Война Джека Хинсона

1862 год.

1.

    Через раскрытые ворота плантации Баблинг-Спрингс (Bubbling Springs), во двор въехал небольшой отряд, не больше дюжины кавалеристов в синих,покрытых пылью мундирах. Это был патруль северян. Впереди верхом на прекрасном скакуне красовался молодой щеголеватый лейтенант.
    Джек Хинсон, хозяин плантаций, еще издали заметил подъезжающий отряд солдат, и это ему не понравилось. Любой визит военных приносит с собой какие-то несчастья и проблемы, особенно когда идет война.
Хинсон вышел навстречу солдатам. Первая мысль, которая пришла ему в голову, что-то случилось с его сыновьями, которые еще с утра отправились в лес на охоту. Плохое предчувствие не обмануло его…
    Офицер подъехал и натянул поводья, придерживая коня. Остальные всадники рассыпались, взяв Джека Хинсона и лейтенанта в полукольцо.
    - Мистер Хинсон?!
    - Да, это я…
    - Джордж и Джек, это ваши сыновья? – спросил офицер.
    Лейтенант даже не соизволил поздороваться и представится. В груди Хинсона что-то оборвалось, а в горле сразу пересохло.
    - Я задал вам вопрос! – повысил голос лейтенант.
    - Да, все верно. Джордж и Джек — это мои сыновья…- поспешно пробормотал мужчина.
    - Мистер Хинсон, тогда у вас большие неприятности, - тонкие губы офицера растянулись в презрительной усмешке.
    - Сэр, не понимаю, о чем вы говорите…- Джек Хинсон не мог оторвать глаз от начищенных до блеска сапог офицера.
     Лейтенант в свою очередь с интересом рассматривал пожилого мужчину, стоявшего перед ним. Невысокого роста, не выше 5 футов и 5 дюймов (1), худощавый, с длинными руками. Маленькие бесцветные глаза смотрели настороженно и недружелюбно. Губы плотно сжаты. Этот человек не понравился лейтенанту с первого взгляда.
    - Сегодня наш патруль задержал двух бушвакеров (2). Ими оказались ваши сыновья, - теперь лейтенант пытливо всматривался в лицо мужчины, ожидая увидеть, какую реакцию вызовут его слова.
    - Не понимаю, какое отношение имеют мои сыновья к бушвакерам…
    - Самое прямое! Их задержали в лесу. Они бродили рядом с армейским лагерем. И эти двое парней были вооружены ружьями…
    - Господин офицер, вы все верно сказали. Мои мальчики сегодня отправились на охоту. Они надеялись подстрелить оленя, - сказал Хинсон. – Неужели вас, военного человека удивляет, что парни взяли с собой на охоту ружья…
    - Меня удивляет совершенно другое в этой ситуации! – перебил мужчину лейтенант, повышая голос. – С какой целью ваши сыновья оказались вблизи нашего лагеря?
    - Скорей всего, это произошло случайно и неумышленно…
    - Боюсь, не все так просто! – ухмылка сползла с лица офицера, а его голубые глаза налились яростью. – В последнее время участились обстрелы нашего лагеря, и наших патрулей. Мерзавцы, называющие себя бушвакерами,скрывающиеся в лесу, стреляют в спины нашим солдатам. К сожалению, среди солдат есть раненые и есть убитые… Мы пытались обнаружить и поймать этих стрелков. Пока все безрезультатно. Само собой, напрашивается предположение, что эти мерзавцы из местных. Они хорошо знают каждую тропинку в лесу, поэтому легко уходят о погони.
Хинсон успел рассмотреть, что среди кавалеристов его мальчиков не было.
    - Лейтенант, уверяю вас, мои сыновья к этому не имеют никакого отношения! В округе все знают, что я и вся моя семья соблюдает нейтралитет! Мы не вмешиваемся в эту войну. Кроме нашей плантации табака нас ничего не интересует…
    - Нейтралитет! Не правда ли, какое очень даже удобное слово, - тихо рассмеялся офицер. – За таким словом хорошо прятать себя и свою большую семейку. В такое непростое и тяжелое время очень трудно соблюдать нейтралитет. Я удивляюсь, как вам, удалось это сделать… Лично я, презираю таких людей, как вы, мистер Хинсон! Честно, я бы понял вас, будь вы на стороне южан.  В этом случае вы бы отстаивали какие-то идеалы… По вашим словам, вы никуда не вмешиваетесь и ни во что не влезаете, чтобы затем, когда победит одна из сторон, присоединиться к победителю! Очень даже удобно. Но я здесь не для того, чтобы стыдить вас или вычитывать вам морали…
    Офицер внезапно зло рассмеялся:
    - Мистер Хинсон, я вас презираю! Ой, простите меня. Я уже это говорил вам. Ну, да ладно, вы переживете… Мистер Хинсон! Я знаю вас всего несколько минут, но уже понял, что вы большой лжец…
    - Лейтенант, почему вы, позволяете разговаривать со мной в таком тоне? – возмутился Джек Хинсон.
    - Действительно, почему? – офицер сделал задумчивое лицо. – Как насчет вашего еще одного сына, который служит у конфедератов? Его кажется, зовут Уильям? – спросил лейтенант. – Прошу вас, поправьте меня, если я ошибаюсь.   
    Джека Хинсона бросило в пот. По спине противно скатывались холодные капельки пота.
    - Я ни за что не поверю, если вы скажите в свое оправдание, что вы этого не знали, - лейтенант торжествовал. – Как видите, ваши заверения о нейтралитете - всего лишь пустые слова. Кроме того, с вашей стороны была попытка ввести меня в заблуждение. Проще говоря, обмануть. Я же не люблю, когда меня обманывают!
    - Джордж и Джек ни в чем не виновны! – настаивал на своем Хинсон.
    - У меня сложилось несколько иное мнение насчет вашей семейки! Уильям покинул дом и ушел воевать на стороне южан, - стал развивать свою мысль лейтенант. – Может, он добрался до армии, а может, болтается по здешним лесам, присоединившись к проклятым бушвакерам, и нападает на наших солдат. Двое ваших других сыновей, Джек и Джордж решают проведать своего брата Уильяма, а заодно поохотиться на солдат…
    - Это все ваши глупые домыслы! – вскричал в гневе Джек Хинсон.
    - Согласен! Я этого и не скрываю, что всего лишь немного фантазирую. Но, как славно все складывается…
    - Я бы хотел знать, где мои сыновья? – Хинсон всем своим видом показал, что ничуть не боится офицера и его солдат.
    - Ах, да, ваши сыновья… Простите, немного отвлекся, - лейтенант чуть повернулся в седле. – Сержант! Мистер Хинсон интересуется своими сыновьями. Где они?
    - Одну минутку, сэр! – весело рявкнул мордатый сержант, после чего противно рассмеялся.
    - Сержант, пусть мальчики останутся на плантации, вместе с отцом. Нам они больше не нужны, - добавил лейтенант.

