Языковые игры 4. Сборник миниатюр. Крылов Павел

151. *** 

После поражения сербов на  Косовом поле в 1389 году,  всем стало ясно: дни Византии сочтены. Меньше всего в этом сомневались  турки. Могли ли отцы тех рыцарей, что пали от монгольских стрел в битве при Легнице  в 1241 году, предполагать участь своих детей?! Не более  чем коренные тасманийцы, которые  «ждали»  англичан 14 тысяч лет. Так и османы. Сами они пришли в Малую Азию из тех же сухих степей, что и Тамерлан. Великий завоеватель привёл великолепную армию, которая в страшной битве при Анкоре с огромным трудом одолела турок. Перебив многих и ограбив остальных, завоеватели ушли. Вскоре Тамерлан скончался. Но турецкое государство практически развалилось. Понадобились десятилетия для восстановления прежнего положения вещей. История давала византийцам ещё один, совершенно уникальный шанс, так похожий на волю Провидения.

Единственная надежда виделась на католическом Западе. Римские папы готовы были вести разговоры о крестовом походе против мусульман, но, как известно, «вечером деньги, а стулья только утром». И император, и патриарх согласились на унию церквей, по сути, аннексию. Напомним, окончательный разрыв православия и католичества произошёл в 1054 году, то есть за четыреста лет до описываемых событий. Власти объективно оценивали религиозный консерватизм податного населения. Паства-то, в отличие от проповедников, весь антураж воспринимала всерьёз. А форму и числила содержанием:  обрядоверие   являлось основой бытовой религиозности. Глубинные аспекты теологии интересовали народ в самую последнюю очередь. И вопрос «почему» всегда преображался в вопрос «как». В общем, страну, а шире целую цивилизацию, решили «слить втихаря». Для упрощения восприятия ситуации, напомним, что аналогичную работу блестяще проделал «товарищ Горбачёв». Если бы генсек оказался агентом ЦРУ или хотя бы «срубил на этом кучу бабла», было бы не так обидно. Но, к сожалению, предавать Родину можно совершенно неосознанно, без всякой выгоды и даже из-за большой любви к ней. То же самое произошло и в Византии.  Ферраро-Флорентийский собор, который длился с 1438 по 1445 год, был утверждён не только римским папой, но и византийским императором. На него прибыли как Константинопольский патриарх, так и  представители большинства православных церквей. Католики действовали по принципу «мы и своё не отдадим, и чужого не упустим». Шло настоящее «выламывание рук», другими словами  «конкретная прессовка». Кто-то бежал с этого шабаша, другие прикинулись сумасшедшими, третьи просто «пошли в отказ». Но не мытьём, так катаньем, унию состряпали. Все католические догматы были навязаны православным. Но народ, включая значительную часть духовенства, не принял капитуляции. Начались брожения, которые вели к полному духовному разладу. Буквально за несколько мгновений перед падением Константинополя большинство иерархов отвергли унию. Но было поздно. Духовная дезориентация вылилась в слоган: «лучше тюрбан султана, чем шапка кардинала». Проект «Византия»  самоликвидировался.
 
Русская земля в рассматриваемую эпоху уже почти пять веков была православной. Но все, без исключения, митрополиты являлись ставленниками Византии, к тому же, этническими греками. Напомним, первый патриарх в России был избран лишь в конце 16 века. Митрополит Исидор на Ферраро-Флорентийском соборе  играл далеко не последнюю роль. И вернувшись в Москву, сразу «взял быка за рога». То есть, войдя в Успенский собор под латинским крестом, на торжественном богослужении начал славить римского папу вместо вселенских патриархов. Представим, что товарищ Сталин  году, эдак, в 1952 отдаёт распоряжение разогнать колхозы и КПСС, восстановить частную собственность, а сам коронуется на царство. Пожалуй, у Иосифа Виссарионовича такой номер вполне мог пройти. Ведь «органы» он распускать вовсе не собирался! А вот Исидора, кроме Бога, защищать было некому. И если Господь этого греческого попа-коллаборанта сдал, так на то она и воля божья. Русским было «глубоко по барабану», что собор считался вселенским, а унию подписал сам император, который числился главной опорой православия. В общем, Исидора «закрыли» при прямом участии великого князя, а затем, пока дело не дошло до резни, помогли бежать в Рим. Следы его теряются где-то при папском дворе. Епископы на соборе быстро признали беглеца вероотступником и избрали главным над собой «правильного попа». С тех пор местные митрополиты   были только  русскими. Почему же московские власти, как светские, так и духовные, не пошли на унию? В отличие от впавшей в старческий маразм Византии, Русская цивилизация была очень молодой. И идеалы, которые для греков являлись уже просто словесной шелухой, здесь воспринимались всерьёз. Религия в те годы заполняла почти всё духовное пространство личности. Для русских малейшая смена вектора была подобна катастрофе. Вспомним, что вытворяли старообрядцы пару веков спустя, хотя изменения в канонах были просто ничтожны. В эти годы произошло окончательное формирование Русской цивилизации, отличной и от Запада, и от Востока, и от Византии. Отвергнув унию, русские, в духовном плане выиграли даже не Куликовскую битву, а Стояние на Угре.   
Это была точка  бифуркации — критическое состояние системы, подвергнутой флуктуациям. Преодолев   неустойчивость,   система  вышла на новый, более высокий уровень упорядоченности.  Русь неумолимо становилась Россией.

Греков же Господь наказал сурово. А как иначе воспринимать бесславное падение  Константинополя, которое произошло чуть ли не на второй день после подписания унии?! Впрочем, огромное количество покорённого турками населения очень быстро приняло ислам. Ведь «правоверным», в отличие от «гяуров», не приходилось платить «налог на религию». Султаны даже вынуждены были сдерживать темпы обращения, чтобы не пустела казна.

 Осталось связать этот факт с положением в современной Европе. Германцы, завоёвывая и грабя Римскую империю, вовсе не стремились к её уничтожению. Они восприняли всё духовное наследие римлян: и христианство, и латынь, как язык религии и науки, и совершенную юриспруденцию, и, по возможности, передовые технологии. Немцы до самого начала 19 века называли  своё государство Римской империей.
Турки, покорив миллионы христиан, вовсе не вырезали их, как это взаимно делали католики и протестанты. Ни о каких Варфоломеевских ночах на территории Блистательной Порты история не упоминает. Геноцид армян – это уже совсем другая эпоха. Но вернёмся в 21  век. Всем, кроме самих европейцев, очевидно, что политика мультикультурализма, толерантности и политкорректности – это прямая дорога к катастрофе. Ведь пришельцы из Азии и Африки  ведут  себя не как германцы в Риме, а как испанцы в землях ацтеков и инков, или англичане в Австралии и на Тасмании. Они готовы и в Тулу со  своим самоваром ехать, и в чужой монастырь со своим уставом вломиться. Неужели европейцы, ещё семьдесят лет назад потрясавшие весь мир, так поглупели?! Последние годы существования Византии явственно показывают, как всё это может происходить.
               


              152. *** 
   
Вполне резонен вопрос: если Европа столь стара и больна, как же совсем недавно, в масштабах истории, она так «славно пошумела»? И уйти от ответа мы просто не имеем право. Уточним сначала, что весь шум в Европе с 1870 по 1945 год создавали германцы. Но не в широком понимании этнонима, включающем в суперэтнос скандинавов, голландцев и австрийцев, а  в узком: речь идёт о немцах, проживавших на территории Второго рейха, или Германской империи, Веймарской республики и Третьего рейха. Но почему именно немцы в течение  этих трёх  четвертей века так явно превалировали на общеевропейском пространстве? Изложим нашу точку зрения.

 Открытие Америки, 1492 год, морского пути в Индию, 1498 год и начало протестантского движения. 1517 год, вложились в очень сжатые сроки. Пока испанцы жирели на золоте инков и ацтеков, португальцы на торговле специями и рабами, остальные нации задержались на старте колониальной гонки. Но голландцы, англичане и французы быстро адаптировались к резко изменившимся условиям. Одни принялись разбивать плантации на Яве и Суматре. Другие завалили Европу бобровым мехом из Канады. Третьи не мудрствовали лукаво. И принялись грабить уже награбленное.    Испанские галеоны один за другим уходили на дно.

 А что же немцы? В очередной, далеко не в первый, да и не в последний раз их подвёл «сумрачный немецкий гений». Все они дружно ударились в теологию: начиная от владетельных князей и кончая последним мужиком. Октябрьские 1517 года тезисы Лютера зажгли сердца людей не меньшей страстью, чем ровно четыреста лет спустя, уже в другой стране,  тезисы ленинские. Первые, после выступления Лютера, сто лет немцы занимались перманентным «поиском истины». Вначале была Крестьянская война, где все воевали против всех. А ненависть религиозная ничем не уступала ненависти социальной. Затем пошли вечные, в прямом смысле слова, разборки между протестантами и католиками. Постоянные предательства, смена конфессиональной принадлежности и прочее в том же духе стали нормой жизни. Всё это, включая феодальную раздробленность страны, разрушало экономику. Германия неумолимо отставала от флагманов нарастающего капитализма Голландии и Англии. Напомним и о ведьмах, без них никуда. Доносительства приняли форму массового психоза, пламенный привет 1937 году и лично товарищу Ежову. Любая более-менее симпатичная женщина имела шансы стать ведьмой. Точнее, почти не имела шансов не быть обвинённой в ведовстве. По количеству ведьм на душу населения немцы обогнали даже испанцев. А ведь те «бились за майку лидера» всерьёз. Такая ситуация печально сказывалась на демографии. Но всё это, как выяснилось позже, были ещё цветочки. Тридцатилетняя война показала, что такое настоящий ужас.

Началось всё в 1618 году как продолжение религиозного соперничества, где  католики готовы были взять реванш. Протестанты уступать не собирались. В войну втянулась вся Европа, прямо или косвенно, от Шотландии до Хорватии, от Португалии до Польши. Так или иначе, война затронула и Россию.  Десятилетия всеобщего противостояния привели к тому, что в центре Европы стали бродить огромные частные армии.  Раздробленная на микрогосударства Германия являлась не субъектом, а объектом европейской политики. Большая часть событий, помимо воли немцев, происходила на территории Германии. Нынешний императив «американцы готовы  сражаться с русскими до последнего украинца» отлично подойдёт и к той эпохе. Достаточно во фразе заменить этнонимы. Воевали все, но гибли немцы. Потери армий измерялись десятками тысяч человек, население вымирало миллионами. Для германских земель это намного больше, чем во время великой эпидемии чумы в 1347-1353 годах. Это, в процентном отношении, в разы превышает потери в Первой и, даже, Второй мировой войне. Убыль населения только в германских государствах составила шесть миллионов человек, половину от предвоенного уровня.  А ведь полыхало по всей Европе.   
Закончилась эта бойня в 1648 году конгломератом стычек и временных союзов, когда орды наемников бились уже против всех.

   Для восстановления демографических потерь Германии потребовался ровно  век, а   сельское хозяйство  оправлялось  от потрясений   почти двести лет. Немцы на столетия были выбиты с орбиты не только мировых, но и общеевропейских вопросов. Германия, подобно впавшей в эти же годы в самоизоляцию Японии, замкнулась сама на себя. Никто уже не вспоминал о натиске на Юг, где императоры веками отстаивали своё доминирование над богатыми итальянскими городами. Забылись и достижения на Востоке, где было не только страшное поражение в Ледовом побоище    на Чудском озере. Немцам удалось  покорить Прибалтику, тотально  уничтожив   пруссов, народ балтийской языковой группы. Именно на землях пруссов зародился   германский                милитаризм: полицейско-бюрократический режим, так называемое  пруссачество.

 Но в середине 17 века немцам было не до заморских колоний.  А ведь в это время   другие европейские державы все силы бросили на колонизацию планеты. В наши дни весьма популярен анекдот, а скорее притча, о парадоксах бытия. Обыгрываются на уровне оксюморона   немыслимые совсем недавно  события. Такие, как избрание негра президентом США: страны, бывшей в  близком прошлом оплотом оголтелого расизма. Автор притчи изумляется: немцы не хотят воевать, вот это повод для смеха, ну надо же! Историческая память – явление сложное, почти всегда она мифологизирована. В 20 веке немцы повергли планету в ужас. И после этого поверить в то, что когда-то они не хотели воевать, крайне нелегко. Но здесь чувства плохой консультант, нужны знания.

 Ещё целый век Германия зализывала раны. В середине следующего столетия о себе заявила Пруссия, менее всего пострадавшая в Тридцатилетней войне. Династически объединившись с Бранденбургом, Пруссия начала серию войн за объединение, точнее, за аннексию германских земель. Ведь не только баварцы, но даже саксонцы ментально ощущали огромную разницу между собой и пруссаками. Куда большую, чем нынешние украинцы с русскими, продолжая  надсадно  рыть духовную пропасть между собой и «ордами азиатских московитов». В 18 веке Пруссия оказалась ещё слишком слаба. Нет оснований обвинять немцев в трусости, но их задавили численностью. Европа не Америка, ничьих земель уже не осталось. Соседи, хотя и не особо дружно, методично перемолотили всю прусскую армию. Русские войска вошли в Берлин, а Восточная Пруссия с Кёнигсбергом  почти   пять лет являлась генерал-губернаторством   в составе России.                Местное население   присягнуло на верность русской императрице. Сделал это и Иммануил Кант, который жил и работал     в Кёнигсбергском университете.                Кант был самым знаменитым гражданином   города за всю его историю. Ни превзойти, ни повторить этой славы не смогли ни правители, ни участники войн, ни торговцы славного  ганзейского города.   Если бы не предательство  Петра III, то в 1945 году не пришлось бы вновь возвращать Восточную Пруссию в «родную гавань». Предательство, аналогию которому можно увидеть лишь в неугомонной деятельности «главного прораба перестройки». Эта земля уже в те годы могла навеки стать частью России. И весь мир говорил бы о великом русском философе Иммануиле Канте.                Город вернули  пруссакам, но историки, даже немецкие, так и не смогли   найти свидетельств того, что  Кант отказался от российского подданства. И сегодня его могила   находится на территории России, в городе Калининграде.  И, как и великого философа, каждого из нас продолжают удивлять, наполняя душу благоговением, две вещи: звездное небо над  нами и моральный закон внутри нас.

Обескровленная Пруссия отказалась от претензий на гегемонию ещё ровно на век. А в это время европейцы творили мировую историю помимо Германии. Как мы помним, Испания, Португалия и Голландия вырвались вперёд. Франция и Англия приотстали. Но англичане, на пути к мировому господству на морях, последовательно разгромили всех своих конкурентов. Бесславная гибель   Непобедимой Армады, 1588 год, выбила из колеи Испанию. С голландцами англичане разделались в трёх войнах,   проведённых одна за другой с 1652 по 1674 год. Французские колонии в Канаде и Индии Великобритания забрала по результатам Семилетней войны, 1756 -1763 годы. Воевать с португальцами даже не пришлось, их задавили экономически.

Немцы смотрели на все эти «безобразия» без оптимизма. И стойко копили пока ещё не расовую, но уже этническую ненависть. В начале 19 века в Европе начался бурный экономический рост. Ещё раз напомним цифру: в 1800 году Россия производила железа больше всех в мире, а в  1850 году отставала от лидера, Великобритании, в десять раз! В аграрный период для удвоения экономики требовались столетия, порой тысячелетия.  В индустриальную  эпоху это происходило за считанные годы. Английский капитализм был рыночным, он работал на потребителя. Пруссаки, а в дальнейшем и вся, завоёванная ими  Германия, создали капитализм государственно-монополистический. «Пушки вместо масла» - этот императив был близок и понятен всем немцам. Протекционизм, госзаказ, правительственные инвестиции в развитие науки и тяжёлой промышленности, в первую очередь в производство вооружений, дали невиданный взлёт экономики. Накопившиеся за три с половиной века фантомные боли наполнились реальным содержанием. Вначале была повергнута Австрия, затем Франция. Пока неугомонные горожане провозглашали Парижскую коммуну, ни на миг не сомневаясь, что диктатура пролетариата – это на века, Отто фон Бисмарк объявил о создании нового империалистического хищника, Германской империи. Всякая приличная европейская держава по тем нравам не имела права не владеть колониями. Даже Польша, уже в 20 веке,  отхряпав, по результатам Мюнхенского сговора, вместе с  Германией у чехов Тешинскую область, категорически требовала себе заморских земель. Правда она и сама меньше, чем через год, стала генерал-губернаторством Третьего рейха, но это превратности судьбы. Однако выбирать немцам было особо не из чего. Заморская землица досталась им по принципу «на тебе, боже, что нам негоже». Вроде африканской Намибии с пустыней Калахари, которой португальцы, владея соседней Анголой, пренебрегали в течение четырёх веков. Или Новой Гвинеи с малярийными болотами. По площади это было в десять раз меньше, чем у англичан. А по населению в тридцать.

 Мировые войны – первую и вторую – логично было бы объединить в единое целое. Та же Тридцатилетняя война проходила в разное время на разных театрах боевых действий. Но это не мешает классификации. Столетняя война в основном состояла из перерывов между сражениями, но историки не видят в этом никаких проблем. Две войны, развязанные германским милитаризмом, почти идентичны. Цели и задачи сохранялись. Противники, на удивление, практически не поменялись. Результаты войн совпадают. Идеи о расовом превосходстве немцы развивали ещё до рождения Гитлера. Он лишь поднял градус полемики, хорошо понимая, что «сгоревшего не поджечь». За период «межсезонья» с 1517 по 1870 год немцы, образно говоря, «недожгли топливо». То «горючее», которое другие европейцы истратили в схватках между собой, в основном, в борьбе за колонии. Для большей наглядности, приведём аналогичный пример. В начале 17 века Япония закрылась от мира на два с половиной столетия. Десять поколений самураев не имели опыта боевых действий. Подробно это описано в миниатюре 146.                Страну «распечатали» силой оружия. У японцев было лишь два пути: потеря независимости и деградация, или модернизация и расцвет.  От революции   Мейдзи, 1868 год, до выхода Японии на первое место в мире по ВВП    на душу населения, 1988 год, минуло 120 лет. А затем всё пошло совсем не так гладко, как предполагалось. С нашей точки зрения, накопленный за четверть тысячелетия избыток «горючего» был быстро израсходован в «топке истории». Ведь ежегодные «энергозатраты» на развитие японского общества в период 1603-1853год, несомненно, меньше, чем с1868 по 1988год. В Германии происходило то же самое. Индустриальный мир становился всё более секулярным. Место бога   настойчиво занимал человек, его жизнь и становилась высшей ценностью общества. Англосаксы видели это через призму либерализма. Русские «приватизировали» коммунизм. Немцы налегли на эволюционизм. Если бы Германия выиграла первую войну, в нацизме, как извращённой форме эволюционизма, не было бы нужды. Но здесь банально  не хватило духовной «дозы», чтобы довести нацию до полной экзальтации, требовалось всех немцев скопом объявить живыми богами, на меньшее они не соглашались. Впрочем, такую же комбинацию проделали в годы Второй мировой войны и японцы. Более подробно об этом сказано в миниатюре 121. Но жизнь вносит коррективы в любую, самую утончённую теорию. В 1939 году по антропологическим признакам,  типа форма черепа и прочая дурь, в СС проходил лишь один из ста немцев. А они, напомним, все поголовно были «истинными арийцами». Но всего лишь через четыре года в СС брали уже и калмыков, и кавказцев, и прочих «недочеловеков». Приходилось хоть как-то спасать ситуацию.

После того, как немцы активно «сожгли избыток горючего», к 1945 году «энергетический потенциал» в биосоциальной системе «Европа» практически выровнялся. Мы уже почти не отличаем шотландцев и норвежцев от хорватов и греков, а португальцев и испанцев от литовцев и румын. Они все европейцы. «Понаехавшие тут» быстро нивелируют, а точнее, вытаптывают ещё оставшиеся кое-где различия. Этнические,  религиозные, культурные особенности выжигаются калёным железом и размазываются неумолимым катком объективного хода истории. Но так ли было 500, 200 и даже 80 лет назад?! Ведь в годы Третьего рейха немцы французов считали пьяницами и раздолбаями, а поляков просто животными. Здесь придётся привести метафору. Старички на лавочке. И водочка уже не пьётся, здоровье не позволяет. И о бабах даже  говорить не хочется. И нормы ГТО сдавать не надо, не забыть бы, сдать анализы. И подколоть, подковырнуть соседа просто лень. Вот и получается: гармония с идиллией. По последним опросам большая часть населения многих европейских стран вообще не хочет иметь никакой национальной армии. А зачем?! Они-то нападать ни на кого не собираются. 18 ноября  1956 года на приёме в польском посольстве в Москве Никита Сергеевич Хрущёв заявил послам западных стран: «Нравится вам или нет, но история на нашей стороне. Мы вас похороним». Конечно, вождь имел в виду духовный аспект, неумолимо веря в превосходство социализма над капитализмом. Допустим Европу мы «списали» с «большевистским размахом». Но ведь планета на ней не заканчивается. Только в Китае и Индии народа почти в двадцать раз больше, чем в России с её 2% мирового населения. Через какие аргументы мы собираемся «гнуть свою линию»?! 
Как все мы хорошо помним, во время своей знаменитой встречи с Конфуцием, великий   Лао-Цзы сказал: «Оставь, о друг, своё высокомерие…». История вовсе не игрушка в руках амбициозных вождей. Как раз наоборот: люди – расходный материал Истории, её рабочий инструмент. Мы не можем повлиять на Её ход. Но разве попытка увидеть закономерности  в хаотическом нагромождении  событий лишена смысла? Люди не способны  предотвратить цунами и землетрясения. Но узнав о них заранее, можно спастись от, казалось бы, неизбежной катастрофы. Так и в случае с Историей. А нам остаётся лишь одно: подняв вёсла, пустить утлую лодочку размышлений по бурным волнам весеннего потока неумолимого хода событий.
 .  Дискурс в самом разгаре.
               

