек, угостивший меня одним очень необычным чаем, который буквально исполняет все мои желания.
       - Я полагаю, ты понравилась парню настолько, что в его надежде понравится тебе, он стал твоим шестёркой? Подкаблучником?
       - Не шути. Я тебе даю шанс насладиться тем, что ты так любишь, а ты меня же и стебёшь.
       - Прости. Буду молчать, пока ты всё доходчиво не объяснишь.
       - В общем, этот человек - исследователь. Как девушка, я ему не интересна. Надеюсь, это так. И это было бы хорошо. Знаешь, есть люди, увлеченные выведением различных сортов растений.
       - Селекционеры? Слышал, они долго живут.
       Марьяна посмотрела на меня с обидчивым видом и продолжила:
       - Возможно, его исследования, его же и погубят, но это не беда. Самое страшное, если он, пусть и не преднамеренно, отравит кого-либо. Знаешь же, растения - такая вещь....
       - Надеюсь ты не хочешь, чтобы я был дегустатором чего-либо ядовитого?, - и я с прискорбием добавляю, - Что как бы, если я не умру, то значит пить можно?
       - Не это имею в виду. Скажи, как ты относишься к галлюциногенам?
       - Ни разу не пробовал, но хотел бы. Однако, есть одно условие - галлюциногены ни коим образом не должны сказываться на моём здоровье. В том числе и психическом.
       - Я сама пробовала чай, но выпив прохладительный напиток, я осталась в полном здравии. За всё это время не было ни одного глюка. Теперь повернём направо, еще через сто метров его офис.
       - Кто нибудь ещё пил?
       - Насколько знаю нет, но также не знаю, можно ли верить ему. У меня самой есть интерес, как выглядит со стороны человек, глотнувший чайку.
       - Вижу, чем ближе мы идём, тем больше ты напряжена.
       - Я точно не знаю, опасен ли он, но у меня есть опасения. Именно поэтому я согласилась ему помогать - чтобы узнать правду. Так же у меня есть своя личная цель. Я хочу не допустить того, чтобы этот чай пили девушки.
       - Почему?
       Марьяна остановилась. Она сказала:
       - Обещай никому никогда не говорить об этом.
       - Ты знаешь, я затворник, мало с кем общаюсь и секреты храню спокойно.
       - Выпив чай, я видела всё, что можно было видеть. Всё, что хотела: Еду, кошек, Эйфелеву башню, альпийские луга, и, наконец, море, в котором я собралась поплавать. А для этого я была готова раздеться, пока здравый смысл не подсказал мне, что море иллюзорно. Всё, что ты увидишь, после принятия чая, как бы реальным оно не казалось - всё иллюзия.
       - И ты могла, - дальше говорю шёпотом, - раздеться, нырнуть и упасть на асфальт?
       - Я бы не могла, но почти любая другая девушка - да. И все здесь её бы такой увидели. Это максимальный позор для приличной девушки. Поэтому моя цель - не допустить такого. Моя цель - заранее предотвращать подобные моральные преступления. И я готова ради этого на всё. Готов ли ты быть сторонником моей цели? Если нет, то я тебя не могу привести в офис.
       - Да не вопрос. Я ради пробы чая, который тем более вызывает реалистичные галлюцинации без вреда для здоровья, готов на всё. И я не такой человек, чтобы взять и воспользоваться беспомощностью другого, тем более, девушки. Может быть, я и найду себе девушку, но жениться и делать прочие дела с этим связанные буду только с её полного согласия в здравом уме и осознанном возрасте, чтобы нам обоим было не менее тридцати и.....
       - Хватит. Еще одно обещание. Если этот человек или какой нибудь другой будет спаивать какую-нибудь девушку, то ты обещаешь всеми силами это остановить?
       - Мне что, пожизненное обещание дать? А если я хочу просто насладиться этим чаем и уйти домой, больше никогда не связываться ни с тобой, ни с ним?
       - Ладно, можешь сидеть дома. Но если ты выйдешь на улицу и увидишь то, о чём я тебе говорю ты пройдёшь мимо?
      - А как я пойму, что у людей именно этот чай? И я предпочитаю не вмешиваться в чужие разборки.