2.

    Джек Хинсон ничего не понимал в том, что происходило. Между офицером и его сержантом шла какая-то нехорошая игра, правила которой известны были только им двоим. Хинсон видел, что Джорджа и Джека нет среди солдат, но офицер сказал, чтобы сержант оставил мальчиков… Может, к плантации направляется другой отряд кавалеристов, и мальчики находятся там…
    Мордатый сержант тем временем тяжело слез с лошади и неторопливо отвязал от седла два грязных мешка. Затем сержант, прихрамывая на правую ногу, приблизился к забору перед домом.
    - Мистер Хинсон, господин лейтенант приказал вернуть ваших мальчиков домой… Господин лейтенант очень добр к вам, - бормотал сержант, развязывая мешки.
    - Вернуть?... Но, я их не вижу…
    - Всему свое время.
    Что делает сержант? Зачем он, принес какие-то мешки…
    Когда сержант перевернул мешки и потряс, у Хинсон подкосились ноги, а глаза заволокло мутной пеленой. За миг до того, как на глаза нахлынула пелена, Хинсон успел разглядеть, что находилось в мешках.
    Солдаты привезли две отрубленные головы его сыновей, Джорджа и Джека. Мордатый сержант с подленькой ухмылкой вытряхнул мешки, из которых вывалились головы и покатились по земле. Сержант,кряхтя, подобрал с земли все, что осталось от его сыновей, после чего,не спеша, основательно пристроил головы на двух воротных столбах.Сзади, где испуганно сбились в кучу вокруг жены его остальныедети и сбежавшаяся прислуга, кто-то громко вскрикнул, а затем заплакал.
    - Вы убили моих мальчиков…- еле слышно проговорил Хинсон.
    - Мы их расстреляли, как вражеских солдат!
    - Они не были солдатами…
    - Чтобы стрелять подло из кустов, для этого не обязательно надо быть солдатами. Считайте, что это месть за подло убитых бушвакерами наших солдат.
    - Вы убили моих сыновей без суда, самостоятельно приняв такое решение…
    Ни для кого не было секретом, что после того, как войска северян захватили фортДонельсон, партизанские атаки на солдат Союза участились.Бушвакеры не давали солдатам спокойной жизни. Здесь, в тылу, северяне зачастую чувствовали себя, словно на поле боя. В ответ солдаты хватали любого подозреваемого в содействии партизанам. Расправа была скорой и обычно происходящей без судебного разбирательства. Именно об этих расправах ходили упорные слухи среди мирных жителей.
    - Идет война! И я, имею полное право разобраться с подозреваемыми в нападении на наших солдат! – лейтенант с трудом сдерживался, чтобы не накричать на старого болвана.
    - Неужели ваша задача в борьбе с бушвакерами заключается в том, чтобы схватить первых, кто вам попался!
    - Получается этим парням сильно не повезло.
    - Зачем…
    - Что зачем? – озадаченно спросил лейтенант.
    - Зачем надо было резать моим мальчикам головы?
    - Чтобы другим негодяям неповадно было! Теперь все остальные, у кого чешутся руки, усвоят урок и будут знать, что мы ни с кем не собираемся церемониться…
    - Вы не должны были делать этого…Не должны были уродовать тела, моих бедных мальчиков… За это кто-то должен ответить…
    - Хинсон, лучше заткнись! А тоя вздерну тебя прямо здесь, перед оставшимися твоими детьми! – вспылил лейтенант.
    - За это кто-то должен ответить! – упрямо повторил Хинсон.
    Серые, холодные глаза, сжатые губы и массивная челюсть ясно указывали, что мужчину очень трудно запугать.
    - Арестовать этого бунтовщика и предателя, а вместе с ним и его жену! – прорычал лейтенант.
    Один из солдат склонился к офицеру и что-то стал торопливо ему говорить.
    - Да мне плевать, что в доме Хинсон останавливался сам генерал Гранд! Это совершенно ничего не меняет! – прервал доклад солдата офицер.
    Скорей всего, лейтенант собирался арестовать Джека Хинсон и его жену, как людей, имеющих прямое отношение к двум ранее казненным, предполагаемым бушвакерам.
    - Сэр, дело ваше, но генерал Гранд будет недоволен вашим решением, - проявил твердость солдат.
    Лицо лейтенанта исказилось от злобы, но он сумел сдержать себя. Последовала очередная команда:
– Сержант, тщательно обыскать дом Хинсон и все амбары, сверху донизу, а затем, снизу доверху! Ищите оружие и любую контрабанду…
    - Есть, лейтенант! – живо отозвался сержант.
    - Хинсон, молите Бога! Если мои ребята отыщут оружие, то я с чистой совестью вздерну вас! – пообещал лейтенант.
    Офицер подозвал к себе двух солдат.
    - Глаз не спускайте с этого мерзавца, пока в доме идет обыск! – громко, чтобы слышал мужчина, отдавал распоряжение лейтенант. – Я пока не решил, как поступлю с этим болваном. Но, если он скроется, я повешу вас обоих!
    Лица солдат стали белее снега от страха. Вскинув винтовки, они застыли рядом с хозяином плантации, не спуская с него глаз. Но, старый Хинсон никуда не собирался бежать. Он оставался стоять перед забором, в том месте, где сержант оставил головы его сыновей. Его тощая фигура сжалась, и словно стала меньше ростом. Длинные руки заметно подрагивали, а глаза слезились. Он стоял и не мог оторвать своих глаз от отрезанных голов.
    Смерть очень сильно изменила и изуродовала лица сыновей. Если лицо старшего Джорджа было спокойным и умиротворенным, то лицо младшего Джека исказилось до неузнаваемости от страха и боли…
    В это время в доме шел обыск. Судя по доносившимся оттуда звукам, солдаты прилагали максимум усилий не для того, чтобы отыскать что-нибудь запретное, а для того, чтобы как можно больше произвести разрушений. В доме то и дело что-то рушилось, ломалось, трещало и билось. Похоже, один только Хинсон оставался безучастен ко всему происходящему.
    Обыск закончился поздно вечером. Солдаты уехали, ничего и не найдя. Хинсон так и продолжал стоять около забора, рядом с тем, что осталось от его сыновей.
    - Старик, тебе и твоим волчатам лучше не попадаться у меня на пути! А то еще не досчитаешься кого-нибудь из них, - крикнул напоследок лейтенант.
    - Тебе офицер, тоже лучше не попадаться на моем пути, - спокойно ответил Хинсон.
    Злой взгляд мужчины не понравился лейтенанту.
Уже немного поздней стало известно, что, задержав Джорджа и Джека, солдаты их расстреляли, а тела привезли в Довер. Убитых парней провезли вокруг площади суда при скоплении народа. Затем трупы обезглавили, таким образом показывая, что будет с теми, кто стреляет в солдат. Впрочем, многие из местных, хорошо зная Хинсона и его сыновей, не верили, что Джордж и Джек принадлежали к бушвакерам.

3.