153.***

 
  Всем  уже очевидно и без наших расчётов, закат Запада неизбежен. Расцвет начался с Великих географических открытий в 1492 году, в конце Второй мировой войны тренд резко сменился, и произошёл быстрый распад колониальных империй. С каждым годом доля Запада и в мировой экономике, и в населении планеты неумолимо сокращается. Центр мира перемещается в Азию. И где в этом  будущем место России?! Для тех, кто однозначно видит это место лишь на задворках, а то и «возле параши», настоятельно рекомендуем освежить в памяти свои знания о противостоянии Рима и Парфии. Население, экономика, численность армии: по всем параметрам Рим превосходил противника многократно и даже на порядки. И что? Весь пар ушёл в свисток!
Есть ли у России шанс занять эксклюзивное место в миропорядке 21 века? Естественно, мы полемизируем с теми, кто кроме ответа «нет» другие варианты просто не рассматривает.                Итак. Поднебесная в наши дни всё более становится могучим драконом. Объём экономики растёт, качество товаров неумолимо улучшается. Огромное население, полагают многие, не может не дать  нужное количество умных и, даже, гениальных людей. А «коллективный император» коммунистическая партия способна, в отличие от Запада, создать колоссальную концентрацию ресурсов на главных направлениях развития. Общеевропейской максимой «лучше бы всё бабушкам раздали» китайцев не проймёшь. Партия готова строить заводы на Луне в тот час, когда полстраны ещё пашет на быках и не только не знает, как пользоваться ёршиком для унитаза, но и видела это сантехническое устройство лишь по телевизору. Вспомним, по аналогичной схеме проводилась сталинская индустриализация, реализовывались атомный и ракетный проекты.  И даже План преобразования природы, когда миллионы высаженных в 1947г. – 1953 г. деревьев создали сотни тысяч гектаров лесных полос, ставших надёжным заслоном на пути суховеев. Здесь у китайцев всё комильфо. Но за деревьями колоссальных успехов виден и лес системных слабостей. Теперь-то мы знаем, что пьяный брежневский застой стал неизбежным следствием духовного насилия, совершённого одуревшей от  вседозволенности властью над собственным народом. У любого следствия есть причина. Китай – единственная страна в мире, летописная история которой никогда не прерывалась. И материала для анализа хоть отбавляй. Но мы ограничимся основными вехами. 

Поменять ментальный код нации нелегко. Сделать это можно, лишь сломав духовный стержень. Яркие примеры: индейцы США и аборигены Австралии. Уже с маори в Новой Зеландии такой номер не прошёл. Кукуруза и подсолнечник из одного региона. Но в США, так получилось, прижился попкорн, а в России семечки. Поколения россиян, родившиеся между 1945г. и 1985г. мечтали об Америке, как о Земле Обетованной. Искренно веря, то там даже дожди идут по расписанию. Ведь «как долго нас учили любить твои запретные плоды». Они с радостью набросились на гамбургеры, колу и   попкорн. Но для всех неожиданно оказалось, что «генетическая память», « голос предков» и прочая «чушь» вполне реально измеряются в «баксах». Международные корпорации, которым национальные интересы американцев так же «до фени», как и заботы россиян или кенийцев, четверть века подсаживали Россию на стандарты «общечеловеческих ценностей». Но и они «в конце кина» поняли, что плетью обуха не перешибёшь. Новые поколения русских  «тупо» тянутся к квасу и семечкам.  И тут им «хоть кол на башке теши». То же самое и в Японии. За «своё право» пожирать китов, акул, дельфинов и другую морскую краснокнижную живность не то, что последнюю рубашку, душу заложат. И  мировая экология им глубоко побоку со всей международной общественностью. А говядина парная со свининой интересуют их весьма посредственно. Вот и пришлось корпорациям признать очевидное, чтобы деньги не упустить. Принцип «не можешь победить движение, возглавь его» стар как мир.  Семечки были взяты под контроль. И вот уже продукт  западноевропейского агитпропа Гусёнок Мартин в телевизоре помогает нам сохранять традиции, то есть учит правильно лузгать семечки.  На сумму, необходимую для приобретения одного килограмма свиной вырезки в гипермаркете, вы легко купите у любого фермера 15 кг семян подсолнечника, то есть семечек. А наш гусёнок, слегка обжарив продукт, распихает его по пакетикам в 50 и 100 граммов. И, на голубом глазу, впаривает их везде и всюду в два раза дороже той самой свинины, для простоты расчётов, взятой в качестве эталона. Тридцатикратное повышение цены, 3000% прибыли. Торговцы оружием и наркотиками тоскливо сопят в тряпочку, осознавая, что «не те книжки в детстве читали». Раскрутив тему, вполне реально заставить россиян «хомячить» в год миллион тонн или миллиард килограммов семечек. А это, извините, уже очень серьёзные деньги. И в борьбе за такие суммы можно поддержать не только укоренившуюся привычку к «семечкогрызению», но и «древние устои» повального пьянства в Англии и Люксембурге, жевания листьев коки в Колумбии и Боливии. Да и освящённые веками традиции каннибализма в глубинах Чёрной Африки. Ведь, как указывал ещё мудрый   Веспасиан, «деньги не пахнут!».

Ментальный код любой цивилизации, её духовная матрица – это не какая-нибудь «заумь» типа «Святой дух, как неотъемлемая составная часть Божественной Троицы» или «развитой социализм – исторически объективный переходный период между социализмом и коммунизмом».   Данную субстанцию ещё не научились определять как силу тока амперами, или как  способность атомов химических элементов образовывать определённое число химических связей валентностью. 
   Но это вовсе не значит, что она не существует. Запрограммированное развитие цивилизаций, неумолимая экстраполяция вектора движения, яркое подтверждение рассматриваемой точки зрения. Русская Цивилизация, об этом мы говорили неоднократно, зародилась в час Куликовской битвы. То есть, в смертельной схватке. И личная максима, и общественный императив русских идеально вмещается в слоган: «за что бы ни взялись, а на выходе, всё равно, автомат Калашникова получается!». Невероятная способность русских к самопожертвованию, отчаянная смелость, любовь к Родине, вне зависимости от социальных изменений. Эти качества – такие же бренды, как медведь, валенки, балалайка. Русские, как никто другой, умеют наступать густыми цепями, с фатальной лёгкостью расставаясь с жизнью. Административно-командная система, как и опирающаяся на неё вертикаль власти, зародилась не в годы правления большевиков. Она выковывалась в кровавых репрессиях  Опричнины,  развёрнутой Иваном Грозным. Крепчала в безжалостных реформах Петра Великого. Обрела стальную прочность в руках Отца Народов. Эту систему пытались разрушить и Екатерина Великая, и Александр Первый. Ломал её через колено Александр Второй Освободитель. В меру сил постарался Н. С. Хрущёв. «Обливаясь потом», делали всё возможное «товарищ Горбачёв» и «господин Ельцин». Но система эта оказалась далеко не «колоссом на глиняных ногах». Она пережила и Смутное время, без малого не уничтожившее и Русскую цивилизацию, и русский народ. Адаптировалась к пореформенной действительности, сроднившись и с капитализмом. Расцвела, выпестованная большевиками.  В наши дни либерализм в России, по сути, приказал долго жить. А вертикаль власти, точно устремлённая к звёздам ракета, возвышается над подначальной ей территорией. Плохо это или хорошо, рассудит История. Мы же просто систематизируем факты. Будущее неумолимо вытекает из прошлого в любой точке планеты, и Россия здесь вовсе не уникальна. Столь же детерминировано и развитие англосаксонской цивилизации.
 
Не успели, переселившиеся с материка на остров, англосаксы  дорезать оставшихся бриттов, как им пришлось на своей шкуре прочувствовать мудрость «молодец среди овец, а увидел молодца, так сам овца». Едва успевшие натурализоваться во Франции норвежские викинги «уладили вопрос» с Римским папой и, заручившись поддержкой Господа, поплыли завоёвывать остров. Вскоре сформировалась новая социальная структура. Народ, то есть производители материальных благ, сплошь состоял из покорённых англосаксов. Элита, феодалы, из завоевателей-норманнов. А попы съехались на заработки со всей Европы. Бурчали они на латыни и были,  проще говоря, «на своей волне». Шансов на военную победу у англосаксов не было и им пришлось создавать совершенно уникальные механизмы ведения боевых действий, которые эффективно работают уже тысячу лет. Это английский парламентаризм и тотальное засилье юризма.
 Вставим ремарку. Не так давно, в очередной раз,   из Москвы был назначен президент Дагестана, кстати, законно принадлежащий к одному из местных этносов. Он собрал руководство республики и начал резать правду-матку. Вот, мол, бесстыжие, обнаглели, сели на шею рязанского мужика и погоняете. Джигиты сразу поняли: набрался парень там, наверху, всякой дури или, если нормальным языком, «чисто конкретно все рамсы попутал!». Ибо для настоящего джигита найти   рязанского мужика с крепкой шеей и, взнуздав, оседлать его – дело чести и гордости.  Одним словом, разрушитель моральных устоев скоропостижно ушёл на пенсию. Душа этноса познаётся через его фольклор. В одной английской сказке у бедного паренька не было ничего, кроме верного кота. И он продал друга при первом же удачно подвернувшемся случае. Выручка послужила стартовым капиталом для выгодных инвестиций. В дальнейшем у главного героя всё сложилось okay. Судьба кота никого уже не интересовала. «Джентльмены всегда играют по правилам. Но если проигрывают, то правила меняют» - в этой фразе ментальная суть англосаксов. Коварство, беспринципность, подлость, мелочность, бесконечный блеф, патологическая меркантильность – в английском языке масса слов, которые рассматривают эти духовные качества под совершенно другим углом зрения. И это вовсе не эвфемизмы! Они изначально оценивали данные параметры совсем не так, как мы. Здесь как в истории с шеей рязанского мужика. И не одному этносу за всю историю человечества не выпало покорить столько земель и народов, как англосаксам. Ни империя монголов, ни наша «шестая часть Земли с названьем кратким Русь» не дотягивали по масштабам. Тот политический кульбит, который удалось проделать англосаксам с религией, иначе как «и нашим, и вашим, и споём, и спляшем» оценить не получится. Король «внаглую отжал» у Римского папы всю церковь на волне протестантского движения, не утруждаясь, особо, реформами. И занял должность главного попа.                И в наши дни идентичность  англиканской церкви определяется как «и кафолическая, и реформированная». Никому в мире больше не удалось совершить подобное. Особо ярко это прослеживается в жалкой попытке «потомков Великих Укров» провернуть аферу  аналогичного уровня. Тут поневоле вспомнишь: « что позволено Юпитеру, не позволено быку»!
 А потери англосаксов в колониальных войнах вызывают удивление и зависть. Если бы коренные новозеландцы, маори, не воспринимали солдат противника как неограниченный источник животного белка, величина утрат была бы и вообще смехотворной. Девять из десяти индейских воинов на территории США погибли в межэтнических конфликтах, финансируемых правительством. И только каждый десятый непосредственно от руки белого человека. Механизм, идеально отлаженный однажды, не давал сбоя столетиями. И если сегодня мы видим, что и англичане, и американцы «включают дурачка» не так эффективно, как раньше, то это признаки общего падения цивилизации. Но смена вектора невозможна. По крайней мере, крайне ограничена. Это как езда по глубокой колее. Финиш уже определён стартом. И у русских, и у англосаксов, и у китайцев. Рим, используя принцип «разделяй и властвуй», легко одолел германцев кимвров и тевтонов. С трудом, но сдержал готов. С франками Рим воевал теми же методами. Но время было уже не на его стороне. Эпоха сменилась. Степень детерминированности развития человечества поражает. И здесь самое время пристально посмотреть на наших «китайских товарищей».


   
154.***
В последние годы весьма устойчивым стал общемировой стереотип: «китайцы планируют на века, видят дальше других и, никуда не спеша, обгоняют всех и во всём». Основывается такое убеждение, а точнее, предубеждение на анализе событий, произошедших на территории Поднебесной после 1978 года. Напомним, лет 50-30 назад аналогичные рассуждения поступали и в адрес японцев. В наши дни этот, некогда бурный, поток совсем иссяк. Для китайской цивилизации сорок лет это даже меньше, чем 1% её существования. И мы, для объективности, имеем полное право окинуть, хотя бы беглым взглядом, остальные 99%  истории Китая.

Не углубляясь в дебри тысячелетий, начнём анализ с Империи Цинь, 221-206 годы до н.э., основанной     Цинь Ши хуанди.  Ибо все последующие государства Китая неизменно наследовали   административно-бюрократическую систему управления государством,  заложенную при первом властителе. А императорский титул просуществовал до Синьхайской революции 1912 года,  до самого конца имперской эры.  Но и после этого механизм управления практически не изменился. В наши дни страной руководит «коллективный император» - Партия. И её название никого не должно вводить в заблуждение!
Государственное устройство  царства Цинь отличали мощная военная машина и многочисленная бюрократия. В Империи   прошла реформа под лозунгом «все колесницы с осью единой длины, все иероглифы — стандартного написания».   Дорожная сеть нового государства стала однотипной. Упразднялись разрозненные системы иероглифики покорённых царств.  Вводилась унифицированная   денежная единица, а также система мер и весов. Эти нововведения заложили основу культурного и экономического единства Китая и на два тысячелетия пережили недолговечную империю Цинь. В частности, современная китайская иероглифическая письменность восходит именно к циньскому письму.
Развернулись грандиозные инвестиционные программы. Вся территория покрылась сетью трёхполосных дорог. Началось сооружение Великой китайской стены,  отделившей Срединное государство от варваров-кочевников. На этой стройке одновременно трудились  до  миллиона человек. Страна семимильными шагами двигалась к расцвету и изобилию. Но случилось то, что неумолимо, неотвратимо и неизбежно происходило последующие две тысячи лет. Вроде как «где-то перемкнуло», «сорвало планку»  и всё вдруг пошло вразнос. Сразу отметим, никаких внешних воздействий, вроде разгрома империи ацтеков испанцами, не было. Все процессы базировались на внутренних факторах. И именно это обстоятельство поражает особенно.
Незадолго до кончины, император, по рекомендациям советников, приказал сжечь, за редким исключением, все книги в стране. Это отбросило развитие на долгие годы назад. Отметим, что аналогичные установки в дальнейшем принимались властями Поднебесной далеко не единожды. По сути, закладывались алгоритмы на века вперёд. Япония в этом вопросе тоже не отставала. Уникальное решение о запрете производства и использования огнестрельного оружия больше не приходило в голову никому и никогда!  Едва Цинь Ши хуанди ушёл из жизни, могучая держава тут же развалилась, и страна погрузилась в хаос.

 
Вторая в истории Китая империя, получившая название Хань, 206 год до н.э. - 220 год н.э., подверглась ещё большим испытаниям. Вначале всё было замечательно. Шёл бурный рост экономики и населения. Был проложен «Великий шёлковый путь». 
Но новым едокам требовалось всё больше земли под посевы. Приходилось  распахивать   и малоплодородные   участки вдоль   реки Хуанхэ.   Нарастала эрозия почв, вырубались леса. Всё это сносилось в Хуанхэ и русло реки неумолимо поднималось. Вдоль водной артерии строились дамбы. Это была безостановочная гонка: засоряемое смытой почвой дно реки повышалось, за ним устремлялись дамбы.  Хуанхэ уже  поднялась над  Великой китайской равниной. 
В миниатюре 146 мы подробно описали экологическую катастрофу на острове Пасхи. Там были уничтожены все деревья. И у того, кто срубил последнее, рука, похоже, не дрогнула. Китайцам повезло лишь в том смысле, что Великая китайская равнина, это не островок в полторы сотни километров и было куда бежать. Они и побежали. 
Когда река прорвала дамбы, на огромной территории были   сметены дома и поля. Массы населения оказались без средств   существования. Толпы беженцев, чтобы хоть как-то выжить, стали создавать  вооружённые отряды.  Их  называли «краснобровыми».  В исторической литературе это движение интерпретируется как крестьянское восстание. На самом же деле, ни о каком социальном протесте не было и речи. Вернёмся в 20 век. В Руанде в 1994 году одни чернокожие безжалостно перебили не меньше миллиона других чернокожих. Наивно искать в этой резне не только социальную, но даже, и этническую подоплёку. В стране с технологиями каменного века плотность населения догнала голландскую и японскую. Лишних едоков проредили, как сорняки на грядке. И больше ничего!                «Краснобровые» являлись лишь  несчастными жертвами обстоятельств,  вынужденными добывать средства пропитания грабежом.   Других вариантов у них не оставалось. Это были сотни тысяч разбойников.  Тотальный голод привёл к  полному развалу государственной машины. Страну захлестнули  эпидемии. 
Перепись второго года нашей эры зарегистрировала 60 миллионов налогоплательщиков. Перепись пятьдесят девятого года всего лишь 20 миллионов.     И этот политико-демографический коллапс  очень хорошо описан  в источниках.  Трёхкратное падение численности населения привело к полной деградации общественной жизни.  Одна за другой, по Китаю   столетиями  прокатывались волны кочевников.  Происходила варваризация образа жизни оседлых китайцев — разгул жестокости, произвола, массовых убийств, казней и бесконечных переворотов.


 Стабилизация произошла лишь при династии Суй,   581—618 годы. Китай вёл успешные войны против Кореи и Вьетнама. Проводилось восстановление  и строительство  новых участков Великой китайской стены, пришедшей в упадок за многие сотни лет. Осуществлялась реализация грандиозной инвестиционной  программы «Великий канал», перед которой меркнет даже Великая стена. В единую сеть были связаны водные бассейны Юга и Севера страны. Из плодородных южных житниц рис быстро доставлялся в столицу и дальше на север, где многочисленные армии держали оборону от кочевников. Анализ цифр, связанных со строительством канала, буквально, завораживает. До пяти миллионов человек вахтовым методом ежедневно работали на объекте. Это коснулось  практически каждой китайской семьи. Заметим, в те годы на всей территории России в её нынешних границах проживало не больше народу, чем трудилось на этой грандиозной стройке. Всего лишь шесть лет понадобилось для реализации поставленных целей. Трудозатраты измеряются миллиардами человеко-дней. Ничего подобного в мировой истории не было вплоть до 21 века. И лишь в наши дни Китай вновь берётся за расширенный вариант проекта. В то время, когда половина рабочих погибла от непосильного труда, одуревшая от всевластия,  бюрократия  жировала, предаваясь разврату и излишествам. Канал, несомненно, сыграл огромную роль в объединении провинций, способствовал росту экономики. Но социальное напряжение вновь разорвало государство.  Династия Суй закончилась, как и   предыдущие: восставший народ смёл всё. Страна вновь погрузилась в хаос. 
 
 
Эпоха Сун, 960-1279 годы, являлась периодом экономического расцвета и значительного роста населения.  Все три столетия Сун прошли под знаком нарастающего давления на Китай    степных народов. Китайцам приходилось отступать на юг, утрачивая северные земли. Несмотря на вынужденные территориальные уступки, период Сун был временем экономического и культурного расцвета.  Увеличивалось число городов, продолжался рост  городского населения.   Ремесленники достигли  высот в изготовлении изделий из фарфора, шёлка, дерева, слоновой кости и многого другого. Были изобретены порох и компас, распространялось книгопечатание. Выводились   высокоурожайные сорта зерновых. Получили распространение новые сельскохозяйственные культуры: в частности, чай и хлопок. Через государственные агрономические станции, путём  систематического распределения сортовых семян среди крестьян, был внедрён скороспелый рис из Южного Вьетнама. Эта грандиозная инновация дала толчок росту населения, которое  превысило  сто миллионов человек. Но мина замедленного действия, заложенная в сам механизм административно-бюрократического управления, не могла не сработать. Удары киданей и чжурчжэней  китайцы, с огромным трудом, но выдержали.  Остановить монголов им не удалось. Можно оппонировать к мощи монгольского натиска. Но необходимо напомнить: по населению кочевники уступали в сто раз, по объёму экономики в триста. «Закидать шапками» противника не удалось. Разъеденная ржавчиной коррупции и кумовства государственная машина вошла в ступор. На целый век Китай стал одной из провинций Монгольского государства.


