Deus ex machina

Действующие лица:
ОН и ОН.

   Одна половина сцены занята небольшим кабинетом с огромным количеством мониторов, расположенных вокруг операторского места. Это диспетчерская службы видеонаблюдения лифтового хозяйства. На экранах постоянное мельтешение – люди входят в кабинки, выходят из них, едут вверх и вниз… Вторая половина отдана под сооружение, имитирующее лифт. Он тоже находится в постоянном движении. В диспетчерском кресле сидит ОН. Совершено один сидит. И, вероятно, очень, очень давно.

   ОН (глядя на экран). …А ты башкой, башкой лучше постучи! Котелком своим тупым, безмозглым… Это что ж: один так кулаками по обшивке, другой, третий… Что с обшивкой тогда будет? Опять менять?.. Или из-за таких как ты чудозвонов лифты теперь из бронеплиты делать?..
                (откидывается на спинку кресла)
К ним как к людям: плафоны новые поставили, декоративными панелями кабинки облицевали… На такие затраты пошли – видеокамеру в каждый лифт, лишь бы удобнее и безопаснее было!… А они… Животные!
                (в экран)
Э-э-э… Хорош, говорю, стенку колупать! Ты у себя в другом месте поколупай!..

   Нажимает на кнопку, включая связанный с кабиной лифта микрофон.

   ОН. Администрация муниципального лифтового хозяйства напоминает о правилах пользования грузопассажирскими подъёмными механизмами. Согласно пункту № 4 приложения, порча или заведомо умышленное выведение из строя вышеуказанного механизма либо его части предусматривает наказание в виде наложения на виновного штрафа от 5 до 10 МРОТ, либо передачу административного дела в территориальный орган внутренних дел…
                (в сторону)
Во, заозирался, МРОТ ему в рот!.. Понять не может, откуда голос…
                (снова в микрофон)
Повторяю для особо заторможенных пользователей грузопассажирских подъёмных механизмов: штраф, либо передача дела в милицию!
                (в сторону)
Давай, давай, мотай репой… И кто это там? Что за голос такой?.. Эхо с площадки? Привидение?.. А вдруг сам господь бог твои паскудства заметил? А?.. Как ты в новеньком лифте стенки колупаешь…
                (орёт в микрофон)
Да ты не понял, что ли, урод плешивый?.. Тебе я, тебе, да! Дома в уборной стенку ковыряй сколько влезет, а тут тебе общественно-значимый коммунальный объект! Ясно?
                (в сторону – самодовольно посмеиваясь)
Аж присел, козёл… Челюсть придержи, а то выпрыгнет… Лишь бы не обделался со страху, а то убирай за ним потом… Вот как надо с ними, недоносками… По-другому, блин, не понимают… Думают, что в лифте всё можно, всё дозволено… Взять бы, да стопорнуть кабинку, пусть посидит такой часа четыре, о жизни подумает… А то мелькают как мухи, туда-сюда, туда-сюда… За каждым не углядишь… Их вон сколько. А я один…

                Тяжело вздыхает, смотрит на мониторы.

   ОН. Да, да, один… Всегда один… Давно, кажется, что тыщу лет… И всё одно и то же: дверца открывается, дверца закрывается, «вам на какой?», раз в три месяца профилактические работы, раз в пять лет капитальный ремонт…
                (что-то замечает на экране, оживляется)
Опаньки! Старые знакомые!.. Даже слишком старые – этой бабуле уже лет десять на том свете прогулы пишут. А она тут на лифтах упражняется, ресурс механизмов снижает… Сейчас, небось, опять пердеть начнёт. Она каждый раз, как в кабинку войдёт – так сразу пердеть… Ну нравится бабке в лифтах бздеть! Особенно, между шестым и восьмым… Так, четвёртый, пятый, шестой…
                (характерный звук)
Точно! Как по графику… Хорошо, блин, что по видеокабелю запахи не передаются, а то бы…
                (в микрофон)
Внимание в лифте! Администрация муниципального лифтового хозяйства доводит до сведения граждан – особенно тех, у кого проблемы с газообменом – что находящиеся на балансе домоуправления лифты являются объектами социального пользования. А посему, лица, допускающие в кабинках антиобщественные действия, выражающиеся в оскорблении общечеловеческих моральных принципов, подлежат к привлечению к административной ответственности.
                (в микрофон – громко)
Привлечению!.. К ответственности!.. Подлежат!..
                (в сторону)
Во шуганулась!.. Чуть из тапок не выпрыгнула. Теперь точно в кабинке не продохнуть… Вентиляцию включить нужно.