    Джек Хинсон добился, чтобы военные вернули ему тела сыновей. Не по-христиански хоронить в могилах одни головы.
    После похорон, когда соседи и знакомые выражали свои соболезнования, одним из последних подошел старый приятель Хинсона, АлланДраммонд.
    - Джек, мне очень жаль твоих мальчиков… Ведь я знал Джорджа и Джека с самого детства… Война никого не щадит… Прими мои соболезнования…
    - Нет, Аллан, война здесь ни при чем. Есть конкретные люди, виновные в смерти моих детей, - неожиданно четко проговорил молчавший до этого момента Хинсон. – Кое-кто скоро ответит за их смерть.
    - Джек, неужели ты, собираешься мстить? – казалось, мистер Драммонд сам испугался своего вопроса.
    - Нет. Я всего лишь хочу восстановить справедливость, - сказал в ответ Хинсон. – В любом случае, мои сыновья не заслужили такой ужасной участи…
    Мистер Драммонд прочел в глазах приятеля ненависть и решимость. Теперь он был уверен, что Хинсон принял окончательное решение, в котором переубедить его невозможно.
    Еще через пару дней у Джека Хинсона состоялся другой разговор. Мужчина лет тридцати, встретив Хинсона, стащил с головы старую, потертую шляпу и приблизился к Джеку.
    - Мистер Хинсон… Меня зовут ЛинсиХоум… Я не был на похоронах ваших сыновей, но хочу выразить свою печаль по поводу их смерти…- мужчина явно собирался, что-то сказать, но не решался.
    - Благодарю вас… Чего же вы хотите мистер Хоум? – напрямую спросил Хинсон.
    - Мне известно имя…- сказал Хоум.
    - Имя? Какое еще имя? – удивился Хинсон. – Не понимаю, о каком имени идет речь…
    - Простите сэр, выразился неточно…
    - Так вы, выражайтесь точней! – грубо посоветовал Хинсон.
    - Вы правы, - Хоум осмотрелся по сторонам. – Мне известно имя того офицера… Имя лейтенанта из Пятой кавалерии, который отдал приказ убить ваших сыновей.
Хинсон промолчал. Озадаченный молчанием собеседника, Хоум быстро добавил:
    - Лейтенант Сибли. Доналд Сибли… Да, так его зовут…
Хинсон печально улыбнулся:
    - Линси, зачем вы это делаете для меня?
    - Я думал, что вы захотите разобраться с синими мундирами, - бесхитростно ответил Хоум.
    - Мне без разницы, как зовут этого чертового лейтенанта. Возможно… Возможно, я разберусь с убийцами моих сыновей, но для этого не обязательно знать палачей по именам…- на лице Хинсона застыла маска неприкрытой ненависти. – Достаточно того, что я видел убийц и хорошо запомнил их лица.
    «Не завидую я тем людям, кто станет на пути Джека Хинсона» - про себя подумал Хоум.
    - Мистер Хоум, извините меня за грубость. В любом случае я благодарен вам за помощь…- напоследок сказал Хинсон.
Еще через некоторое время Джек Хинсон распустил всех своих рабов, но никто из них не захотел покинуть его. Хозяин всегда был добр к рабам. Хинсон отправляет семью и рабов в Западный Теннесси к своим родственникам, где они были в безопасности. Хотя его две младшие дочери в это время болели корью, Хинсон настоял на том, чтобы жена с детьми не откладывали поездку. Семья уехала. Хинсон не знал, что видит своих двух дочерей в последний раз.
    ЗатемХинсон просто исчез. Никто про него ничего не знал и ничего не слышал.

4.

    - Мистер Хинсон, надеюсь, я удовлетворил в полной мере ваш заказ? -  спросил УолшКелли.
    Хинсон бережно держал в руках длинную винтовку. Ружье 50-го калибра, с мощным восьмигранным стволом, длиной более метра (3). Именно благодаря длине ствола винтовка мсогла поразить цель на расстоянии 250-300 ярдов.

    Среди белых трапперов и фронтирменов (4) эта винтовка получила свое прозвище «Винтовка из Кентукки», или проще «Кентукки».
    - Да, это именно то, что мне надо, - сказал Хинсон.
    Особый интерес вызвали у Хинсона пули. Для винтовки Кентукки не подходили привычные круглые пули. Хинсон с интересом разглядывал пули конической формы из мягкого свинца. У основания пули были нарезаны четыре канавки, которые при выстреле придавали пуле вращение.Такая пуля в момент удара деформировалась и разрушалась, вызывая практически неизлечимые раны у медиков того времени.
    - То, что мне надо, - повторил Хинсон, расплачиваясь за ружье.
    - Мистер Хинсон, на кого собираетесь охотиться? – спросил Келли.
    Джек Хинсон резко вскинул голову и с подозрением посмотрел на продавца. Келли удивился такой перемене настроения, поэтому поспешно добавил:
    - В лесах полно солдат Союза, они распугали всю живность…
    - Мистер Келли, поверьте, такому ружью всегда найдется цель, - ответил Хинсон, и его глаза блеснули холодным огнем.

5.