Империя Мин, 1368-1644 годы, возникла в результате многолетней борьбы китайцев за свою независимость. На волне патриотизма идёт бурное восстановление хозяйственного уклада. Реставрируется, запущенный при монголах, Великий канал. Приводятся в норму дамбы. Активно осваиваются заброшенные и целинные земли. Большая часть сельхозугодий изымается у помещиков и отдаётся крестьянам. Это была истинно социальная революция, на столетия опередившая ход событий в других частях света. Восточная деспотия Китая, административно – бюрократическая система никогда не являлась ни рабовладельческой, ни феодальной. И социализма в ней было ничуть не меньше, чем при Великом Кормчем во второй половине 20 века. Эта цивилизация имеет свои циклы развития. Там всё другое!
И когда Дэн Сяопин  увлёк за собой страну в светлое капиталистическое завтра под лозунгом «неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей», он не поступался совестью и даже не лукавил. За новым лидером пошла вся нация во главе с Коммунистической партией. Они не вышвырнули из мавзолея Мао Цзэдуна, утопившего страну в крови.  И ни у кого при этом не обнаружилось когнитивного диссонанса. Их религиозные, а точнее философско-этические взгляды, их ощущение мироздания позволяют с лёгкостью переносить такие повороты судьбы и идти дальше.
 Ввиду того, что оттеснённые на север монголы заблокировали Шёлковый путь, окрепший Китай стал искать морские коммуникации для международной торговли. В Индию был отправлен огромный флот из 60 больших кораблей с 28 тысячами моряков, солдат и купцов.   За тридцать лет   было совершено семь плаваний в Индийский океан,  экспедиции достигли Аравии и Африки. “Корабли за сокровищами”, отправляемые в Индию, достигали 140 метров длины и брали на борт тысячи пассажиров. Огромные джонки имели до четырех палуб и являлись чудом   морской техники 15 века. Это происходило почти за столетие до Колумба и Васко да Гамы. На фоне громадных джонок, европейские каравеллы и даже галеоны представляются прогулочными яликами. В лучшем случае, рыбацкими шаландами. Весь этот громадный флот, фактор технологического превосходства, был уничтожен, а информация об экспедициях засекречена. Утверждается, что  это произошло  в результате дворцовых интриг. Если бы всё было так просто!
Для начала вспомним, как   Цинь Ши хуанди приказал сжечь все книги. Не забудем и о немыслимом решении японских властей отказаться от огнестрельного оружия. Мы видим эти, и рассматриваемые ниже, явления  как звенья одной цепи. Почему Китай, имея в разные эпохи, от 20 до 40 процентов мирового населения и ВВП, никогда не ставил перед собой задач дальней экспансии?! Гунны из-под Китайской стены докатились до Рима. За ними пошли тюрки. Монголы из тех же мест разлились до Явы и Суматры на юго-восток, до Палестины на запад, и до Венгрии на северо-запад. Маленький лесной народ маньчжуры захватили, и четверть тысячелетия держали под контролем огромный Китай. Англичане,  испанцы, голландцы в жажде наживы расползлись по всему Свету, не забыв и про Поднебесную. Но сами китайцы, народ хань, были совершенно равнодушны к деяниям подобного рода. Даже в наши дни, когда страшилки о поднимающемся драконе будоражат сознание обывателей в благополучных странах, личная максима каждого китайца вполне вмещается в слоган «мы вовсе не собираемся завоёвывать мир, мы его купим». И они скупают основные фонды, накопленные предшествующими поколениями, у европейских и американских бездельников, которые работать не хотят, а хорошо жить не откажутся. Они вычищают сырьё из Африки, не ведя там никаких колониальных войн. Достаточно правильно задействовать коррупционную составляющую, разумно полагая, что нет смысла покупать всю страну, хватит и одного президента. Деньги, на которые китайцы скупают планету, это отложенный спрос. То есть уже несколько десятилетий они живут хуже, чем работают. В отличие от населения очень многих стран! Китай является главным держателем мировых долгов. Но как это удаётся?
Здесь необходимо вновь вернуться в глубину веков. Невообразимое трудолюбие, колоссальная дисциплина и ответственность китайского производителя не с неба свалились. Такие качества не могли возникнуть совсем рядом, в монгольской степи.  Где, кроме войны, у мужчины было две заботы: воровать чужой скот, и охранять от воров собственный. Китайская цивилизация – это цивилизация риса. В её орбиту входят Япония, Корея, Вьетнам, Лаос, Камбоджа, Таиланд. Частично Бирма, Филиппины, Малайзия, Индонезия.  Везде в мире сельскохозяйственное производство сезонно. В жарких странах оно определяется сменой дождей и засух. Например,   в Древнем Египте все циклы жизни неумолимо подчинялись разливам Нила. В умеренных широтах земледелие возможно только в тёплый сезон. В странах рисовой цивилизации крестьянин работал круглый год  без перерыва. И под этот ритм подстраивалась вся социальная структура. Все китайские поговорки и пословицы сводятся к одному: «работать,  работать и ещё раз работать». Трудолюбие ценилось несравнимо выше, чем любые другие достоинства. Ведь от него зависело всё! Ресурсов – земли, воды, удобрений, семян – всегда хватало. Надо было только чётко следовать алгоритму, и судьба не обидит. Сравним это с российской действительностью. На кислых подзолах едва вызревала рожь. О пшенице лишь мечтали. Возвратные весенние морозы, проливные дожди, просто холодные сезоны приводили к частым недородам и голоду. Связь между трудом и его результатом была крайне опосредствованной. Вся народная мудрость гласила об одном: « дураков работа любит». Все эти Емели и Иванушки-дурачки, квинтэссенция народных мечтаний, они не в пьяном бреду появились. Географический детерминизм неумолим  хоть в Китае, хоть в России. Русский человек прекрасно понимал, горбом мало что заработаешь. Надо было что-то «замутить». Какие, хочется спросить, социально-экономические причины подтолкнули Ползунова изобрести паровую машину раньше Уатта?! Одно дело Англия – форпост капитализма. А другое - Россия, пребывающая в фазе окончательного формирования крепостного права. Но машину-то никуда не денешь. Факт непреложный. И в наши дни, имея ресурсную базу на порядок меньше, чем «заокеанские коллеги», российские учёные создают оружие, будто сошедшее со страниц фантастических романов. Оказывается, не всё упирается в ресурсы. Есть нечто, крайне существенное, не подвергаемое измерению. Это озарение или  божья искра. Здесь количеством качество не заменишь! И вопрос «а сколько у Ватикана дивизий?», заданный Сталиным Молотову, тут крайне неуместен. Существует притча, явное продолжение сказок об Иванушке-дурачке, который вовсе и не дурачок, о том, как американцы вложили  немерено ума, времени и денег в создание космической шариковой ручки. Ну, чтобы в условиях невесомости писала. Так вот, русские просто взяли с собой грифельный карандаш! Опубликована масса воспоминаний генералов Третьего Рейха о невообразимой способности русских решать сложнейшие задачи малыми силами. От создания Дороги жизни по льду Ладожского озера, до вязания железнодорожных шпал из ивовых прутьев. Креативность – истинная сущность русского человека. А что же китайцы?
Властям  Поднебесной всегда доставались громадные плодородные территории.  И многочисленное, вышколенное, готовое идти в ногу в любом направлении население. На начальном этапе это давало мощный толчок развития. Затем быстро все мнения сводились к одному, конкуренция исчезала, расцветала коррупция. Всегда и неизменно. Династия Мин не избежала этого. Уничтожив великий флот, страна быстро замкнулась в себе. Не замедлил последовать застой экономики. Помещики, не мытьём, так катаньем, отняли у крестьян почти всю землю. Центральная власть даже противилась этому, но бюрократическая машина, поражённая коррупцией, практически разложилась. Эксплуатация достигла немыслимых пределов. Крестьянские восстания охватили всю страну. И маньчжурам ничего не оставалось, как прибрать к рукам то, что плохо лежит.


В середине 14 века китайцы, ведя против монголов войну за свою свободу, широко использовали в боях пушки, ракеты, бомбы, гранаты и мины. Но триста лет спустя, отбиваясь от маньчжуров, они уже покупали пушки, не лучшего качества, у европейцев. Разучились делать! Конечно, в Европе были свои Тёмные века. Но только один раз за три тысячи лет. И  Россия погружалась в Смутное время. Но лишь однажды. Такие невообразимые, колоссальные провалы, неумолимо следующие за головокружительными взлётами – это прерогатива Поднебесной. Цивилизацию риса можно рассматривать только в комплексе. Если внимательно окинуть взглядом карту европейской части России, мы обнаружим нигде больше не повторяющееся обстоятельство. Истоки всех больших рек находятся невероятно близко один к другому. Западная Двина, Днепр, Ока, Десна, Волга, Дон, Печора, Кама, Северная Двина. Все эти реки легко можно соединить очень короткими каналами. В покрытой непроходимыми лесами стране реки были единственными транспортными артериями.  Но лишь в имперский период, 18 век, об этом стали задумываться. Рейн, Одер, Эльба, Висла, и Западная Двина несут свои воды с юга на север на равном расстоянии одна от другой. Идея связать их единым каналом напрашивается сама собой. Но европейцам она в голову так и не пришла, им хватило Балтики. Цивилизация риса породила невиданное трудолюбие, дисциплину, ответственность. Но в ногу с ними шли формализм, начётничество, заорганизованность. И пожирающая всё, как раковая опухоль, коррупция. Почему китайцы не стали, подобно монголам или англичанам, покорять далёкие страны. Это было экономически невыгодно! Кому-то такая постановка вопроса покажется блажью. Как может быть убыточной прямая эксплуатация человека человеком? Китайский крестьянин работал невероятно эффективно. Урожайность риса в десять раз превышала сборы пшеницы в Европе! Над этим крестьянином не надо было ставить надсмотрщика, самоорганизация сельских поселений оказалась на высоте. А ловить где-то негров, и гнать их из-под палки на плантации, было и хлопотно, и неэффективно. Империя Мин оказалась полностью самодостаточной. Окружающий мир ей был не нужен. Чего не скажешь об обратном.  Китайцы непрерывно строили Великую стену в своих головах. И это их обрекло. Формализм и заорганизованность прослеживается во всей глубине цивилизации риса. В европейском боксе выделяется всего три удара: прямой, боковой и снизу. Нет, при желании их можно разбить на десятки и. даже, сотни. Но желания не было. А вот китайцы, а за ними японцы и корейцы, эти удары выделили, систематизировали и дали им названия. И так во всем: система обучения, наука, культура, спорт. Простое употребление чая превращается в такой ритуал, что чопорные англичане ощущают себя деревенскими необтёсанными увальнями. Эта заорганизованность ведёт в ментальный тупик, лишая главного – креативности. Представители цивилизации риса, ни при каких обстоятельствах, не взяли бы в космос карандаш, как русские. Предположить, что глобальный вопрос решается так просто, им не дано. Но они не пошли бы и по американскому пути. Украв секрет супер ручки, они бы её перекрасили, добавили к ней красивый футляр и попытались продать тем же американцам за четверть цены. И это не ёрничанье, а метафора. Япония была единственной страной в мире, которая вышла на первое место в мире по ВВП на душу населения, не являясь мировым лидером в науке. Но всем очевидно: исключения не заменяют правил. Япония откатилась. Географический детерминизм неумолим. Цивилизация риса имеет свои пределы роста. И это хорошо показала Япония. Китай может стать мировой мастерской, генератором определённых духовных ценностей, культурных стандартов. Но быть центром мировой науки и технологий ему не дано. И мы знаем, кто займёт место на Олимпе!


                155.***

Маньчжурам от империи Мин досталось не лучшее наследство. Если в начале 17 века население Китая составляло четверть миллиарда   человек, то к середине столетия оно уменьшилось до   100 миллионов. Новый цикл исторического развития начался                среди развалин и заросших лебедой полей. Отметим, нигде в Старом Свете никогда убыль населения не была столь грандиозной. Ни завоевания монголов, которые за биологический мусор считали все оседлые народы, ни ужасные  эпидемии, вроде чумы середины 14 века, не вели к подобным катастрофам. В Китае же, как сообщают источники,   на протяжении тысячелетий такое положение вещей являлось нормой. Для объективности отметим, что вымирание индейцев от завезённых европейцами болезней было просто ужасным. В государствах  инков и ацтеков погибло до 90% населения. Но коренные американцы 15000 лет прожили в отрыве от остального мира, и это не могло не сказаться.   
Очередная иноземная династия    правила  Поднебесной с 1645 по 1911 год.    Маньчжуры сосредоточили в своих руках высшие органы власти и руководство армией. Смешанные браки были запрещены. Но, тем   не менее, пришельцы быстро натурализовались,   так как, в отличие от монголов, они не противопоставляли себя китайской культуре.
 В 17-18 веках империя Цин развивалась достаточно интенсивно. Маньчжуры обеспечили покорность китайского населения, но при этом заботились о процветании экономики страны и благосостоянии народа.
Совершенствование агротехники вело к прогрессу в сельском хозяйстве  и неуклонному росту населения.  Успехи стихийной крестьянской селекции привели к появлению риса, вызревавшего через сорок дней после высадки рассады – на декаду раньше, чем прежде. Это дало возможность значительно продвинуть на север практику двухразовых посевов и увеличить урожаи. Огромное значение играла прямая интенсификация труда. Пахота с использованием волов повсюду заменялась ручной обработкой земли. Тщательно возделывался каждый кустик риса. Такая технология   требовала несопоставимо больших затрат труда, чем выращивание пшеницы в Европе.  В то же время она была примерно в десять раз   продуктивней.     Производство риса превратилось в сложнейший процесс. Рассада выращивалась в специальных питомниках с регулируемым микроклиматом. Оросительные системы поддерживали водный режим на затопляемых полях. Для борьбы с водорослями разводили карпов. А экскременты животных и людей считались драгоценным удобрением. Были сведены последние леса, и китайский пейзаж принял современный облик. Бескрайняя равнина, на которой  все плоские участки разделены на клетки рисовых полей. И  безлесные холмы, где каждый метр склона занят под посевы кукурузы, батата и арахиса. Культур, завезённых европейцами. Нет ни малейших сомнений, эта технология неумолимо формировала ментальность китайского этноса и тип китайской цивилизации в широком понимании вопроса.
 К середине 19 века  население Поднебесной  перевалило за 400 миллионов, 40% землян проживали  в Китае, что являлось  историческим максимумом. В наши дни это лишь 18%.
В первые два столетия цинской династии властям  удавалось держать страну  закрытой от повседневных контактов с внешним миром. Это была ярко выраженная политика изоляционизма. Заметим, в эти же годы самоизолировалась и Япония.   
  Европейская колонизация почти не затронула империю. Католические миссионеры играли заметную роль при императорском дворе до конца17 века. Но затем христианские церкви были постепенно закрыты, а проповедники  высланы из страны. В середине18 века  была ликвидирована торговля с европейцами, за исключением одного порта в Кантоне. Опорным пунктом иностранной торговли оставался остров Макао, находившийся под контролем португальцев.  В очередной раз весь окружающий мир оказался китайцам просто не нужен. Но если бы на этом всё и кончилось.

Гунны, тюрки, кидани, чжурчжэни, монголы и маньчжуры приходили с севера. Португальцы, испанцы, голландцы, англичане, а за ними французы, немцы и американцы появлялись из-за далёких  морей.                И их очень даже интересовали высококачественные, эксклюзивные товары: шёлк, фарфор, чай и многое другое.   Но китайцы отказывались что-либо покупать у европейцев, и тем приходилось платить серебром, то есть чистыми деньгами.  Тогда британцы, вот он, англосаксонский гений, начали ввозить в Китай опиум,   в основном контрабандой из Индии, и вскоре «подсадили» на наркотик огромное количество    местного населения. В приморских районах это приняло форму эпидемии. Повальный алкоголизм среди индейцев и малочисленных этносов Севера меркнет перед масштабом катастрофы огромного народа. Более века понадобилось китайской нации, чтобы вырваться из этих беспощадных пут. Проблема была решена, когда стали применять смертную казнь не то, что за производство или распространение наркотиков, а просто за подозрение в употреблении!  Маньчжурское правительство осознавало ужас происходящего. Но и англичане не собирались терять колоссальные прибыли. Десятки миллионов наркоманов, готовых отдать последнее за товар, стоимость производства которого ничтожна по отношению к цене реализации. О таком бизнесе можно было только мечтать!
Немного отвлечёмся. Мы уже заявляли, что любое историческое описание, по своей сути, нарративно. Набор фактов, без интерпретации малоинформативен и редко кому интересен. Мы берём на себя смелость  все фрагменты китайской истории с 1840 по 1978 год воспринимать как одну эпоху. То есть от начала Первой опиумной войны до поворота социалистического Китая в сторону капитализма. Что же общего во всех этих бесконечно разнородных событиях, резонно изумятся оппоненты?! Лишь одно: это была полуторавековая эпоха тотального хаоса, где почти каждый последующий день становился хуже предыдущего.
Империя Цин вчистую проиграла и Первую Опиумную войну, 1840 -1842 годы, и вторую, 1856 -1860 годы. Великобритания против китайской армии в миллион солдат никогда не выставляла более четырёх тысяч штыков. За ненадобностью! 
 Поражения привели к постепенному превращению Китая в фактически полуколонию европейских держав. Кроме массы всяческих преференций для иностранцев, была узаконена торговля опиумом! Империя Цин стала неумолимо сползать в пропасть. И правительство, и народ Китая вполне осознавали уровень опасности и, как могли, боролись за своё выживание. Но в те годы История играла за другую команду.
Возьмём аналогию. С 22 июня 1941 года по 19 ноября 1942 года советские полководцы, в отличие от их польских и французских «коллег», отлично понимали, как немцам удаётся загонять в «котлы» миллионные армии. Жуков и сам проделывал это с японцами. В мае сорок второго под Харьковом советским войскам «дожать» противника не хватило самой малости. Но всё-таки не хватило. А  после окружения фашистов под Сталинградом как бабка отговорила. Явно История одумалась. Немецкие-то генералы лучше кого-либо осознавали, как они, шаг за шагом, проигрывают войну. Но это не меняло их участи.
В наши дни все китайцы отлично понимают, чем обусловлены нынешние успехи Поднебесной. Просто их цивилизация вошла в очередной цикл подъёма. Не менее, но и не более того. Мы же от себя добавим, что История  расплачивается по счетам за то неисчислимое горе и страдания, которое она принесла китайцам  с 1840 по 1978 год. Данная аллюзия вполне уместна и по отношению к России. Сегодняшние, а в большей степени завтрашние, успехи нашей страны обоснованы тем, что мы просто «недобрали проценты» по вкладам в мировую историю. За такие транши, как разгром фашизма или спасение мира от термоядерного пожара. А страны типа Швейцарии, Сингапура и Катара, явно, залезли в кредит.
Вернёмся в 19 век. В разгар опиумных войн происходит Тайпинское восстание,  поставившее под удар само существование империи Цин. Целью  тайпинов было низвержение династии маньчжуров и изгнание иностранных колонизаторов. Их конечная задача, по меркам европейского сознания, казалась  утопической. Они хотели создать Тайпинское небесное царство, где все равны между собой. Во   время кульминации восстания им это практически удалось. Напомним, первым императором династии Мин являлся выходец из простых крестьян. И почти вся земля была роздана рядовым земледельцам. Для понимания Китая не годятся ни марксистские, ни либеральные теории развития человечества, здесь всё другое.
Теряя власть, маньчжуры, для войны с собственными подданными, пригласили англичан, недавно разгромивших их наголову. Подсуетились и французы. Страна была залита кровью. Потери тайпинов измерялись десятками миллионов человек. Это сопоставимо с утратами Китая во Второй мировой войне. Весь остаток 19 века империю Цин добивали все более или менее значимые державы. Великобритания, Франция, Россия, Германия, Австро-Венгрия, Италия, Япония, США. От окончательной ликвидации Поднебесную, как и Японию, спасло одно обстоятельство: там проживало очень много людей. Австралия по площади почти равна Китаю. Но до прихода европейцев на этом континенте обитало ровно в тысячу раз меньше народа, чем в Китае. Даже в наши дни во всей Австралии жителей меньше, чем в одном Шанхае!
В   самом начале 20 века в Китае произошло ещё одно большое восстание, получившее название боксёрского. Многомиллионные массы повстанцев пулемётам и корабельным орудиям могли противопоставить только голые кулаки. Десятилетия спустя будут созданы красочные фильмы, в которых мастера кулачного боя играючи расправляются с целыми армиями тупых солдафонов. Реальность же оказалась куда горше. Династия Цин полностью себя дискредитировала и вскоре пала. Громадная страна окончательно погрузилась в хаос, распавшись на                многочисленные военно-феодальные вотчины различных милитаристских группировок. Постепенно на первые позиции выдвигается буржуазная партия Гоминьдан и коммунисты. Компромисс между ними не возможен и снова льются реки крови. Ослабленный, дезориентированный Китай подвергается нападению милитаристской Японии. И к непрекращающейся гражданской войне добавляется противостояние оккупантам. Всё это длилось десятилетиями и ощущалось участниками событий как бесконечный и неизбывный процесс. После окончания Второй мировой войны, Гоминьдан и коммунисты повели борьбу за власть с новой силой. Победили коммунисты. Чан Кайши отступил на Тайвань, где до сих пор существует одно из двух китайских государств. Континентальный Китай возглавил  Мао Цзэдун. Сорок лет, не путать с Моисеем, «товарищ Мао» водил свой народ по дебрям коммунистической идеологии. То ли в поисках Земли Обетованной, то ли в построении Царства Небесного на земле. Кончина Великого Кормчего стала и завершением полуторавекового периода немыслимых страданий китайского народа. Для сравнения, в России ситуация подобного уровня продлилась с 1917 по 1953 год. Явно, другие сроки!
Существует забавная притча о том, что по тесту IQ, разработанному оксфордскими учёными, эти самые учёные и оказались наиболее умными людьми на планете. В аутсайдерах, ясное дело, пигмеи. Отсюда вопрос, кто бы, на каком месте  оказался, доведись этот тест составлять пигмеям?!
Но это шутка. А реальные факты таковы. Представители цивилизации риса, не путать с монголоидной расой в целом, по оксфордскому тесту обгоняют всю планету. То есть не только негров и индейцев, но и белых!  У них замечательные математические способности. Ну, ещё бы! Когда бесчисленные поколения беспрерывно пересчитывают миллионы зёрен риса и его саженцы, поневоле поднатореешь.  Трудолюбие, дисциплина и ответственность этих народов известна всем. Казалось бы, у остальных типов цивилизаций не остаётся шансов.  Формализм, начётничество и заорганизованность – это не те «мелкие шероховатости», от которых можно избавиться путём принятия постановления на партсобрании. Это столь же неотъемлемые сущности цивилизации, как и умение хорошо считать. Почему европейцы после 1492 года «нагнули» весь мир. Они были достаточно умны, чтобы составить план атаки. Но, явно, не столь изощрены, чтобы детально предвидеть все трудности. Если бы Кортес знал, что на каждого его солдата приходится двадцать пять тысяч ацтеков, ввязался бы он в авантюру?! А у Писарро это соотношение вообще было 1:75000. Но опьянённые жаждой золота испанцы крайне смутно представляли, вообще, куда они движутся. Китайцы же всё замечательно просчитывали и неумолимо приходили к выводу: овчинка выделки не стоит. Историю двигают вперёд дилетанты. А мудрецы, вслед за Диогеном, сидят в своих ментальных бочках и «умничают». Китайцам, почти всегда, бочку заменяла Великая стена, которую они неизменно выстраивали в своих головах. Китай, Япония и Корея больше всех в мире тратят денег на науку. Там громадное количество учёных. И где результаты?! Их отсутствие неумолимо говорит: качество количеством не заменишь. Для объективности отметим, в прикладных науках, а особенно  во внедрении технологий в производство, «рисоводы» изрядно наловчились. Именно это позволило Японии единственный раз в истории выйти на первое место в мире по ВВП на душу населения, не имея лучшей в мире науки.  Но было это давно и длилось недолго. Предел такого типа цивилизации явно ограничен. Китайцы покупают самый совершенный на планете российский истребитель, разбирают его до винтика и производят точно такой же. Но он «почему-то» отказывается летать. Помнится, у старика Хоттабыча были сходные проблемы. Из «рисоводов», этих прилежных, ответственных исполнителей, выходят замечательные лаборанты, великолепные ассистенты. Но, как указывал Черчилль, анализируя ситуацию в Дюнкерке в июне 1940 года, даже самыми великолепно проведёнными отступлениями войны не выигрывают. А вот где в ближайшие годы, в соответствии с указаниями «товарища Ломоносова» «Что может собственных Платонов  И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать», произойдёт научно-технологический прорыв, мы попытаемся аргументированно доказать. И почему именно там, а не где-нибудь в другом месте.