       - Последний раз спрашиваю. Если я позвоню потом тебе и попрошу помочь мне обезвредить парня, спаивающего чаем девушку, ты пойдёшь?
       Я молчу. Она продолжает:
       - Ну, хотя бы за небольшую денежку или, не знаю, за чай или за пряник, чем ты вообще питаешься....
       - Ну, да, но, не хотелось бы лишком часто это делать. Я не любитель драк и разборок.
       - Если это вообще придётся делать, то я это в корне пресеку. А именно, наваляю этому учёному, и сожгу.
       Я как-то растерялся. Она снова заговорила:
       - Ну, не его сожгу, а весь его чай. Это же сухая трава - сгорит моментально и никто больше не сделает то, чего я так опасаюсь.
       - Обещаю один раз помочь. Как понимаю, второго раза не понадобится.
       - А если чая у него много, то жечь, наверное, придётся вдвоем. Он намекал про целый сад, который боюсь, мне одной не под силу выкосить. Но за физический труд и молчание, могу и заплатить тебе, если будут деньги, конечно.
       - Обещаю. Только я так уже заинтересован в дегустации, что мне не терпится.
       - Пошли быстрее!
       Мы быстренько дошли до офиса, который был хоть и на виду, но без какой-либо рекламы. Открыв дверь, я увидел молодого парня в белой рубашке, сидящим за столом. Справа была больничная кушетка. Он говорит Марьяне:
       - Это тот, кто перепробовал чаи со всего мира?
       - Он самый, - ответила Марьяна.
       - Вижу по глазам, - говорит парень, - а что эти глаза хотят увидеть?
       - А что можно увидеть? - спрашиваю я.
       - Обычно люди хотят видеть то, чего им не дано увидеть. Дальние страны, океаны, пустыни, горы, таёжные леса.
       - Всё это можно увидеть на нашей планете. Мы - народ свободный - едем куда захотим.
       - Или что-нибудь из прошлого. Своих покойных родственников, или, может быть, хотите пообщаться с Пушкиным? Ломоносовым?
       - А можно увидеть будущее?
       - Какое будущее?
       - Далёкое, необычное будущее.
       - Скажем, когда Вселенная будет уже не похожей на себя.
       - Нет, ну, скажем, лет через сто-двести. Чтобы видеть мощь технологического прогресса и освоения Космоса. Чтобы было как можно более правдоподобно, так чтобы я поверил.
       - У меня есть интересный сценарий, - сказав это, молодой человек включил электрочайник.
       - Самый реальный способ попасть в будущее - дожить до не него, но это невозвратно, - продолжил учёный, высыпая чай в чашку, - твоё перемещение будет максимально похожим на реальную жизнь.
       - Приготовься поверить, - говорит учёный, наливая кипяток в чашку, - и не поверить.
       - Смотри, каким цветом стала обладать вода, - сказала Марьяна, указывая на уже позеленевший чай.
       - Выпей до дна и ты увидишь то, что заказывал, - говорит парень, подавая мне чашку.
       Я потихоньку вдохнул через нос и почувствовал невероятно приятный запах, после чего попробовал чай на вкус. Далее, залпом выпил целую чашку и услышал от парня: "закрой глаза", чему невольно повиновался. Закрытые глаза я уже не смог открыть. Мне было страшно и я был в достаточно шокированном состоянии, чтобы задавать вопросы. Мужские и женские руки довели меня до кушетки и уложили в неё. Я хотел спросить: "Не это ли мне хотели показать - тьму, свидетельствующую о том, что будущего нет?". Но тут я услышал вопрос Марьяны:
       - Он спит?
       - Скорее всего, да. Или через пару секунд уснёт.
       - Когда будить его?
       - Нам его не разбудить.
       - Почему?
       - Потому что мы не доживём до его пробуждения.
      
       Тук-тук.
       Я проснулся и увидел как будто бы сверху снимают крышку гроба два незнакомых парня. Помещение было очень светлым и я щурил глаза, почти закрывая их. Попытавшись встать самостоятельно, я так и не сдвинулся с места, но эти парни подняли меня и посадили на стул. Я смотрел на одного из них, напрягая голову так, чтобы она не опрокинулась вниз. Он заговорил со мной:
       - Добро пожаловать на Корабль. Я Леонид, а это Георгий. А ты кто и откуда?