    Первым, кто испытал на себе убойную силу винтовки Кетукки Джека Хинсона, стал тот самый лейтенант Донал Сибли, по чьему приказу казнили его сыновей. Хинсон в течение месяца скрытно наблюдал за патрулями солдат из 5-го кавалерийского полка Айовы, стараясь определить, по какому графику солдаты объезжают территорию. Затем он тщательно выбрал место для своей засады. Хинсона привлек густой кустарник и старое раскидистое дерево на крутом холме, с которого открывался хороший обзор на проходящую мимо дорогу. Хинсон занял позицию заранее, решив спокойно осмотреться на месте. Еще не полностью опавшая листва дерева позволяла мстителю оставаться незамеченным от посторонних глаз.
    На дороге появился патруль кавалеристов. Хинсон сразу же узнал в ехавшем впереди отряда всаднике лейтенанта Сибли. Толстый сук стал хорошим упором для тяжелого ружья. Хинсон неспеша прицелился в ненавистного врага.
    У Хинсона было время, чтобы испытать винтовку в деле. Зайдя далеко в лес, мужчина расставил цели, которые собирался поразить. Стрелок промахнулся лишь в первый раз. Затем пули попадали именно туда, куда он их посылал. Мужчина остался доволен своим выбором.
    Теперь ему предстояло прикончить живого врага, который не стоял на месте, а передвигался верхом на коне.
    - Девочка моя, не подведи меня. Я на тебя очень сильно надеюсь…- тихо проговорил Хинсон, ласково погладив рукой холодное ребристое дуло винтовки.
    РасстоЯние до патруля превышало 200 ярдов, но Хинсон был уверен, что не промахнется. Палец лег на спусковой крючок. Легкое нажатие, и крючок поддался. Хинсону показалось, что выстрел прозвучал оглушительно громко.
    Пуля, выпущенная из «Кентукки», сбросила лейтенанта с седла, разворотив ему голову. Прежде чем дым после выстрела рассеялся, Хинсон растворился в лесу, словно призрак.
    Солдаты увидели пороховой дым в том месте, откуда раздался выстрел. Пять или шесть кавалеристов, нахлестывая лошадей, устремились к позиции стрелка. Вот дерево, где сидел в засаде стрелок. Солдаты разъехались, прочесывая лес, пытаясь обнаружить врага. Поиски продолжались около часа. Все было тщетно. Стрелок, скорей всего, хорошо ориентировался в лесу и предусмотрел маршрут своего отхода.
Кавалеристы, занимаясь поисками стрелка, и не подозревали, что всего в полумиле от них, выбрав новую позицию, Хинсон кое-кого из преследователей мог легко подстрелить. Мог, но не стал этого делать.
    - Нет, еще не время…-пробормотал Хинсон. – Сначала прикончу сержанта…
    Солдатам пришлось вернуться к дороге и отвезти тело лейтенанта в лагерь.

6.

    Размеренная жизнь лагеря нарушилась, когда вернулся патруль из объезда и привез поперек лошади тело лейтенанта Сибли.
    - Что произошло? – спросил капитан Брюстер.
    - Сэр, мы попали в засаду! – вытянулся перед офицером кавалерист, бывший в патруле с лейтенантом Сибли.
    - Бушвакеры?
    - Скорей всего…
    - Сколько было нападавших?
Солдат задержался с ответом на несколько секунд, но затем сказал:
    - Видимо, в засаде был один человек.
    - Всего один человек? – капитан Брюстер не скрывал своего удивления. – Почему вы, так считаете?
    - Выстрел был один…
    - Почему вы не схватили врага?
    - Стреляли с расстояния, примерно в двести ярдов. После выстрела негодяй сразу удрал… Мы прочесали лес, но никого не нашли, - доложил солдат.
    - Попасть в голову с полторы тысячи ярдов очень тяжело… Расстояние слишком велико, - размышлял вслух капитан. – Лейтенанту Сибли не повезло.
    - Сэр, я знаю, кто убил лейтенанта! – вперед выступил сержант Фрэнцеп.
    - Вот как…- капитан Брюстер недоверчиво посмотрел на сержанта. – И кто же это сделал?
    - Хозяин плантации Баблинг-Спрингс… У которого в сентябре, мы…- сержант Фрэнцеп замялся, вспомнив, как жестоко они поступили с сыновьями плантатора.
    - Ну да, ну да…Я помню эту печальную историю, - холодно улыбнулся капитан. – Сержант, вы считаете, что смерть лейтенанта Сиблиэто месть за казненных сыновей?
    - Сэр, я уверен в этом, - твердо сказал сержант Фрэнцеп.
    Если лейтенанта действительно убил мстительный плантатор, то теперь ему ничего не сделаешь. Плантатор вывез свою семью, а сам исчез.
    - Нашим солдатам остается во время патрулирования быть более осмотрительными, - выдал капитан Брюстер.
    «Более осмотрительными. Хороший совет… Тебе, капитан, легко говорить так, сидя в лагере», - подумал про себя сержант Фрэнцеп.
    Несколько месяцев спустя после гибели лейтенанта Сибли был убит сержант Фрэнцеп, человек, который поставил головы сыновей Хинсон на ворота. Все произошло в точности, как с лейтенантом Сибли. Кавалеристы находились на патрулировании. Одиночный выстрел прозвучал неожиданно для всех. С коня свалился только сержант Фрэнцеп.Стреляли с большого расстояния, но пуля попала точно в лоб…
    Не потребовалось много времени, чтобы связать два убийства лейтенанта и сержанта с плантатором Джеком Хинсоном. На следующий день солдаты спалили заброшенную плантацию Баблинг-Спрингс. 

7.