156.***
Территория, ставшая отправной точкой Русской цивилизации, издревле являлась благодатным ареалом для заселявших её народов. Ещё до приручения человеком лошади и появления в этих плодородных ландшафтах киммерийцев и скифов, земледельцы каменного века создали на   чернозёмах эффективное производство зерновых и крупяных культур, сопоставимое с уровнем Египта и Шумера. Среднее Приднепровье расположено в самом плодородном на планете земледельческом поясе. Если окинуть взглядом глобус  по соответствующей широте, мы увидим Венгерскую равнину, Барабинскую степь, знаменитый «кукурузный» штат Айова. А в южном полушарии симметрично раскинулись тучные аргентинские пампасы. Восточные славяне поселились на границе лесной и степной зоны, и сразу получили ряд серьёзных преимуществ. Бескрайняя плодородная лесостепь легко кормила малочисленное население. Леса являлись источником  драгоценных мехов. Белка, бобр, лисица, куница, соболь водились в изобилии. К тому же лес давал мёд и воск. Низкая плотность населения   поддерживала экологическое давление на уровне, позволявшем природным ресурсам естественно восстанавливаться. Заметим, экологические катастрофы, это норма для победного шествия хомо сапиенс по планете, начиная от истребления мегафауны древними охотниками. Прорывы дамб на Хуанхэ, засоление орошаемых земель междуречья Тигра и Евфрата, истощение почв Месоамерики и крушение цивилизации майя, список можно пополнять почти бесконечно. Ничего подобного на землях восточных славян не было никогда. Реки снабжали поселенцев рыбой, удобряли, разливаясь в весеннее половодье, сенокосные луга и были великолепными транспортными артериями, как летом, так и зимой.
 Напомним, географический детерминизм не просто неумолим: чем ниже уровень технологического развития, тем выше зависимость от окружающей среды. В России, например, ананасы культивировали уже в 18 веке. Но происходило это чудо лишь в одном месте, в имении Потёмкина. И для производства одного плода требовались усилия целой деревни крепостных. В общем, бизнес этот так и не расцвёл.
Уже в 9 веке, в период становления государственности, в Древней Руси чётко сформировалась рентная экономика. То есть главным компонентом для создания прибавочного продукта был не труд, а природные ресурсы. Напомним уже известный нам пример. Если при себестоимости пшеницы в сто баксов за тонну вы попытаетесь продать её за две сотни, вас очень строго накажут. Возможно, по законам военного времени. Но если баррель нефти вам обходится всего лишь три доллара, а вы сбываете его за 147, такое в 21 веке уже было, никто и глазом не моргнёт. Даже беззаконие действует строго по закону.
На юг от Руси простирались страны, население которых  в десятки раз, превосходило её собственное. Там давно вырубили леса, и добывать меха стало негде. Уточним, что и пчёл разводить в те годы ещё не умели. На них охотились. А жили пчёлы только в лесах. Нет лесов, нет и мёда. Великолепный речной транспортный коридор «из варяг в греки», то есть с Балтики к Чёрному морю, работал не хуже нынешних газопроводов. Доставка товаров по рекам обходилась дёшево и осуществлялась весьма быстро. Византия и исламский мир за милую душу брали товары из Руси. И поглощали их,  как пылесос: спрос превышал предложение. Европа была вне игры  из-за собственной бедности. На русском рынке европейские товары не котировались ввиду низкого качества. И покупать предметы роскоши из Руси европейцам оказалось просто не на  что. Государственная власть в виде князя с дружиной не была заинтересована в предельной эксплуатации податного населения. Народ платил налоги, а точнее, откупался от власти мехами, мёдом и воском. Русское зерно на международном рынке никого не интересовало. И мужики с чистой совестью могли оставить его себе. Такая ситуация означала, что степень эксплуатации населения была невероятно низкой. Мы уже упоминали, что Европа по качеству жизни догнала Древний Рим только в эпоху машин, в 19 веке. Так вот, уровень благосостояния населения России лишь в том же 19 веке сравнялся с достижениями 9-11 веков. Через тысячу лет! А что творилось в 13-16 веках, мы рассмотрим ниже.
Случаи, когда власть снижает давление на народ помимо собственной воли, не так редки. Большевики в тридцатых годах проводили индустриализацию «любой ценой». На юге страны картошка росла скверно, а хранилась ещё хуже. Но зерна хватало. Его можно было легко транспортировать, сохранять, перерабатывать. Вот его, это зерно, подчистую у народа и отняли. А другой еды, той же картошки, не было. Люди же, даже во времена «победного наступления социализма на всех фронтах» жить без еды не могли. И начался массовый мор. Потом уже вопрос резкого снижения популяции решали путём запрещения абортов: зоология тоже наука. А на севере страны зерновые росли плохо, но картошки было от пуза. Зерно забрали,но клубнеплоды оставили. На том технологическом уровне просто не знали, что с этим ресурсом  делать. Не было бы счастья, да несчастье помогло. А там и лебеда со снытью подоспели.
Многие полагают, что рентная экономика есть порождение капиталистической глобализации. Монархии Персидского залива тому яркое подтверждение. Уже выросло несколько поколений тунеядцев, когда целые этносы сидят на шее у государства. А первым словом, которое произносит младенец, является не мама, а ББД – безусловный базовый доход. Это пенсия, которую житель страны получает с рождения. Лишь тот, кто заинтересован в самореализации, может искать себя в труде. Страшно представить, что будет с этой этносоциальной системой, когда нефть станет никому не нужной. Скептикам напомним: каменный век закончился задолго до того, как иссякли камни. Самое интересное, что русский народ, и не по своей воле, прошёл через жернова Истории, когда рентная экономика канула в Лету, и приходилось всё начинать с нуля.  Ради справедливости добавим, что человечество знает немало подобных примеров. О гренландских викингах мы уже писали. Они завалили Европу моржовой костью в те годы, когда Крестовые походы прервали поставки слоновых бивней из Африки. Вспомним и об ирокезах. Появление белых людей на их землях, вначале принесло истинное благоденствие. Ирокезы закрыли голландцам, шведам, французам и англичанам проход в глубину Северной Америки и монополизировали торговлю мехами. Европейцы величали их Римляне Лесов.  Ирокезы создали Договорную Цепь для поставок бобровых шкурок в Европу. С одной стороны цепи находились бледнолицые, которых ирокезы ловко впутывали в конфликты. А с другой – многочисленные индейские племена. Их ирокезы разгромили при помощи оружия белых людей в серии Бобровых войн, и обложили данью, бобровыми шкурами. И всё это затянулось на два столетия. Для ирокезов эта эпоха казалась вечностью. Потом их, всё-таки, перебили и загнали в резервации.  Но не всё так грустно. В наши дни краснокожие имеют не только доходные казино, компенсация от властей за беды и обиды, но и отличный этнопарк. Там многие из них  работают ирокезами. Ничего удивительного. Ведь трудился же Крокодил Гена в зоопарке крокодилом. Поговаривают, что в этнической деревне оказывают широчайший спектр услуг. А за отдельную плату с особо продвинутого клиента и скальп могут снять. Но мы этому совершенно не верим, потому, что из США сейчас сплошным потоком идут одни   Fake News.
Да, в 9 веке солнце над Русью светило ярко и казалось, что так будет вечно. Элита спускала сверхприбыли на предметы роскоши. Шёлк, сукно, бархат, оружие,   пряности, фрукты и вина, краски, кони, соль, благородные и цветные металлы: было бы, чем оплачивать. Не бедствовал и народ. Потребительский рынок был весьма ёмким и под массовый спрос расцвели местные ремёсла. Столяры, плотники, скорняки, гончары, ткачи,   легко находили сбыт своей продукции.                Кузнецы владели "ковкой злата и серебра", сваркой железа и стали, калением, инкрустацией цветных металлов.
К середине 12 века Русь вступила в фазу феодальной раздробленности. Это, в первую очередь, ударило по международной торговле. Невесть куда подевались «пироги да пышки», но лавинообразно нарастали «синяки да шишки». Чтобы представить, как легко это всё происходит, бросим взгляд на Ливан. В первой половине 20 века это маленькое ближневосточное государство являлось финансовым, технологическим и туристическим центром региона. Оно занимало политическое место нынешнего Израиля, с которым, собственно, и граничит. А затем началась гражданская война. Страна обезлюдела и откатилась, трудно даже сказать куда. Финикия, которая располагалась на этих землях три тысячи лет назад, выглядела, пожалуй, в более выгодном свете.
Итак, в 12 веке началось массовое заселение русскими междуречья Волги и Оки, то есть исторического центра современной России. Земли эти назывались Залесская Украина и Заокская Украина, что указывало на их положение по отношению к центру государства. Через века центр и окраина поменялись местами. И Украиной стал бывший центр. Когда мы произносим «на Украине», то ведём речь об окраине России. А вот  «потомки Великих Укров» говорят «в Украине». И в чём смысл    постулата?  В том, что этот «величайший народ» никакого отношения к «поганым москалям» не имеет. В связи с крайней политизацией темы, каждому придётся лично выбирать в этом словосочетании свой предлог!
Заметим, колонизация новых земель, как и все последующие волны переселений, была не народной, а государственной. Это принципиально важно. Если трапперы и ковбои уходили на Запад, вырезали там индейцев, осваивали новые земли и лишь, затем оформляли государственность, в России всегда было иначе. Князья захватывали земли и после этого завозили на них крестьян. Происходило это за век до монголов. То есть, надо отметить, что тот тип государственности, который монголы сформировали в своей империи,  был русским духовно близок. Ещё многие столетия у русских оставалось право на выбор вектора развития. На одной чаше весов находились новгородское вече, запорожское и донское казачество, «вольные люди», заселявшие Сибирь. Здесь же можно расположить и Великое княжество Литовское. Название этого государства не должно вводить в заблуждение. Девяносто процентов населения страны составляли русские люди. Это был западнорусский вариант развития русской цивилизации. Условно, европейский. Но всех победила и подчинила Москва. Русская цивилизация приобрела свою уникальность, выбрав евразийский вектор. И это всё не абстрагирование на уровне «сколько людей, столько и мнений». Евразийский путь стал столбовой дорогой, наезженной колеёй. Россия, с натяжкой ещё и Куба, была единственной в истории страной, принявшей Коммунизм. «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма»  - писали основатели учения, ещё не понимая, что «бродит» ключевое слово в предложении. Маркс ненавидел и презирал русских, в дурном сне не предполагая, что именно они и начнут строить коммунизм вместо «культурных» европейских народов. Но как раз евразийская цивилизация стала благодатной почвой для коммунизма. С её ярко выраженным коллективизмом: «на миру и смерть красна», «сам умирай, а товарища выручай». С её жёстко структурированной властью, где не человек красит место, а место человека: «ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак». С иррациональным патриотизмом: «не нужен мне берег турецкий, и Африка мне не нужна». Уже далеко не одно десятилетие страна живёт в условиях капитализма. Вся земля, условно, приватизирована. И что? Где они, новые русские фермеры, индивидуалисты, готовые самостоятельно вести хозяйство. Их нет, и не будет. Русские всегда наступают густыми цепями. Коллективизм в генах этноса. Между отменой крепостного права, 1861 год, и революцией 1917 года прошло более полувека. Но даже неимоверные усилия власти, те же столыпинские  реформы, не смогли переформатировать духовную матрицу народа. И в наши дни люди, работая в гигантских, вертикально интегрированных агрохолдингах, для душевного успокоения величают их колхозами. Они не видят разницы между помещиком, назначенным партией председателем колхоза и капиталистом, владеющим агрофирмой. Главное – это чтобы трудиться сообща и вместе.
Итак, переселившись на новые земли, русские окончательно выбрали свой путь развития. В 1169 году коалиция князей Северо-Восточной Руси взяла штурмом и разграбила Киев. До этого великокняжеский престол не разорял никто и никогда. Киев перестал быть духовным центром Руси. Вектор истории неумолимо смещался на северо-восток. Это была уже другая земля, другие люди, другие отношения. Нечто подобное произошло шесть веков спустя в  Северной Америке, когда англичане на новой почве, неожиданно даже для себя, стали американцами. В дальнейшем в русской истории будет много проявлений сепаратизма. Но все эти поползновения выжигались калёным железом.
Мы  детально знаем, как происходило завоевание Руси монголами и к чему это привело. Подобно тому, как ужасная трагедия Великой Отечественной войны, выхолостила из сознания русского человека события Первой мировой войны, так и ордынские погромы оттеснили в памяти натиск коллективного Запада, осуществляемый в те же годы. К началу 13 века Крестовые походы захлебнулись. Мир ислама перешёл в наступление, и Европа поняла, что постучалась не в ту дверь. Время Колумба ещё не пришло, а северо-восток континента был рядом. Редко заселённый огромный регион. Германские народы: датчане, шведы, собственно немцы, ринулись за добычей. Смогли бы устоять русские, не вмешайся в ход событий монголы? Ответ не однозначен. Европа давила численностью. Ни финны, ни эстонцы, ни   латыши отстоять свою независимость не смогли. Литовцы, создавшие первоклассное государство, уступили германцам побережье Балтики, отойдя в глубину лесов. Были полностью уничтожены пруссы. Ход событий вызывает недоумение. Весной 1241 года в битве при Легнице монголы уничтожили цвет европейского рыцарства. Ровно через год, весной 1242 года было совершенно неясно,         готовятся ли монголы нанести удар на Париж, или их больше интересует Рим. Но   недобитые рыцари собираются на Чудском озере,  чтобы  с помощью русских стать кормом для рыб. Кроме как тотальной политической  близорукостью, объяснить это   не получается. Русь была захвачена монголами, стала частью их империи. И отдавать своих «налогоплательщиков» чужому дяде степняки не собирались. На столетия Русская цивилизация выпала из орбиты европейских отношений. Вернулась она туда уже совсем другой. И никакие попытки, вроде реформ Петра Великого, уровнять её к единому знаменателю с Европой не давали результатов.
  Словосочетание  Древняя Русь немного вводит в заблуждение. Пирамида Джосера была сдана в эксплуатацию в 2650 году до н. э., то есть за три с половиной тысячи лет до формирования государства на Руси.  Даже от появления Рима, 753 год до н. э.,  до возникновения Руси прошло 16 веков. Русская цивилизация невероятно молода. Самая молодая среди современных, значимых для истории цивилизаций. Она возникла в суровых природных обстоятельствах.   Даже климат Скандинавии и Прибалтики, благодаря Гольфстриму, намного мягче. В подобных  условиях в Канаде и Сибири жители занимались лишь охотой, в лучшем случае,  примитивным скотоводством. Обработка земли полностью исключалась. Нигде ни разу не возникла и государственность. Географический детерминизм задавал жёсткие рамки развития.  Русские пришли на Север с Юга. С готовыми технологиями, с государственным укладом. А немного позже подоспели и монголы. И начался биосоциальный эксперимент, который одни называют ордынским игом,  а другие симбиозом. Пожалуй, ко вторым отнести надо тех, кто готов был пить бургундское вместе с французскими оккупантами в 1812 году и мечтал об аутентичном баварском пиве в 1941 году. Мы же не можем абстрагироваться полностью, ибо данная тема затрагивает и личные интересы.
               



                157.***
Итак, представим, что нефть никому не нужна: вообще, ни по каким  ценам. Что будет с десятками миллионов жителей монархий Персидского залива?! Это умозрительное отвлечение. Но была и практика. В начале 16 века такие народы, как инки и ацтеки по размерам каждый в отдельности существенно превосходили русских. Значительной, по европейским масштабам, была и численность земледельческих племён, проживавших вдоль Миссисипи. Ни один из этих этносов не смог  оправиться после понесённых потрясений. Несомненно, генетически мексиканцы, скорее ацтеки, чем испанцы. Но ацтеков больше нет. Язык, культура, религия, образ жизни: сменилось всё. Попадая в резервации, ломались не только дикие сиу и команчи, но и такие культурные, организованные народы, как семинолы и чероки. Нам трудно даже предположить, что и  русских могла ждать подобная участь. Как под монгольской пятой, так и под германской. Но на самом деле шансов на деградацию и вырождение этноса, как и на гибель Русской цивилизации, было, хоть отбавляй.

В первую очередь рассмотрим экономические аспекты монгольского владычества. Некомпетентный критик скажет, подумаешь десятина, сейчас налоги на доход в приличных странах доходят до 90%, а тут десятая часть. Мы не раз замечали, аберрация близости, болезнь не менее распространённая, чем аберрация дальности. До начала эпохи индустриализации в большинстве обществ десятая часть от произведённого продукта соответствовала всей прибавочной стоимости! Отсюда и норма ростовщического процента, оговоренного даже в священных текстах. Взять больше было просто невозможно. В течение тысяч лет доля горожан не росла выше 5-10% от общей численности населения. Девять производителей еды, живя впроголодь, с трудом кормили одного потребителя: солдата, попа, феодала, мастерового. Это в любом средневековом обществе. Но тут добавились ещё и монголы. Вспомним, что в Киевской Руси эксплуатация населения была крайне низкой. В Московской Руси все векторы поменялись на противоположные. Из народа выжимали последние соки. Но беда не приходит одна. Страна оказалась полностью лишена былых преимуществ международной торговли. К тому же, а уж в это поверить в наши дни крайне нелегко, Русь стала самой бедной в мире страной по ресурс обеспеченности! Не было ровным счётом ничего. Ни залежей железа, ни запасов драгоценных  металлов. Ни мехов, ни моржовой кости, даже, толком, мёда. Уточним, речь идёт о периоде 1238-1480гг. И даже до 1580ых годов, когда Ермак взял Сибирь и ресурсы Урала постепенно стали менять ситуацию. Рассмотрим подобный случай. В 1944-45 годах, когда Красная Армия громила немцев на всех фронтах, помощь от американцев лилась полноводным потоком. А в дни Сталинградской битвы, когда судьба страны висела на волоске, союзники, по большей части, ограничивались заверениями и декларациями.
 Итак, три с половиной столетия Русь сидела на голодном пайке. Допустим, в Корее или Японии указанных ресурсов тоже было не в избытке. Но Руси не хватало главного: плодородных почв и летнего тепла. В те годы большая часть национального богатства производилась в сельском хозяйстве. И здесь на Руси был просто «тихий ужас». Нигде в мире ни тогда, ни в наши дни  в подобных условиях растениеводством никто не занимался.  Но у русских людей не оставалось выхода. Таких случаев в мировой истории было не много.
Сохранилось описание уникальной судьбы одного из алгонкинских племён. Начиная с конца 18 века, этот народ непрерывно отступал от наседающих англосаксов, за сто   лет пройдя путь от Флориды до Аляски. То есть из субэкваториальной зоны до арктических пустынь. Им приходилось непрерывно менять тип хозяйственной деятельности и образ жизни. Но они сохранили свободу и идентичность, дожив до дней, когда индейцы в Америке не бедствуют.
В силу сочетания геологических и климатических причин в разных частях планеты образуются почвы разного плодородия. Тучные почвы - такой же подарок природы, как нефть, уголь, торф. Они или есть в наличие, или их нет. И способ хозяйствования зависит от этого обстоятельства. Мерой продуктивности почв является процент гумуса. Самые богатые – чернозёмы, в них гумуса до 12%, а глубина залегания до трёх метров. Подмосковные же подзолы содержат лишь 1% гумуса, а толщина плодородного слоя пятнадцать сантиметров. Беднее только болота тундры! В наши дни эти почвы насыщают химическими удобрениями и дело, со скрипом, идёт. Но в рассматриваемую эпоху всё было печальней. Русских людей монголы практически загнали в резервацию. На самом деле все, кто воспринимал  себя русским, сами стекались в Подмосковье. Здесь было голодно, но относительно безопасно под твёрдой рукой московских князей. Скученность населения требовала дальнейшей интенсификации технологических процессов в растениеводстве. В нынешней Бангладеш, где плотность населения 1100 человек на квадратный километр, (в России, для сравнения, восемь), разбивают грядки и на крышах домов. Жить-то хочется. Нечто подобное сложилось в те годы и на Руси. Все мировые цивилизации в своём развитии опирались на ту или иную базовую зерновую культуру. Это рис, кукуруза, просо, сорго и пшеница. Рожь изначально являлась досадным сорняком в посевах пшеницы. В южных регионах с ней боролись всеми силами. Но по мере продвижения земледелия на север, рожь раскрывала свой потенциал. Кроме ржи на тощих, к тому же, кислых  почвах при нехватке тепла не росла ни одна хлебная культура. И на Руси вынужденно возник ещё один, хронологически последний,  центр земледелия, где рожь господствовала беспрекословно. Достаточно лишь взглянуть на химический состав вышеперечисленных растений и сразу станет ясно, почему в наши дни посевы ржи неумолимо сокращаются во всём мире. Список дополняет ещё и овёс, который в те годы, являясь основным кормом для лошадей, заменял нынешний бензин. Работать приходилось русским очень много, а жить было крайне тяжело. Но никаких других вариантов не предполагалось. Каждое поколение несёт свою судьбу. А о том, что она героическая, они вряд ли даже догадывались.
Когда испанцы захватили земли ацтеков и инков, там были открыты огромные залежи серебра. И этот металл целый век позволял Испании являться супердержавой. В эти же годы в Европе повысилась эффективность добычи серебра. Нажились Германия и Чехия. Позже, когда денег, то есть серебра, стало много, а товаров не прибавилось, деньги просто подешевели.
Захватив Египет, римляне к началу новой эры выдвинулись на азиатский рынок. На Цейлоне была гигантская ярмарка, куда свозились товары со всех стран от Японии до Аравии. Но европейская продукция азиатов не интересовала, не то качество. Деньги же они брали с удовольствием. И потоки серебра потекли на Восток. Рудники Иберийского полуострова были почти бездонны. А если бы серебра не хватало, смог бы римлянин среднего достатка сдабривать пищу перцем, гвоздикой и корицей?!
Эти примеры мы приводим, чтобы подчеркнуть, в каком скверном положении оказалась Россия в те годы. Не лучше, чем СССР к лету 1942 года. Когда половина населения и большая часть промышленной базы были захвачены противником. И в  таких условиях лидеры Московской Руси вроде Ивана Колиты проводили филигранную политику, накапливая людские, экономические и политические ресурсы. Население и экономика страны были очень малы на фоне других регионов. Именно поэтому персы скинули владычество монголов уже в 1335 году, китайцы в 1368 году, а Русь задержалась. Внук Ивана Колиты Дмитрий Донской разгромил ордынцев в Куликовской битве в 1380 году. Но это сражение колоссально подорвало людской потенциал нации и, реально, лишь отсрочило окончательную победу. Но мы не англосаксы, и не станем корить предков за «неэффективный героизм». Честь нации деньгами не измеришь. Подобная ситуация возникла зимой 1941 года. Если бы мы навязали немцам сражение в самой Москве, как год спустя в Сталинграде, хребет Вермахта был бы сломан уже в первый год войны. Ни танки, ни самолёты на развалинах домов особо не развернёшь. Это и показала битва на Волге. Да, столица была бы разрушена дотла, но это нормальная цена, скажут «экономисты от войны». Те же, кто спас Москву ценой своей жизни, считали иначе.