       - Я из чайного офиса.
       - Вопрос еще проще - из какого ты года?
       - Я родился..., - досказать это мне не хватило сил.
       - В каком году уснул? - спросил Георгий.
       - В две тысячи восемнадцатом. А я что, в будущем?
       - Да ты намного старше всех нас. Я уснул в две тысячи девяноста седьмом. Георгий в две тысячи сто пятьдесят третьем, а Нил в две тысячи сто пятьдесят пятом, - сказал Леонид
       - А, - через силу проговариваю, - сейчас?
       - А сейчас мы сами не знаем какой год. Счёт времени давно потерян.
       - Сейчас тебе надо снова уснуть и во сне переварить эту обрывочную информацию. Завтра тебе станет легче, ты начнёшь сам двигаться и будешь немного осознавать себя в этом месте, - проговорил Георгий.
       Эти два человека довели меня до похожей больничной кушетки, на которой я уснул.
       Проснувшись на этот раз, я встал уже сам и начал тихо идти в сторону двери, из которой, впоследствии, вышел. Передо мной показался зал, в котором много полупрозрачных гробов, четыре из которых были открыты и пусты, а в остальных виднелись люди. Георгий вывел меня из этого зала со словами "нечего тут находиться" и привёл туда, где уже ждал меня Леонид - в кабинет сканирования мозга. Там меня посадили на стул и надели на голову светящийся изнутри шлем. Леонид показал мне на компьютере изображения двух людей: парня и девушки, спросив:
       - Узнаёшь этих людей?
       - Да, Марьяна, моя одноклассница и, не знаю, как звать, учёный, изобретающий чай, благодаря которому я здесь.
       - Этот сканер показывает последние воспоминания перед сном. Твои воспоминания отображаются очень плохо, видимо потому, что ты действительно спал более полутора веков. Хотя у нас есть основания тебе не верить, потому что в начале двадцать первого века, насколько известно из истории, капсулы сна еще не были изобретены. Так что перед твоим сном, скорее всего, была произведена чистка памяти. Мы этим не занимаемся, но на Земле, возможно, это было в норме.
       - На какой Земле?
       - А до тебя ещё не дошло, что мы летим на космическом корабле?
       - Вы меня пытаетесь одурачить.
       - Это ты нас пытаешься одурачить. У тебя невероятно скудные воспоминания и это неспроста.
       - Ладно, докажите мне, что мы на корабле.
       - А разве ты этого не чувствуешь? У нас, людей, есть чутьё, на родной мы планете или нет. Такого чутья могут быть лишены только законченные наркоманы, которых нет уже более ста лет.
       - Что же было в чае у этого придурка?
       - Расскажи свою историю, как ты попал на Корабль?
       - Началось всё с того, что моя одноклассница привела меня в офис к одному учёному. Вы здесь видите их лица. Этот учёный выращивает галлюциногенный чай, который я попробовал, уснул и оказался здесь.
       - Зачем ты пробовал эту наркоту?
       - Это не наркота, это нормально, - обидчиво отмазываюсь я.
       - Ладно давай, признаем его историю, что он из начала двадцать первого века, - говорит Георгий, - Будем допрашивать только исходя из того, что он сам говорит, а потом решим, верить ему или нет. И примем тот факт, что в двадцать первом веке галлюциногены были легальны.
       - В моё время нет! - встав, сказал Леонид.
       - А в его время, предположим, что да, - говорит Георгий, - теперь, друг, объясни причину, по которой ты опустился до принятия так называемого чая.
       - Ну, я люблю чай. Я все чаи перепробовал и этот захотел.
       - Мы имеем дело с самовольным наркоманом, - громко прошептал Георгий.
       - Ну, кто-то мог насильно ему подменить воспоминания. Заодно и самооценку его уронили, сделав из приличного, наверное, человека, наркомана.
       - Леонид, если ты мне не веришь, то объясни, почему вы уснули в разные года, а проснулись на одном корабле.