    Вскоре после гибели сержанта Фрэнцепа под пулями Джека Хинсона начинают погибать солдаты северян.  Большая часть гнева досталась кавалеристам 5-го кавалерийского полка Айовы, которые были виновны в смерти его сыновей. Хинсон мог поразить врага по своему выбору в любое время. Винтовка Кентукки позволяла делать выстрел издалека, после чего мститель исчезал, хорошо зная местные леса и горы.
    Свой лагерь Хинсонобустроил в пещере, на вершине высокого хребта с видом на реку Теннесси. Свободно передвигаясь по лесистым холмам, Хинсон в одиночку продолжал свою войну против армии Союза. Теперь любой солдат, оказавшись в полумиле от мстителя с его винтовкой, будь-то на суше или на реке, в канонерской лодке, становились потенциальными жертвами.
    Штат Теннесси перерезали две реки, Камберленд и Теннесси. Территория расположенная между реками очень привлекала армию Союза. Город Нью Джонсонвилл (New johnsonville), в округе Хамфрис, оказался удобным местом, чтобы там обустроить базу для хранения припасов, в которых так сильно нуждались войска. Припасы разгружались на реке Теннесси и перевозились в Джонсонвилл, который находился в трех милях от нее. Из Нью Джонсонвилла припасы направлялись далее, до железнодорожной линии, которая соединяла с Нэшвилем. Из Нью Джонсонвилла при необходимости припасы можно было быстро переправить вверх по реке для войск, сражающихся в южном Теннесси, а также в Джорджию.
    Реки Камберленд и Теннесси представляли из себя важные транспортные артерии, по которым проходило довольно оживленное движение судов Союза.
    Понаблюдав несколько дней за движением судов на реках, Хинсон нашел слабое место, «ахиллесову пяту» водного пути на Теннесси.В одном месте, где река сужалась, были пороги. Здесь суда, борясь с течением и коварными порогами, вынуждены были сбавлять скорость и двигаться очень осторожно, чтобы не пропороть свои борта об камни.Суда, идущие против течения, двигались еще медленнее.
    Матросы и солдаты, находившиеся на борту судна, скучая от безделья, шатались по палубе. Они еще не догадывались, какой опасности подвергалась их жизнь.
    Хинсон знал об этом месте. Скрытый среди растительности на берегу, мститель выбирал себе удобную позицию для стрельбы. У стрелка имелось достаточно времени, чтобы пристроить тяжелую винтовку на камне, или на ветке, после чего спокойно выбрать цель. Хинсонжал на спусковой курок, когда на палубе появлялся капитан судна, или офицер. Обычно сразу после выстрела палуба мгновенно пустела, лишь только тело убитого офицера оставалось лежать. На пароходе или канонерской лодкепосле прохода порогов долго еще никто не показывался, опасаясь получить пулю от снайпера. Солдаты на судах часто даже не знали, откуда был произведен смертельный выстрел.
    Обстрелы судов нарушал график движения по реке. Самая же впечатляющая история произошла, когда канонерская лодка, принадлежавшая армии Союза, сдалась Хинсону. Мститель, как обычно, устроил засаду и стал обстреливать проходящее судно. Огонь снайпера был настолько точным, что северяне решили, будто их атаковало подразделение армии Конфедерации.Канонерская лодка остановилась на середине реки и бросила якорь.
    Капитан судна, пытаясь избежать кровопролития, решил сдаться. Он приказал поднять на сигнальную мачту белую скатерть. Когда Хинсон увидел белый флаг, он перестал стрелять, но понятия не имел, что ему делать дальше.Что мог сделать Хинсон в одиночку с таким большим отрядом пленных солдат. Стрелок спокойно исчез, оставив экипаж канонерскойлодки тщетно ждать захвата.
    Некоторое время судно оставалось неподвижным на реке. Когда солдаты Конфедерации не вышли из леса, чтобы захватить команду, капитан приказал поднять якорь и двигаться дальше.
    Это был первый и единственный раз в военной истории, когда военное судно сдалось одному человеку.

8.