Несмотря на четверть тысячелетия жесточайшего ига, Русь вышла на историческую арену окрепшей, мобилизованной, с жёстко структурированной системой власти. Монголы были суровыми учителями и, помимо собственного желания,  многое преподали невольным ученикам. Эти уроки не забыты и до наших дней, а знания зашифрованы в генетическом коде каждого русского человека. Нации, не просто прошедшей через горнило тяжелейших невзгод, а практически, родившейся в суровых испытаниях. Да, это было не переформатирование этноса, а появление совершенно новой сущности. Между 1238г. и 1380г. произошёл глубочайший ментальный сдвиг, и были заложены параметры, которые и сегодня являются основой Русской цивилизации. Мы прямые наследники Дмитрия Донского и несравнимо ближе к нему, чем те люди, которые бесславно полегли на Калке и Сити. Мы чувствуем жаркое дыхание Истории, и воспринимаем последние шесть с половиной веков как непрерывный процесс становления, формирования и расцвета Русской цивилизации. Осталось лишь в общих чертах изложить эту точку зрения.



             158.***

Уместно вспомнить заочную полемику  советского диссидента Губермана с российским дипломатом Тютчевым. Игорь Миронович   обвинил Фёдора Ивановича в посконно-суконном ретроградстве:      
  «Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить». И   заявил: «Давно пора, ядрёна мать, умом Россию понимать!». К сожалению, оба поэта допустили одну и ту же системную погрешность. Они вели речь об условном среднеевропейском уме, о чём-то вроде средней температуры по больнице. Но такой подход ошибочен в принципе, потому что Русская цивилизация не просто незаурядна, а   уникальна. И здесь дело вовсе не в каких-то изначальных параметрах русского народа, а в сочетании местоположения и истории, которое для удобства называют географическим детерминизмом. Сразу отметим: чем ниже уровень технологического развития, тем выше зависимость от вмещающего ландшафта. Столь же действенна и обратная корреляция.
 Иногда природные катаклизмы вели к гибели не только цивилизаций, но даже видов рода хомо. Напомним, на момент взрыва вулкана Тоба, примерно 75000 тысяч лет назад, люди, то есть  сапиенсы, успели выйти за пределы Африки и приступить к заселению Азии и Европы.  Масштабы катастрофы, произошедшей в результате извержения супервулкана, потрясают.  Численность людей на планете сократилась в сотни раз, до нескольких тысяч.                Переход человечества от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству произошёл в краткий период планетарного потепления между двумя очередными похолоданиями. Если бы человечество не успело вложиться в столь недолговременный период, очередного шанса пришлось бы ждать  ещё несколько десятков тысяч лет! Неандертальцам же повезло меньше. Их численность никогда не превышала ста тысяч особей, и селились они узкой полосой  в регионе от Атлантики до Волги. Когда 39000 лет назад взрыв супервулкана в Италии, породившего Флегрейские поля у Неаполя, накрыл пеплом   почти весь ареал их обитания, количество выживших оказалось ничтожным. Далее последовали сужение генетической базы, накопление рецессивных генов и конкуренция с сапиенсами за ресурсы. Увы, но всё это мы знаем лишь по раскопкам!   

В миниатюре 147   подробно рассматривалось пятисотлетнее пребывание викингов в Гренландии. Их существование оборвало изменение климата. Арктика всегда был сурова для человека. Здесь во все времена пролегала   граница пригодного для жизни   ареала. Даже небольшое понижение среднегодовых температур приводило к тому, что едва приемлемые для обитания места становились гибельными.  За тысячи лет было четыре волны освоения  этих негостеприимных земель.  Поселенцы неумолимо откатывались на юг,  когда похолодание делало условия жизни невыносимыми.
 В середине 10 века над Монголией перестали проливаться дожди, и степь превратилась в пустыню. Скотоводы ушли на север в тайгу, полтора века перебиваясь охотой. Едва увеличилась влажность, монголы вновь взнуздали коней, в неудержимом порыве агрессии устремившись «к последнему морю».

Все эти примеры мы приводим с одной целью: показать весь ужас бедствия, которое разразилось в России в самом начале 17 века.
  Открыв Новый Свет, европейцы, вопреки собственным интересам, извели почти всех индейцев. И некому стало вырубать и сжигать миллионы гектаров джунглей под посевы сельскохозяйственных культур.  По всей Америке в 16 веке восстанавливались леса, неумолимо поглощавшие углекислый газ. Парниковый эффект снижался, на  планете холодало. А в 1600 году в южном Перу взорвался супервулкан Уайнапутина. Земля погрузилась в Малый ледниковый период. В терминах сегодняшнего дня, уместнее назвать это ядерной зимой. Замерзал даже Босфор.  По Чёрному морю ездили на санях. Но если для других стран это стало неприятностью, то Россия вновь, как в годы монгольского нашествия, оцепенела между жизнью и смертью. «Великий голод 1601-1603 года», «Смутное время» - это устоявшиеся штампы. Но они не дают всей глубины осознания ситуации.

  Лето 1601 г. было холодным и сырым. На огромном пространстве от Пскова до Нижнего Новгорода дожди не прекращались в течение трёх месяцев.  Затем, с конца ИЮЛЯ, ударили морозы;   урожай пропал полностью. А следующий год с весны до осени страну терзали постоянные возвратные морозы.  Вновь были уничтожены все посевы.
 1603 г.  оказался благоприятным для сельскохозяйственных работ. Но крестьяне давно израсходовали запасы хлеба. У них не осталось семян для посева, и  им совсем нечего было есть. Власти по всей стране жестоко боролись со спекуляцией , шли массовые раздачи хлеба и денег.
Начиная с весны 1602 г. люди стали гибнуть от голода. Они поедали кошек и собак, мякину, навоз, коренья и траву. Отмечены были случаи людоедства. Ослабленное население подверглось удару эпидемий.  В северных регионах вымерло до двух третей жителей. В южных - до трети. Напомним, крайним югом России тогда были Тула и Калуга. А всё, что южнее, являлось фронтиром или Диким полем.
Конечно,   спекуляций хлебом избежать не удалось, цена на него взлетела в 25 раз. Были  злоупотребления как чиновников, так и «примазавшихся к кормушке». Но не в этом суть проблемы. Создать запас еды на три года вперёд в ту эпоху могло лишь одно государство в мире: империя инков. И только потому, что такая задача являлась стержнем их  религии. Россия же оказалась в положении куда  худшем, чем блокадный Ленинград. Жители города-крепости верили, что великая страна спасёт их. Во многом, так оно и было. Россия же начала 17 века опустилась во мглу. Уровень логистики тех лет не позволял транспортировать сотни тысяч тонн зерна из одних регионов в другие. При всём желании властей закупить еду за границей, технически сделать это было невозможно. В конце концов, правящая верхушка  расписалась в собственном бессилии, в общем, пустила всё на самотёк. Точнее, на волю божью. Но когда ад земной возвращается год за годом, тяжело усомниться, что «в одной, отдельно взятой стране» апокалипсис наступил досрочно. Не выдержав потрясений, умер царь Борис Годунов. Наступило «Смутное время» - разгул самозванцев и война всех против всех. Дезориентированное боярство готово было из компрадоров превратиться в коллаборационистов. То есть сдать страну полякам, присягнув самозванцу, и принять католичество.
 Подобная  ситуация связана с именем митрополита Исидора. В середине 15 века он  пытался навязать России      решения       Ферраро-Флорентийского собора.  Об этом подробнее написано в миниатюре 151.
И вновь Русская цивилизация выдвинула из своих глубин лидеров, способных спасти и страну, и народ. Имена Минина и Пожарского известны всем.
С ужасом осознаёшь, что могло произойти, если бы голод продлился не три года, а пять-семь лет. Нет никакой предопределённости в том, что гигантская территория от Днепра до Тихого океана освоена русскими. Больше всего это возмущало немцев, но несогласие выражали и поляки, и татары, да кто угодно. Немногочисленные остатки русских были бы сметены польской экспансией и превращены в рабов. Как это произошло на левобережье Днепра, известно слишком хорошо. Между 1569 годом, когда была создана Речь Посполитая, и 1654 годом, отмеченным собранием Переяславской рады, поляки вполне доходчиво объяснили своим новым подданным, в чьих жилах течёт «пёсья кровь». Кочевые народы при ухудшении условий жизни перемещались порой на тысячи километров. Как те же гунны и калмыки. У земледельцев всё было намного сложнее. Хетты, хурриты, урарты: едва эти древние земледельческие народы   ослабли, как тут же оказались сметены соседями. Укряне, имя которых   использовано для раскручивания мифа о Великих Украх, жили не так уж и давно. Они были уничтожены, как и пруссы. Последних же германцы добивали уже после окончания «Смутного времени». Насколько случайно или закономерно то, что русские не оказались в этом списке, судить крайне нелегко. 
Несколько десятилетий Россия залечивала раны. Этот ужасный голод, подобного которому не было ни до, ни после того, заставил русских задуматься. Оказалась, Господь выделил им не самую лучшую для проживания землицу. Сегодня, располагая, куда большим объёмом доступной для анализа информации, мы хорошо понимаем: для земледельческой цивилизации это была самая худшая на планете земля. И русские  уподобились  расправляющейся стальной пружине.  Из болотистых лесов, в которые их загнали монголы, они ринулись  на все четыре стороны. Относительно несложно шло освоение  низовьев Дона, Волги, Яика. Всего за полвека землепроходцы вышли к Тихому океану. Практически незаселённые Север, Арктика и Дальний Восток были присоединены к России быстро и легко. Однако скованные вечной мерзлотой,  эти земли для хлебопашества оказались пригодны ещё меньше, чем европейская часть России. Но территории, на которых вызревала пшеница, принадлежали сильным государствам с многочисленным населением. Аллегория о загнанном в глубину леса медведе зародилась не на пустом месте. Не решив задачи выхода к незамерзающим морским портам, Россия была обречена на прозябание и забвение. Русским лишь оставалось немного подождать, когда Наполеон, Гитлер или новый Батый приведут войска, чтобы «навести порядок» на этих бескрайних просторах. 
               



             159.***
Ещё раз напомним: Русская цивилизация невероятно молода. К тому же четверть тысячелетия изоляции, связанной с владычеством орды, затормозили её развитие. В общем, мы подоспели к шапочному разбору. И необходимость постоянно догонять поочерёдно меняющихся лидеров, играя всегда по чужим правилам, наложила неизгладимый отпечаток на всю русскую жизнь.

Залечившая к концу 17 века раны Россия, готова была выйти на мировую историческую арену. Но там её вовсе не ждали. На западе располагались первоклассные европейские державы. На юге – Османская и Персидская империи, находившиеся в расцвете сил. На востоке -захваченный маньчжурами Китай, ресурсы которого были просто невообразимы. Швеция оказалась самым слабым звеном в тугой удавке, смертельно затянутой на русской шее. Нам бы таких противников, как могикане, сиу, апачи. Пошли бы в дело и канадцы с мексиканцами. Но они достались другому субъекту мировой истории – США. Россия же свой выход к Балтике оплатила высокой ценой. Размещение новой столицы   в болотах на Неве было явным стратегическим просчётом. Но это очевидно сегодня. А тогда выбора просто не было. И в течение последующих двух столетий русские неумолимо рвались в тёплые края. Задача  перенести столицу в Стамбул-Константинополь - Царьград являлась вовсе не безумной мечтой, а вполне конкретной целью, которая едва была не достигнута по результатам Первой мировой войны. Всего с 1568г. по 1918г. Россия провела с Турцией 12 войн. Одну кампанию от другой отделяло в среднем 25 лет. А, в  общем, период  военных действий   продлился 69 лет. Каждый шаг на юг был густо полит русской кровью. Остроту ситуации ярко вычленяет история города Кизляр. Он находится на 43 градусе северной широты и, основанный в 1735году, несколько десятилетий являлся самой южной точкой государства. Других субтропиков на тот момент в стране не было. И на эту, далеко не благодатную, землю  пролился обильный дождь инвестиций. Почти всё виноделие и шелководство сосредоточились на этой полоске земли. По численности населения Кизляр сравнялся с Киевом, обогнав Харьков и Одессу. Но вскоре Россия присоединила Закавказье, и географическое преимущество Кизляра сошло на нет. О нём просто забыли. В наши дни это обычный райцентр без всяких претензий на бурное прошлое.

Движение русских на юг носило почти сакральный характер. Намёрзшись за века в гнилых болотах, народ ринулся на плодородные земли. Дикое поле, Крым, Закавказье, Средняя Азия: колонизацию не могли остановить ни географические, ни этнические. ни религиозные преграды. Массовое переселение людей в южные широты привело к резкому снижению экономической и политической роли исторического центра страны. Уже не Ярославль и Нижний Новгород определяли облик державы, а Одесса, Ростов-на-Дону, Баку. Это было проявление географического детерминизма в рафинированном виде. Едва появились железные дороги, императоры сразу предпочли изрядную часть года проживать в тёплом Крыму, а не в промозглом Санкт-Петербурге. Юг государства стал играть большую роль, чем север и духовная надстройка недолго отставала от экономического базиса. В 20 веке руководители страны выдвигались из народной гущи. И все они оказались южане: Сталин, Хрущёв, Брежнев, Андропов, Горбачёв. Громадное число лидеров второго и последующих эшелонов тоже выходцы с юга. Законы истории неумолимы, их не обманешь. И если в наши дни к власти пришли люди с севера, то это всеобъемлюще говорит об одном: многосотлетний тренд не просто поменялся, он развернулся в противоположную сторону.
Все ресурсы, которые волей судьбы достались русским на момент возникновения цивилизации, были невероятно мало конкурентны на мировом рынке. Возьмём Англию. Мягкий климат, на юге острова даже чай растёт. Отличные морские коммуникации, плыви куда хочешь: хоть в Индию, хоть в Канаду. Опять же пролив. Последний, кто его одолел в  1066 году, был Вильгельм Завоеватель. А вот ни Наполеону, ни Гитлеру эта полоска воды оказалась не по зубам. Те же США. По бокам два океана, а на юге и севере слабаки. За Канадой, правда, приглядывала Великобритания. Попробовали американцы прибрать её к рукам  в 1812 году под шумок вместе с Наполеоном, не задалось. А глубже влезать, себе дороже. Но Мексику обкорнали как липку на лыко.
У русских же всё было «оба хуже». О почвах, на которые «без слёз не взглянешь», мы уже говорили. Соответственно, низкая продуктивность земледелия определяла плотность населения. Не каждый без лупы найдёт на карте, затерявшееся в дельте Брахмапутры и Ганга, государство Бангладеш. Так вот,  эта самая Бенгалия   по территории в 120 раз меньше нынешней России. Но  народу в ней, как и в любую другую эпоху,  проживает больше, чем в нашей стране. Основа этого – невероятное плодородие наносных почв. Низкая плотность населения немыслимо увеличивает расходы на коммуникации. Трудно спорить с тем, что четырёмстам, проживающим на каждом квадратном километре голландцам или японцам, легче и дешевле провести для себя дороги, линии электропередач, нефте и газопроводы, интернет, телефонную связь и т. п., чем восьми россиянам. Добавим к этому огромные затраты на отопление: как жилых, так и производственных помещений. В 18 веке, используя почти дармовой труд приписанных к заводам крепостных крестьян, безграничные ресурсы древесного угля и   руд  с вполне приличным содержанием железа, промышленники создали эффективную металлургию. Но доставка продукции в порт Санкт-Петербурга гужевым транспортом увеличивала себестоимость экспортного товара втрое. И так на каждом шагу!
Отметим, что существование развитой земледельческой цивилизации   на широте Костромы и Вологды на технологической базе 15-19 веков – просто парадокс. Понятно это было не только аналитикам в Париже и Лондоне, но и самим русским. Такая цивилизация могла выжить лишь при тотальной мобилизации ресурсов, их полной концентрации в руках властей и постоянном волевом перераспределении. Напомним о голоде 1601-1603года. Страна не вымерла только потому, что власти эффективно контролировали распределение тех незначительных запасов еды, что ещё оставались в закромах. Крайне сомнительно, что где-нибудь в Европе подобное могло повториться. Напомним, весной сорок пятого солдаты Вермахта страдали от острой нехватки продуктов питания. А красноармейцы с удивлением натыкались на подвалы немецких крестьян, забитые не просто картошкой, а копчёными окороками. Механизмы эффективного перераспределения ресурсов руководители третьего Рейха не смогли создать даже на краю гибели!
Итак, российская экономика была априори неэффективна. К тому же, русские в своём развитии проходили совсем другие циклы и фазы, чем Европа или Азия. Это выразилось в слогане «что русскому хорошо, то немцу смерть». Место немца вполне гармонично мог занять перс или китаец. Если бы на планете кроме России других стран не было, развитие Русской цивилизации шло бы совсем другим путём.  Вспомним об уникальных случаях изолированного существования ацтеков и инков. Но Россия всегда продувалась всеми ветрами. И всё наше развитие состояло из непрерывных, часто запоздалых, ответов на вызовы. То есть русские почти всегда играли по чужим правилам. Это сформировало такую национальную черту, как недооценка собственных достижений и переоценка потенциала противника. Вплоть до самобичевания и самоуничижения. Великий русский поэт А. С. Грибоедов, который, как и Ф. И. Тютчев, был успешным дипломатом, подметил это в бессмертных строках: «Дверь отперта для званных и незванных, Особенно из иностранных;».                Не менее успешный современный политик с недоумением рассуждал: «Они называли СССР Верхней Вольтой с ракетами, но ведь ракеты-то были!». Напомним, Верхняя Вольта, ныне Буркина-Фасо,  бывшая африканская колония Франции. Так вот, не только советский народ, но и руководство страны, поверили, что  неумение сшить приличные джинсы полностью перевешивает все достижения страны. Включая такой гиперпроект, как корабль-космоплан «Буран». Недооценивая эту национальную черту, мы во многом  ошибочно будем воспринимать историю страны. Пётр Великий в заочной полемике не раз искренне благодарил   короля Карла Двенадцатого и весь шведский народ  за то, что научили «сиволапых мужиков»  воевать и побеждать. Русские остановили французов в тяжелейших битвах под Бородином и Малоярославцем. И, одерживая одну победу за другой, догнали врагов до Парижа. Но там они не насиловали женщин, не грабили население, не брали заложников, проводя чистки и расстрелы. А ведь французы за четверть века со дня революции 1789  года  со всем этим вполне свыклись. Нет, русские проявляли невиданную галантность, и даже куртуазность, чтобы в глазах «культурной европейской нации» выглядеть пристойно и не опозориться. Можно ли в пяти тысячелетней письменной истории человечества отыскать подобный случай?! По крайней мере, нам это не удалось. Русские офицеры знали литературный французский язык намного лучше, чем выходцы из Гаскони, Нормандии или Лангедока. Солнце русской поэзии А. С. Пушкин, как бы оправдываясь, писал:  «Все тихо, просто было в ней,
Она казалась верный снимок
Du comme il faut...  (Шишков,  прости:
Не знаю, как перевести.)». И тут же добавлял:                «Но панталоны, фрак, жилет,                Всех этих слов на русском нет;».                На следующий год после открытия Америки Колумбом, Римский папа на голубом глазу, прямо по меридиану, поделил все, ещё не открытые, земли   на владения Испании и Португалии. То есть, почти всю планету. Ну, а что тут мелочиться?! Европейцы, сталкиваясь с другими народами, не только тасманийцев и патагонцев числили дикарями. В ход пошли китайцы, индусы, да и русские. Заметим, между 1347годом, начало Великой чумы, и серединой 19 века в Европе не мылись даже короли. Ибо вода считалась главным разносчиком «болезненных начал».
С 1917 года  считалось, что в России создаётся социальный строй, по сравнению с которым все другие типы общественного уклада   примитивны и нежизнеспособны. Но что мы видим?! Советский народ в 1945 году ценой огромных потерь освободил Европу от ужасов нацизма. А правительство вынуждено усилить воспитательную работу, выкорчёвывая: «…дух низкопоклонства перед современной буржуазной культурой Запада». Как поётся в популярной песне: «настоящему индейцу завсегда везде ништяк».  То есть сектанту окружающая действительность глубоко по барабану. Но превратить русский народ в стадо сектантов не удалось даже коммунистам.

