Соседи. Часть 11

     http://www.proza.ru/2018/11/20/2170

 После техникума Юрок ушёл служить в армию, а Ниночка нашла работу в паспортном столе, заполняя красивым почерком паспорта. Она снова примкнула к Веронике, чтобы два года пролетели для неё интересно и познавательно. С пользой. Она не сомневалась, что многим сможет обогатиться от Ники, чем потом можно будет блеснуть в любой компании.
       Таня поступила в педагогический институт рядом с домом, хотя мечтала быть врачом. Но материальные условия семьи не дали шанса: жить вдалеке было не на что.
      Семья Валентинки и Олеси получила новую квартиру в другом конце города. И часто встречаться они уже не могли. Хотя их отношения не прервались.
      У Маши появился маленький братишка, поэтому им дали квартиру в недавно построенном микрорайоне девятиэтажек, выросшем на окраине.
      Анна, как и Ника, поступила в техникум, но химико-технологический  в Ленинграде, где жили их родственники. После окончания с отличием техникума Анна вернулась в Караганду, окончила химический факультете университета и стала, как и мечтала, химиком.

      Остались мальчишки и Ниночка с Никой. Однако потребительские планы Ниночки  не сбылись. А всё потому, что к Нике пришла та любовь, о которой девушка давно мечтала.
      Теплым летним вечером  они сидели на улице у своего подъезда. 
      Парни принесли гитару. Сашок хорошо пел:
      Мне осталась одна забава –
      Пальцы в рот  да весёлый свист.
      Прокатилась дурная слава,
      Что похабник я и скандалист.
      Хотя далеко не все из их компании знали автора стихов, и само имя Сергея Есенина многим ни о чём не говорило, но песня зашла глубоко в сердце. Это замечалось по сосредоточенному вниманию, по блеску глаз.

       Группа людей проходила мимо на остановку автобуса. От них отделился молодой человек в форме артиллериста (дембель) и подошёл поприветствовать парней из её подъезда. Парень тоже заслушался, а потом, решительно махнув рукой, попросил гитару:
      - А дайте-ка мне попробовать. Правда, два года не играл, - как будто извиняясь, добавил он, указывая на форму.
      Все застыли в ожидании. Он немного размял пальцы и приятным голосом запел:
       «Клён ты мой опавший, клён заледенелый,
       Что стоишь, согнувшись, под метелью белой?»

      Он пел, раскачиваясь телом в такт музыки, а весёлые озорные глаза смотрели… на Нику. Он сразу выхватил её из толпы. Ей было приятно. Но чем его тронула именно она, понять не могла.
      - А солдатик-то на тебя запал, - с лёгким чувством зависти заявила Ниночка.
      - Ой, ну посмотрел пару раз, - отнекивалась Ника, - уж и запал.
      А сама и правда чувствовала, что между ними пробежала молния, от чего сладко забродило молодое «вино» её существа. Мечтательная, много читающая девушка давно ждала настоящей любви. Она накопила в себе столько душевной теплоты, что могла и хотела делиться ею со всеми и особенно – с молодым человеком, с любимым.

      Через день, распахнув по звонку дверь, увидела его на пороге. Гостя звали  Анатолий. Ника думала, что худшего имени не бывает: «Толян» - развязно, «Анатолий» - слишком официально, «Толик» - по-детски. И девушка старалась никак не называть его. Парень сразу влюбился, это она видела без слов. Да и слышала от знающих людей, что после двухлетней армейской жизни вдали от женского общства  парни похожи на изголодавшихся волков, дорвавшихся наконец-то до еды.
 
      Любовь вообще поселяется в душе за один миг. Никто не знает, откуда приходит это чувство и почему именно сейчас и именно к ней или к нему. Однако такой миг дорогого стоит, он переворачивает для человека весь мир.
 
      Если бы кто-нибудь всесильный и мудрый шепнул ей тогда на ухо: «Не открывай ему дверь, он не принесёт тебе счастье», ведь не поверила бы. Так устроены люди: просят у небес совета, а, получив, отворачиваются в неверии.
 