   Нажимает на кнопку включения вентиляции. Некоторое время задумчиво смотрит на неё.

   ОН. Вырубить или не надо?.. Ладно, пускай посильнее протянет – свежий воздух и всё такое… Всё людям лучше… Сидишь тут годами, пыль глотаешь, геморрой наживаешь… И всё для них, чтобы им, скотам, комфортней да приятней… Тьфу!
                (кивок в сторону мониторов)
А благодарности разве дождёшься? Хоть ослепни за этим пультом, хоть сдохни – а эти всё равно или панельку с мясом выдерут, или кнопки подожгут, или дверцы перекосят…
                (смотрит на экран)
Вот, вот… Что я и говорю… Жвачку, значит, в пасть, а наклейку с голой бабой – на потолок...
                (в микрофон)
Алё! Полная либо частичная порча муниципальной собственности, заключающаяся в поломке или нанесении ей материального ущерба, влечёт за собой наказание, предусмотренное пунктом № 8 положения о порядке эксплуатации внутридомовых подъёмных механизмов.
                (в сторону)
О, завертелся, завертелся, гадёныш!
                (в микрофон)
К тебе, к тебе обращаюсь, щенок прыщавый! В школе, если наклеишь, классная, небось, оттрахает во все щели?.. И родителей ещё вызовет?.. А тут пожалуйста, тут можно – никто же не видит… Нет! Здесь всё видят! Всё!

                Отключает связь.

ОН (возбуждённо). И всё видят, и всё слышат. И всё знают… Посиди-ка тут безотрывно… Им что? Они же снуют как мыши, тудэм-сюдем, тудэм-сюдэм… Каждую минуту… А ты сиди и следи… Ладно хоть камеры хорошие, импортные. Широкоугольные, с тучей хреновой мегапикселей, с тройным увеличением… Всю кабинку видно. Так что от меня ничего не утаишь! Только пусть попробуют!..
                (угрожающий жест в сторону мониторов)

                Замечает что-то на экране.

ОН. Парков вам мало, киношек, кафушек разных?! Взяли моду – в лифтах лизаться… Ага, ага, ты ей ещё под юбку… Угу… А теперь блузку расстегни… Давай, не стесняйся, в лифте всё можно!.. А ты, красавица, чего тормозишь? Запрыгивай на него смелей… Дожили! Кабинки муниципального лифта в бордель превратили…
                (в микрофон)
Пункт № 14 дробь 4 дополнения к правилам поведения в местах общественного пользования, в том числе в подъёмных кабинах муниципального лифтового хозяйства, гласит: «Нарушение моральных норм, выразившееся в пренебрежении к принятым в данном социуме этическим принципам, влечёт за собой общественное порицание с последующей передачей протокола для рассмотрения членами административной комиссии по месту жительства».
                (в сторону)
Сразу отскочила, коза… Мухой… И глазки потупила – монашка типа… А вы что думали? Если в лифте, то полная вам вольница и вакханалия?.. А это вы видели?
                (недвусмысленный жест в направлении мониторов)
Выбежали… Жаль, что не увидели… Дикарьё! Пластаешься ради них… А им хоть бы хны, мотаются как угорелые вверх-вниз и обратно… День-деньской… Да и ночью покоя нет… И чего мотаются? Вот я  — сижу себе. И не надо мне вниз-вверх, потому что я и так выше всех… Зачем? Всё равно никого выше уже нету… А эти…
                (безнадёжно машет рукой)               
Да если бы я туда-сюда-обратно-тебе-и-мне-приятно… Кто бы тогда за этим следил? Тогда бы не лифты были, а стойло, прости господи… Конюшня… Они бы цемент для ремонта мешками в кабинках возили, в рот им МРОТ, плитку ящиками… Кабеля и провода со свистом бы резали… А кнопки? А пластик декоративный? А плафоны с лампочками?.. На второй день уже ничего бы не было… Вот для того я и нужен… А этим бы только шастать – в глазах скоро рябить начнёт… И никто ведь не остановится, головёнку свою не поднимет, разговор человеческий не заведёт… Спешат, блин! А ты сиди!.. А я ведь тоже не железный, мне тоже хочется, чтобы в глаза, чтобы по-людски…
                (внезапно вскакивает и орёт на экран)
Ну, куда ты, куда с этой бандурой? Это же лифт, а не товарный вагон! Ты бы ещё рояль притаранил. Или установку ударную… Совсем без тормозов народец стал: с контрабасом – в лифт!
                (в микрофон)
Администрация муниципального лифтового хозяйства напоминает собственникам жилфонда, а также посещающим их гостям, пользующихся услугами пассажирских подъёмных механизмов: разрешённый к перевозке в упомянутых механизмах груз не должен превышать установленные положением габариты 170 на 60 на 30 сантиметров и не должен иметь массу свыше 50 килограммов. В противном случае с нарушителя данного параграфа…
                (осекается)
Вышел, гад. Если тебе всего-то и делов, что до четвёртого, мог бы свою балалайку вручную дотащить… Или дослушать, что тебе говорят. Из вежливости хотя бы… А то выскочил и почесал себе, Паганини недоделанный!.. А чего бы не послушать, если тебе дело говорят… Нет – как из ружья вылетают…

