Должны быть уничтожены

«Чтобы ты делала на моем месте?» - Эти слова никак не сочетались с грудой железа, из которой они исходили.
«Попыталась остаться в живых». - Прозвучало не так жестоко как хотелось бы. Скорее обижено. Скорее по-детски. Скорее невыполнимо.
«Это моя забота». - Из уст многотонной машины это звучало не слишком обнадеживающе. Каждый его шаг сотрясал землю, отдаваясь в ушах отвратительным механическим звуком.
«Основную свою задачу, ты провалил». - Робот остановился и опустившись на одно колено въелся в меня своими глазами-маяками.
«Я живее всех живых. Я сильнее, чем был когда-либо. Разве человек на это способен?» - Он резко встал. Я едва не упала от создавшегося колебания, и ,не прилагая особых усилий, вырвал дерево. А после, сломав его пополам, выбросил. Изувеченный ствол, который рос здесь не одну сотню лет рухнул на иссохшуюся землю. Я промолчала.
С тех пор как началась эта война... Война? Как бы хотелось назвать это войной. Тогда бы мы знали причины и следствия. Тогда бы мы могли кого-то обвинить. А сейчас... это не война... просто гибнут люди... просто их разум вживляют машинам, а в большинстве случаев и этого не происходит. И даже мы и виноваты, то не слишком ли жестоко это наказание.
Я помню, как увидела это впервые. И сколько бы это не повторялось, тот первый  раз остается настолько ярким, что не дает привыкнуть. А так хотелось бы привыкнуть к тому, что солнце испепеляет все. Города обратились в руины, ничего не оставив за собой кроме выжженой почвы. Почвы, по которой шла я , слабый, нуждающийся в защите человек, и мой отец, многотонная машина.
Я не знала для чего создавались эти роботы. Ведь то, что нас убивало было не подвластно и им. Иллюзия безопасности? Черный робот, покрытый золотыми рисунками. Словно сошедший со страниц комиксов не создавал иллюзии безопасности. Он не был моим отцом. Он не был тем, кто отдал свою жизнь, спасая свою семью. Машина помнит, что не смогла ее спасти?
Когда это произошло впервые? Когда на людях плавилась кожа, как на старых манекенах из заброшенного магазина одежды, как на куклах из разрушенного театра. Никто ничего не понимал. Никто ничего не помнил. Они даже не кричали, они плавились. Уничтожаемые местом, которое подарило нам эту жизнь.
«То, что тебя породило, то тебя и уничтожит». Вот причины и следствия. Планета устала от блох, у нее слишком сильно чесалась кожа, чтоб еще хоть секунду терпеть нас — паразитов. И она захотела избавиться. Очиститься. Восстановиться. Ожить.
Мы шли. Вернее шел он, а я сидела на его ладони, опасаясь, как бы ее не заклинило. Очередной раз убежденная в том, что это не защита. Это еще один способ уничтожить слабого человека, словно других было мало.
То, что у места в котором мы живем есть разум, мы поняли довольно-таки скоро. Испепеляющие атаки случались по расписанию и на определенных участках и только нам стоило угадать их алгоритм, все сразу менялось и приходилось начинать сначала. Единственное во, что верила я, то что нам не спастись. Мы только можем пожить подольше. А после стать роботом или кучкой пепла, которую развеет ветер. Горячий, душащий, такой же опасный как и все вокруг.
Было одно единственное место не затронутое атаками. Туда мы и шли. Человеку присуще надеяться на лучшее, даже если он уже 20 лет, как не человек. Именно поэтому мы и шли туда. Шли туда, где нас ждали. Будучи человеком до кожи костей, я совершила ошибку завести семью. Семью, которая была мною оставлена на произвол судьбы в этом якобы безопасном месте. В этом оазисе. Но я знала, что гореть будет все.
Я не понимала из каких материалов строятся поезда на которых мы перемещаемся. Не знала почему людей, которые способны там поместиться  жалкая горстка. Не знала почему мне было нужно решать, кто попадет в поезд. Мой мозг отказывался думать о других. Если бы мой муж и дочь с сыном гарантировано были в поезде, я бы не задумываясь обменяла их жизни на все, что мне удалось за это время спасти.
Все составы были сформированы. Остался один, самый важный. Самый важный, самый значимый, куда я не успевала. Робот бежал. Но я знала, что единственной его целью было, доставить в поезд меня. Меня, а ни моих детей. Хотя я ни задумываясь бы поменялась с ними местами. Солнце выходило из-за туч, рождая панику. Так как не было тех, кто бы мог бы их контролировать, люди в панике ломились в поезд, заполняя его до отказа. Я молилась только об одном — успеть.
А что было дальше? Что было дальше? Мощная рука отца зашвыривает меня в поезд и двери закрываются. Состав двигается, стук колес перебивает крик людей, бегущих за поездом. Секундная заминка. И мои руки будто приросли к окну. Взгляд преисполнен ужаса и безмолвного крика.
Как такое случилось, как произошло, как могло быть? Поезд ехал, мчался, уносил меня из единственного безопасного места, которое полыхало огнем. А они стояли там... на платформе...       


Я проснулась в ледяном поту, стараясь хоть как-то восстановить дыхание. Муж спал рядом. Я рванула в комнату детей. Те спали мирно посапывая. Улыбка облегчения озарила мое лицо. Глубоко вздохнув, я направилась на кухню. Терпких запах кофе позволил мне окончательно проснуться.
«С тобой все в порядке»? - не отвечая на вопрос я прижалась к самому дорогому мне человеку. За окном разгорался рассвет...


«Чтобы ты делала на моем месте?» - Раздалось у меня в памяти. - «Чтобы ты делала на моем месте?». - Стучало у меня в ушах. - «Чтобы ты делала на моем месте?» - Отдавалось в стуке, колес поезда.
Я убрала руки от раскаленного стекла и отступила на платформу.
«То же самое, что и ты». - Вагон за вагоном поезд уносил их, спасая. И кем бы мне ни стать, горсткой пепла или бездушной машиной, я бы поступила также. Тысячи раз. Миллионы раз. - «Я бы поступила так же как и ты». - Прошептала я , встречая испепеляющую вспышку света...             


Рецензии
Ух, какая краткая и красочная история!
Каждая строчка погружает в придуманную автором реальность.
И ощущается это невероятно достоверно.
Впечатляет!

Сергей Ярчук   09.12.2018 23:55     Заявить о нарушении