      А ларчик просто открывался.
      - Ты внешне очень похожа на девушку из моего  прошлого по имени Люба,  - объяснил Анатолий и даже показал её фотографию три на четыре, - но тогда Люба выбрала другого. Когда я встретился с тем избранником для выяснения отношений,  увидел, что парень крепче и, скорее всего, сильнее. Поэтому не стал ничего дожидаться, а подошёл и ударил первый. Люба кинулась к упавшему, чтобы помочь ему и утешить. Я понял, кто тут лишний и ушёл.

      Ника не увидела своего сходства с фотографической девушкой. Светлые волосы Любы гладко зачёсаны назад, носик – курносый, глаза - круглые и маленький ротик бантиком, а она - шатенка с длинными волосами натурального тёмно-пепельного цвета, с прямым носом и яркими пухлыми губами. Однако ему, конечно, было виднее. Его поведение вполне укладывалось в общую схему, красиво освещённую  поэтом:
      «Мы в жизни любим только раз, а после ищем лишь похожих среди трёх сотен разных глаз и тысячи прохожих».
      Анатолий не отличался двумя метрами роста, но был широк в плечах, темноволосый, с большими карими глазами и красиво очерченными  чувственными губами. И ещё что-то было в нём загадочное, притягивающее, необычное, такое, чего нельзя выразить словами.

      Родственники Анатолия, приезжавшие на встречу с солдатом, разъехались, и он остался один. Жил в соседней  пятиэтажке. Немного рассказал о своей семье. Мать его работала на Севере, туда и уехала после двух-трёх  дней, проведённых с сыном. Отца помнил только со времён своего детства. Мать с отцом рано разошлись, иногда воровали его, маленького, друг у друга. Он родился от двойни, но брат - близнец Алексей вскоре умер.
      - Представь, был бы у меня брат, - сквозь сдавленные рыдания сожалел парень. - Да я бы за него - всего себя отдал.

      Армия повлияла на него отрицательно. Солдат вернулся с армейскими комплексами, озлобленный. Рассказывал Нике о несправедливостях, царивших там, продолжая сильно переживать. Вообще, привычки и выражения, приклеившиеся к нему в армии, похоже, крепко засели в сознание, а зря: девушку от них бросало в дрожь.
      В первый день после знакомства они ходили по вечернему городу, Ника выслушивала его обиды за те два года. Было очень скучно. Он думал только о себе, ему надо было выговориться. То, что она не повернулась и не ушла, приписывала своему врождённому терпению.
      «Главное, не слова, не блеск, не то, о чём я мечтала, а уменье терпеть. Умей нести свой крест и веруй. Я верую и мне не так больно». А.П. Чехов «Чайка».

      Это потом, десятилетия спустя, Вероника поймёт, что в отношениях должно быть приятно и захватывающе. Терпеть не надо ничего. Не радостно, не интересно, скучно, тяжело – рви без сожаления и уходи. Никакого лучезарного «потом» не будет.

      Мать Анатолия уехала, оставив сыну 30 рублей, что, конечно, нельзя было назвать деньгами, и сказала: «Живи сам». Парень с дипломом строительного техникума устроился на работу в строительно - монтажное управление. Зарплата там оставляла желать много лучшего.

      Теперь для Ниночки появилось постоянное занятие: выпытывать у Ники подробности про Анатолия и давать "советы".
      - Зачем он тебе? Посмотри, родителей нет, живёт один, одевается скромно. Что он сможет тебе дать? - скептически гримасничала подружка.
      - Повелась ты, Ника, на гитару, а ведь для жизни нужно совсем другое, - поучала в следующий раз, страстно желая заставить Нику забыть парня, хотя бы на время службы ЮркА.
Ника чувствовала фальш в словах Ниночки и особо не реагировала.

      Через день Анатолий предстал в дверном проёме квартиры Ники с огромной охапкой цветов.
      - Был на даче у друга и собрал букет для тебя. Принимай.
      Чувства его крепли с каждым днём, но слов любви не произносил. Он считал, что она должна видеть всё по его глазам. А Нике, как каждой девушке, совсем не хотелось лишать себя красивых слов и признаний в любви.
      И поцеловать никак не решался. Наверно, поцелуй – это естественное продолжение после объяснения в любви, а раз слов не говорит, то и поцелуй неуместен.