               
                160.***
 Это умение достойно оценивать других и не заламывать себе цену имеет и обратную сторону медали. Русские всегда на лету схватывали чужие идеи и мгновенно внедряли их. К концу 19 века Коллективный Запад пустил метастазы по всей планете, превратив её в свои задворки. Сломались даже такие гиганты, как Китай и Индия. С их безграничными ресурсами и далеко не столь отсталыми технологиями. Россия, непрерывно догоняя, шла по навязанному ей пути постоянных модернизаций. Едва намечалось отставание, тут же включался механизм самосохранения. Петру Великому, для решения исторических задач хватило технологического обновления. И учился он ни у кого попало, а у голландцев.  Самой развитой на тот момент нации, строящей капиталистическое общество на базе протестантской религии. Но несовпадение фаз общественного развития и искусственность привнесённых извне целей вели к слому естественных жизненных устоев и искажению исторических процессов. Сверхнапряжение – «всё для фронта, всё для победы» - резало по живому. В России ещё не сформировался, в отличие от той же Голландии, рабочий класс. Но сражающаяся армия не могла ждать столетий, когда он естественным образом возникнет. И рабочие места на фабриках, производивших пушки, заполнили крепостные мужики. Технологическая модернизация в те годы привела к социальному откату. И виной тому внешний фактор. Такое повторялось и в последующие столетия. Вплоть до «бериевских шарашек», по сути, тюрем для учёных, в которых разрабатывалось лучшее в мире оружие. И целых «закрытых городов», где это оружие производилось в массовом количестве. Отрезвление, которое получила российская элита в результате Крымской войны  1853-1856года, заставило её провести «революцию сверху». То есть сменить феодальный общественный строй на капиталистический вопреки личным экономическим интересам. Ведь руководство страны состояло сплошь из крупных владельцев крепостных крестьян. Ещё раз заострим, эти глубинные изменения не являлись внутренней потребностью общества. И мужики, и их хозяева ещё долго могли существовать в условиях крепостного права, которое, как и на Западе до того, через пару-тройку сотен лет, эволюционно отмерло бы само  себой. Но История не оставляла России шансов. Вновь, как и за полтора столетия до того Пётр Первый, государь Александр Второй вынужденно стал проводить реформы. Всё это было неестественно для общества, и поэтому прошло в искажённом виде. Окончательно точки над «ё» расставила революция 1917 года и кровавая Гражданская война.
Напомним, любая цивилизация, как живой биосоциальный организм проходит несколько стадий в своём развитии. Зарождение, становление,   зрелость, старость. А также эпоху дряхлости и гибели. Есть такая яркая метафора: «каждый самый молодой еврей, как минимум, на две тысячи лет старше самого старого русского». Ну, или немца, француза. О чём это?! В  фразе заложен глубокий смысл. Исторический опыт еврейского народа, переданный через живую связь поколений, даёт им огромные преимущества перед другими народами. Любое будущее для них лишь повторение прошлого. Знания, которые остальные должны приобрести при обучении, они получают при рождении. И отлично помнят слова Екклезиаста: «
Род проходит и род приходит, а земля пребывает вовеки. Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит…
  Что было, то и будет, и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем…».  Но данное правило касается не только евреев. Возраст цивилизации определяет, и стереотипы поведения индивидуумов, и отношение к окружающему миру. Срок жизни цивилизации неумолимо формирует стереотипы поведения каждого члена общества независимо от его личного возраста. Эти паттерны и являются основой культуры в широком понимании. И здесь  детерминизм также неумолим, как и в контексте влияния вмещающего ландшафта. Молодая цивилизация имеет право на ошибки и перерасход ресурсов, в том числе человеческих. Старая цивилизация это право растеряла в бурных событиях прошлых веков. На разных этапах развития любой цивилизации носителями цивилизационной доминанты являются конкретные люди.
Монголы, потрясшие планету в 13 веке, лидеров, подобных Чингисхану и его непобедимым полководцам Субэдэю и Джэбэ, выдвинули из своих рядов  лишь однажды. Ни до, ни после того ничего подобного не происходило. Авантюристов уровня Кортеса и Писарро Испания дала миру только один раз: в самом начале колониальной эпохи. Где были македонцы во время греко-персидских войн и противостояния Афин и Спарты? На задворках истории! А потом невиданный подъём и триумф. В период между падением Рима и первым Крестовым походом Европа в течение шести веков влачила жалкое существование, с трудом отбиваясь от аваров, арабов, викингов и венгров. А затем вектор Истории поменялся. Как мы уже писали, Наука с большой буквы зародилась в Европе в обусловленных исторических рамках и связана с определёнными именами. Другие народы и цивилизации несколько столетий были вне игры. Когда Коперник, Кеплер, Галилей и Ньютон открывали законы природы, это было интересно и поучительно. Но со второй половины 19 века Наука стала определять уровень технологий, в первую очередь, военных. Наши гениальные изобретатели Кулибин и Ползунов появились не благодаря, а вопреки историческому процессу. Запроса на их достижения просто не было. Великий Ломоносов и выдающийся математик Лобачевский, названный «Коперником геометрии», также далеко опередили своё время. Но Менделеев и последовавшая за ним плеяда ученых стали олицетворением нового этапа развития Русской цивилизации. Произошёл взрывной рост культуры в самом широком смысле слова. Какие были на Руси художники во времена Леонардо да Винчи(1452-1519г.г.) и  Микеланджело Буонарроти(1475-1564г.г.)?
Или писатели-мыслители в годы жизни Данте Алигьери (1265-1321г.г.)? Допустим, поэты в эпоху  Уильяма Шекспира (1564-1616г.г.)? Хотя бы музыканты в те годы, когда торжествовали Бах (1685-1750г.г.), Моцарт(1756-1791г.г.), и, даже, Бетховен (1770-1827г.г.).
А затем, вдруг, словно ниоткуда, появилось всё. Великих литераторов Достоевского  и Толстого в большинстве европейских культур знают даже  лучше, чем собственных писателей. Об этом просто кричат непрерывные, бесконечные экранизации их произведений.
Гениальные композиторы М. И. Глинка, А. П. Бородин, М. П. Мусоргский, П. И. Чайковский – сверкающие бриллианты в диадеме мировой музыкальной культуры. Художники И. Е. Репин, В. Д. Поленов, В. И. Суриков, И. И. Шишкин – наше немеркнущее достояние. А достижения творцов   серебряного века русской поэзии ярким метеором осветили планету. Ахматова, Блок, Гумилёв, Цветаева – список талантов просто огромен! В миниатюре 143 мы вели речь о  великих мыслителях Эллады, ставших  основоположниками философии как метода познания действительности. Базиса, на котором зиждется вся современная наука.    И с удивлением отмечали: от рождения  Сократа, 470 год до н.э., до кончины Аристотеля, 322год до н. э., прошло всего полтора столетия. Платон был личным учеником Сократа и непосредственным учителем Аристотеля. Особенно удивляет это ввиду того, что ни до, ни после философов сопоставимого масштаба Эллада уже не порождала. Были и инженеры, и полководцы, и историки, лишь подтверждавшие слова мудрого Гераклита о том,  что   нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Только при   страстном желании не видеть, вы не узрите подобную ситуацию в России конца 19, начала 20 века!                Русские перестали ощущать свою вторичность. Как-то вдруг, неожиданно, элита перешла с французского языка на родной. Осознание того, что мы ничем не хуже «культурных народов» постепенно нарастало. Также укреплялось мнение, что западный либерализм – это не наш путь к успеху. 
Примитивное понимание, что коммунизм нам навязали, одурачив народ, лишь скрывает правду. Допустим, «октябрьский переворот» можно сделать и на «деньги германского генштаба». Но для того, чтобы заставить пятимиллионную армию в течение трёх лет вести кровавую Гражданскую войну, не хватит денег всего мира. Конечно, большевики народ обманули. Но они обманулись и сами. Коммунизм зародился на Западе, но стал органической частью русского сознания. Как в своё время монгольская система управления обществом нашла благодатный отклик на русской почве, так и коммунизм. Его ждали. Сталинская модернизация прошла под лозунгом «ДиП». То есть не просто догнать, а догнать и перегнать. Русская цивилизация была готова к рывку, к победе. Можно, конечно, считать, что коммунизм, как всеобъемлющий мем, использовал русский народ в качестве ресурса для существования. Но и русские задействовали коммунизм как инструмент для выполнения амбициозных задач. В мае сорок пятого все немцы, как один, осознали, что путь, который они выбрали двенадцать лет назад, был ложным и ошибочным. Мы сильно помогли им прийти к правильным выводам. Нас же никто не победил, ни в горячей войне, ни в холодной. Русские сами постигли, что коммунизм не выведет к вершинам духовного и экономического расцвета. Когда граждане СССР в конце 80ых годов 20 века самозабвенно разрушали «старый мир» «до основанья», они искренне верили, что плановая экономика  в принципе порочна. Эта экономика позволила провести ошеломительную модернизацию 30ых годов и выиграть величайшую войну. А дальше всё пошло не так гладко. Полагалось априорно, что запланировать производство тонн чугуна и штук танков вполне реально, а расцветку тканей на платья и форму покроя пиджаков невозможно. Так оно и было в 50ые – 80ые годы. Но почему? Этого не позволял уровень технологического развития. По сути, коммунизм поторопился. Слоган «от каждого по способностям – каждому по потребностям» вызывал лишь раздражение. Подразумевалось: снизив потребности до нуля, мы тут же их удовлетворим, вот вам и коммунизм. К началу 90ых годов советская экономика перестала являться и плановой, и управляемой. Обработка информации   и принятие решений было сосредоточено в  руках узкого круга людей.  Им банально не хватило мощности компьютеров. Конкурирующая  модель устройства общества обрабатывала информацию более распределённо, это позволяло избегать ошибок в принятии  решений, работать более эффективно. Именно поэтому, 
американская экономика превзошла советскую.  У чиновников в Госплане СССР  не было  алгоритмов, способных оценивать индивидуума  точнее, чем он делает это сам. И поэтому в один год миллионы остроносых туфель шли сначала в магазины уценённых товаров, а затем на свалку. А модные тупоносые туфли окольными путями завозились из-за границы втридорога.  Через год всё повторялось, только со сменой позиций. Сегодня такие алгоритмы уже есть. А завтра  они смогут предсказывать   желания индивидуума, манипулировать его эмоциями и даже принимать за него решения.   Запад кричит об ужасах  эпохи цифровой диктатуры, которая не только разрушит демократию, но и даст реальные экономические преимущества «тоталитарным государствам». Но русским бояться нечего. Ведь нелегко потерять то, чего у тебя никогда не было. Проще говоря, «не жили богато, нечего и начинать».
               
                161.***
В общем, коммунизм стал для Русской цивилизации фальстартом. Но такое явление для развития человечества скорее норма, чем исключение. Вкратце рассмотрим два подобных примера из истории Европы.

 Крестовые походы. Нет сомнений: и религиозная, и  духовная доминанты имели своё место. Но что мешало первому крестовому походу состояться в 711 году, когда арабы вторглись в Испанию? Военно-экономическая слабость. За следующие четыре века Европа окрепла, встал вопрос о расширении рынков сбыта и возможной колонизации чужих земель. Заметим, в Прибалтике и на Руси ни о Гробе Господнем, ни о Святой земле речи не было. А кровавая экспансия была. Между первым походом,1096год, и окончательным изгнанием крестоносцев с Ближнего Востока,1291год, прошло два века. Прямо скажем, европейцы просчитались, банально постучав не в ту дверь. Мир ислама был ещё слишком силён. Ослабевших арабов последовательно сменяли сельджуки, мамлюки, османы. Но неудача не обескуражила Запад. Учтя негативный опыт, европейцы   взялись за проблему с другого конца. Набив руку на беззащитных индейцах, они повысили квалификацию на индусах и китайцах, а через полтысячи лет вернулись на Ближний Восток. К концу 19, началу 20века весь Левант попал в колониальную зависимость от западных держав.
 В качестве второго примера интересно оценить историю Германии с середины 17 по середину 19века.  Обескровленная  Тридцатилетней войной, 1618-1648г.г., страна целый век восстанавливала силы. 
  Консолидация мелких княжеств началась вокруг Пруссии, менее всего пострадавшей во время истребительной войны. Династически объединившись с Бранденбургом, Пруссия провела серию войн   за аннексию германских земель. Милитаристский, полицейско-бюрократический режим этого государства, так называемое  пруссачество, для данных целей подходил как нельзя лучше.
  Однако в 18 веке Пруссия оказалась ещё слишком слаба.   Вся Европа,   хотя и не особо рьяно, навалилась на нового реваншиста, и методично перемолотила   прусскую армию.
  Мы хорошо помним, как некогда могучая Польша в конце 18 века вообще исчезла с географической карты. Как великая Австрия в 20веке  превратилась в «миролюбивую альпийскую республику». От подобной участи пруссаков спасло одно обстоятельство: они вовремя оседлали технологическую волну. И, используя новейшее оружие, быстро разгромили в середине 19века своих конкурентов в борьбе за гегемонию в Европе. Фактическому создателю Германской империи Бисмарку приписывают фразу о том, что победы Германии обеспечил школьный учитель. Весь мир уже осознавал, будущее за тем, у кого совершенней технологии.

Амбивалентность русских в отношении Европы вполне закономерна. Здесь  уместно вспомнить и о Каине с Авелем, и об Эдиповом комплексе. А разве не так вела себя Европа в отношении Византии? Сам факт существования древней и мудрой культуры, которая почти такая же, но совсем другая, не давал покоя, просто терзал европейцев. Конечно, падение Константинополя для Запада стало «изгнанием бесов   силою  веельзевула, князя бесовского». Но почти все восприняли его с облегчением, а многие и с радостью. Гибель Византии сняла с европейцев ментальные оковы.
Русские изначально осознавали свою значимость в этом мире, не сомневаясь, что Господь (в широчайшем понимании данного слова) ещё призовёт их «со скамейки запасных игроков». Отсюда не обоснованные логикой событий преображения Ильи Муромца, Емели, Иванушки-дурачка. Мы помним как евреи столетиями и даже тысячелетиями ждали Мессию и пророков. И дожидались. Сравнение напрашивается само собой. Едва скинув ордынское иго, русские стали развивать идею, что на смену павшему Константинополю, приходит Третий Рим –Москва.  Возмущались такой постановкой вопроса не только западные европейцы. И крымский хан, и польский король недоумевали: ни населения, ни экономики, а кругом снега. Но идея жива уже полтысячи лет.     Екатерина Вторая всерьёз собиралась превратить Санкт-Петербург в культурную столицу Европы. И это при живых Вольтере, Руссо, Монтескье, Дидро, с которыми она поддерживала активную переписку. Но данное обстоятельство никого не смущало. Великая русская литература никогда не замыкалась в национальных рамках, даря свет истины всему миру. Большевистская  революция изначально планировалась как всемирный проект. Использовать русский народ в качестве топлива для котла мировой революции считалось в те годы вполне моральным. Отражая общественные настроения, поэт писал:   
«Я хату покинул,
Пошел воевать,
Чтоб землю в Гренаде
Крестьянам отдать».
  И тут же добавлял:   
«Отряд не заметил
Потери бойца
И «Яблочко»-песню
Допел до конца».
  Несомненно, классовые интересы испанских крестьян в той ситуации  представлялись важнее русских жизней. Но из песни слова не выкинешь! Именно в России возникло учение космизм, включающее в себя элементы науки, философии, религии, искусства. Характерно, на Западе оно не нашло поддержки. Ярчайший пример, когда меркантильный дух западного человека не выдерживает вселенского масштаба русской души. Но вслед за К. Циолковским, В. Вернадским и А. Чижевским пришли Королёв с Гагариным. И разрушенная войной страна, имеющая экономику в несколько раз меньше, чем у соперника, вырвалась на старте   комической гонки,  финиша у которой не будет никогда.