    Джек Хинсон стал доставлять армии Союза большие неприятности. За мстителем началась настоящая охота, но Хинсон оставался неуловимым. Стрелок продолжал свою охоту, ловко избегая засад.
    Капитан Брюстер из 5-го кавалерийского полка, был немного удивлен, когда ему доложили, что пришел человек, некий Гавен Твиди, который имел желание встретиться с кем-либо из офицеров. Имя посетителя было незнакомо для офицера.
    - Еще мистер Твиди сказал, что может помочь нам в поимке Джека Хинсона…- добавил дежурый солдат.
    - Вот как... Веди этого мистера Твиди. Я, пожалуй, с ним встречусь, - приказал капитан Брюстер.
    Через минуту перед офицером предстал высокий жилистый мужчина, одетый, как настоящий лесной бродяга. На поясе в кожаном чехле висел большой нож. Лицо посетителя было покрыто густой растительностью, а под лохматыми бровями, словно два уголька, поблескивали маленькие злые глазки.
    - Мистер Твиди. Я правильно понял, что вы можете решить нашу проблему с Хинсоном? – сразу перешел к делу Брюстер.
    - Все верно.
    - Вы уверены? Наши солдаты пробовали поймать Хинсона, устраивали засады, но ничего не вышло…
    - Я не удивлен… Капитан, не стоит обижаться на мои слова, но у ваших солдат мало шансов схватить старого Хинсона. Солдаты могут сто раз прочесывать лес, но вряд ли они найдут его. Хинсон может спрятаться так, что солдаты пройдут в паре футов от него и ничего не заметят, - громко хмыкнул мистер Твиди. – Джек - охотник. Схватить охотника может только другой такой же охотник.
    - Вам это зачем надо? – спросил капитан. – Обида? Давняя вражда? Иливознаграждение?
    - Я патриот! Двое моих сыновей сражаются в войсках Союза. И я не хочу, чтобы в моих мальчиков кто-нибудь стрелял из засады, если они будут проезжать через лес, или плыть на лодке по реке, - ответил бродяга. – Но, согласитесь, от вознаграждения тоже глупо отказываться.
    - С таким доводом я соглашусь, - усмехнулся капитан Брюстер. – Скажите мистер Твиди, какая помощь вам нужна с нашей стороны?
    - Мне надо пополнить свои боеприпасы, и… Чтобы никто мне не мешал! – резко ответил охотник.
    - Хорошо. Я отдам соответствующее распоряжение, - сказал капитан.
    Твиди покинул лагерь. Охотник вернулся через неделю. Он появился перед солдатским дозором в довольно плачевном виде. Шляпа на голове Твиди отсутствовала, одежда в грязи, лицо исцарапано. Левое плечо потемнело от крови. Солдаты, увидев перед собой странного мужчину, вскинули ружья, готовые стрелять в него.
    - Прошу вас, не стреляйте… Меня зовут Твиди, и я ранен… Мне надо к капитану Брюстеру…- успел проговорить Твиди, после чего потерял сознание.
    Когда Твиди очнулся, он увидел перед собой капитана.
    - Мистер Твиди, что произошло? – холодно поинтересовался Брюстер.
    - Хинсон перехитрил меня…- еле слышно ответил Твиди, и закрыл глаза.

9.

    Такому опытному охотнику, как Гавену Твиди не составило большого труда отыскать следы Хинсона. Твиди предположил, если чаще всего Хинсон обстреливает суда северян в том месте, где находятся пороги на реке, значит, надо начинать свой поиск именно там.
    Твиди не ошибся. Вскоре он наткнулся на свежий след стрелка. Всего дня три назадХинсонвыбрал это место для засады. А вот и большой камень, на котором Хинсон пристроил свое ружье, собираясь выстрелить в проплывавшее по реке судно.Твиди лег на землю и положил ружье, точно так, как это делал до него Хинсон. Очень удобная позиция, с которой открывался прекрасный вид на Теннесси.