      Вечером прибежал к Нике взволнованный.
      - Приехала в гости на пару деньков моя родственница Татьяна. Я хочу вас познакомить.
      А глаза сияли: гордился любимой, светился счастьем.
      - Она твоя одногодка?
      - Немного старше. Ещё не замужем.
      Девушки поздоровались, поговорили. Видя, что двоюродный брат не может усидеть на месте, Татьяна показала ему большой палец, мол, хорошая девчонка, с первого взгляда понятно.
      - Знаешь, когда мы с Татьяной были подростками, - улыбаясь воспоминаниям, откровенничал после её отъезда Анатолий, - учились целоваться. Это же важно для жизни, да? А где учиться?
      - Хорошо придумали. По-моему, довольно полезная практика. Куда лучше, чем в зрелом возрасте не уметь ничего. Так, может, ты продемонстрируешь свои познания? -  решилась помочь ему преодолеть барьер, чего сама от себя не ожидала. О поцелуях девушка много читала в книжках. Видела по телевизору. Конечно же, мечтала о реальном - сладком, восхительном. Представляла, какое это будет блаженство.
 
      Был у Ники малюсенький, но очень неприятный "опыт". Один раз летом, ближе к вечеру, Ника смотрела по телевизору фильм с Олегом Далем в главной роли, в конце которого герой и его возлюбленная принцесса подарили зрителям долгий поцелуй в губы. Это был именно подарок, особенно для Ники.
«Волшебство», -  сладкая истома и нега охватила всё существо девушки. И хоть ей было четырнадцать лет, мечтала о страстном нежном поцелуе давно.
      Она сидела на диване и мысленно повторяла в голове прелестную сцену. Резко треснувший звонок разбил очарование приятного волнения. На пороге стоял старший брат Ниночки. Как она потом поймёт, он тоже только что увидел красивый финал фильма, кровь взрослого парня взыграла, но, в отличие от Ники, он не остановился на фазе мечтания, а вспомнил про неё. А почему бы не поразвлечься с соседской девчонкой? Кто сказал, что нельзя? И тут же решил перейти от мечты к реальности, спустившись этажом ниже.
      - Ника, привет, - только и сказал. Дальше слов не было, зато юную мечтательницу сграбастали противные чужие руки наглого соседа.
      - Ты чего? – возмутилась Ника и с трудом вырвалась.
      Сильный парень снова схватил тоненькую девушку с красивой фигурой гимнастки, рывком поднял и бросил на диван. Немедленно навалился сам и впился ей в губы. Ника испытала страшное омерзение, ловко извернулась и вскочила.
      - Пошёл вон, грязное животное! – побежала к входной двери, распахнула и указала рукой направление.
      От неудавшейся затеи он озлобился. Проходя мимо Ники со злорадной усмешкой, больно стиснул ей правую грудь и вышел.
      - Породистая наглая дрянь, - крикнула вслед.
      Породистая – потому что вся их семья, как один, была породой беспринципных нахалов.
      Этот брат Ниночки плохо кончил своё земное существование. Точно кто-то мудрый и всесильный заступался за Нику, давая отпор обидчикам и наказывая тех, кто сделал ей что-нибудь плохое.
      Не мог найти подходящую девушку, с сомнительными дружками коротал время за выпивкой, болтался без дела, подрабатывая от случая к случаю, и, наконец, превратился в пьяницу. Пока жива была мать, он и горя не знал: приползёт грязный и вонючий – отмоет сына, перестирает вещи, обматерит её – стерпит, раз даже повесился, было, закрывшись в туалете, но мать, почуяв неладное, выбила дверь и вынула его из петли. Переживания за сына и борьба с ним раньше времени погубили сильную духом женщину с крепким от природы здоровьем. Считала ли она своё поведение правильным? Не грызли ли её сомнения, что не дала сыну прекратить никчемную жизнь? Об этом она никому не рассказывала.
      После смерти матери нашёлся «умный» человек: участковый. За пару бутылок водки принёс подписать какие-то бумаги, раздел донага беспомощное пьяное существо, бывшее раньше братом Ниночки, закрыл на замки дверь, не оставив ни крошки еды, и ушёл на неделю. Так участковый бесплатно приобрёл трёхкомнатную квартиру. Создатель не наказал его. Может, за избавление общества от ненужного создания? Остальные четверо детей этой семьи жили далеко, были обеспеченными и не горели желанием бегать по инстанциям, отсуживая дарственную.