   Отворачивается. Некоторое время молчит, отрешённо наблюдая за тем, что происходит на многочисленных мониторах. Вдруг оживляется.

   ОН. Ни хрена себе страна!.. Духовная, блин, особа! Поп настоящий – при бороде, при рясе… И куда же нам приспичило, ваше святейшество? Во, как – аж на шестнадцатый этаж. К архангелам, стало быть, поближе…
                (тихо смеётся)
Не-е… До них, батюшка, далековато… Лифтов туда ещё не провели… Зато я рядом – подними голову, загляни в глазок… А попик-то откормленный, холёный… Только что ж ты, батя, не бережёшься? Где простудился? Чихает и чихает, сейчас бацилл полную кабинку напустит… Теперь сморкаться взялся… Э-э! Э-э! Э-э!.. Ты это чего!.. Ты ж не на улице – под ноги-то харкать!
                (в микрофон)
Администрация муниципального….
                (спотыкается, начинает снова)    
Да благословен будет, начертавший следующие пророческие строки о дозволенных границах пользования услугами муниципальных лифтов. «Вошедший во искушение, дабы осквернить дланью своей, мыслию, либо иным каким деянием кабинки сиих богоугодных подъёмных устройств, — чрез небрежительное к ним отношение, равно как и чрез оставление в них нездоровых мокрот своих – да подвержен будет всеобщему порицанию чрез составление административного протокола. Да свершится сия справедливость! Аминь.
                (с довольной улыбкой – в сторону)
Ты только глянь: крестится! Как припадочный знаменья кладёт… Всё, батя, приехали, выходи на восьмом. Дальше поезд не идёт. До шестнадцатого ножками потопаешь – может, отхаркаешься…

             Садится в кресло, отключает на пульте какой-то тумблер.

   ОН (задумчиво-недоумённо). А как с ними по-другому? По хорошему-то они не понимают… С виду люди как люди… И я поэтому к ним по-людски сначала… Я же объясняю, а они шарахаются… Ведь есть же, есть среди них нормальные. А?.. Должны быть!..
                (вглядывается в изображение)
Взять хотя бы эту. Ноги, руки, шляпка, собачка… Хм-м… Вообще-то с животными в лифт… Пункт 9, раздел 3… Ну, ладно, не суть… Пусть с собачкой, если не выше десятого… Вот же – нормальный человек. Интеллигентная дама, хоть и симпатичная... Едет себе спокойно, на стены не харкает, панельку не палит… Едет и едет, думает о чём-то,… Грустная такая, беззащитная… Милая, милая…
                (вскакивая с кресла)
Ты, тварь, совсем в корень охренела? За сукой-то своей смотреть надо!.. Кто теперь подтирать будет?
                (в микрофон)
Администрация муниципального лифтового хозяйства приносит жителям микрорайона свои глубочайшие извинения за то, что не догадалась разместить в кабинках грузоподъёмных механизмов короба с песком для беспородных сучек с недержанием мочевого пузыря! В наступающем квартале администрация берёт на себя обязательства поставить в каждом лифте по столбику для удобства кобелей и их хозяев – чтобы было где лапку задрать. Помимо вышеперечисленного, руководство обязуется…
                (пауза)
Только их и видели… Как пыжи из двустволки…

   Некоторое время ОН молча и почти неподвижно следит, как кабинки снуют туда и обратно. И бормочет себе под нос.