       - Я всю жизнь мечтал стать космонавтом, был тренирован, но получил пулю в сердце. Медицина моего времени не могла меня вылечить, потому меня усыпили. Через много лет меня вылечили, но от наркоза не освободили и я продолжал спать здесь до тех пор, пока не был готов проснуться.
       - Логично. То есть пока ты был при смерти, тебя против твоей воли посадили на космический корабль?
       - По моей воле. Говорю же, я мечтал стать космонавтом, а Корабль отправляли во время моего постоперационного сна. Я благодарен врачам за это.
       - И какая твоя функция на этом корабле?
       - Типичная функция космонавта - жить пока не прилетим на конечную цель. А всё потому, что космические полёты автоматизированы.
       - А что потом?
       - Пока я никаких инструкций не получал.
       - Что является доказательством того, что тебе самому достаточно настирали памяти, - съязвил Георгий.
       - Но ты сам в это не веришь, и, стесняясь этого, хочешь обвинить меня в том, что моя память стёрта?
       - А он соображает, - сказал Георгий.
       - А теперь, уважаемые, докажите мне, что мы не где-то на Земле, а вне её.
       - И какие тебе нужны доказательства?
       - Например, невесомость, - я снимаю шлем, стаю и иду по направлению к Леониду, - Будь мы в космосе, гравитации бы не было.
       - Наш корабль настолько огромен, что имеет гравитацию в половину лунной.
       - Ладно, - говорю я, и делаю прыжок изо всех сил вверх, поднимаясь на десять сантиметров над полом, - даже при марсианской гравитации прыгнул бы выше.
       - Твои мышцы атрофированы после долгого сна, - сказал Георгий.
       - Значит, вы меня не убедили и я вам не верю.
       Думаю, мы все находимся в подвале того самого учёного, который наблюдает за нами сверху и смеётся. Я знал, что с ним, что-то не так.
       Леонид нажал на кнопку на стене и через пару секунд сказал: "Нил, у нас неверующий". Затем Леонид и Георгий схватили меня и вывели из комнаты в более обширное пространство. С трёх сторон находятся стены, а с четвёртой бездонная (если глядеть оттуда, откуда я стоял) квадратная яма, окружённая перилами, над которой не видно и потолка. В потолке надо мной есть дверь, из-за которой только что выпал баскетбольный мяч. Отскочив от пола, он почти долетел до потолка. На что я сказал: "Мяч у вас гелием накачан". После сказанного из двери выпрыгнул усатый молодой человек, который на лету схватил мяч и приземлился так, будто соскочил с двух ступенек. Он кинул в меня мяч и, после столкновения он полетел обратно, а я отправился прямиком в эту яму, летя над перилами. Разбежавшись, человек догнал меня и почти прыгнул в эту яму, схватившись одной рукой за перила, а другой поймал меня за ногу. Одной рукой он меня в воздухе перевернул и схватил за горло. Мне было страшно, но я начинал осознавать, что он держит меня легонько, что таким лёгким хватом ему меня не задушить, но тем не менее, я не падаю в яму. Глядя в мои непонятливые глаза, он со словами: "всё ещё не веришь", подкинул меня на двадцать метров вверх, на которых мой полёт замедлился и я начал так же медленно падать. Однако, он прыгнул на эту высоту и прижал меня рукой к стене, взявшись другой за.... за стенные перила. Он сказал: "Меня зовут Нил и я здесь самый главный. Здесь все меня слушаются и боятся". После, он отпустил меня. Падая, видел как меня собрались ловить Леонид и Георгий, но упав, я их пришиб.
      
       Меня отвели на ту же кушетку. Нил вернулся к себе, а вот Леонид с Георгием стали объяснять ситуацию. Поначалу я их плохо слышал и плохо запоминал, потому сам начал говорить:
       - Я всё равно вам не верю.
       - Ты хочешь сказать, что Нил не так убедителен? - спросил Георгий.
       - Откуда у него столько сил?
       - Он проснулся намного раньше нас, потому его силы восстановились.
       - А почему ваши силы не восстанавливаются?