      Это воспоминание Ника поместила на самое дно памяти. А мечтала, конечно, о красивом, нежном, долгожданном поцелуе.

      «Вот любимый коснётся губами моего виска, покроет лёгкими поцелуями лоб, щёки, шею. Он будет бормотать слова любви, приятно обдавая горячим взволнованным придыханием. Я внутри себя услышу ласковую музыку, и всё вокруг медленно и плавно закружится в истоме. И постепенно наши ждущие горячие губы соединятся. И тогда свершится чудо. Я улечу в нереальный мир, по телу разольётся горячая волна блаженства, сознание едва будет пульсировать - тонко-тонко».

      Анатолий моментально ухватился за протянутую соломинку и сразу нетерпеливо завладел её губами. И зАмок сладких мечтаний рухнул! Ничего из придуманного и желанного не совпало с реальностью. Да и поцелуй без слов оказался каким-то ущербным, сухим, нерадостным. Ника не почувствовала ни восторга, ни блаженства. Хотя первые секунды оказалась явно не в сознании, так давно и страстно ждала этого события. И только придя в себя, поняла, что мечта не исполнилась, что она получила только разочарование.
      «Значит, важно, - поняла она, - чтобы оба сердца горели, чтобы поцелуй был на вершине чувства, а не у его подножия».

      Кроме того, Анатолий почему-то решил, что поцелуй – это  разрешение для интима. Он хотел только реализации своего желания, не интересуясь при этом её чувствами и взглядами по этому вопросу. А может, думал, что она тоже только этого и ждёт? У большинства мужчин совсем другие представления почти по всем жизненным вопросам. Не хватает им душевной чуткости и такта. Они больше склонны в сторону физического, нежели чувственного.
      Как будто она именно для того до двадцати лет хранила чистоту, чтобы вот так, без сумасшедшего чувства, без слов любви, без слёз восторга быстренько взять и удовлетворить его желание. Неужели все они, парни и мужики, настолько тупые?

      А ещё через пару дней Ниночка с Никой сидели вдвоём и забавлялись чтением анекдотов. Примчался Анатолий и, беспокойный, с тревогой в глазах, ничего не объясняя, потянул за руку. Ниночка обиженно поджала губы и с видом оскорблённой персоны ушла к себе. Дома он молча подал письмо и сказал: «Читай».
      «Привет, мой дорогой армейский друг! Как ты устроился на гражданке? Кто из наших напоминал о себе?
      Ты, конечно, помнишь мою Оксаночку. Она писала мне в армию чуть не каждый день все два года. Наша встреча с ней после дембеля была счастьем. Как-то вечером мы долго гуляли и возвращались по обочине дороги. И тут на большой скорости проехал грузовик как раз по нашим следам, сбил Оксану и умчался. Она умерла у меня на руках».
      Ника, потрясённая до глубины души, не ожидавшая такого, с трепетом в груди посмотрела на Анатолия. Слёзы едва удерживались в чаше его глаз, и он отворачивался, чтобы скрыть их. 
      «Весь свет стал мне не мил, я не знал, что делать с собой. Я не видел смысла продолжать жить без Оксаны. Её подруга решила вытащить меня из духовной темноты, приходила, пыталась помогать во всех делах. Я её прогонял. Но она продолжала приходить и, вопреки моим отказам, не смотря даже на открытые оскорбления, не оставляла меня одного.
      Я знаю, ты поймёшь меня. Через месяц у нас с ней свадьба. Но образ Оксаночки всегда со мной».
      Оба, притихшие и ошарашенные, читали в глазах друг друга одно и то же чувство боли и сострадания.
      По большому счёту, они были людьми одной закваски. Только приправы  разнились и замес отличался.
      Тем не менее, Ника, влюбчивая, возвышенная, ранимая, уже чувствовала, что любовь вот-вот постучится к ней. Затронул он какую-то ниточку в её душе – нежную, трепещущую, волнительную.
    