В определённом нами контексте, важно не упустить ещё один аспект русской истории: победы над Наполеоном и Гитлером. Сразу слышатся вопли о безвольном Кутузове, который только отступал, да малолетних девок из крепостных в обозе для похоти держал. Про «танковый падёж» и «немыслимые котлы сорок первого года». Про массовые изнасилования «невинных немецких женщин на развалинах прекрасных городов Германии». Тут, как говорится, собака лает, а караван идёт.
Сокрушить агрессора за всю историю человечества, кроме русских, никому не удалось ни разу. Так, чтобы громя противника в течение нескольких лет на театре боевых действий протяжённостью в тысячи километров, взять его столицу. Мировая история, несмотря на бесчисленность фактов, всё же конечна. А вселенского масштаба событий было не так уж и много.
Агрессор, то есть тот, кто в конкретный исторический момент хочет воевать, обладает, казалось бы, ничем не обоснованными громадными преимуществами. Как правило, он в меньшинстве. Весьма часто имеет худшее вооружение. На удивление, не редко слаб и в стратегии, и в тактике. Но в чём же тогда его сила?! Ввиду того, что наш ответ весьма далёк от мейнстрима  общепринятых понятий, придётся вначале дать несколько ярких примеров.
 Разгромив первоклассное для 13 века государство Хорезм, монголы устроили там жесточайший террор. И вскоре воля к сопротивлению была сломлена окончательно. Зафиксировано немало случаев вроде того, когда пьяный безоружный монгол на окраине подходит к толпе хорезмийцев. Он выбирает жертву поупитанней и объясняет ситуацию. Дескать, у него нет сабли и отрубить голову нечем. А вот завтра с утра оплошность будет исправлена. Но надо подождать в дорожной пыли. И ждали. Ибо одно дело, когда лишают жизни взмахом клинка, а совсем другое, если за непослушание человека свежуют заживо, густо посыпая очищенные от кожи  мышцы солью.
   После отхода из Теночтитлана весной 1521 года, отряд Кортеса лишился пушек, пороха, большинства лошадей. Почти все солдаты были ранены.  Прошло уже два года после первого контакта цивилизаций. Ацтеки,   несомненно, понимали, что испанцы   люди, а не сверхсущества, и при малейшей возможности приносили их в жертву своим богам.   Разобрались они и с тем, что всадник на лошади не  является двухголовым чудовищем с шестью ногами. В общем, фактор внезапности  терял своё значение. Дорогу  отступающим конкистадорам перерезала  армия ацтеков  численностью около ста тысяч  бойцов. Для того, чтобы легче было сопоставить силы сторон, уточним: каждому испанцу предстояло в открытом поле биться с тремястами врагами в рукопашном бою!   
Авторы, описывающие сражение, как мантры повторяют заклинания о  техническом превосходстве завоевателей и умелых действиях двух десятков всадников.   Этот маленький отряд прорвался сквозь ряды ацтекских воинов и лично Кортес убил их главнокомандующего.   Заметим, что меч с режущей поверхностью из обсидиана, это далеко не палка. А многослойные ватные доспехи нелегко разрубить и стальным клинком.   Мы все хорошо помним, как героически погибли триста спартанцев. Испанцы вовсе не собирались умирать. У них были дела поважнее. Любой боевой порядок конкистадоров  не мог занимать более одной тысячи квадратных метров. То есть квадрат тридцать на тридцать метров. Если бы каждый ацтек кинул в сторону противника хотя бы один камень, их враги просто утонули бы под грудой мусора. Даже многократно перечитывая описание побоища,   невозможно представить, как всё это  происходило.  Это немыслимо.   Испанцам удалось рассеять и уничтожить десятки тысяч людей, которые не могли не сопротивляться, даже просто спасая собственную жизнь!   После этой битвы дни ацтекской цивилизации были сочтены.      
Так сложилось, что в составе Австро-Венгерской империи Чехословакия являлась машиностроительным цехом. Вроде Урала или Рура. И в 1938году, когда европейцы предали чехов, у тех была первоклассная армия с великолепным оружием. Немцы прибыли принимать капитуляцию на велосипедах и самокатах. Их фанерные танки, бесспорно, развалились бы по дороге. А потом на трофейных чешских танках Вермахт брал Варшаву и Париж, и, даже, дополз до Москвы. Чехи же и в составе Третьего Рейха занимались привычным делом: производили первоклассное оружие. И лишь в мае сорок пятого вспомнили об обидах, приступив к поголовной резне беззащитных судетских немцев!
Начиная от шумеров, все государства и цивилизации под ударами агрессоров рушились как карточные домики. Эту неумолимую закономерность прервали эллины. Они смогли отбиться от персов. Второй раз такое повторилось через двенадцать веков. Византийцы разгромили арабов под стенами Константинополя на пике их натиска. И всё! Больше никто   так явно  остановить агрессора не мог нигде и никогда. Конечно, мы в курсе, что римляне «сыграли вничью» с гуннами на Каталаунских полях в 451 году. Что франки разбили арабов под Пуатье в 732 году,  а китайцы закрыли им путь на восток в Таласской битве в 751году. Но во всех этих  сражениях  агрессор уже выдыхался и не имел целей достичь победы любой ценой. Также можно утверждать, что индусы остановили Александра Великого. Но истина лишь в том, что македонцам надоело воевать. Да, монголы споткнулись о мамлюков при Айн-Джалуте в 1260году. Однако для них это был не более, чем досадный инцидент. Ещё полвека потомки Чингисхана вели победоносные войны в Бирме, Вьетнаме, Индонезии. Для полноты картины вспомним о невообразимых успехах Ермака в Сибири, разгроме англичанами восстания сипаев в Индии и их же торжестве в двух Опиумных войнах в Китае. Во всех этих примерах о технологическом превосходстве можно твердить лишь активно выдавая желаемое за действительное. Поднимая восстания в нацистских концлагерях, красноармейцы с голыми руками шли на пулемёты, не боясь смерти. У них бы поучиться ацтекским воинам!
Теперь, когда картина определённо вырисовалась, легче оценить величие побед  русских над Наполеоном и Гитлером. Французы перед походом в Россию разгромили, за исключением  затаившейся за водной преградой  Великобритании, все европейские державы. Пали такие колониальные гиганты как Испания, Португалия, Нидерланды. Были разгромлены Австрия и Пруссия. Тот, кому более памятны результаты франко-германского противостояния 1870г., 1914г., и 1940г., с трудом поверит, что огромные, вооружённые до зубов,   гарнизоны неприступных немецких крепостей сдавались французам без боя. Но это абсолютно нормально. Агрессор обладает невообразимым преимуществом, которое нельзя пощупать. Но от этого оно никуда не исчезает. Все ресурсы России были несопоставимы с потенциалом единой Европы. Шансов на победу практически не оставалось. Но результаты войны известны всем. Что же спасло Россию? Русский дух! Не будем поднимать уровень пафоса до заоблачных высот. Всё проще. Европейские войны всегда велись за приобретение новых территорий и налогоплательщиков. Спорные земли многократно меняли юрисдикцию. Но это мало затрагивало жизнь простых людей. В продуваемой всеми ветрами России «игрушечных» войн не было. Они, по большей части, принимали тотальный, истребительный характер. И поколения русских людей всё больше укреплялись в мысли:  « Забота у нас простая,       Забота наша такая:       Жила бы страна родная,                И нету других забот!». Каждый индивидуум чётко понимал: его жизнь ничто по сравнению с судьбой нации, страны, государства. И Зоя Космодемьянская с её бессмертным: «Всех не перевешаешь!».  И снайпер Василий Зайцев,  с идущим из глубины души: «Отступать некуда, за Волгой для нас земли нет». И государь Пётр Великий, зовущий свой народ на смертный бой: «…  не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за отечество… А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и в славе, для благосостояния вашего!». Эти   зажигающие сердца  идеи становились незыблемыми паттернами общественного сознания, структурирующими матрицу русского понимания мироздания.
Итак, сила русского духа основывается на крайне пренебрежительном отношении русских к собственной жизни. Русские во все века не боялись умирать. И даже в наши дни, когда меркантильность проникла в поры всех народов, в России таких людей хватает Это наглядно проявилось в последних военных конфликтах. Но в чём сила агрессора?!
  Религиозность русского народа  основывается на вере в чудо. Далеко ходить не будем. Никому в мире в голову не могло прийти, что за двадцать лет, 1961г.-1980г., можно построить Коммунизм! Но эта задача была поставлена съездом руководящей партии и, в той или иной степени, воспринята большинством населения. Значит. аудитория для усвоения информации у нас подготовлена.   Как говорится, все в теме.
 Сегодня всем   ясно, что живое   может зарождаться только из живого. Передача биологической информации, то есть копирование форм жизни, происходит через гены -  репликаторы. В общем, чума и холера это вовсе не эманация нечистот. А как насчёт эпидемий психических, существует ли у заболеваний такого типа материальный носитель вроде бактерий или вирусов?   Здесь наиболее расхожие  термины: «суеверия»,  «заразительность», «самовнушение». Напомним, такие безумства, как пляски святого Витта и кликушества охватывали целые континенты, затягивая в водоворот безумия сотни тысяч, если не миллионы людей.
Без малого за две тысячи лет до ацтеков, македонцы тоже столкнулись с ужасными, невиданными чудовищами. Это были слоны. Но покорители мира      не   испугались  грозного врага, мгновенно научившись тому, чего так и не сумели освоить насельники Месоамерики.  Доски с гвоздями и вязанки горящего хвороста быстро решили проблему. А через четверть века, в битве при  Ипсе, македонцы использовали до шестисот слонов. 
 Трагические поражения Красной Армии в 1941г – наша неизгладимая боль. Разбирая причины катастрофы 1941г, указывают на отсутствие боевого опыта. Халхин-Гол, полнокровная Финская война, захват Бессарабии и Северной Буковины, раздел Польши, присоединение Прибалтики. Не говоря уже о бесценном опыте боёв в Испании. Это не так уж и мало даже на фоне Французской кампании Вермахта, тем более  оккупации Дании,  стоившей потери одного бойца.  Пропаганда  внушала полную уверенность в непобедимости первого в мире социалистического государства. Количество вооружений и их качество, за исключением средств связи,   соответствовали задачам времени.  Солдат хватало. Но удержать фронт не удалось нигде. Объяснить это  чисто материальными аспектами невозможно. Уже утром 22июня от границы на восток потянулись беженцы. А впереди партийные бонзы на полуторках с фикусами в кадках. Что вселяло в них страх?! Уж никак не содержание передовиц газеты «Правда». Разбитые под Москвой немцы не побежали, как наполеоновские шаромыги. И даже после Сталинграда были готовы на реванш. Сила духа Вермахта уменьшалась  в строго прямой корреляции с количеством убитых немецких солдат.                В век массовых коммуникаций тяжело представить, что парни 1924-1927года рождения, которые выдержали последний удар немцев на Курской дуге, разгромили их в безупречной операции «Багратион» и вошли в Берлин, мало что знали о поражениях начала войны. И дело не только в усилиях особистов. Большинство участвовавших в   сражениях 1941-1942г.г. красноармейцев  были убиты или сгинули в плену. А тем, кто выжил, вовсе не хотелось говорить юным победителям  о своих фатальных неудачах. Ментальная инфекция, эпидемия страха, не передалась от носителя к носителю. С каждой победой драйв нарастал. Эти солдаты готовы были идти уже и до Лиссабона. Но послали их в другую сторону.   Война с Японией не являлась для нас ни отечественной, ни народной. В отличие от японцев, которые были сплошь смертниками.  Но остановить наследников славы генералиссимуса Суворова и адмирала Ушакова не могло уже ничто на свете. Соотношение потерь 1: 50. Для описания событий лучше всего подходит слово кураж. Уверенность в победе была невообразимой. На Курилах у японцев оказалось огромное количество танков, десант же вообще не имел противотанковых орудий. Танки расстреляли  корабельной артиллерией, противотанковыми ружьями, а остатки забросали гранатами.  Красная Армия торжествовала.                Открытым остаётся вопрос: «что мешало РККА воевать так же за четыре года до этого, и почему данный  фактор перестал действовать?».
     Если мы признаём, что всё мироздание есть продукт эволюционного развития материи, почему считаем, что эволюционировать могут  только биологические формы материи, то есть живое вещество?! На самом деле эволюция существовала всегда.  Вселенная прошла через ряд фазовых переходов,   породивших жизнь.   Изначально ведутся споры о материальности мышления. Идеи нельзя потрогать, но отрицать их существование глупо. Мысли людей породили информационное пространство. И оно стало самостоятельно развиваться по тем же самым законам эволюции, которые привели к появлению вещества и жизни. Если материален даже вакуум, то, что ж тогда говорить об информации.
Данный парадокс не мог не породить теорию мемов. Сразу оговоримся. Безусловно, верить или не верить можно только в Бога. Всё остальное надо подвергать сомнению. Мы доводим информацию в означенных терминах, потому что других просто нет. Мемы – репликаторы есть модель эволюции информационного пространства. Мемом может считаться любая идея, символ, манера или образ действия, осознанно или неосознанно передаваемые от человека к человеку. Подобно генам, мемы — это репликаторы, которые для размножения копируют сами себя. Мемы могут размножаться по воле носителя или помимо неё. Мемы часто образуют группы,  комплексные мемы - мемплексы, объединяющие несколько мемов для совместного овладения умами носителей и для усиления в борьбе за них.   Если теории мемов нет ещё и полвека, то об эгрегорах   известно уже тысячи лет. Под эгрегорами понимаются энергоинформационные образования, возникающие из некоторых психических выделений человечества над большими коллективами. Эгрегоры лишены духовных монад, но обладают временно сконцентрированным волевым зарядом и эквивалентом сознательности. Они изначально   возникают из направленных эмоций и мыслей группы людей, объединённых общей идеей.  Как видим, эгрегоры весьма схожи с мемами и практически неотличимы от мемплексов.
               
Испанцы легко разгромили ацтеков. Они пребывали в полной уверенности  в том, что являются орудием Провидения.  Агрессоры просто слились со своим мемплексом, и война шла в двух ипостасях: на земле, и на небе. Индейцы же, запутавшись в   собственных страхах, питали свой эгрегор лишь ментальным дерьмом, ослабив и себя и своих богов.
Македонцы никогда не сомневались в правоте своих идеалов и видели во врагах только праведные жертвы.
С монголами получилось ещё интересней. В истории человечества это единственный случай. И ассирийцы, и арабы, и крестоносцы, и конкистадоры не прочь были пограбить. Но делали это они под соусом всякий идей: то проповедь религии, то акцент на новый порядок. У монголов кроме «пограбить» не было ничего.                Кочевники насытили своё ментальное порождение кровью убиенных. Это чудовище дало степнякам такую подпитку, что, не будь они полностью индифферентны в вопросах религии, сегодня никто не сомневался бы: истинное имя Творца Вселенной -  Тенгри,  Вечное Синее Небо.
И русская социальная, и немецкая национальная революции дали колоссальный взлёт духовной энергии.  Красноармейцы целый год ждали, когда же это немецкие рабочие в форме Вермахта повернут оружие против собственных буржуев.     На помощь марксизму пришлось подтянуть и русский национализм, и поверженного христианского бога. Наш потенциал на небе рос как на дрожжах. Немцы тоже на месте не стояли. В 1939 году лишь один из ста арийцев мог попасть в СС по антропологическим признакам. А в сорок пятом туда уже брали даже калмыков, представителей монголоидной расы. А крымских татар внаглую записали в арийцы, как прямых потомков готов.  И какой Бог простит такую явную халтуру, даже, если сам бог есть порождение ментальных эманаций людей?! По мере того, как один за другим гибли убеждённые нацисты, не имея былой подпитки, чахло и их божество. Немцы не оправдали доверия сначала своего эгрегора, а затем и фюрера, заявившего, что лузеры, не сумевшие справиться с великой задачей, вообще не имеют права жить на Земле.
 Теперь, когда истоки силы агрессора ясны, победы русских осознаются во всём своём величии. Они  над  рамками исторических процессов. Остаётся лишь констатировать: «Неисповедимы пути Господни».

                162.*** 
Необходимо отметить, что для большинства людей понятие «раньше» легко укладывается в собственный жизненный опыт. В лучшем случае в «что ты тут дурь  всякую несёшь, даже дед мой об этом ничего не говорил». Осознание того, что биография деда уводит личное восприятие истории в «глубину веков» всего на полсотни лет, мало кого волнует. Такая аберрация дальности свойственна не только поколению, информационная база которого состоит в основном из заголовков статей Википедии. Представители «древнейших» боярских родов в годы правления Петра Великого воспринимали эпоху Дмитрия Донского как невообразимую старину.
Нас упрекнут тем, что Россия извечно догоняла Запад, но так и не смогла догнать. Даже в годы, когда задача приняла мессианский характер. С чего это вдруг ситуация изменится?! О том, что не вдруг, мы сказали уже не мало. Приведём новые факты. Никогда Русская цивилизация за весь тысячелетний период не превосходила Запад по уровню технологического развития. Даже СССР или шёл с США «ноздря в ноздрю», или на полшага отставал. Сегодня мы далеко впереди. Наш отрыв в гонке вооружений измеряется годами, на некоторых направлениях даже десятилетиями. Стоит напомнить и о себестоимости   равнозначных и даже превосходящих аналоги типов оружия. Она в разы, десятки и порой сотни раз ниже, чем у потенциального противника. И осуществлён этот прорыв в кратчайшие сроки молодыми гениями при ресурсной базе, как минимум, на один порядок меньшей, чем у соперника. 
 В этом вопросе важно не перепутать причину и следствие. Откуда взялись эти молодые гении? Ведь родились они в эпоху духовного упадка, который мы датируем 1975-2005г.г. И росли в условиях апатии и полной моральной дезориентации. Когда вовсе неясно было, являлась ли Зоя Космодемьянская величайшей героиней, бесстрашно погибшей за Родину, или всё-таки она была сталинисткой - фанатичкой, безжалостно сжигавшей избы русских крестьян, обрекая их на мучительную смерть морозной зимой. Прямо скажем, годы, в которые эти люди формировались, были для страны не лучшими.
Возьмём подобный пример. Большая часть жизни Чингисхана прошла в тяготах, вплоть до рабства. Но невзгоды лишь закалили его. А вот потомки «Повелителя Вселенной» изначально жили в роскоши. И где сейчас Монголия?!
Многие не воспринимают географический детерминизм как закон. Ещё большее раздражение вызывает детерминизм хронологический. Поэтому будем апеллировать крайне аккуратно. Как мы помним, Рим возник в 753г. до н. э., Византия в 200 году, Запад в 843 году, Русская цивилизация в 1380 году. России шесть с половиной веков, она невероятно молода. Для Рима этот возраст, 650 лет, соответствовал подъёму республики, территориальному расширению, бурному экономическому росту. В Византии закончилась пора иконоборчества, наступило укрепление всех сторон общественной жизни. В Европе, с точностью до года, началась эпоха Великих географических открытий и тотального доминирования Запада на всей планете.
Европе сейчас около 1200 лет. И для Рима, и для Византии это возраст последних десятилетий существования. Запад своё уже отжил и сказал миру всё, что мог и должен был сказать. Россия же ещё только в самом начале пути к расцвету. Своих Галилеев и Ньютонов Запад уже породил, наши же    ещё не явились на свет. Самое большое, едва пошли в первый класс. И Запад чувствует это, точнее, чует.
Какой советский человек не приникал ухом к радиоприёмнику 50-40 лет назад, с замиранием сердца слушая «всю правду» от «Би-Би-Си» и прочих «Голосов Америки». Описывая актуальнейшие моменты окружающей действительности, поэт замечал:    «Вон дантист-надомник Рудик, у него приемник "Грюндиг",
Он его ночами крутит, ловит контру ФРГ». И где этот Рудик сегодня? Живёт он во Франции или Германии, ходит вместе с «жёлтыми жилетами» на погромы по субботам или на тусовки полусумасшедших экологов. А новости предпочитает получать с российских каналов «Russia Today» и «Sputnik».                А тех провокаторов, которые «вещали из-за бугра», сегодня «прямо за волосы» вытаскивают в московские студии и здесь на ура ментально «закатывают в эвристический  асфальт».
 Наших же «борзописцев» приглашать на Запад просто боятся. Пугает их квалификация! Ведь они на один щелчок пальцами кому угодно объяснят, в чём разница между трансцендентным и трансцендентальным, и почему последнее имманентно    нашему сознанию. Россия начинает  преобладать над Западом и в духовной сфере. Это  грандиозный разворот, масштаб которого ещё предстоит осознать. Когда подобное было в нашей истории?! Александр Невский метался между двух жерновов, пытаясь спасти хотя бы душу народа. Пётр Первый готов был перетрясти и душу, принеся её в жертву модернизации. Победители Наполеона упивались французской культурой, вовсе не видя в этом унижения. И даже в сорок пятом году, выиграв чудовищную войну, многие советские люди попали под обаяние «культурных наций». Сегодня полюса поменялись. Ещё недавно такие термины как «фирмА», «импорт» были на слуху. Тучи анекдотов сообщали о том, что в «этой стране»   могут хорошо делать только детей. А всё, что изготавливается руками, никуда не годится. Новое поколение россиян не только не разделяет этих взглядов, оно их презирает и ненавидит.
Уже режет слух: «немецкое качество», «японское качество». Чётко формируется императив: «Мы, русские, что, пальцем деланные? И не можем создать лучшие в мире товары?! Ракеты и танки получаются, а чайники и пылесосы нет?». Азиаты перестроились быстрее всё ещё утопающих в собственном снобизме европейцев. У них реклама уже не о замечательных корейских машинах для русских неумех и увальней, что над нефтяными морями, да алмазными горами сиднем сидят. А для прекрасных русских покупателей, умных и трудолюбивых, добрых и щедрых, живущих в самой замечательной стране мира, автомобили от фирмы такой-то. Ну, а   то, что она корейская, затушёвывается всеми силами. А российские производители рекламного контента, сами не понимая глубинного смысла сказанного, ведь «большое видится на расстоянье», заявляют: «это лучшая продукция в мире. Да что там в мире, в России!». Такой ход был не под силу даже товарищу Сталину!
Запад Россию боится. И вовсе не потому, что завтра десять миллионов «боевых бурятов» на лошадях-киборгах пронесутся над развалинами европейских городов. Это и без нас сделают арабы и негры.
Их пропагандисты создают один за другим фейки о том, как наши суперагенты убивают неугодных людей супер химикатами. А хакеры взламывают самые совершенные системы защиты, проникая в любые компьютеры. И уже не просто оказывают влияние, а по сути, управляют всеми процессами. Это вообще о чём?!  Они реально боятся нас, не сомневаясь, что наш технологический потенциал позволяет всё это осуществлять. Здесь ещё далековато до ацтекского восприятия всадника на коне как двухголового шестиногого чудовища. Но движение идёт в заданном направлении. Ладно, телевидение и радио, где наши «бойцы идеологического фронта» легко могут в пятницу отработать в мечети, в субботу в синагоге, а в воскресенье хоть в кирхе, хоть в костёле, хоть в православном храме. На Западе ужас вызывает  и мультяшная Маша со своим дружком Медведем. Она, видите ли, навязывает стандарты духовного превосходства русских!
 Напомним, Россия под угрозой завоевания развивалась по большей части путём вынужденных модернизаций. Приходилось концентрироваться на главном, часто принося в жертву основным целям менее важные. Выражаясь современным языком, «железо» всегда было крепким, а до «софта» руки часто не доходили. Дороги к лучшему в мире заводу могли быть в ухабах, а рабочие жить хорошо если в бараках, а то и в землянках. В сорок первом  и танки, и самолёты соответствовали задачам войны, а связь была никудышная. И так везде. Заметим, немцы проиграли Первую мировую войну, потому что упустили технологическую волну. Противопоставить английским танкам было нечего. Но одного урока им хватило. И танк в Вермахте приобрёл сакральную сущность. Стоит отметить, что вновь попались немцы на атомной бомбе, но, в общем, лишь косвенно.  Инфраструктура в широком смысле всегда была в России слабым звеном. Но не сегодня! «Дураки  и дороги» уходят в прошлое.  Ведь обжегшись на молоке, подстрахуешься и с водой. К сакрализации немцами танка добавим и другой пример. Когда Японию после двух с половиной веков самоизоляции «распечатали»,   и стоял вопрос о превращении страны в колонию, пришлось поменять даже религию. Место замшелого буддизма занял древний языческий культ, от которого сохранили лишь название. Японцам удалось «влить новое вино в ветхие мехи». Модернизация, технический прогресс, экономический рост – основные заповеди обновлённого вероучения. Аналогичная ситуация сегодня в России. Страх вновь наступить на старые грабли не даёт совершить былые ошибки.
Напомним, когда на протяжении веков индейцы и негры пытались отбиться от натиска белых, они   накладывали запрет на идеологию врага, в особенности на религию. Аналогия с современной Европой очевидна. Самые радикальные туземцы полностью отказывались от вещей пришельцев. Вспомним о запрете на огнестрельное оружие  в Японии. В то время, как Россия бурно развивает ядерные технологии, в первую очередь медицинские, Запад остановился в растерянности по принципу «и хочется, и колется». Явное торможение и в генноинженерных разработках. Засилье экологов давит на экономику, окончательно делая её неконкурентной.   Сейчас  Европа ратует    за экопоселения, снижение рождаемости, ограниченный экономический рост. А где «природа не храм, а мастерская», «мы не можем ждать милости от природы – наша задача взять их у неё»? Вместо прорыва в космос к безграничным ресурсам вещества и энергии проповедуется  идеология нулевого роста с ветряками и солнечными батареями.   Не удивимся, если повесткой дня станет возврат  к лошадям и быкам.  А то и к пещерам и одежде из шкур. Как минимум, тяжёлая поступь чайлфри, тех кто принципиально не хочет иметь детей, синхронизируется с Движением за ликвидацию человечества.  Не так ли и дикари, боготворя природу, восторгаясь её совершенством, считали себя гармоничной компонентой биоценоза. И вели между собой непрерывные истребительные войны, чтобы оставшимся в живых хватило ресурсов. 
 Ещё совсем недавно   капризной старухой считалась Азия. А сейчас сплошь молодые тигры и драконы. Европа же как-то незаметно превратилась в старушку. И никому это словосочетание не режет слух, ни у кого не вызывает отторжения!   