    Затем Твиди нашел еще одну позицию, откуда Хинсон обстреливал суда. Здесь он был давно, недели две назад. Долго стоял, прячась за деревом.На земле остался след от колена стрелка.
    Теперь Твиди должен быть очень осторожным. Здесь он мог встретиться с Хинсоном, а в этом он не сомневался, и еще вопрос, кто кого заметит первым…
Такая встреча произошла на пятый день поиска.
    В тот день, после обеда, Джек Хинсон покинул свое убежище и направился к реке, чтобы в очередной раз побеспокоить северян.В лесу тихо и спокойно, но это не означало, что следовало полностью доверять такой тишине.Еще Хинсона беспокоили следы, которые за три дня ему дважды попались на глаза. Следы одного и того же человека, ноги которого были одеты в индейские мокасины.Но человек, носивший мокасины, не был индейцем. Многие белые охотники отдавали предпочтение мокасинам. Пройдя по следу чужака, Хинсон вскоре догадался, что этот человек явно выслеживает его. И этот незнакомец хорошо знает, где искать его.
    Хинсон присел у густого кустарника, решив обдумать сложившуюся ситуацию. Ясно одно, пока за ним охотится чужак, о засадах на суда северян придется забыть. Вначале следовало разобраться с новым опасным врагом…
    Хинсон пробирался через лес, который в один миг стал для него чужим и враждебным. Незнакомец, скорее всего, тоже искал его, а кто первым найдет, теперь завесило от опыта и удачи. Отец учил Хинсона, чтобы Джек доверял своим чувствам. Обостренное чувство опасности всегда подскажет, где может затаиться враг. Вот и сейчас Хинсон чувствовал, что преследователь находится где-то очень близко.
    Нога Хинсона подвернулась на ровном месте, где не было никаких коряг, камней, или скрытых ям. Охотник потерял равновесие. Его качнуло в сторону, что и спасло Хинсону жизнь. Громко треснул выстрел, а пуля обожгла висок, пролетев в опасной близости от головы. Хинсон упал, нелепо взмахнув руками.
    Чужак переиграл его. Хинсон попал в засаду. Не стоит разочаровывать охотника, пусть думает, что ему удалось подстрелить Хинсона.Теперь чужак обязательно появится, чтобы удостовериться, что мститель действительно мертв. Хинсон успел заметить, откуда раздался выстрел. Опытный, осторожный охотник никогда не появится с той стороны, откуда он произвел выстрел.
    Твиди видел, как после его выстрела упал человек, которым возможно, был Джек Хинсон, тот, за кем он охотился. Твиди быстро перезарядил свою винтовку Хокен. Лишь после этого преследователь решил проверить, насколько точным оказался его выстрел.
    Твиди медленно пробирался сквозь кустарник обходным путем, опасаясь попасть в засаду. Вскоре в просвете между деревьями он увидел неподвижно лежащее тело. Твиди присел на корточки и больше часа наблюдал за «убитым».
    Солнце припекало. Несколько раз Твиди рукой вытирал со лба капельки пота. Наконец, посчитав, что он выждал достаточно долго, Твиди стал подходить ближе.
Человек неподвижно лежал на животе, вытянувшись во весь рост, и подогнув под себя левую руку. Ружье Кентукки лежало в двух футах от тела. Твиди наклонился, схватил Хинсона за рукав куртки, стал переворачивать. Перевернул и тут же получил удар ножом в левое плечо. Хинсон целился в грудь, но в последний момент Твиди успел отвести удар чуть в сторону, успев ударить ружьем по голове Хинсона. Потом он бросился бежать. Бежал, пробираясь через густой и колючий кустарник, ожидая, что ему в спину прогремит выстрел…