      Чуть позже Анатолий получил письмо от другого армейского друга:
      «Толян, как ты? Я активно отъедаюсь после армейской голодухи, уже заметно прибавил в весе. На работу устраиваться не тороплюсь. Да, стал жить с одной бабой  старше меня на три года, работает на молочной ферме. Недавно она мне сделала сюрприз, сказав, что беременна. Вот этого мне не надо. Я ей поставил условие: или аборт, или забудь меня. Ну, давай, пиши».

      Знала Ника отношение Анатолия к абортам. Произошла с ним в армии такая история.
      Недалеко от места локализации воинской части находился рабочий посёлок, куда солдаты, естественно, бегали в самоволку. И жила там  молодая женщина, выбиравшая себе солдат по своему вкусу, чтобы затем  лепить из них «правильных» мужчин и отцов семейств, уважающих женщину и детей. Заодно учила поведению в постели. В некотором роде ставила себе воспитательные цели и пыталась их достичь, то есть выступала в роли педагога в той области, которая чрезвычайно важна и которой, собственно, нигде и никто не учил.
      В тот раз выбор пал на Анатолия. Когда он первый раз пришёл к ней, женщина  сначала накормила его до отвала. И солдат, измученный бессонницами, заснул, разморённый, сладким сном.
      Во второй раз после еды он, было, снова решил заснуть, но хозяйка остановила и приступила к своей программе. От неё он узнал некоторые премудрости поведения в постели, а также крепко усвоил, что нельзя допускать, чтобы девушка делала от него аборт, что в этом случае парень автоматически превращается в подлеца, а значит, и доводить до беременности нельзя. Подсказала как пользоваться физиологическим способом для избежания нежелательной беременности. Видимо, сама была пострадавшей в своё время. Нет слов, хорошая идея. Лучше бы она учила вообще не лишать девушку невинности до брака. Скорее всего, она понимала, что это абсолютно невозможно. Когда есть любимый и условия для интимных ласк, не устоит никто.
      Когда Анатолий вернулся из отпуска и снова пришёл по известному адресу, его место было занято другим солдатом, проходящим «обучение».
   
      Ника рассказала Ниночке про ту женщину и её методы воспитания. С того дня Ниночка потеряла покой от ревности и страха. Ей казалось, что Юрок, красивый и нежный, непременно попадёт в лапы такой вот учительницы. Приходилось утешать её, убеждать, что такое не случается сплошь и рядом, и что Юрок любит только Ниночку. Слёзы постепенно высыхали, но на следующий день сцена повторялась.
      Зато постоянная зависть к Нике не проходила. Ниночка не могла спокойно смотреть, что Ника с парнем, а она, Ниночка, должна скучать и страдать одна. Когда было наоборот, она про Нику и не вспоминала. А зачем? Ей хорошо, это главное. Для своей выгоды Ниночка наговаривала на парня всякой ерунды и убеждала Нику прервать знакомство с ним.

      Как-то обе девушки собирались на концерт Льва Лещенко. Ниночка по-быстрому отварила пару сосисок, положила их на блюдце и, увидев, как они раздулись и увеличились в длине, посмотрела загадочно на Нику и загрустила. Ника ещё не видела оголённого мужского тела. Когда пацаны принесли во двор порнографические снимки, Ника подумала, что толстые и длинные половые органы у мужчин на бумаге были приклеены. А что за мутные капли на их животе, вообще не имела понятия. И думала, что Ниночка находится в таком же неведении. Однако Ника сильно ошибалась.
      Ниночка оказалась беременной в шестнадцать с половиной лет. Она, решительная, с природной деловой хваткой, сделала подпольный аборт, о котором не узнала ни одна живая душа. А впрочем…

