Огненный мальчик

Жил в местности Шара Хундуй, расположенной в Могойтуйском районе, старый шаман. Приехал он однажды в Цугольский дацан и встретился с Амгаланом Жабоном, известным на всю округу жодче-ламой.
– Хочу в будущей своей жизни к буддийской вере примкнуть, – сообщил ему шаман, – и потому имею к вам просьбу. Помогите моей душе, когда я умру, обрести лучшее рождение!
Жабон обещал ему помочь, и вскоре после этого разговора пришло известие о том, что старый шаман умирает. Но Жабон был занят делами и не смог поехать сам, отправив к шаману своего лучшего ученика.
Лежа возле огня на тюфяке, вращая своими беспокойными глазами, шаман попросил ученика:
– Когда я умру, сделай из моего черепа чашу, укрась её серебряной набивкой и поставь в своём дацане на алтарь.
Ученик дал шаману обещание, но когда тот умер, делать чашу не стал.
Вернувшись в дацан и рассказав о своей поездке Амгалану Жабону, ученик услышал в ответ горькие слова:
– Что же ты натворил!.. 
Прошло совсем немного времени, и в Цугольский дацан приехал на взмыленном коне сын умершего шамана.
– Что-то неладное творится в нашей юрте, – заявил сын. – Прошу вас, уважаемый лама, нам помочь!
Отложив на этот раз все свои дела, понимая, что его ученику, не исполнившему просьбу шамана, угрожает смертельная опасность, Амгалан Жабон отправился в путь.
Приехав в Шара Хундуй, жодче-лама поднялся на гору, самую высокую в этой местности, надел шапку с наглазником, защищавшим от злых духов, и стал совершать обряд.
Через какое-то время Жабон почувствовал тёплое дыхание возле своего колена и увидел сквозь полоски наглазника волка, который стоял перед ним, высунув язык. Пожелав лучше его рассмотреть, Жабон откинул полоски и увидел, что за волком стоит ярко-огненный мальчик и метится в него из лука. Не успел Жабон опустить полоски наглазника, как блеснула огненная стрела, и жодче-лама потерял сознание…
До Цугольского дацана жодче-ламу Амгалана Жабона везли на «конных носилках» – сермяжной ткани, закреплённой между двумя лошадьми. Из левого соска Жабона сочился гной, и продолжал сочиться ещё семь или восемь месяцев!
С того самого времени в местности Шара Хундуй, где жил шаман, мечтавший, чтоб из его черепа сделали чашу для алтаря, стали видеть по ночам огонёк. Был он алого цвета и летал повсюду, то угасая, то вспыхивая, как далёкая звезда.
«Это мозг шамана, – говорили про тот огонёк люди, – никак успокоения себе не найдёт!»


ДОЖДЬ ИЗ ЦВЕТОВ (бурятские буддийские притчи)


Рецензии