       - Мы сами не знаем. Возможно, у него есть какой-то секрет. - сказал Леонид.
       - Предположим, меня заперли здесь и ваша с Нилом цель - дурить мне голову. Кто-то дал Нилу суперсилу. Может быть, его каким-то усиляющим чаем напоили. Но будьте уверены, что после всего того, что он со мной натворил, он от меня получит таких же люлей. Может быть, я стану таким же сильным как он, либо он станет слабым, как мы и я ему наваляю. А вас тогда попрошу не мешать.
       - Да мы бы на это посмотрели, - сказал Георгий.
       - Более того, мы сами хотим знать секрет его силы, - сказал Леонид.
       - Никто не знает, чем он там питается и занимается. У него свой кабинет, в котором никто из нас ни разу не был, - сказал Георгий.
       - Он нас тоже стебал таким же образом. Мы бы тоже дали ему по щам, - сказал Леонид.
       - Времена прошли, а выражения не изменились. Такого быть не может. Я знаю, что мы в две тысячи восемнадцатом году. Даже если Нил дурачит вас, то вы дурачите меня. Может быть, кто-то дурачит и его, - говорю я.
       - По-моему, твоё медленное падение на нас доказывает низкую гравитацию здесь, - сказал Леонид.
       - Ха, действительно, - говорю я, - достаточно веский аргумент.
       - Наконец-то он поверил, - сказал Георгий.
       - И куда, по-вашему, мы летим? - спрашиваю я.
       - Никто точно не знает. Тут нет окон. Однако, по словам Нила, мы далеки от Солнечной Системы, потому что ни одной планеты не видно.
       - И как же нам вернуться на Землю?
       - Никак, - ответили хором.
       - Если не можем решить глобальную проблему, то надо решить локальную. Как мы можем предотвратить тиранию этого Нила?
       - Тоже никак, - говорит Георгий, - мы вдвоём на него набрасывались, а он одной рукой нас далеко откидывал.
       - Поэтому, нужно мириться с ним, - говорит Леонид, - чтобы жить.
       - Ну уж нет, - твёрдо сказал я.
       Встаю и иду к той кнопке на стене, которую нажимаю и говорю: "Нил, мне с тобой нужно поговорить по-душам, без фокусов". Иду в тот зал, где на потолке его дверь, из которой он выпрыгивает. И я обращаюсь к нему:
       - Нил, друг мой, давай искренне поговорим. Всего несколько вопросов. Только обещай не обижаться, не бить меня и отвечать честно.
       - Хорошо. Ты мне тоже кое-что пообещай.
       - Что?
       - Потом скажу.
       - Нет, а что если это то, что я сделать не смогу?
       - Пообещай кое-чего не делать. Это будет нетрудно.
       - Обещаю. Итак, скажи, в чём секрет твоей силы?
       - Я проснулся первым и мои мышцы были так же атрофированы. Но есть тренажёры, с помощью которых я восстановил силы. Чтобы быть самым сильным и, соответственно, иметь власть, я запер всё в своей комнате, в которую никого не пускаю.
       - А что если кто-нибудь проберется в твою комнату?
       - Ничего. Я этого не позволю.
       - А что если несколько человек на тебя нападут?
       - Я всех уделаю одной рукой.
       - А если используют против тебя какое-нибудь оружие?
       - Оглянись вокруг. Любую вещь, которую можно использовать как оружие я перенёс в свою комнату, тем самым полностью себя обезопасил.
       - План гениален. А совесть?
       - Совесть чиста. Я никому из вас без причины зла не делаю. Даже сейчас ты задаёшь вопросы, которые меня обижают, но я тебя не бью, так как давал обещание не бить. А теперь поговорим о твоём обещании. Обещай никогда в жизни ни при каких условиях не нападать на меня.
       - Мне это пообещать?
       - Ты обещал пообещать!
       - Что ж, обещаю.
       Нил прыгнул к себе в дверь, а за мной пришли Георгий и Леонид, который сказал мне: "Ну всё, доигрался. Теперь тебе даже совесть не позволит напасть на него. Он стал еще более неуязвимым и власть его будет бесконечной".


Рецензии