                163.***

Ещё в самом  начале колониальной экспансии, голландцы  заселили   южную окраину Африки. Затем эти территории вошли в состав Британской империи. И стали последним местом на планете, где белые удерживали власть над коренным населением. Негры победили в ЮАР в самом конце 20 века. Накопленной за столетия расовой ненависти вполне хватило, чтобы поставить вопрос о тотальном истреблении всех белых.
Мы уже вооружены знаниями о том, как подобное, эффективная этническая зачистка, реально произошло в соседней Руанде.  И заботы белых фермеров, буров, вполне понятны. У них единственный выход – миграция, то есть бегство. Сама Голландия, Канада, Австралия, Новая Зеландия, казалось бы, умелых земледельцев приветят везде. Но нет! Буры поголовно хотят уехать в Россию. В отличие от демагогов-политологов, буры на собственной шкуре испытывают геополитический расклад.
 В Голландию чернокожие приедут вслед за ними. В Австралии их детей задавят мусульмане. В Канаде оскальпируют насыщающиеся этническим самосознанием индейцы. А в Новой Зеландии поднимающие голову маори просто съедят. Буры хотят в Россию, ещё раз подтверждая, что цена любой теории определяется практикой. Они знают, где смогут сохранить свою расовую, этническую, религиозную, культурную и, даже хотя бы, гендерную идентичность.

По мере роста технологической оснащённости человечества, зависимость от природы, иными словами, роль географического детерминизма падает. Сила и эффективность современной экономики определяется себестоимостью произведённой энергии. Можно, конечно, выращивать энергетические леса, переводя аккумулируемую органической субстанцией энергию солнца в электричество. Но при наличии дешёвой энергии вполне реально перевернуть ситуацию с ног на голову. И наладить возделывание сельскохозяйственных культур в глубинах недр любых планет при полном отсутствии солнечного света. А это уже совсем другой технологический уровень!
 Весь двадцатый век Россией правили выходцы с Юга. Потому что там производился главный продукт – еда. Как только основным ресурсом стала энергия, в данный момент это углеводороды, южане были оттеснены на периферию властных позиций. Их сменили «питерские». И это не случайность, а закономерность!

Сегодня важнейшим, а по сути, единственно значимым ресурсом является интеллект: знания, информация. На первый план выходит талант нации в самом широком понимании вопроса. Новые российские Кремниевые Долины  не требуют своза всех китайцев,  индусов и прочих камбоджийцев. В отличие от калифорнийской долины, где это приходится делать ввиду отсутствия местных кадров. В 90ые годы 20 века казалось, что все одарённые люди из России выехали. И когда ещё народятся новые? Но мы знаем, что Русская цивилизация подошла в своём развитии к фазе наивысшего расцвета. И в отличие от Запада, скудоумие нам не грозит!
Лев Толстой как-то высказал мысль о том, что талантливый человек талантлив во всём. Наука показала всю глубину его заблуждений. А вот в историческом плане везёт или не везёт цивилизации – это вполне конкретные явления. Мы уже говорили о том, что в начале 17века, в период политической смуты, Россию чуть не добил трёхлетний неурожай с июльскими морозами. Или великие засухи 1972г. и 1975г. Заметим, ничего подобного с тех пор не было! А ведь неурожай на гране голода заставил правительство принять программу тотального орошения земель, вплоть до поворота северных рек на юг. Эти инвестиции оказались самыми неэффективными за всё существование СССР. В колхозах к тому времени уже не осталось людей, способных к восприятию инноваций. Все они ковали ракетно-ядерный щит Родины. А если бы засуха не выстрелила дуплетом, как могли развиваться события?
Везение тоже вполне материально. Оценивая внешнеполитические успехи нацистской Германии на протяжении ряда лет, понимаешь всю их невозможность и немыслимость. Вплоть до последних: принятие решений о нанесении летом 1942 года удара по Кавказу, а в декабре 1944года о прорыве в Арденнах. Всё это реально попахивало безумием. В контексте нашего видения Истории, где в качестве анализа промысла божьего мы используем такие термины как «мем» и «эгрегор», ничего удивительного здесь нет. А вот с позиций вульгарного материализма всё видится как фантасмагория. 
Все минусы российской действительности, квинтэссенцией отлитые с слоган «дураки и дороги», в наши дни неожиданно стали плюсами. Вслед за сверхоптимистами мы вовсе не собираемся узреть плюсы даже в надгробных крестах. Тем не менее, пройдёмся по пунктам.
Дороги. Гигантские расстояния и отсутствие удобных круглогодично незамерзающих портов не способствовали конкурентоспособности нашей экономики. Мы уже приводили пример, что доставка чугуна с Урала в Санкт-Петербург гужевым транспортом увеличивала его себестоимость втрое. В наши дни это всего лишь проценты, самое большое десятки процентов. А новейший российский порт Сабетта вообще построен в глубинах Арктики. Там,  где не то  что Макар телят не пас, а его коллега ненец или селькуп не пас и оленей! Мощнейшие российские ледоколы с атомными двигателями  рвут как промокашку даже четырёхметровый лёд.  А толще и не бывает.
Низкая плотность населения заставляла иметь непропорционально большую армию для защиты протяжённых рубежей. В наши дни малочисленность становится  важнейшим преимуществом: «меньше народа, больше кислорода!». Одно дело если на квадратный километр претендуют 8 россиян, совсем другое 400 индусов или 1200 бангладешцев. Слабая продуктивность наших почв всегда определяла низкую урожайность и производительность труда. Заметим, в империи ацтеков, в условиях уникального плодородия, в 1500 году производством еды занималось 20% населения. В Голландии 50%. А в России до самого 19 века 90%. Сегодня все эти факторы потеряли значение. Химизация в разы повышает плодородие почв, а роботизация аграрного производства практически выводит за скобки само понятие производительность труда. Единственно реальным фактором становится наличие миллионов гектаров сельхозугодий. И здесь Россия вне конкуренции. Ибо в Канаде и Австралии квадратных километров много, а пригодных для агропроизводства земель мало. Бразильцам же вырубить джунгли не позволит «прогрессивное человечество». Территория России даже при нынешних технологиях позволяет прокормить миллиарды людей, привет индийским товарищам. Если же эта еда окажется никому не нужной, свободные площади никто не мешает заставить теми же пресловутыми ветряками и солнечными батареями.
 Вся планета Земля насыщена полезными ископаемыми. Но на некоторых территориях их концентрация выше, чем на других. Россия по населению занимает в мире одну пятидесятую часть,  по территории одну восьмую, а по ресурсам не менее четверти.  Явно пропорция в нашу пользу даже по плотности распределения ресурсов.  И ещё раз насчёт везения. Царская Россия, как известно, активно экспортировала продукты питания. Но не за счёт избытка, а лишь из-за крайне низкого уровня потребления. Когда в СССР в 1963 году возникла угроза голода, впервые было за границей закуплено зерно. Восьмидесятивосьмилетний Черчилль в те дни заявил, мол, думал, что умру от старости, а придётся от хохота: Россия закупила зерно! Ещё в начале нового тысячелетия руководство страны пребывало в твёрдом убеждении, что сельское хозяйство это «ахиллесова пята», «чёрная дыра» и чуть ли не родовое проклятие нашей экономики. Подъём  агропроизводства произошёл вопреки всему: планам, инвестиционным программам, даже чаяниям и надеждам. Здесь остаётся лишь, набрав полные лёгкие воздуха, громко выдохнуть: «не, ну, реально попёрло!».
Ещё раз твёрдо заявим, всё вышеперечисленные преимущества лишь подспорье к нашему главному ресурсу: интеллектуальной мощи нации. И здесь, явно, пропорция напоминает соотношение площади России в мировом балансе и  наличия ресурсов. Количество интеллектуалов на сто тысяч населения у нас зашкаливает. Запад думал, что вывез всех. Но, похоже, наши женщины воспроизводят их в таком объёме, что никаких Кремниевых Долин не хватит. Поэтому по всей России идёт активное строительство мощнейших научных центров, чтобы эти гении в менеджеры не подались! Последние десять лет наша молодёжь на всех без исключения международных соревнованиях по всем позициям всегда первая. Как в знаниях, так и в навыках. То есть от теоретической математики до столярного мастерства. Пытались всякими мелкими махинациями и жульничеством задавить наших спортсменов, но всё это оказалось не более эффективным, чем фаустпатроны в руках подростков из гитлерюгенда  на развалинах поверженного Берлина!                И здесь сторонится не только Запад, но и Азия, включая и Китай, и Индию. 

                164.***
Необходимо для ясности развести в стороны такие понятия как ВВП на душу населения, уровень потребления, и уровень технологического развития. В какой-то степени, это параллельные линии.
В СССР ВВП был весьма приличным. Но лишь   потому, что, образно говоря, у каждого советского человека имелся собственный танк на случай войны, а вот владеть велосипедом мог далеко не   каждый. Соответственно уровень потребления, ещё и при отсутствии мяса, хромал изрядно.
 В Катаре и Брунее с ВВП и потреблением «всё в шоколаде», а насчёт технологического развития «и конь не валялся».
Экономика США изначально формировалась под потребительское общество. Там даже банального стирального порошка умудряются расходовать на среднестатистического потребителя вдвое больше, чем в России. Мы, между прочим,   от грязи тоже не завшивели! Когда узнаёшь, сколько каждый американец съедает лимонов, челюсти от оскомины сводит. А они ничего, справляются.
Конечно, США это пример исключительно расточительного потребления всего на свете. Но Европа тоже извечно жила по значительно более высоким стандартам, чем Россия. «Щи да каша – пища наша», ну ещё тюря с ботвиньей и кругом сплошной квас. Ни мяса, ни молока. Нет, конечно, кое-что имелось, но несопоставимо с европейскими масштабами. До 19 века в России вообще не производился сыр, хватало и творога.
Достойным ответом нашей тюре - размоченным, хорошо если в квасе, а то и в воде, крошкам хлеба - Европа посчитала фондю. Недоеденные с вечера кусочки сыра разных сортов!!! Это ж надо, ну, не смогли осилить, не полезло. Так вот кусочки эти плавят в вине и горяченькими с хлебушком. Неплохо!
Но привычка к ограничению потребления, не только российская особенность. Проиграв все войны, японцы взяли реванш в экономике. Мы уже говорили, рост производства имел для них сакральную, даже мистическую сущность. И в 1988году Япония по ВВП на душу населения выдвинулась  на первое место в мире. А дальше пошёл откат. Сейчас страна даже не в десятке. Но почему?! Японцы раскрутили маховик развития за счёт агрессивного экспорта. В дальнейшем производство могло расти лишь в том случае, если изготовленные в стране товары потребляют сами её жители. Например, как в США. Тут-то и вышла осечка. Японцу не нужен газон размером с футбольное поле. И дом с тремя ванными комнатами. Заметим, в США площадь всякого рода лужаек, вроде полей для гольфа,   больше, чем территория занятая главной зерновой культурой кукурузой! Японцу хватает водопада в трёхлитровой кадке и  сада из деревьев бонсай  в горшочке. А выспится он прекрасно в   ячейке капсюльного отеля площадью в два квадратных метра. Поэтому и не растёт японская экономика, что никому не нужны лишние горы товаров. Хотя с технологиями там до сих пор полный порядок.
В этом плане русские ближе к японцам, чем к американцам. Русский человек не станет, подобно финну или датчанину,   полтысячи лет пахать одно и то же поле, складывая вывернутые плугом валуны на обочине. И ни на миг не сомневаясь, что, в конце концов, камни закончатся. Нет, русский человек рванёт за Урал, через Алтай и Приамурье прямо на Гавайи, а там и до Калифорнии рукой подать. Ну, или на Марс, опираясь на лунные базы. Русскому человеку развести сады на Марсе несравнимо легче, чем навести порядок на даче. Потому как там мечта,  а здесь рутина. Все эти метафоры недалеки от научных определений, ибо психология этноса есть неумолимый параметр при формировании программ развития.
 Бедность в России никогда не являлась пороком. Нищих у нас не только не изгоняли, а привечали. Существует целый ряд государевых указов, где из века в век дело это считалось богоугодным. Кто такие Василий Блаженный  и Матрона Московская?! Величайшие святые. А в жизни они были людьми без определённого места жительства и рода занятий.  В Англии подобные элементы беспощадно преследовались. Чаще всего их просто  вешали на столбах. Да и во Франции блаженную Жанну Д’Арк, спасительницу Отечества,   из политических соображений «слили» при первом же подвернувшемся случае. У нас же всё по-другому. Потому как русские это не нация практических решений, а люди высокой мечты. Напомним вновь, строить Коммунизм больше никому в голову не пришло!
Нашей цивилизации нужны великие проекты. Когда весь мир помешан на императиве «лучше бы бабушкам раздали», мы способны и пояса затянуть, и рукава засучить, и отложить сиюминутное потребление ради завтрашнего величия. И каждый готов принять будущее не в килограммах колбасы и квадратных метрах жилья, а в потенциале технологического прорыва.
В последние сто лет сформировался устойчивый стереотип о том, что религия есть жёсткий антипод прогресса. В качестве ярких примеров приводят биографии Джордано Бруно и Галилео Галилея. Однако мы видим ситуацию не столь однозначной.
 Дать определение религии несложно. Это  система взглядов, обусловленная верой в сверхъестественное. Она включает в себя свод моральных норм и типов поведения.                Бог есть  сверхъестественное Высшее Существо,  в некоторых  религиях  рассматриваемое как личность. А вот сформулировать дефиницию религиозности  несравнимо сложнее.   Данное понятие   рассматривается как вовлеченность в религию     и следование религиозным ориентирам. Но это обо всём сразу и ни о чём одновременно.  В одну корзину складываются  ритуальные, идеологические, интеллектуальные,   конфессиональные, доктринальные, нравственные и  культурные аспекты. Раскинули сеть - шире некуда, и мышь не проскочит.
 Напомним, в мире полно религий, где личностного  Бога-Творца нет вообще. Кроме привычных нам авраамических – иудаизм, христианство, ислам - это почти все остальные. А чем Коммунизм не соответствует определению религии. Отсутствием веры в чудо?! Ну, извините, попытаться за двадцать лет построить своими руками рай на земле могли только люди с глубоким религиозным чувством. А ведь именно это поколение за пятнадцать лет до того выиграло  величайшую войну. И лишь потому, что религиозный накал уровня  Зои Космодемьянской был не у десятков, а десятков миллионов людей. Да, коммунисты объявили себя безбожниками. Но фактически произошла подмена тезиса. Одно вероучение вытеснило другое. Так же, как в 988году, когда Перуна таскали за серебряные усы.
Возврат к старым богам, явление весьма обыденное. Вспомним неудачную попытку римского императора Юлиана-отступника вернуть язычество. Раджпутскую революцию в Индии  в 8 веке, сокрушившую буддизм.  Новое торжество   зороастризма в Персии при династии Сасанидов, 224-652 годы. Реанимацию синтоизма в Японии в конце 19 века. Так что наше обращение к истинной вере ничем особым не отличается.
 А вот сегодняшний атеизм Запада – это явление совсем другого порядка. Идёт не замена тезиса, а его ликвидация. Дискурса просто нет. Можно вспомнить об антисистемах – катарах, богомилах, манихеях - проповедовавших торжество смерти. Но они всегда встречали отпор здравых сил общества. Сегодня этого нет. Откуда возьмутся дети в однополых браках?! А они там и не нужны. Так же не нуждаются в них и чайлдфри. А Движение За Самоликвидацию Человечества растёт и ширится под лозунгом, что люди на нашей планете есть сплошное Зло. И надо самоликвидироваться, оставив жизненное пространство для пауков и тараканов. Кроме этих весьма отвлечённых размышлений  есть и более осязаемые проявления тенденций.
Запад, сформулировавший само понятие прогресса, сегодня боится развития и движения вперёд. Для тех, кто полагает, что это   невозможно в принципе, напомним: СССР, где Наука являлась основой культа, из культовых же соображений упустил две технологических волны, развитие биотехнологий и компьютеризацию. Возникает парадокс: безбожный Запад всё больше боится развития, окукливаясь в коконе собственных страхов и предубеждений. А вернувшаяся в лоно традиционной религиозности Россия повышает ставки. Сегодняшний лозунг дня: «А зачем НАМ нужен мир, в котором не будет места для России?!».
Будущий диссидент и антисоветчик академик Сахаров предлагал в случае чего сделать удобный для судоходства большой Мексикано-Канадский пролив  при помощи взрыва термоядерных зарядов, расположенных вдоль и восточного, и западного побережья США. Но руководство страны его не поддержало, предвидя неисчислимость возможных человеческих потерь. В наши дни данный вопрос решён положительно. Заряды эти в любой момент могут быть доставлены на исходные позиции и приведены в действие.
 Самое интересное, официальная церковь, независимо от конфессий, легко смиряется с любыми технологическими новшествами. А позицию твердолобых сектантов занимают как раз вульгарные атеисты на Западе. Мы не сомневаемся, что религиозность, это естественная, эволюционно возникшая  потребность человека. Такая же, как необходимость есть, спать, размножаться. Возможно, она и является главной границей между людьми и животными.  А западный, ничем не замещённый, атеизм есть лишь проявление нарастающей духовной скудости. Наши же попы готовы освятить хоть лазерную установку, сбивающую с орбиты спутники, хоть термоядерный реактор.
Что такое  достижения людей для Творца вселенной, из ничего создавшего миллиарды звёзд и соответствующее количество планет?! Ровным счётом ничего! Так что поводов для беспокойства нет, союз Религии и Науки будет только крепнуть и торжествовать.
Ещё в 60 годах 20 века в СССР появилась возможность построить Цифровую экономику и Цифровое общество. Напомним, первый мобильный телефон был создан в нашей стране в 1957году. Но лидеры правящей партии быстро сообразили, что компьютеры  оттеснят КПСС от реальных рычагов власти. Технократическое общество их пугало, мир бездушных алгоритмов был им чужд.
Сегодня цифровая диктатура никого не смущает. Наша цивилизация  всегда существовала под тотальным контролем. И всевидящие  камеры, торчащие из-за каждого куста, просто неотъемлемая часть пейзажа. А ведь в той же Америке это повод для горячих споров. Цифровая диктатура, как и любая другая, это наше родное.  Централизованное распределение ресурсов, в первую очередь информации, стало главной бедой советской экономики. Но сегодня, когда мощь алгоритмов становится основой развития, Маятник Истории качнулся в другую сторону. Централизация   становится благом. Западные политологи предупреждают: «Если демократия не приспособится к меняющимся  условиям, будущие поколения будут жить при цифровой диктатуре». Мы же решительно утверждаем:  подчинительный союз «если»  в данном предложении явно излишен.
Пока швейцарцы доводили до блеска свои всемирно известные часы, русские  нахлобучили на планету часы на двенадцать  часовых поясов. Для нас очевидно: ближайшие 40-60 лет будут временем торжества России. Мы не собираемся обгонять Китай по производству кроссовок и губок для мытья посуды. И даже Америку по потреблению мяса. Пусть едят, лишь бы не во вред здоровью! Но преобладание России в широчайшем спектре высоких технологий, а также духовной, и культурной отраслях жизни для нас, несомненно! Но почему максимум 60 лет, почему прогноз столь недолог? 
 Мир стоит на пороге величайшей революции в истории не просто человечества, а всего живого на Земле. В течение четырёх миллиардов лет правила существования жизни на планете не менялись, все живое подчинялось законам естественного отбора и   биохимии. Но сейчас наука заменяет эволюцию через  естественный отбор  эволюцией    разумного замысла. Замысла не божьего, а человеческого. Мы не сомневаемся, что эту гонку Россия выиграет.  Но останутся ли в том мире государства, нации, расы. И даже сам биологический вид хомо сапиенс. Вероятность этого очень мала! Это будет уже совсем другой мир, в котором нынешние категории и императивы станут никому не нужны. Мы, конечно же, попытаемся заглянуть в такое будущее. Но это повод уже для совсем другого дискурса.

 Конец тематической подборки миниатюр с    143 по    164. 
               
                Продолжение следует.


Рецензии
Настолько интересно читается и так плотно совпадает с собственными, конечно, более скудными, представлениями, что не хочется задаваться вопросом: откуда автору это все известно? Где ссылки и первоисточники? С удовольствием продолжу чтение, несмотря на всяческие проблемы на этом пути. Автору уважение и благодарность.

Георгий Иванченко   28.07.2019 06:55     Заявить о нарушении
Уважаемый Георгий! Я заведомо поместил текст в раздел языковых игр. Это не научная работа и ссылки на источники её просто отяготят. Однако миниатюры с 143 по 164 составили единое композиционное полотно. И я вынужден выставить их отдельной книгой, что и сделаю в ближайшее время.Как Вы уже успели осознать, тексты такого уровня информационной насыщенности были невозможны тридцать лет назад. Условно говоря, тому же Пикулю для точного цитирования речи Петра Первого перед Полтавской битвой необходимо было попасть в приличную библиотеку и перерыть там горы литературы. У меня через запрос поисковика ушло на это пару минут. Производительность труда автора, выраженная в количестве переработанной информации, вырастает в десятки, а порой и тысячи раз. Я даю абсолютную гарантию на каждую находящуюся в тексте цифру, дату, цитату. Да и как можно лукавить, если всё это не трудно проверить, даже не отходя от компьютера. Образно говоря, в Интернете есть всё, важно лишь понять, а что именно нужно лично тебе. Конечно, способность автора видеть всю мировую историю как единое полотно во времени и пространстве никакими браузерами не заменишь. Но и гиперссылки это несомненно прорыв. Льву бы, Николаевичу Гумилёву наш потенциал! Уж он бы развернулся. Современные авторы, на которых я равняюсь - Александр Марков, Джаред Даймонд, Юваль Ной Харари и многие другие - несомненно, обрабатывают информацию по той же схеме, что и я. Замечу, видение Истории, то есть её интерпретация, отражённая в тексте, не несёт на себе даже тени компиляции. Ради этой идеи и написан текст объёмом с приличный роман. За обоснованность выводов готов нести ответственность не меньшую, чем за сами, подвергнутые анализу факты. Если у Вас появится потребность в более тесном дискурсе, можно написать мне личное сообщение. Всегда готов к полемике. Ваш литературный коллега!

Лев Хазарский   29.07.2019 00:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.