      Однажды  дома у Ники была какая-то вечеринка. Родители позвали и соседку  Силантьевну, бабушку из их подъезда, которая, выпив одну-две стопки, пела старинные песни довольно сильным и красивым голосом. Нике было восемнадцать лет, а Ниночке - девятнадцать. Девушки сидели на диване и слушали общий разговор. Вдруг подружка наклонилась к Нике и сказала:
      - Когда уж эта бабка сдохнет?
      Ника ошарашенно взглянула:
      - Почему ты так говоришь? Что она тебе сделала?
      В ответ услышала:
      - Такая противная, не могу её переносить.
      Веронике, конечно, это показалось странным, тем более, что они с этой старушкой только здоровались при встрече и не более того.

      Но, как известно, не бывает дыма без огня. Когда Силантьевна почувствовала, как многие старые люди, близкую кончину, она не захотела унести тайну с собой и всё рассказала маме Вероники, а Ника из соседней комнаты, читая книгу, слышала их разговор. Оказывается, Ниночка почти три года назад столкнулась с проблемой прервать беременность и обратилась к этой самой бабке, так как такие старухи много знают всех и обо всех. И действительно, она дала ей адрес, где можно сделать на дому немедицинский аборт. Вот откуда такая нелюбовь к чужой бабке. Чем скорее её не станет, тем спокойнее будет житься. Ника бы подвергла сомнению этот факт, но Ниночка своим вопросом и горячим желанием смерти Силантьевне выдала себя с головой. Зачем ляпнула? Может, снова: человека преступного неумолимо тянет открыться.

      Юрок и Ниночка поженились только после его службы в армии. Она была совершенно спокойна, что тайна первого аборта уже никогда не всплывёт: Силантьевна умерла,  а других свидетелей не было.
      Но неожиданный и очень неприятный сюрприз ей преподнесла мать ЮркА. Прямо за свадебным столом «свинью подложила».
      Юрок, узнав тогда о беременности, рассказал всё матери, будучи чуть ли не в шоковом состоянии. Он и представить не мог, что моменты его удовольствия могут обернуться нежелательным зачатием. Сделать ребёнка он смог сам, а выложить интимные подробности, предназначенные только ему, пришёл к матери. Не будь матери, он нашёл бы «друга». Только бы не самому разруливать ситуацию.

      А мама была взбалмошная женщина и зачем-то в начале свадебного застолья возьми и объяви при всех о той беременности. Вот это уж совсем непонятно. Наверно, опять: для человека преступного носить тайну в сердце невыносимо.
      Невеста в слезах выбежала из-за стола, жених за ней, всем было неприятно.
      Первые месяцы после свадьбы Ниночка всё время была заплаканная: не могла забеременеть. Однако Юрок всю жизнь считал, что мама всё сделала правильно, что абсолютно всё, что идёт от мамы, это хорошо.

http://www.proza.ru/2018/11/27/1839


Рецензии
«Так устроены люди: просят у небес совета, а, получив, отворачиваются в неверии».
Это уж точно! Особенно по молодости.

Доброй ночи, Оля!

«Умей нести свой крест и веруй». Целиком согласен с Автором: не прав тут, совсем не прав классик. К любви этот призыв относится ровно так же, как призыв к заядлому воришке «не воруй».
Неискушённая Ника пала жертвой своей неопытности в жизни и неверных ориентиров и принципов бытия. Поздно до неё дошло осознание простых истин и пришло просветление.
Ну, а про таких хитросделанных, как Ниночка, говорят: «ума нема – считай калека»! Дурость и глупость шагают всегда рядом и в ногу.
Оля, мне очень понравилась эта интересная глава. Она из ряда твоих наиболее удачных. В ней есть над чем поразмышлять.
Да ты вообще рассказчица – на ура! Ох, и любительница поковыряться (в хорошем смысле) в чужих душах!

С прелестными пожеланиями и нерушимыми симпатиями,
Слава

Мореас Фрост   01.02.2019 23:54     Заявить о нарушении
Спасибо, Слава.

Ольга Гаинут   02.02.2019 01:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.