10.

    Джек Хинсон продолжал в одиночку вести свою войну против армии Союза. Один раз, впрочем, он отошел от своих правил. В ноябре 1864 года Хинсон помог армии южан в качестве разведчика, которыми руководил генерал Натан Белфорд Форрест во время нападения на Нью Джонсонвилл, являющийся центром снабжения армии Союза. Атака оказалась разрушительной. Только припасов было уничтожено более чем на шесть миллионов долларов, а также уничтожено 4 канонерские лодки, 14 транспортов и 20 барж.
С помощью местных жителей Хинсон избегал захвата, несмотря на довольно активную охоту за ним северян. Силы были задействованы действительно большие. Поимкой мстителя занимались пехотные и кавалерийские войска из четырех полков. Привлекали даже морских пехотинцев.
    Хинсон пережил войну. 36 насечек на стволе его винтовки красноречиво показывали количество офицеров, которых убил снайпер. На самом деле считается, что за период войны Хинсон убил более 100 солдат и офицеров.
    Джек Хинсон заплатил слишком высокую цену в этой войне. Он с женой потерял семь детей из десяти. Двух сыновей казнили и обезглавили в Довере, две дочери умерли после болезни. Еще один сын, Роберт, был убит в бою 18 сентября 1863 года, возглавляя отряд партизан, который действовал в этом же районе, между реками КамберлендиТеннесси. Еще двое сыновей были солдатами Конфедерации. Один из них был ранен, затем он выздоравливал, но был убит позже на войне в Питерсбурге (Petersburg). Другой сын, тоже из армии Конфедератов, выжил в одном из последних сражений Гражданской войны, в битве при Аппоматтокс (англ. Аppomattox). Он вернулся домой, но вскоре умер из-за недоедания и истощения.
    Джек Хинсон умер в своем доме на Уайт-Оук (White Oak) 28 апреля 1874 года и похоронен на семейном участке на кладбище Кейн-Крик (англ. Cane Creek). Хинсону было 67 лет.







ПОЯСНЕНИЯ:

1. 5 футов и 5 дюймов -167 см.

2. Бушвакер (англ. Bushwhacker) – так называли партизан, во время Гражданской войны в США, которые выступали на стороне Южан.

3. Ствол винтовки «Кетукки» достигал 41 дюйм – 1, 04 метра. Винтовка имела вес 18 футов (8,1 кг).

4. Фронтирмен (англ. Frontierman) – житель пограничных земель, обычно примыкающие к индейским землям.

5. Винтовка Хокен, - дульнозарядная винтовка, разработанная в начале XIX века братьями Якобом и Самюэлем Хокен из Сент-Луиса. Винтовка с великолепными техническими характеристиками была кульминацией развития капсюльного огнестрельного оружия.Использовалась пионерами и трапперами при освоении Великих равнин и Скалистых гор.
Винтовка производилась такими фирмами как Hawken, Gemmer и Demick. Это оружие имело более крупный калибр, чем его предшественники, что означало более тяжелый ствол.

ИСТОЧНИКИ:

1. Википедия.
2. Gian Mario Mollar. Old Jack Hinson, storia di un cecchino, del suo fucile e della sua vendetta.
3. 3. Shahan Russell. Jack Hinson: A Civil War Sniper Hell Bent on Revenge.
4. Kyle Lamb. The Story of Civil War Sniper Jack Hinson and His Rifle.
5. W.H. "Chip" Gross. Throwback Thursday: Jack Hinson's One-Man War.


Рецензии
Молодец мужик.

Лев Рыжков   10.12.2018 18:40     Заявить о нарушении