   ОН. Какой многодетный выискался… Сколько их у тебя – спиногрызов этих? Пять? Семь?.. Конечно, давай их всех разом… Лифт – он же резиновый. Он же растягивается… Он всех вместит…
                (пауза)
А тебе, конопатая, ясное дело, губы красить больше негде… Только в кабинке!.. Всё, понял, понял, с завтрашнего дня лично начинаю монтировать в лифтах зеркала. А лучше сразу трельяж!..
                (пауза)
Читатель, блин… Глаза сломаешь!.. От книжки оторваться не может – тоже мне занимательная гинекология... Ты этаж свой не проворонь, грамотей! Лучше поднял бы свою умную тыковку, поговорил бы со мной… Да куда уж… Ладно, за кнопками следи, а читать в библиотеке будешь…
                (пауза)
А это что ещё за киллер такой? Натуральный киллер, лифтовый серийный маньяк. Нам про таких на инструктаже говорили… Всё озирается, в руках отвёртка… А глаза… На меня, блин, смотрит, на меня… Может, хоть с этим нормально поговорить удастся? Эй, товарищ!.. Стой, дядя! Ты куда со своей отвёрткой?! Это же электроника, в рот тебе МРОТ, видеокамера!..

   Не успевает закончить. Потревоженные вмешательством лифтового вандала, мониторы дружно гаснут. Вместе с ними замирает и тот лифт, что по ходу всего действия двигался на второй половине сцены. В диспетчерской повисает мучительная тишина.
   Какое-то время ОН тупо смотрит в умершие экраны. Возможно, надеясь, что они вновь засветятся. Затем начинает беспокойно озираться и производить какие-то псевдо-технические действия. Но делается это так неуклюже, так лихорадочно-нервно, что зрителю понятно: наш герой в полной панике.
   Наконец, окончательно отчаявшись, ОН забивается в кабинку остановившегося лифта. Обхватывает колени руками, вжимает голову в плечи – весь словно скукоживается. Но продолжает упорно всматриваться в экраны.
   И вот оно, чудо! Кажется, ОН начинает что-то различать в стеклянной глубине неживых мониторов. Ещё не веря себе, ОН привстаёт, тянется рукой к экранам…

   ОН. Ух ты, какая глазастая… Да ещё и с косичками!.. Улыбается чему-то… Наверное, пятёрку получила… А может, две…
                (пауза)
Вот я и говорю: люди как люди… Вошёл, нажал на нужную кнопочку и стоит себе смирно… Не кривляется, не рыгает, фантиками не сорит… Любо-дорого…
                (пауза)
А дедок-то, дедок!.. Дедок какой колоритный… Патриарх – ни дать, ни взять… Седой, серьёзный, с палочкой… С палочкой… А палочка-то того… Грязновата палочка… Э-э, дедуля! Палку-то ты зря о стену вытираешь… Хорош, говорю, клюкой своей по стене шоркать! На улице недосуг было глину отковырять, пенёк замшелый?.. И где ты только столько дерьма отыскал, а? Где лазал-то, ветеран мамаева побоища?.. Не для вас, что ли, умными людьми писано: «Виновным в причинении полного либо частичного ущерба имуществу муниципального лифтового хозяйства признаются граждане, чьи противоправные либо хулиганские действия доказаны посредством видеонаблюдения. В этом случае виновный несёт материальную ответственность перед вышеназванным юридическим лицом согласно пункту 11 параграфа 7… Понял, дед? Пункту 11!.. Ты попал, дед!.. По полной попал!.. Ты слышал? — посредством наблюдения!.. Несёт ответственность!.. Да!.. Параграф 7!.. Ты врубаешься, дед?.. Согласно пункту… Согласно пункту… Пункту… Пункту…

   ОН яростно стучит кулаком по стене кабинки, в которой сидит. Свет на сцене медленно гаснет.

               
                Конец.


Рецензии